Война Степана Шкипарёва - VIII

Игорь АБРОСИМОВ

                             ВОЙНА СТЕПАНА ШКИПАРЁВА - VIII




VIII. Первая Ржевско-Сычевская наступательная операция: Итоги
_________________________________________


Общие потери Красной Армии в первой Ржевско-Сычевской наступательной операции по официальным данным, опубликованным в книге «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь», (авторский коллектив под руководством Г.Ф.Кривошеева) составили с 30 июля по 23 августа 193,7 тыс. чел., из них 51,4 тыс. потерянных безвозвратно. Однако, ввиду не прекращавшейся в конце августа и весь сентябрь наступательной активности, в основном, 30-й, 29-й и 31-й армий, общие потери составили около 297 тыс. чел. при 78,2 тыс. безвозвратных. Самые тяжелые потери понесла 30-я армия, которая с одинаковым напряжением действовала, начиная с последних чисел июля до самого конца сентября, и потеряла за два месяца 129,3 тыс. чел., из них 32,3 тыс. безвозвратно.  [VIII-1]

В рамках данного очерка мы с особым вниманием отслеживаем данные о боевом пути 29-й армии, в составе которой воевала 274-я стрелковая дивизия. Общие потери 29-й армии за весь период боев в августе – сентябре составили около 17,8 тыс. чел. при 4,9 тыс. безвозвратных.  Для армии, которая объединяла в начале операции четыре стрелковые дивизии, дополненные в течение августа еще двумя, такие потери можно охарактеризовать как огромные. Ведь боевой состав армии, а потери приходились, в основном, на боевой состав, поддерживался за счет пополнений в пределах примерно от 21 тыс. до 35 тыс. чел.

Известно, что начиная с 7 августа 5-я армия (генерал-лейтенант И.И.Федюнинский) Западного фронта для обеспечения успеха соседа справа - ударной группировки 20-й армии, силами двух стрелковых дивизий активно атаковала боевые порядки противника, чем содействовала разгрому вражеской группировки в районе Карманово, освобожденного 23 августа. Во второй половине сентября в бои включилась соединениями своего левого крыла 39-я армия Калининского фронта (генерал-майор А.И.Зыгин). Ее усилиями был полностью очищен от подразделений 87-й пехотной дивизии противника северный берег Волги и обеспечен тем самым правый фланг 30-й армии, штурмовавшей Ржев. План частной операции 39-й армии был утвержден Ставкой 19 сентября и получил условное наименование «Венера».

В боях, которые вели 5-я и 39-я армии, потери составили несколько тыс. чел. Таким образом, общие потери советских войск превысили 300 тыс. За счет сокращения календарных сроков операции, а также, в определенной степени, ее территориальных рамок, официальные данные существенно отличаются от истинных, занижая потери более чем в 1,5 раза.

Группировка Красной Армии не была статичной по составу. Если в начале операции участие в ней приняли соединения и части ударных группировок четырех общевойсковых армий (30-й, 29-й, 31-й и 20-й) и подвижная фронтовая группа (6-й и 8-й танковые корпуса и 2-й гв. кавалерийский корпус), всего более 345 тыс. чел., то в ходе развернувшегося сражения советское командование осуществляло ввод в активные действия дополнительных соединений. Кроме упомянутых соединений 5-й и 39-й армий, это были две стрелковые дивизии, переданные в состав 30-й армии из 58-й армии, занимавшей оборону на правом крыле Калининского фронта. Из фронтовых резервов и с неактивных участков выдвигались также другие части, в т.ч. танковые и артиллерийские. В результате первоначальная численность войск, принявших участие в операции (без учета соединений 5-й и 33-й армии Западного фронта, действовавших против 3-й танковой армии на Гжатском направлении и не связанных непосредственно с ходом боев в районе Ржева - Сычевки), была пополнена по крайней мере 100 – 130 тыс. контингентом задействованных формирований. Кроме того для восполнения потерь соединения и части регулярно получали маршевые пополнения.

Вполне обосновано утверждение, что всего за два месяца в этом районе использовалось в общей сложности полмиллиона и более личного состава частей и соединений Красной Армии, хотя точной и близкой к реальности цифры назвать сегодня никто не возьмется. Столь впечатляющая численность втянутых в двухмесячное сражение войск объясняет и огромный объем общих потерь Красной Армии – 300 тыс. чел., приближающийся к первоначальной численности, назначенной в наступление группировки двух фронтов в 345 тыс. Иначе достоверно установленные данные по потерям не находят адекватного объяснения, т.к. никак не могут быть отнесены к первоначальной численности войск.

