Война Степана Шкипарёва - II

Игорь АБРОСИМОВ

                             ВОЙНА СТЕПАНА ШКИПАРЁВА - II



II.  «Пехотная составляющая» войны
________________________________



Для того, чтобы представить сегодня масштаб задач, решаемых при формировании соединений Красной Армии, сделаем небольшое отступление и остановимся на составе и вооружении стрелковой дивизии. В 1942 г. Главное управление формирования и укомплектования войск Красной Армии, Главное артиллерийское управление, Главное автобронетанковое управление, Главное военно-инженерное управление, Главное управление связи, Главное интендантское управление, Главное военно-санитарное управление и другие органы Наркомата обороны СССР одновременно проводили работу по сотням стрелковых, артиллерийских, танковых, инженерных частей и соединений. В тяжелые военные месяцы, когда страна жила в обстановке постоянной нехватки самого необходимого, надо было обеспечить успешное и в минимальные сроки комплектование соединений и частей сухопутных войск, провести ускоренное их обучение и сколачивание. Только в апреле - июне 1942 г. осуществлялось формирование и доукомплектование выведенных в резерв Ставки не менее 80 стрелковых дивизий и 20 стрелковых бригад. Формирование 274-й стрелковой дивизии, которое заняло менее трех месяцев, - типичный пример, характерный для того тревожного времени.

Стрелковая дивизия, основное армейское соединение, оснащалась разнообразным стрелковым и артиллерийским вооружением, средствами связи, инженерным и противохимическим имуществом, военными приборами, обеспечивалось широкой номенклатурой боеприпасов, а также снаряжением, запасными частями, специальными материалами и инструментом к оружию, укомплектовывалось транспортными средствами, горючим, конским составом, обозным довольствием, медицинским оборудованием, медикаментами и материалами, разнообразным вещевым имуществом, продовольствием, фуражом по установленным нормам. Дивизия, и это самое главное, должна была обеспечиваться обученными военными кадрами, от командира соединения, командиров частей, в него входящих, и командного состава сотен подразделений, до рядовых красноармейцев, причем разных, но всегда непростых военных специальностей. Она проходила, наконец, этап сколачивания частей и подразделений, серию батальонных и полковых учений, нуждалась в отработке методов оперативного управления и связи, налаживании работы тыла.

Стрелковая дивизия Красной Армии формировалась и переформировывалась весной и летом 1942 г. по штатам 04/200, утвержденным НКО СССР 18.03.1942. [II-1] В июле 1941 г., после громадных потерь в личном составе, вооружении и технике, штатный состав стрелковой дивизии военного времени с 14483 чел. был уменьшен до 10386. Более чем в 2 раза сократилось количество ручных и станковых пулеметов, в 7 раз количество пистолет-пулеметов. Сокращение более чем в 2 раза общего количества артиллерийских орудий и минометов привело к уменьшению веса артиллерийского залпа с 1388 до 348 кг (в 4 раза) и минометного залпа с 433 кг почти до 200 кг (в 2,1 раза).

Переход весной 1942 г. на штаты 04/200, благодаря чему стрелковая дивизия оказалась более многочисленной и лучше вооруженной, стало возможным, благодаря напряженной мобилизационно-организационной работе и наращиванию выпуска вооружения. Численность дивизии поднялась до 12795 бойцов и командиров, количество ручных и станковых пулеметов увеличилось с 270 до 466, пистолет-пулеметов – со 171 до 655. Повышению огневой мощи способствовало оснащение дивизии 279 ед. противотанковых ружей. Общее количество артиллерийских орудий и минометов было увеличено со 142 стволов до 250, что довело вес артиллерийского залпа до 460 кг и минометного до 590 кг. Стремительный рост числа минометов в Красной Армии, в частности, увеличение количества 120-мм минометов, ставшее возможным из-за сравнительной простоты конструкции и технологии изготовления этого вида вооружения, а также боеприпасов к нему, несколько компенсировало общую слабость артиллерии стрелковой дивизии. Характерно в этом отношении, что вес минометного залпа по мартовским штатам 1942 г. превысил предвоенный на треть.

Стрелковая дивизия являлась наибольшим по численности формированием, имевшим постоянный организационный состав и штаты. Общевойсковые армии и стрелковые корпуса, воссоздание последних началось в 1942 году, штатного расписания не имели, в их состав объединялись и сводились самые разные соединения и части. Поэтому количеством дивизий при учете их состава и вооружения характеризовались в конечном счете потенциальные возможности войсковых группировок.

