Война Степана Шкипарёва - Примечания

На старой смоленской дороге. (3-я гв. артиллерийская дивизия прорыва на марше. Западный фронт. Сентябрь 1943 г.) 
       Фото Василия Аркашева.




Игорь АБРОСИМОВ

                             ВОЙНА СТЕПАНА ШКИПАРЁВА

Содержание:

Предисловие
I. Так начиналась война…
II. «Пехотная составляющая» войны
III. Дорога на фронт
IV. Накануне летне-осеннего наступления 1942 г. на Ржев и Сычевку
V. «Этот месяц был страшен, было все на кону...» На Ржев, Зубцов и Сычевку
VI. «Фронт горел, не стихая, как на теле рубец...» Битва за Ржев
VII. ВВС РККА против Люфтваффе
VIII. Первая Ржевско-Сычевская наступательная операция: Итоги
IX. Операция «Марс»: замыслы и возможности
X. Операция «Марс». Западный фронт
XI. Операция «Марс». Калининский фронт
XII. Вперед, на Запад !
XIII. Фронтовыми дорогами Смоленщины
XIV. Фронтовыми дорогами Смоленщины. Наступление продолжается
XV. Читая «Боярина Оршу»...
XVI. Будем помнить !
Примечания
Литература





Примечания
____________


[II-1] Штаты стрелковой дивизии РККА, утвержденные НКО СССР 18.03.1942, представлены на сайте «Рабоче-крестьянская Красная Армия» www.rkka.ru.

[III-1] 4-я резервная армия РВГК (командующий генерал-лейтенант В.Д.Цветаев) была сформирована в мае 1942 г. и дислоцировалась в районе г.Калинина. В состав армии по состоянию на 1 июля входило 6 стрелковых дивизий.

[IV-1] Отдельная танковая бригада состояла из двух танковых батальонов, мотострелкового батальона, разведывательной роты, батареи 45-мм противотанковых пушек, подразделений тыла и обслуживания и комплектовалась в соответствии со штатами 46 танками (10 КВ, 16 Т-34 и 20 Т-60 и Т-70). Ряд танковых бригад содержался по другим штатам, насчитывая до 53 танков, в т.ч. полученных по ленд-лизу. Бригады Калининского фронта летом 1942 г. были укомплектованы близко к штатному составу – в среднем до 43 танков в бригаде. В составе бригады, в зависимости от штата, числилось до 1,5 тыс. чел.

[IV-2] Пушечный артиллерийский полк имел на вооружении 12 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20, численность личного состава 756 чел. По другим штатам полк укомплектовывался 18 122-мм пушками А-20 или 12 122-мм пушками и 6 152-мм пушками-гаубицами.

[IV-3] Армейский артиллерийский полк имел на вооружении 18 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20.

[IV-4] Истребительно-противотанковый артиллерийский полк имел на вооружении 20 45-мм противотанковых или 20 дивизионных 76-мм пушек, численность личного состава - 260 или 489 чел. соответственно. С апреля 1943 г. формировались также армейские истребительно-противотанковые артиллерийские полки из 24 дивизионных 76-мм пушек, которые на постоянной основе вводились в состав армий.

[IV-5] Минометный полк вооружался 20 полковыми 120-мм минометами, позднее количество минометов в полку увеличилось до 36.

[IV-6] Гаубичный артиллерийский полк РВГК вооружался 24 легкими 122-мм гаубицами М-30 1938 г. или 122-мм гаубицами обр. 1910/30 гг., численность личного состава 974 чел. Тяжелый гаубичный артиллерийский полк вооружался 152-мм гаубицами обр. 1909/30 гг.

[IV-7] Танковый корпус насчитывал в соответствии со штатами 5600 чел. личного состава, 168 танков (КВ, Т-34 и Т-60 и Т-70) и организационно включал три танковые и мотострелковую бригады. Корпуса были укомплектованы количественно почти до штатного уровня, но ощутимый недостаток тяжелых и средних танков компенсировался за счет легких, что значительно снижало ударные возможности соединений. Так в составе 6-го танкового корпуса числилось 169 танков (24 КВ, 46 Т-34 и 99 Т-60 и Т-70), в составе 8-го танкового корпуса – 165 танков сходного состава по типам боевых машин.