Следует подчеркнуть, что указанная цифра потерь, намного превышающая официальные данные, названа не с целью доказать беспомощность и бездарность командования Красной Армии и военно-политического руководства страны, для чего очень часто используются и даже смакуются трагические обстоятельства нашей истории. Дежурные обвинения в адрес Г.К.Жукова, а также непосредственно руководивших штурмом Ржева И.С.Конева и Д.Д.Лелюшенко, а также других военачальников, которые якобы только то и делали, что «забрасывали врага трупами наших солдат», начинаются и заканчиваются теми или иными цифрами потерь Красной Армии, чаще всего к тому же преувеличенными.

Наряду со стремлением приблизить картину к реалиям войны и показать всю тяжесть испытаний, выпавших на долю армии и всего народа, цена, заплаченная за победу, если она сопровождается анализом причин происшедшего, демонстрирует прежде всего силу нашего противника. В конечном счете только так, если задуматься, можно почувствовать героизм и трагичность той войны, понять подлинную цену и значение нашей Победы. Ведь тогда в тяжелейших условиях был повержен Вермахт, который растоптал в считанные недели вооруженные силы всей континентальной Европы. Что же касается конкретных причин происшедшего, в том числе, потерь, их предопределенность, уже обсуждалась нами, и мы надеемся вернуться к этой болезненной проблеме еще не раз.

Вспоминая те трагические месяцы и годы, мы нередко упускаем из виду многие подробности тех испытаний, которые выпали на долю гражданского населения в районе боевых действий. Но ведь это тоже цена, заплаченная за победу! Наряду с жестоким оккупационным режимом, установленным на захваченных противником территориях, целенаправленными массовыми расправами и террором, гибелью мирных граждан в результате обстрелов и бомбежек, люди не выдерживали зачастую всех бед и лишений многомесячной прифронтовой жизни.

Воюющие стороны, как правило, отселяли в тыл все сохранившееся в прифронтовых районах население. Безусловно, бесчеловечные методы, какими действовал противник, не идут ни в какое сравнение с обязательной эвакуацией населения из прифронтовой полосы, осуществлявшейся советскими военными властями. Но гражданское население, особенно дети и старики, лишенные в этих условиях самого необходимого, тоже становились жертвами войны.

Строгий порядок мероприятий по установлению режима в тылах, обеспечивающий боевую деятельность Красной Армии и исключающий возможности для укрытия дезертиров и проникновение вражеской агентуры, был введен директивой Ставки от 14 октября 1942 г. В двухнедельный срок было приказано выселить все гражданское население городов, сел и деревень из 25-км прифронтовой полосы. При движении войск вперед, либо отходе назад, указанную полосу предписывалось немедленно очищать от населения. В прифронтовой полосе в соответствии с данной директивой следовало немедленно приступить к строительству оборонительных войсковых рубежей, причем города и крупные населенные пункты приспосабливать для обороны и превращать в узлы сопротивления. Для этого строилась круговая оборона с системой оборонительных сооружений и инженерных заграждений. Все каменные здания путем пролома в стенах и устройства ходов сообщения соединялись в пункты обороны. При этом стены усиливались мешками с землей и дополнительной кладкой, в них проделывались амбразуры для организации системы огня, укреплялись подвальные помещения.

Выполняя указания командования, тылы Западного фронта, в том числе Зубцов и Карманово и деревни, недавно освобожденные, были в срочном порядке очищены от возвращавшегося после боев на родные пепелища местного населения. Поддержание особого режима прифронтовой полосы возлагалось на части НКВД охраны тыла фронта, причем уже через две недели Ставка предупредила командование фронтов о необходимости безукоснительного выполнения данного указания. Даже на этом печальном примере видна вся тяжесть испытаний, выпавших на долю мирных граждан, особенно на территориях, где более двух лет шли непрерывные бои. 

Официальные данные потерь нашего противника отсутствуют, но расчеты по опубликованным источникам показали, что они составили в августе – сентябре в полосе наступления 30-й, 29-й, 31-й и 20-й армий, а также на флангах 5-й и 39-й армий более 55 тыс. чел. Соотношение потерь разительное - 1 : 5,5 не в нашу пользу. Следует добавить, однако, что не совсем корректно сравнивать цифры общих потерь напрямую, принимая во внимание особенности их учета в Красной Армии и Вермахте.