Организация стрелковой дивизии, усиленной в необходимых случаях частями армейского и фронтового подчинения, отвечала возможностям самостоятельного выполнения оперативно-тактических задач. При этом управление стрелковой дивизии было призвано обеспечить боевое руководство и обеспечение всех подчиненных и приданных частей и подразделений, поэтому в составе дивизии, помимо боевых частей, необходимо было иметь формирования для управления войсками, а также их тылового обеспечения.

Приведем состав стрелковой дивизии, хотя на первый взгляд может показаться, что такие подробности, которых будет еще немало в дальнейшем, отвлекают читателя от основной темы. На самом деле они нужны не только для того, чтобы представить объем задач, решаемых при формировании соединения. Без достаточно ясного представления о составе стрелковой дивизии и сравнения этих данных с аналогичными в отношении нашего противника не всегда возможно понять, какой была та война, почему боевые действия протекали так, а не иначе.


У п р а в л е н и е    с  т р е л к о в о й    д и в и з и и   
включало командование, штаб дивизии с отделениями оперативным, разведывательным, связи, строевым и начсостава, тыла, шифровальным и административно-хозяйственной частью, политотдел с дивизионными клубом, редакцией и типографией дивизионной газеты, начальника и штаб артиллерии и службу артиллерийского снабжения, службы дивизионного инженера и начальника химической службы с органами инженерного снабжения и снабжения химическим имуществом, интендантского снабжения, автотракторного снабжения, руководство медицинской и ветеринарной частями, финансовую часть, полевую кассу Госбанка и полевую почтовую станцию. В составе управления функционировали также дивизионная военная прокуратура и военный трибунал, Особый отдел НКВД со стрелковым взводом НКВД, имелась комендантская рота. Всего в управлении дивизией состояло более 180 чел., из них 80 чел. командного, начальствующего и политического состава. Уже приведенное краткое описание управления соединением показывает, насколько стрелковая дивизия являлась сложным и многоотраслевым, если так можно выразиться, военным хозяйством.

Для обеспечения оперативного руководства соединением и функционирования системы обеспечения в состав дивизии включались отдельный батальон связи, отдельная разведрота, штабная батарея начальника артиллерии дивизии, отдельная авторота подвоза, отдельный медико-санитарный батальон, ветеринарный лазарет и др. части и подразделения тылового обеспечения.


Т р и    с т р е л к о в ы х    п о л к а    с т р е л к о в о й   д и в и з и и   
численностью по 3173 чел., в т.ч. 224 чел. комначсостава каждый, которые являлись основой ее боевого потенциала, включали в свой состав не только боевые подразделения, в основном стрелковые, но и подразделения обеспечения. Полк имел возможность действовать автономно, однако, в ограниченных рамках, в первую очередь из-за сравнительно слабого артиллерийского вооружения. Без спланированной поддержки дивизионной артиллерией, а также артиллерией армейской (корпусной) артиллерийской группировки, стрелковому полку РККА, как правило, самостоятельных тактических задач не ставилось. Руководство полком осуществляло командование, штаб, начальники служб (начальник артиллерии, полковой инженер, начальник химслужбы, старший врач и старший ветеринарный врач) и хозяйственная часть, всего 28 чел. комначсотава и 4 рядовых и сержантов.

Каждый из трех  с т р е л к о в ы х   б а т а л ь о н о в   полка включал в свой состав три стрелковые роты, пулеметную роту, роту противотанковых ружей, взвод связи, санитарный взвод, взвод снабжения. В батальоне насчитывалось 708 чел. и состояло на вооружении 36 ручных и 12 станковых пулеметов, 16 противотанковых ружей. Основным оружием пехотинца являлась винтовка, некоторое количество бойцов вооружалось карабином, снайперской винтовкой с оптическим прицелом или пистолет-пулеметом.