[IV-8] Корпусные артиллерийские полки должны были вооружаться 122-мм или 102-мм пушками. Однако, ввиду недостатка материальной части при восстановлении корпусного звена, первые корпусные артиллерийские полки имели в своем составе орудия дивизионной артиллерии. Типичной для 1942 г. являлся корпусной артиллерийский полк, состоящий из трех дивизионов, вооруженных по штатам 122-мм гаубицами (12 ед.), 76-мм дивизионными пушками УСВ (16 ед.) и 120-мм минометами (16 ед).

[IV-9]. Часто встречающиеся в литературе утверждения о необходимости расширения территориальных рамок Ржевско-Сычевской операции не являются обоснованными, т.к. к ней не могут быть отнесены боевые действия в августе и сентябре 5-й и 33-й армий, развернутых в центре боевых порядков Западного фронта. Им противостояли девять пехотных дивизий 3-й танковой армии Вермахта. 5-я и 33-я армии держали прочную оборону на наиболее приближенном к Москве участке фронта. При этом соединения упомянутых двух общевойсковых армий, и это вполне понятно, не должны были оставаться в бездействии и, конечно, участвовали частью сил в армейских операциях, призванных сковать противника перед своим фронтом. В случае успеха, который им, к сожалению, не сопутствовал, 5-я и 33-я армии могли содействовать проведению Ржевско-Сычевской операции наступлением на Гжатск и Вязьму. Подтверждению именно такого взгляда на события служит упомянутая нами директива Ставки на проведение Ржевско-Сычевской операции. Что касается предварительных боевых документов (карты-планы) 20-й, 5-й и 33-й армий, то они не являются доказательством фактического использования последних двух в Ржевско-Сычевской операции. Можно лишь считать, что непосредственно в интересах реализации задач Ржевско-Сычевской операции действовали две стрелковые дивизии 5-й армии, которые активными действиями на левом фланге 20-й армии способствовали разгрому Кармановской группировки противника. Кроме того на правом фланге Западного фронта, на заключительном этапе Ржевско-Сычесвской операции, ограниченными силами вели активные действия для обеспечения фланга 30-й армии соединения 39-й армии Калининского фронта. (30-я армия в сентябре 1942 г. действовала в составе Западного фронта).

[IV-10] Противотанковая САУ «Marder III», производство которых началось в апреле 1942 г. на базе шасси легких танков Pz.38(t), снабжалась 76-мм пушкой Pak36(r) - Pak39(r) с длиной ствола 51,1 калибра, представляющей собой модернизированное исполнение трофейной советской дивизионной пушки Ф-22 обр. 1936 г. или Ф-22УСВ обр. 1939 г. соответственно. Переделке при модернизации подверглась зарядная камера, которая растачивалась под удлиненную гильзу, благодаря чему применялся специально налаженный в производстве более мощный выстрел с массой метательного заряда, увеличенной в 2,4 раза. Бронепробиваемость калиберного бронебойного снаряда, масса которого также была несколько увеличена, повысилась в 1,7 раза. Для уменьшения возросшей силы отдачи предусматривалось введение двухкамерного дульного тормоза, пушка снабжалась новым прицелом и усовершенствованным приводом наведения. Таким образом, в результате модернизации, было получено достаточно совершенное противотанковое орудие. С мая 1942 г. в войска поступали также противотанковые САУ с 76-мм пушкой Pak36(r) на базе легкого танка Pz.II. Кроме того с июня 1942 г. противотанковые САУ на базе Pz.II, а затем и Pz.38(t) стали вооружаться также 75-мм противотанковой пушкой Pak40 («Marder» II). Отметим, что бронепробиваемость Pak36(r) оказалась всего на 10% ниже Pak40, при несколько большей массе и аналогичной скорострельности.

[IV-11] Подавляющая часть потерь советских танков приходилась на огонь буксируемой противотанковой артиллерии, противотанковых САУ и штурмовых орудий. Определенное количество бронетехники было уничтожено танковыми пушками, но известно, что в тот период танк не являлся основным танкоистребительным оружием. При этом потери советских танков в 1942 г. были очень велики, причем более 80% всех боевых машин оказалось потеряно в результате артогня. Всего при годовом ресурсе 35,6 тыс. танков (7,7 тыс. машин на начало года и 27,9 тыс. подано в войска промышленностью в течение года) было потеряно 15 тыс., из них от артогня - не менее 12 тыс. Остальные машины потеряны от воздействия мин и фугасов, авиабомб, а также в результате небоевых потерь. Характерно, что по оценочным данным более половины всей бронетехники, потеряной как от артогня, так и по другим причинам, приходилось на снаряды калибром 50 мм, а также 47 мм. Объемы, причины и характер потерь танков характеризуют возможности, а также количественный и качественный состав танкоистребительных средств нашего противника.