По существовавшим правилам подсчета санитарных потерь в Вермахте и войсках СС в официальные сводки не включались те раненые и больные, у кого срок лечения прогнозировался длительностью менее восьми недель. Наряду с отпускниками, они входили в списочную  численность как временно отсутствующие. После окончания лечения, которое проходило в армейских госпиталях, военнослужащий возвращался в свою часть, из списков которой не исключался, и продолжал службу. В числе раненых значились только те, кто эвакуировались в тыловые госпитали и зачислялись в армию резерва. Данное обстоятельство мешает точному выявлению общих потерь Вермахта и их сравнительной оценке. При этом в Красной Армии все военнослужащие, выбывшие из строя ввиду ранения или по болезни, включались в сводку потерь

Показательно в этом отношении, что в соответствии с данными противника безвозвратные потери в рядах сухопутных войск Вермахта на советско-германском фронте в августе - сентябре 1942 г. составили 288 тыс. чел., а общие потери - только 447 тыс. Получается, что санитарные потери не превышали 159 тыс., т.е. оказались гораздо меньше безвозвратных. По сводке отдела учета потерь Главного командования Вермахта (ОКВ), более полно обобщившего данные о потерях, поступавших по различным каналам (оперативных штабов, медико-санитарной службы и кадровых органов), где содержится официальная информация, которую позднее использовали многие исследователи, безвозвратные потери в сухопутных войсках за все время военных действий (до 31.01.1945) составили 3426 тыс. чел., а санитарные потери - 4188 тыс. Соотношение между безвозвратными и санитарными потерями в данном случае уже 1:1,2. Приведенные цифры показывают, что количество раненых в отчетных данных противника существенно занижено ввиду упомянутого выше порядка учета санитарных потерь, т.к. реально санитарные потери превышают безвозвратные не менее чем в 2 - 2,5 раза.

Мы приблизимся к представлению истинной картины потерь противника в ходе первой Ржевско-Сычевской операции, если увеличим цифру общих потерь по крайней мере в 2 раза. В этом случае соотношение потерь составит примерно 1 : 3. Вероятно, при учете всех раненых и больных, покинувших строй, разрыв еще более сократится.

Абсолютные цифры потерь в ходе августовско-сентябрьских боев в районе Ржева - Сычевки оказались для немцев более чем ощутимы и непривычны. Упомянутая выше 6-я пехотная дивизия, а также части и подразделения других соединений 9-й полевой армии, участвовавших в операции, потеряли по 50 - 80% боевого состава  [VIII-2]. Только с 1 по 22 августа 6-я пехотная дивизия потеряла 3294 чел. 18-й гренадерский полк этой дивизии потерял в августе – сентябре всех военнослужащих, которые состояли в части во время вступления дивизии в боевые действия на территории СССР летом 1941 г.

Положение доходило до того, что немецкое командование вынуждено было впервые за все время войны ввести в бой формирования Имперской трудовой повинности (RAD), военизированные части, которые комплектовались молодыми людьми 16 - 17 лет, проходившими обязательную трудовую повинность до призыва в армию и одновременно получавшими начальную военную подготовку. Под Ржевом были задействованы строительные части К-83 и К-122, укомплектованные данным контингентом. Следует добавить, что благодаря наличию постоянного состава (офицеров и унтер-офицеров), имевшего предшествующий боевой опыт, полученный во время службы в Вермахте, дисциплинированности и уровню военной подготовки переменного состава, части RAD реально обладали определенными тактическими возможностями. В дальнейшем они все чаще использовались на Восточном фронте в качестве боевых единиц.

Как известно, потери среди переменного и постоянного состава RAD в балансе потерь Вермахта не учитывались, как не учитывались и потери среди вспомогательного состава воинских формирований, т. н. «добровольных помощников» (Hi-Wi), завербованных, в основном, из числа советских военнопленных. Все это повышало фактические количественные показатели потерь нашего противника по сравнению с официальными отчетными данными.

Каковы же оказались результаты операции, сопряженной со столь высокими потерями, которые нанесли значительный ущерб общему потенциалу Красной Армии?

Несмотря на некоторое продвижение, особенно заметное в полосе Западного фронта, задачи, поставленные перед войсками в ходе первой Ржевско-Сычевской операции выполнены не были. Операция носила незавершенный характер в основном потому, что не удалось выполнить важнейшую часть поставленной задачи - захватить Ржев, даже более-менее значительную левобережную часть города. Не удалось также создать устойчивого плацдарма на правом берегу Волги у Ржева и перехватить тем самым железнодорожные коммуникации, по которым осуществлялось транспортное обеспечение войск противника. При этом советские войска не смогли разгромить либо нанести решительного поражения основным силам 9-й армии, хотя сами понесли тяжелые потери.