Все минометное вооружение полка с октября 1941 г. было изъято из стрелковых рот (50-мм минометы) и стрелковых батальонов (82-мм минометы) и сосредоточено в  м и н о м е т н о м   д и в и з и о н е,  состоявшем из трех минометных рот, взвода связи и взвода снабжения. Тогда же 120-мм минометы были изъяты из состава вооружения стрелковых полков и сосредоточены в составе минометного дивизиона стрелковой дивизии. Минометный батальон насчитывал 319 чел. и вооружался 24 ротными 50-мм минометами обр. 1938 г. или 1940 г. и 24 батальонными 82-мм минометами обр. 1937 г. Минометы и боекомплекты к ним транспортировались на одноконных минометных повозках. В октябре 1942 г. для обеспечения лучшего взаимодействия минометчиков с пехотинцами минометное вооружение стали возвращать в состав стрелковой роты (взвод 50-мм минометов – 3 ед.) и стрелковых батальонов (рота 82-мм минометов – 6 ед.). Кроме того предусматривалось возвращение 120-мм минометов в состав стрелкового полка, которыми укомплектовывалась минометная рота (7 минометов), заменившая смешанный минометный батальон.

Для достижения решительного огневого перевеса в ближнем бою в октябре 1941 года в состав стрелкового полка была введена  р о т а   а в т о м а т ч и к о в,  вооруженная пистолет-пулеметами ППШ, численностью в 100 чел. Она могла использоваться командиром полка для нанесения внезапных ударов по флангам и тылу противника при наступлении и в обороне, при ликвидации прорыва, преследовании и выходе из боя, захвате и удержании выгодного рубежа. Рота автоматчиков являлась резервом командира полка.

Р о т а   п р о т и в о т а н к о в ы х   р у ж е й   численностью 76 чел. вооружалась 27 противотанковыми 14,5 мм ружьями (ПТР). Рота противотанковых ружей полка, как и роты противотанковых ружей стрелковых батальонов, снабженные этим  высокоманевренным оружием, позволяли обеспечить достаточно высокую плотность огневого воздействия на противника. Бронепробиваемость ПТР - до 30 мм, на практике ниже, позволяла им бороться с легкобронированной бронетехникой, а при массированном обстреле поражать наиболее уязвимые места не только легких танков, хотя заброневое действие пуль было невысоким, но и средних танков, а также выводить из строя приборы наблюдения. ПТР стреляли также по небронированной технике, бронетранспортерам, амбразурам огневых точек, расчетам артиллерийских орудий и другим целям. Однако, при стрельбе дульный тормоз ПТР демаскировал расположение оружия облаком пыли или снега, отчего расчет подвергался дополнительному риску. Именно поэтому потери среди бронебойщиков, а обслуживали каждое ружье наводчик и второй номер расчета, были очень высоки. 

Б а т а р е я   4 5 - м м   п р о т и в о т а н к о в ы х   п у ш е к   обр. 1937 г. численностью 57 чел. организационно состояла из трех огневых взводов, укомплектованных шестью орудиями. Артиллерийский расчет орудия включал 6 чел. Пушка транспортировалась двуконной упряжкой, такая же упряжка предназначалась для зарядного ящика, поэтому при каждом расчете состояло два ездовых и четыре лошади. Обычно батарея действовала непосредственно в боевых порядках пехоты, ведя огонь прямой наводкой и расчеты руководствовались ее непосредственными запросами. Поэтому централизованного управления огнем и соответствующей организации связи не предусматривалось. В боекомплекте пушки полагалось иметь 154 осколочные гранаты и 40 бронебойно-трассирующих снарядов, а также 6 картечных выстрелов, что само по себе характеризует цели, на поражение которых рассчитывались пушки, являвшиеся по сути дела принадлежностью батальонной артиллерии.

В июле 1942 г. полковая батарея 45-мм пушек получила статус истребительно-противотанковой, а уже в декабре в составе восстановленной батальонной артиллерии, наряду с минометной ротой и тремя минометными взводами стрелковых рот, был дополнительно введен артиллерийский взвод (две 45-мм пушки).

Б а т а р е я   7 6 - м м   п о л к о в ы х   п у ш е к   обр.1927 г. также применялась, в основном, для огня прямой наводкой, но могла стрелять и с закрытых позиций, т.к. пушки оснащались панорамными прицелами. Всего в составе батареи числилось 84 чел. Кроме двух огневых взводов, укомплектованных четырьмя пушками, батарея включала взвод управления, способный организовать и корректировать огонь с закрытых позиций, и оснащался аппаратурой проводной связи и четырьмя радиостанциями РБС, а также соответствующими приборами (стереотруба, буссоли) и инструментом (контрольные уровни, хордоугломеры и др.). Расчет 76-мм полковой пушки включал 7 чел. Пушка транспортировались четырехконной упряжкой, для перевозки боекомплекта не предусматривалось зарядного ящика, а использовалась парная повозка, поэтому при каждом орудии состояло два ездовых, повозочный и 6 лошадей. Артиллерийские расчеты и весь личный состав батарей передвигались пешком, как и в батареях 45-мм пушек.