[V-1] Заместитель командующего 51-й армией генерал-майор А.Ф.Бычковский (1899-1984) находился на этом посту с июля 1942 г. до января 1943 г., после чего был направлен на учебу в Высшую военную академию им.Ворошилова. Во время учебы в мае 1943 г. арестован органами СМЕРШ и до 1953 г. находился в заключении. В 1953 г. реабилитирован, восстановлен в воинском звании и продолжил службу в армии. В 1954-1960 гг. занимал пост пом. командующего войсками Западно-Сибирского (Сибирского) военного округа по вузам. Причиной для ареста послужили промахи, допущенные Бычковским во время командования им подвижной группой 31-й армии в августе 1942 г., отмеченные в директиве Ставки, подписанной Сталиным. При этом ему, несомненно, припомнили и более ранние упущения в январе 1942 г. во время командования 6-м кавалерийским корпусом. Приказом Главкома войсками Юго-Западного направления маршала С.К.Тимошенко он был отстранен тогда от занимаемой должности и назначен и. д. инспектора кавалерии Северо-Западного фронта. Кроме того «отягчающим обстоятельством» не могли не послужить обвинения и арест Бычковского в 1938 г., повлекшие почти годичное пребывание в заключении.

[VI-1] На начало сентября 1942 г. в составе армий Западного фронта, действовавших на Ржевском направлении, объединялись:

- 30-я армия - 2-я гв. мотострелковая дивизия, 16-я гв., 52-я, 78-я, 111-я, 220-я, 243-я, 359-я и 379-я стрелковые дивизии, 132-я стрелковая бригада, 2 гв. мотоциклетный полк, 35-я, 196-я, 238-я, 240-я и 255-я танковые бригады. Кроме того из состава 29-й армии ей была переподчинена 369-я стрелковая дивизия, а с правого крыла Калининского фронта, из состава 58-й армии, переброшены 215-я и 375-я стрелковые дивизии. Число танковых бригад, сократившееся, ввиду отвода понесших большие потери 28-й, 143-й и 236-й танковых бригад и переброски 256-й танковой бригады в 29-ю армию, пополнили 153-й танковой бригадой из 58-й армии, а также 119-й, которая ранее входила в состав 29-й армии.

- 29-я армия - 5-я, 246-я и 274-я стрелковые дивизии. Кроме того армию пополнили 139-я и 183-я стрелковые дивизии, подчинявшиеся ранее 30-й армии и 118-я стрелковая дивизия, переподчиненная позднее из состава 31-й армии. Танковая поддержка ограничивалась 256-й танковой бригадой, переброшенной из 30-й армии и заменившей переданную в подчинение этой армии 119-ю танковую бригаду, а также выдвинутым из фронтового резерва 148-м отдельным танковым батальоном.

- 31-я армия – 20-я гв., 88-я, 133-я, 164-я, 180-я, 239-я, 247-я, 336-я и 371-я стрелковые дивизии, 17-я, 34-я, 71-я, 92-я, 101-я, 145-я, 188-я и 212 танковые бригады.


[VII-1] 1-я авиагруппа 51-й истребительной эскадры (I/JG51) находилась на перевооружении и вернулась на фронт в конце августа 1942 г. после оснащения 43 новыми истребителями Fw190.

[VII-2] При оценке состава и потерь частей Люфтваффе использовались материалы Интернет-сайтов «The Luftwaffe, 1933-1945»  www.ww2.dk  и «Авиаторы Второй мировой»  http: //allaces.ru.

[VIII-1] Потери представлены в соответствии с данными работы А.Исаева «К вопросу о потерях советских войск в боях за Ржевский выступ» в интернет-журнале «Актуальная история» http://actualhistory.ru/XX-XXI-articles, где основанием для их исчисления явились донесения, подававшиеся войсками каждые десять дней. В некоторых источниках численность потерь несколько больше, в других – меньше. По немецким данным наши потери превысили 380 тыс. Ряд публицистов и даже историков, оперируя данными общих потерь, приравнивают к ним количество погибших, причем только «под Ржевом», хотя пространственные рамки операции далеко выходили за пределы этого района. Следует отметить, что число убитых и умерших от ран, т.е. погибших, обычно в несколько раз меньше не только общих потерь, но и меньше потерь безвозвратных. До 17% безвозвратных потерь в Ржевско-Сычевской операции в августе – сентябре 1942 г. составили без вести пропавшие. Учитывая особенности боев, в большинстве это были военнослужащие, попавшие в плен. Так что не всех, даже из числа безвозвратных потерь, следует относить к погибшим.