Однако, Красная Армия вплотную подошла к Ржеву и захватила ряд кварталов города, что позволило не только лишить противника важной базы снабжения своих войск, но и затруднить функционирование железнодорожного узла, который располагался в правобережной части города. Узел, где пересекались рокадная ветка из Вязьмы и магистраль на Оленино - Великие Луки, которая являлась частью стратегически важной дороги Москва - Рига, оказался теперь в 5 – 6 км от переднего края. Не только тяжелая артиллерия, но дивизионные пушки и гаубицы и даже полковые 120-мм минометы периодически обстреливали железнодорожные сооружения. Естественно, обстрелы вызывали ответный огонь артиллерии противника и полностью блокировать движение, даже в дневное время, не всегда удавалось. Выход войск 29-й 30-й 31-й армий к Волге, захват Зубцова и продвижение  20-й армии к Вазузе с созданием плацдарма на ее западном берегу, также уменьшили потенциальные оперативные возможности противника.

Следует отметить, что плацдарм на Вазузе, который в дальнейшем стал трамплином для наступления на Ржевский выступ, был слишком мал для развертывания достаточно сильной войсковой группировки, чтобы иметь реальные перспективы, наступая в направлении главного удара, нанести поражение противнику. Одной из ошибок советского командования было отвлечение в конце августа - сентябре немалых сил Западного фронта из состава 5-й и 33-й армий, а также 20-й армии для наступления на Гжатск, а не на упорное и планомерное расширение плацдарма на Вазузе.

Наряду с этим, советские войска решили в ходе первой Ржевско-Сычевско операции очень важную стратегическую задачу. Как уже упоминалось, наступление Калининского и Западного фронтов не позволило подкрепить южное крыло советско-германского фронта дополнительными войсками 9-й армии, которые увязли в боях за Ржевский выступ.

Более того, в самый напряженный период наступления советских войск, 16 августа, командующий 9-й армией генерал-полковник В.Модель, исчерпав все возможности своей армии, доложил командующему группой армий «Центр» фельдмаршалу Г. фон Клюге: «9-я армия почти разгромлена, ей необходимы еще три дивизии подкрепления. Если же их не предоставят, ответственность за последующие события целиком ляжет на командование группы армий». Не только командование группы армий «Центр», но и Главнокомандование сухопутных войск не могло не посчитаться со столь категоричным  мнением Моделя и вынуждено было для стабилизации обороны выделить немалые дополнительные силы, в частности, 72-ю и 95-ю пехотные дивизии, моторизованную дивизию «Великая Германия» и 9-ю танковую дивизию, которые предназначались для использования на Северо-Кавказском и Сталинградском направлениях.

                              (Продолжение следует)

                              
             «Война Степана Шкипарёва. Предисловие» - http://www.proza.ru/2013/06/26/945
             «Война Степана Шкипарёва - I» - http://www.proza.ru/2013/07/15/989
             «Война Степана Шкипарёва - II» - http://www.proza.ru/2013/07/16/1398
             «Война Степана Шкипарёва - III» - http://www.proza.ru/2013/07/17/691
             «Война Степана Шкипарёва - IV» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1047
             «Война Степана Шкипарёва - V» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1641
             «Война Степана Шкипарёва - VI» - http://www.proza.ru/2013/07/21/1904
             «Война Степана Шкипарёва - VII» - http://www.proza.ru/2013/07/24/1030
             «Война Степана Шкипарёва - IX» - http://www.proza.ru/2013/07/29/1426
             «Война Степана Шкипарёва - Х» - http://www.proza.ru/2013/08/01/996
             «Война Степана Шкипарёва - ХI» - http://www.proza.ru/2013/08/03/1608
             «Война Степана Шкипарёва - ХII» - http://www.proza.ru/2013/08/16/756
             «Война Степана Шкипарёва - ХIII» - http://www.proza.ru/2013/09/19/1017
             «Война Степана Шкипарёва - ХIV» - http://www.proza.ru/2013/09/29/1677
             «Война Степана Шкипарёва - ХV» - http://www.proza.ru/2013/10/15/1158
             «Война Степана Шкипарёва - ХVI» - http://www.proza.ru/2013/10/19/1291
             «Война Степана Шкипарёва. Примечания» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1069

Перечень литературы - http://www.proza.ru/2013/09/29/826


Рецензии
Кажется, столько читал о войне, что, вроде, ничем не удивить. Но по Вашим очеркам особенно ярко представляешь весь ужас судьбы отдельно взятого человека, попавшего в такую мясорубку.
С уважением,
Владимир

Владимир Врубель   25.07.2013 16:50     Заявить о нарушении