Боекомплект 76-мм полковой пушки состоял из 108 осколочно-фугасных и фугасных гранат и 27 шрапнельных выстрелов. Последние, поставленные «на удар», могли использоваться для стрельбы по танкам. Позднее в боекомплект были дополнительно введены бронебойно-трассирующие, а в 1943 г. - кумулятивные снаряды, что повысило противотанковые возможности пушки. Для боевого обеспечения в составе батареи предусматривались взвод боепитания и хозяйственное отделение, которые обслуживали также батарею 45-мм пушек. В частности, из 8 парных повозок для перевозки боеприпасов, 2 использовались под 45-мм снаряды.

Непосредственно в подчинении начальника штаба полка находились рота связи, взводы пешей и конной разведок, взвод ПВО и комендантский взвод, полковому инженеру подчинялся саперный взвод, начальнику химслужбы – взвод химзащиты и огнеметная команда (20 ранцевых огнеметов РОКС). Тыловые подразделения полка составляли санитарная рота и ветеринарный лазарет (работали под руководством соответственно старшего военврача и старшего ветеринарного врача), хозяйственная часть с мастерскими боевого питания, обозно-вещевого снабжения и транспортной ротой возглавлялась пом. командира полка по снабжению.

Полковая артиллерия использовала только конную тягу и минометные повозки, транспортом для перевозки боеприпасов и имущества служили парные конные повозки. Начальнику артиллерии полка, командирам и комиссарам артиллерийских батарей и отделению артиллерийских разведчиков батареи 76-мм пушек предоставлялись верховые лошади.

Верховые лошади предоставлялись также командиру полковой роты связи и отделению подвижных средств связи этой роты, а также полковому взводу конной разведки. Отметим, что в то время, как командирам, а поэтому и комиссарам батарей полагались верховые лошади, командиры стрелковых батальонов, занимавшие должность на ступень выше, таковых не имели и вместе со своими подчиненными передвигались пешком. Что касается командования и штаба полка, то верховые лошади полагались только командиру, комиссару полка и начальнику штаба полка, весь остальной состав на марше и при выполнении своих обязанностей передвигался пешком. На полк полагалось только 3 грузовые автомашины ГАЗ-АА, на которых устанавливались крупнокалиберные 12,7-мм пулеметы взвода ПВО. Транспортными средствами служили парные и одноконные повозки, санитарные повозки и двуколки. Всего полк укомплектовывался 262 обозными, 66 артиллерийскими и 33 верховыми лошадьми.


А р т и л л е р и й с к и й    п о л к    с т р е л к о в о й    д и в и з и и
численностью личного состава 1040 чел, в т.ч. комначсостава 117 чел., включал в свой состав три артиллерийских дивизиона. В 1-м и во 2-м дивизионе состояло по две четырехорудийные 76-мм пушечные батареи и по одной четырехорудийной 122-мм гаубичной батарее, в 3-м дивизионе – по одной 76-мм пушечной батарее и одной 122-мм гаубичной батарее. Полк был укомплектован 76-мм пушками УСВ обр. 1939 г. (некоторые полки с кон. 1941 – нач. 1942 г. укомплектовывались 76-мм пушками ЗИС-3 обр. 1942 г.) общим количеством 20 ед. и 122-мм гаубицами обр. 1910/30 г. (полки вооружались также 122-мм гаубицами М-30 обр. 1938 г., т.к. производство гаубиц обр. 1910/30 г. накануне войны было прекращено) – 12 ед. с передками и панорамными прицелами. В составе полка предусматривалась хозяйственная часть во главе с пом. командира пока по снабжению, которая занималась артиллерийским, техническим, продовольственно-фуражным снабжением и обозно-вещевым снабжением.