[VIII-2] В Вермахте к боевому составу (Gefechtst;rke) относился личный состав частей  пехоты, танковых частей, артиллерии, инжненрных частей, разведывательных и резервных частей и подразделений, непосредственно участвующих в бою.

[IX-1] В составе 3-й артиллерийской дивизии РВГК, формирование которой закончилось в середине ноября 1942 г. в районе Нарофоминска Московской области, состояли 296-й, 511-й и 173 гаубичные артиллерийских полки, вооруженные 20 легкими 122-мм гаубицами каждый, 403-й и 644-й пушечные артиллерийские полки с 18 тяжелыми 152-мм пушками-гаубицами каждый, 703-й, 1170-й, 680-й истребительно-противотанковые артиллерийские полки с 24 дивизионными 76-мм пушками каждый, а также 813-й отдельный разведывательный артиллерийский дивизион. В качестве тяги для 122-мм гаубиц и 76-мм пушек использовались ленд-лизовские автотягачи «Студебекер», 152-мм гаубиц-пушек - тракторы «Катерпиллер». Численность личного состава – около 7 тыс. чел.

[IX-2] Первые механизированные корпуса начали формироваться в сентябре 1942 г. и впервые были введены в бои в ходе операции «Марс». В каждом корпусе по штатам предусматривалось иметь одну танковую и три механизированные бригады, всего 175 танков. В 3-й и 1-й механизированные корпуса было включено по две танковые бригады, количество танков увеличено до 224 и более. За счет большей численности мотопехоты и несколько большего количества танков, особенно при двух танковых бригадах в соединении, механизированные корпуса были значительно сильнее танковых.

[X-1] Опыт боев на Ржевском выступе в том числе, где в 1942 г. показали свою эффективность штурмовые группы, подвел к решению о подготовке штурмовых отрядов во всех стрелковых полках, перед которыми ставилась задача по порыву глубоко эшелонированных и хорошо укрепленных рубежей. Отряд в 1943 – 1944 гг. включал соответствующим образом укомплектованный и обученный стрелковый батальон, саперную роту, огнеметный взвод, взвод 76-мм пушек, батарею 120-мм минометов. Отряд мог усиливаться несколькими танками или самоходными орудиями. В стрелковых батальонах формировалась штурмовая группа в составе стрелковой роты, саперного взвода, отделения огнеметчиков, взвода 45-мм или 76-мм пушек. Бойцы отрядов и групп имели на вооружении противотанковые гранаты, дымовые шашки, «кошки» с веревками для подрыва мин натяжного действия, ножницы и топоры для преодоления заграждений. Наряду с совершенствованием артиллерийской, танковой и авиационной поддержки, отработкой взаимодействия между родами войск, штурмовые действия пехоты вносили свой особый вклад в повышение боевого потенциала Красной Армии.

[XI-1] Оперативные сводки Совинформбюро представлены на сайте www.soldat.ru.

[XI-2] Сталинград и Великие Луки стали первыми «котлами», в которые попали войска Вермахта и которые были ликвидированы Красной Армией. Все попытки деблокировать окруженных были отбиты, а попавшие в кольцо части удалось полностью уничтожить либо пленить. В боях в районе Великих Лук с 24декабря 1942 г. по 20 января 1943 г. противник потерял убитыми и пленными около 21 тыс. чел. Безвозвратные потери Калининского фронта составили около 31,7 тыс. Соотношение безвозвратных потерь 1 : 1,5 не в нашу пользу, учитывая характер боев, стало неплохим итоговым результатом для Красной Армии.

[XII-1] Ширина полосы обороны стрелковой дивизии доводилась в середине 1943 г. до 14 км, что при двухэшелонном построении армейских полос обороны составляло среднюю плотность по фронту до 9 км на одну дивизию.