Артиллерийский расчет 76-мм пушки включал 7 чел. Пушка массой в походном положении более 2 т транспортировались шестиконной упряжкой, две парные повозки каждой пушки предназначалась для перевозки боеприпасов, поэтому при каждом расчете состояло три ездовых, два повозочных и десять артиллерийских лошадей. В боекомплекте пушки полагалось иметь 154 осколочные гранаты и 40 бронебойно-трассирующих снарядов, а также 6 картечных выстрелов. Подкалиберные бронебойные снаряды, принятые на вооружение только в апреле 1943 г., вводились в боекомплект позднее, причем количество таких снарядов исчислялось буквально единицами. Всего в пушечной батарее насчитывалось 77 чел. личного состава, 41 артиллерийская и 13 верховых лошадей.

Артиллерийский расчет 122-мм гаубицы включал 8 чел., а также состоящих при каждом орудии тракториста и тракторного механика и двух повозочных. Гаубица массой в походном положении в 2,3 т (М-30 – еще больше, до 2,5 т) не могла нормально транспортироваться шестиконной упряжкой. Максимальный вес орудия для нее не должен был превышать 2 т. Применение восьмиконной упряжки затрудняло управление при снижении коэффициента полезного действия и не практиковалось. Поэтому. в штаты дивизионных артиллерийских полков в качестве тягачей для гаубиц вводились транспортные трактора СТЗ-5. Для перевозки боеприпасов по-прежнему использовались парные повозки, по две на орудие. Частичная моторизация полка, который оставался на конной тяге, мало сказывалась на его подвижности. Тем более, большинство полков при укомплектовании штатного количества тракторов не получили, что не позволяло одновременно перемещать все гаубицы и существенно снижало возможности артиллерийской поддержки. В боекомплекте гаубицы полагалось иметь 80 выстрелов раздельного заряжания при пяти переменных зарядах ленточного пороха с осколочно-фугасными гранатами. Расчет гаубицы дополнительно вооружался ПТР. Всего в моторизованной гаубичной батарее насчитывалось 78 чел. личного состава, 17 артиллерийских  и 13 верховых лошадей.

Управление боевой деятельностью подразделений артиллерийского полка осуществлялось командованием и штабом полка с помощью штабной батареи - взвода артиллерийской разведки, взвода топографической разведки, оснащенных соответствующими приборами, инструментом и принадлежностями, и взвода связи. Наряду с аппаратурой проводной связи, во взводе связи штабной батареи и в подразделениях связи дивизионов и огневых батарей состояло 23 радиостанции РБ и РБС, без наличия которых, с помощью только проводной связи, вести орудийный огонь с закрытых позиций было затруднительно. Частые обрывы кабеля при обстрелах и бомбежках и при прохождении танков делали ее в боевых условиях крайне ненадежной, парализуя действия артиллерии. Однако, из-за некомплекта радиостанций и выхода их из строя проводная связь чаще всего оставалась основной.

Артиллерийский полк, будучи преимущественно на конной тяге, причем в некоторых полках на конной тяге были и 122-мм гаубицы, использовал для перевозки боеприпасов, продовольствия и имущества гужевой транспорт. Во всем полку числилось по штатам только две грузовые автомашины. Всего полк (при тракторной тяге 122-мм гаубиц) укомплектовывался 62 обозными, 414 артиллерийскими и 158 верховыми лошадьми. 


О т д е л ь н ы й    п р о т и в о т а н к о в ы й    д и в и з и о н    с т р е л к о в о й    д и в и з и и   
численностью 241 чел., в т.ч. 30 чел. комначсостава, включал три батареи, вооруженные в общей сложности 12 противотанковыми 45-мм пушками обр.1937 г., был полностью моторизованной частью стрелковой дивизии. В качестве тягачей, для транспортировки орудийных расчетов и боеприпасов использовались грузовые автомобили ЗИС-5. Артиллерийский расчет 45-мм пушки, исходя из особенностей боевого использования противотанковой артиллерии, состоял не из 6, как в полковой батарее, а из 7 чел. Наряду с тремя батареями, в составе дивизиона имелась рота  противотанковых ружей в составе четырех взводов, вооруженная 36 ПТР. Для связи со штабом артиллерии дивизии в составе противотанкового дивизиона предусматривалась одна радиостанция РС. Других радиостанций и проводных средств для связи с батареями и пехотой не предусматривалось. Для тылового обеспечения предусматривалось отделение боевого питания и хозяйственное отделение, укомплектованное четырьмя грузовиками ГАЗ-АА, одним ЗИС-5 (под автокухню-прицеп и запас продовольствия) и легковой автомашиной командования дивизиона. С 1 июля 1942 г. противотанковый дивизион, как и полковая батарея 45-мм пушек, стали именоваться истребительно-противотанковыми.


О т д е л ь н а я    з е н и т н а я     б а т а р е я    с т р е л к о в о й   д и в и з и и    
численностью 79 чел., в т.ч. 7 чел. комначсостава, вооружался 6 автоматическими 37-мм пушками обр. 1939 г. Орудие обслуживалось расчетом из 6 чел. Боекомплект каждого орудия состоял из 1200 выстрелов с осколочно-трассирующим снарядом. Зенитная батарея также была моторизованной частью, в качестве тяги, для транспортировки личного состава и боеприпаса каждому орудию придавалась грузовая автомашина. В связи с формированием в составе зенитной артиллерии Красной Армии армейских зенитных артиллерийских полков и зенитных артиллерийских дивизий РВГК, на которые возлагалась задача по прикрытию с воздуха боевых порядков и тылов, отдельные зенитные батареи в 1943 г. из состава большинства стрелковых дивизий были исключены.


О т д е л ь н  ы й    м и н о м е т н ы й    д и в и з и о н    с т р е л к о в о й    д и в и з и и   
численностью 200 чел., в т.ч. 28 чел. комначсостава, вооружался 18 полковыми 120-мм минометами обр.1938 г. Транспортировка минометов, расчета и боеприпасов осуществлялось грузовыми автомобилями ЗИС-5, по одной машине на миномет. Командир дивизиона руководил боем с помощью взвода управления. Радиосвязи для обеспечения боевой деятельности не предусматривалось, обеспечить управление огнем минометов, которые чаще всего располагались на закрытых позициях, должны были средства проводной связи. В условиях боя и постоянных обрывов кабелей это затрудняло корректировку огня. Тыловое обеспечение дивизиона осуществляли взвод боевого питания и хозяйственное отделение, укомплектованное четырьмя грузовиками ГАЗ-АА и одним ЗИС-5 (под автокухню-прицеп и запас продовольствия). При передаче 120-мм минометов в состав минометных рот стрелковых полков отдельные минометные дивизионы из состава дивизий были исключены.


О т д е л ь н ы й    с а п е р н ы й    б а т а л ь о н    с т р е л к о в о й    д и в и з и и   
насчитывал 228 чел., в т.ч. 23 чел. комначсостава. Батальон, состоявший из двух саперных рот, оснащался инженерным имуществом, включавшем противотанковые и противопехотные мины, средства и инструмент для производства подрывных работ, специальное саперное оборудование (миноискатели, ножницы для резки колючей проволоки), различный шанцевый, а также слесарный, столярно-плотничный и кузнечный инструмент.


О т д е л ь н а я    р о т а    х и м з а щ и т ы    с т р е л к о в о й    д и в и з и и   
оснащалась специальными приборами и техническими средствами для ведения химической разведки,  дегазации техники и дорог и местности. Ввиду того, что химическое оружие в войне не применялось, подразделения рот использовались в боевой обстановке в качестве саперных или стрелковых, несли комендантскую службу и даже включались в состав заградотрядов.


В составе дивизии предусматривался также  о т д е л ь н ы й    у ч е б н ы й    с т р е л к о в ы й     б а т а л ь о н    численностью в 600 чел., который был укомплектован и включался далеко не во все соединения. Батальон имел своей основной задачей подготовку младших командиров, а также повышение боевой выучки и мастерства рядовых красноармейцев. В боевой обстановке батальон использовался как резерв командира дивизии.


Состав дивизии в реальной обстановке не отвечал ее штатному составу. В 1942 году при выдвижении в действующую армию дивизии старались укомплектовать личным составом до уровня, предельно близкого к штатному, однако, по некоторым видам материальной части, например, средствами тяги, полностью обеспечить соединение очень часто не удавалось. В условиях фронта командование также стремилось к началу ответственных операций довести стрелковую дивизию до штатного состава, хотя реально этого не получалось, обычно количество личного состава в этом случае не превышало 8 – 9 тыс человек..