[XIII-1] Численность войск Западного и Калининского фронтов на 1 августа 1943 г. составляла 1252 тыс. чел., около 21 тыс. орудий и минометов, 1450 танков и САУ, 930 боевых самолетов. Непосредственно в составе боевых войск (общевойсковых армий и частей фронтового подчинения) двух фронтов состояло 842 тыс. чел, Противостоящая группировка противника (4-я полевая и 3-я танковая армии) насчитывала около 850 тыс. чел., 8,8 тыс. орудий и минометов, 500 танков, примерно 700 боевых самолетов. В составе боевых войск, как и на Калининском и Западном фронтах, состояло только часть общей численности группировки.

[XIII-2] Самоходно-ариллерийские полки смешанного состава комплектовались в 1943 г. по различным штатом. В составе полка состояло шесть батарей по четыре САУ в каждой – две батареи вооружались СУ-122 и четыре батареи СУ-76, всего 8 СУ-122 и 17 СУ-76, включая командирскую машину СУ-76. Пятибатарейный полк смешанного состава комплектовался 12 СУ-122 и 9 СУ-76. Легкие самоходно-артиллерийские полки пятибатарейного состава вооружались 21 СУ-76.

[XIII-3] Штурмовая инженерно-саперная бригада (ШИСБр) РВГК насчитывала более 2,2 тыс. чел. личного состава и включала управление бригады, отдельную инженерно-разведывательную роту, до пяти отдельных штурмовых инженерно-саперных батальонов, а также подразделения обслуживания. Основной состав бригады вооружался пистолет-пулеметами ППШ, на вооружении имелись также снайперские винтовки, ручные пулеметы, противотанковые ружья. В снаряжение бойца входили противотанковые и противопехотные гранаты, бутылки с зажигательной смесью, финские ножи, стальные каски и нагрудники, шанцевый инструмент. В ШИСБр переформировывались инженерно-саперные части, при этом из них отчислялись военнослужащие старше 40 лет и ограниченно годные. Бойцы обучались приемам рукопашного боя, в т.ч. с использованием ножей и саперных лопат, метанию гранат, разминированию в условиях боя, преодолению проволочных заграждений и других препятствий.

[XIII-4] Артиллерийская дивизия прорыва включала в свой состав шесть бригад: легкую – (3 полка, 72 дивизионных 76-мм пушек), гаубичную (3 полка, 84 легких 122-мм гаубиц), тяжелую гаубичную (4 огневых дивизиона, 32 тяжелых 152-мм гаубиц или гаубиц-пушек), пушечную (3 огневых дивизиона, 36 тяжелых 152-мм гаубиц пушек), гаубичную большой мощности (4 огневых дивизиона, 24 большой мощности 203-мм гаубиц) и минометную бригаду (3 полка, 108 полковых 120-мм минометов). Всего в дивизии насчитывалось по штатам 356 артиллерийских орудий и минометов, в том числе 92 артиллерийских орудия калибром 152-мм и выше. В состав пушечной артиллерийской дивизии сводилось 3 - 4 пушечных артиллерийских бригады, каждая бригада насчитывала 36 тяжелых 122-мм пушек или 152-мм пушек-гаубиц. Всего в дивизии насчитывалось по штатам 108 или 144 орудий. 

[XIII-5] В составе истребительно-противотанковой артиллерийской бригады полагалось иметь три полка, два из которых вооружались 20 дивизионными 76-мм пушками ЗИС-3 каждый и один полк - 20 противотанковыми 45-мм пушками М-42 обр.1942 г. Первоначально в некоторых бригадах имелось только два полка и использовалось некоторое количество менее совершенных 45-мм пушек 53-К обр.1937 г. Всего в бригаде насчитывалось 60 орудий

[XIII-6] В 1943 г. расход артиллерийских выстрелов по основным видам вооружения (76-мм полковые и дивизионные пушки, 122-мм гаубицы, 122-мм пушки, 152-мм гаубицы-пушки) составлял примерно 70% от их годового ресурса – производства в течение года и наличия на начало года. Учитывая запасы на случай чрезвычайной необходимости, фонды, выделенные на укомплектование частей и соединений, временную невостребованность определенного количества боеприпасов на неактивных участках фронта и нахождение боеприпасов в пути, превышение годового ресурса над расходом нельзя считать значительным. К тому же достигнуто указанное превышение было за счет строго лимитирования подачи снарядов действующей армии. Заявки войск, как правило, не удовлетворялись, занижаясь в 2, а то и в 3 раза. Проблема обострялась из-за задержек с подачей боеприпасов непосредственно в артиллерийские части, связанных с реальными возможностями фронтовых и армейских транспортных и тыловых служб.