Основной проблемой стрелковых частей являлось отсутствие необходимого уровня военной подготовки, недостаточные боевая выучка и опыт большинства личного состава,  в т.ч. командиров подразделений, особенно в звене взвод – рота. Высокие потери и связанная с ними необходимость в массовых пополнениях, обычно плохо и наспех подготовленных, а также активное формирование новых соединений приводили к тому, что действующая армия повышала свой боевой потенциал слишком медленно. Удельный вес хорошо подготовленных и набравшихся опыта бойцов и командиров не мог увеличиваться в этих условиях более-менее значительно. К тому же постоянная смена личного состава части негативно сказывалась на ее сколоченности и боевых возможностях.

Одной из проблем пехоты оставался при этом низкий общеобразовательный уровень личного состава стрелковых подразделений, который во многом препятствовал совершенствованию боевой подготовки. Артиллерия, бронетанковые и технические войска, не говоря уже об авиации, отбирали тот сравнительно немногочисленный контингент, который получил предварительную общеобразовательную подготовку. Вспомним, что в довоенные годы, несмотря на формальную ликвидацию неграмотности и сдвиги в области повышения образовательного уровня, среди населения сохранялось много людей, причем сравнительно молодых, которые не могли сносно читать и писать и не владели элементарными арифметическими навыками в объеме начальной школы. Подготовить из них хорошего красноармейца или младшего командира-пехотинца было очень трудно, тем более, невозможно обучить за несколько месяцев на курсах среднего комсостава или в училищах. 

Слабым звеном стрелковых соединений оставалась малочисленность и качественный состав артиллерийского вооружения, что далеко не всегда компенсировалось усилением за счет артиллерии РВГК. При этом даже наличное артиллерийское вооружение часто оказывалось не полностью укомплектованным средствами тяги и транспорта, что резко сокращало его боевые возможности. Не хватало артиллерийских лошадей, автотягачей, грузовых машин, тракторов.

Положение с тягой, в первую очередь в противотанковой артиллерии, стало меняться в лучшую сторону только с 1943 года, когда в большом количестве стали поступать полученные по ленд-лизу автомобили повышенной проходимости. Самыми распространенными были полноприводные грузовики «Студебекер» (грузоподъемность 2,5 т), используемые в качестве тягачей 76-мм пушек УСВ и ЗИС-3, 122-мм гаубиц, 85-мм зенитных орудий, последние в т.ч. из состава противотанковых частей. Как тягачи для противотанковой 76-мм артиллерии использовались и автомобили «Додж» (грузоподъемность 0,75 т), применяемые также для буксировки 76-мм полковых пушек, а также легковые автомобили «Виллис» - для 45-мм противотанковых пушек. На автотягачах  перевозился личный состав артиллерийских частей и подразделений и часть боекомплекта.

Отставала от требований, предъявляемых обстановкой, радиосвязь и ее оперативное использование. Достаточно сказать, что всего в стрелковой дивизии, в отдельном батальоне связи и подразделениях связи частей, по штатам положено было иметь 59 радиостанций типа РБ (3-Р) коротковолнового диапазона и РБС УКВ-диапазона. Из них 41 радиостанция находилась в артиллерийских частях и подразделениях. Учитывая потери радиооборудования в боевых условиях, а также технические отказы, наладить устойчивое управление войсками по радио было крайне затруднительно.

Так например, в радиосети стрелкового полка при полной исправности всей материальной части работало по одной радиостанции от каждого батальона и радиостанция полка. В случае выхода из строя батальонной радиостанции радиосвязь с данным батальоном прерывалась, а при отсутствии работоспособной полковой радиостанции дезорганизовывалась вся радиосеть. Аналогично в радиосети стрелковой дивизии работало 4 радиостанции, по одной в каждом стрелковом полку и радиостанция дивизии. При выходе из строя одной из полковых радиостанций нарушалась прямая связь по радио с командованием дивизии, а при выходе из строя дивизионной радиостанции управление по радио становилось проблематичным. Работа с одной радиостанцией в радиосетях полка и дивизии, а также использование радиосредств артиллеристов не позволяло поддерживать устойчивую связь и было возможно далеко не всегда. В то же время, как уже отмечалось, устойчивость проводной связи из-за частых обрывов линий была невысока и поддерживалась в ходе боя исключительно героическими усилиями воинов-связистов.

По указанным причинам, а также ввиду других немаловажных обстоятельств, о которых пойдет речь ниже, стрелковая дивизия Красной Армии, даже близкая к штатному составу, качественно, а следовательно, по своим боевым возможностям, не отвечала оценкам, определяемым по формальным количественным показателям. Однако, зачастую стрелковые войска характеризуются, исходя из количественных критериев укомплектованности личным составом, вооружением и техникой. При этом неудачи, поражения и потери при количественном преимуществе советских войск объясняются не объективными причинами и обстоятельствами, а исключительно очевидным тупоумием и злонамеренностью командиров, принципиальными антигуманными установками военно-политического руководства страны и пороками советского режима в целом.

Критики в области тактических и оперативных, тем более, стратегических проблем, вставших тогда перед СССР и его вооруженными силами, не могут четко объяснить, как же надо было «правильно» воевать. Объяснить не отвлеченно и общими словами, а конкретно и, главное, учитывая исторические условия момента, состояние страны и Красной Армии, связанное с объективными обстоятельствами. Бесспорно, ошибки и просчеты были, причем иногда крупные, но, если глубоко разбираться, они также оказывались следствием невысокой общей, технической и военной культуры страны. Далеко не всегда ошибки и просчеты являлись непосредственной причиной тех или иных решений военного и политического руководства, у которого оставалось в сложившейся обстановке весьма узкое поле для выбора.

Что же касается потерь, невосполнимой цены, заплаченной человеческими жизнями, то рецепт, выписанный подобной критикой, заключался по сути дела в том, чтобы не вести активных боевых действий, тем более, не наступать. Как будто не ясно, что пассивная сторона, добровольно отдавшая инициативу в руки противника, заранее обрекает себя на поражение и, как следствие, на еще более высокие потери. То, что Красная Армия в самые трудные периоды войны стремилась наступать, в крайнем случае, вести активную оборону, стало залогом нашей конечной Победы.

                          (Продолжение следует)


             «Война Степана Шкипарёва. Предисловие» - http://www.proza.ru/2013/06/26/945
             «Война Степана Шкипарёва - I» - http://www.proza.ru/2013/07/15/989
             «Война Степана Шкипарёва - III» - http://www.proza.ru/2013/07/17/691
             «Война Степана Шкипарёва - IV» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1047
             «Война Степана Шкипарёва - V» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1641
             «Война Степана Шкипарёва - VI» - http://www.proza.ru/2013/07/21/1904
             «Война Степана Шкипарёва - VII» - http://www.proza.ru/2013/07/24/1030 
             «Война Степана Шкипарёва - VIII» - http://www.proza.ru/2013/07/25/1042
             «Война Степана Шкипарёва - IX» - http://www.proza.ru/2013/07/29/1426
             «Война Степана Шкипарёва - Х» - http://www.proza.ru/2013/08/01/996
             «Война Степана Шкипарёва - ХI» - http://www.proza.ru/2013/08/03/1608
             «Война Степана Шкипарёва - ХII» - http://www.proza.ru/2013/08/16/756
             «Война Степана Шкипарёва - ХIII» http://www.proza.ru/2013/09/19/1017
             «Война Степана Шкипарёва - ХIV» - http://www.proza.ru/2013/09/29/1677
             «Война Степана Шкипарёва - ХV» - http://www.proza.ru/2013/10/15/1158
             «Война Степана Шкипарёва - ХVI» - http://www.proza.ru/2013/10/19/1291
             «Война Степана Шкипарёва. Примечания» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1069
            
 
Перечень литературы - http://www.proza.ru/2013/09/29/826


Рецензии
Интересные данные. Обучаясь в военном училище и военной академии этого вопроса касались косвенно на занятиях по Истории военного исксства". Очень подробно и четко расписана структура стрелковой дивизии. Познавательно!

Александр Муровицкий   05.09.2014 10:37     Заявить о нарушении
Александр, приводя структуру стрелковой дивизии 1942 г., я хотел показать силы и средства, которыми велись военные действия в один из самых трудных периодов войны. Ведь этот очерк не про Степана Шкипарева, а о войне, рядовым участником которой он был. Как автор рад, что в этом плане нашел понимание у читателя - профессионального военного.


Игорь Абросимов   05.09.2014 11:50   Заявить о нарушении
Я это понял... Да, на фоне фронтовой истории героя, идет анализ одного из сложных и кровопролитных эпизодов Великой Отечественной войны. Правда о котором долгое время оставалась лишь в архивах. Вы приводите данные, которые свидетельствуют о сложной обстановке, сложивщейся в районе Ржева и Сычевки в период очень длительного временного промежутка.

Александр Муровицкий   05.09.2014 12:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.