[XIII-7] Напряженное положение сложилось по обеспечению артиллерийскими боеприпасами. 25 августа, накануне возобновления активных наступательных действий, в армиях Западного фронта в зависимости от калибров артсистем обеспеченность колебалось от 0,25 до 1,3 боекомплекта. Если учесть, что за один день операции расходовалось в среднем от одного боекомплекта и более, станет понятной вся острота положения с боевым обеспечением войск, связанным с ограниченностью ресурсов артиллерийского снабжения, а также возможностями тыловых и транспортных служб. Огневая поддержка наступающих войск в конечном счете определялась не общей численность орудий и минометов, а наличием выстрелов к ним.

[XIII-8] Генерал-лейтенанту К.П.Трубникову в дальнейшем самостоятельных постов по руководству войсками не доверяли, направив служить на Белорусский фронт, переименованный в октябре из Центрального фронта. Командующим войсками фронта был генерал армии К.К.Рокоссовский, который и предопределил данное назначение. С Рокоссовским у Трубникова сложились дружеские отношения еще в довоенные времена, которые окрепли в 1941-1942 гг., когда Рокоссовский во время Московской битвы командовал 16-й армией, а Трубников был его заместителем. Под началом Рокоссовского, вначале помощником командующего, затем заместителем командующего фронтом, Трубников служил до конца войны, следуя за своим патроном при переводе его на другие фронты. В 1945 г. Трубникову присвоили очередное звание генерал-полковника. Совместная служба продолжалась и после войны, вплоть до 1949 г., когда Рокоссовского, главнокомандующего Северной группой войск Советской Армии, расквартированной в Польше, назначили министром национальной обороны и заместителем председателя Совета министров Польской народной республики.

[XIV-1] Данные о потерях 274-й стрелковой дивизии приведены по донесениям о безвозвратных потерях, составленных штабом дивизии и направленных в органы НКО СССР по персональному учету потерь Красной Армии. Донесения выложены на интернет-сайте «Некоторые статистические материалы по истории Второй мировой войны» http:/ /tashv.nm.ru.

[XV-1] Боевой состав войск Западного фронта во время наступления на Оршанском направлении 12 октября – 2 декабря 1943 г. менялся, ввиду вывода ряда соединений и частей в резерв Ставки и на другие фронты, за счет перераспределения их между общевойсковыми армиями, отвода войск в резерв фронта с заменой на другие соединения, прошедшие доукомплектование и вновь вводимые в бои. По данным на 1 ноября 1943 г. Западный фронт объединял:

- 10-ю гв. армию в составе 7-й гв. стрелковый корпус (207-я, 208-я, 312-я стрелковые дивизии), 15-й гв. стрелковый корпус (30-я гв., 85-я гв. стрелковые дивизии), 19-й гв. стрелковый корпус (22-я гв., 56-я гв., 65-я гв. стрелковые дивизии), 29-я гв. стрелковая дивизия, 152-й укрепрайон, 3-я штурмовая инженерно-саперная бригада, 153-я танковая бригада, 119-й отдельный танковый полк, 1445-й самоходно-артиллерийский полк;

- 10-ю армию в составе 38-й стрелковый корпус (64-я, 212-я, 385-я стрелковые дивизии), 49-я, 330-я, 347-я стрелковые дивизии;

- 31-ю армию в составе 36-й стрелковый корпус (215-я, 274-я, 359-я стрелковые дивизии), 45-й стрелковый корпус (88-я, 220-я, 251-я стрелковые дивизии), 70-й стрелковый корпус (58-я, 338-я, 371-я стрелковые дивизии), 71-й стрелковый корпус (82-я, 133-я, 331-я стрелковые дивизии), 1-я штурмовая инженерно-саперная бригада, 42-я гв. танковая бригада, 1435-й и 1830-й самоходно-артиллерийские полки, 2-й гв.отдельный мотоциклетный полк, 2 гв. танковый корпус (4-я, 25-я и 26-я гв. танковые бригады, 4-я гв. мотострелковая бригада, 1819-й и 1833-й самоходно-артиллерийские полки, 1500-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, 273-й минометный полк, 1695-й зенитно-артиллерийский полк);

- 33-ю армию в составе 61-й стрелковый корпус (62-я, 63-я стрелковые дивизии), 65-й стрелковый корпус (144-я, 153-я, 222-я стрелковые дивизии), 42-я, 164-я стрелковые дивизии, 256 танковая бригада, 63-й гв., 64-й гв., 248-й отдельные танковые полки, 1495-й самоходно-артиллерийский полк;

- 49-ю армию в составе 62-й стрелковый корпус (70-я, 160-я, стрелковые дивизии, 36-я стрелковая бригада), 139-я, 247-я, 277-я, 344-я, 352-я стрелковые дивизии, 196-я танковая бригада;

- 68-ю армию в составе 69-й стрелковый корпус (76-я, 157-я, 290-я стрелковые дивизии), 72-й стрелковый корпус (159-я, 174-я, 192-я стрелковые дивизии), 81-й стрелковый корпус (95, 173-я, 199-я стрелковые дивизии), 1537-й самоходно-артиллерийский полк;

- полевое управление 5-й армии (находившиеся ранее в составе армии 207-я и 312-я стрелковые дивизии были переданы 10-й гв. армии);

- соединения и части фронтового подчинения - 1-я польская пехотная дивизия, 154-й укрепрайон, 3-й гв. кавалерийский корпус (5-я гв., 6-я гв., 32- я кавалерийские дивизии, 1814-й самоходно-артиллерийский полк, 144-й гв. истребительно-противотанковый полк, 3-й гв. минометный полк, 1731-й зенитно-артиллерийский полк), 2-я гв., 23-я гв., 43-я гв., 120-я, 213-я танковые бригады, 56-й гв. отдельный танковый полк, 1494-й самоходно-артиллерийский полк.

Артиллерийскую группировку фронта составляли 2 артиллерийские дивизии прорыва, 2 пушечные артиллерийские дивизии, 3 отдельные артиллерийские бригады, 21 отдельный артиллерийский полк, 5 истребительно-противотанковых артиллерийских бригад, 8 отдельных истребительно-противотанковых артиллерийских полков, 10 отдельных минометных полков; зенитная артиллерия - 4 дивизии, 23 полка, 4 отдельных дивизиона; гвардейские минометные части («катюши») – 1 дивизия, 2 отдельные бригады и 6 полков.

В составе инженерных войск фронта - 4 инженерные бригады, 27 отдельных инженерных батальонов и 12 понтонно-мостовых батальонов.

Авиационная поддержка войск фронта возлагалась на 1-ю воздушную армию в составе 3 бомбардировочных, 4 штурмовых, 2 истребительных, 2 ночных бомбардировочных авиационных дивизий, 2 отдельных истребительных и 1 разведывательного авиационных полков.

В ходе операции состав армий изменялся, в частности, значительно, по сравнению с началом операции, был увеличен за счет других объединений фронта состав 10-й, 31-й и 68-й армий. Управление 21-й армии, передав свои войска в состав других объединений фронта, было в конце октября отведено в резерв Ставки, управление 5-й армии, отведенное в тыл после передачи своих соединений в состав 10-й гв. армии, приняла в ноябре под свое управление ряд соединений и частей из других объединений.

Во фронтовой наступательной операции на Оршанском направлении приняли участие соединения и части 10-й гв., 31-й, 33-й, 49-й и 68-й армий, а также 21-й армии – в октябре и 5-й армии - с ноября 1943 г.]

.[XV-2] Состав 4-й полевой армии – 12-й армейский корпус (26-я, 56-я, 262-я пехотные дивизии), 9-й армейский корпус (35-я, 252-я, 330-я, 342-я пехотные дивизии, 78-я штурмовая дивизия), 49-й танковый корпус (95-я, части 113-й, 337-я пехотные дивизии, 25-я танковая дивизия, 1-я моторизованная бригада СС), 27-й армейский корпус (52-я, части 113-й, 197-я пехотные дивизии, 18-я танко-гренадерская дивизия).

[XV-3] Наряду с руганью и хамством, унижением достоинства подчиненных, нередки были и случаи рукоприкладства. Так например, из распоряжения Генштаба от 1 октября 1943 г. известно, что 5 сентября, следуя на автомашине мимо КПП, командир 5-го гв. кавалерийского корпуса генерал-майор А.Г.Селиванов не выполнил указания об остановке для проверки документов. Согласно инструкции дежурный по КПП произвел предупредительный выстрел, после чего при свидетелях, в числе которых оказался сотрудник контрразведки «Смерш» капитан госбезопасности Строилов, подвергся оскорблениям и был Селивановым избит. Только благодаря присутствию столь неудобного свидетеля, случай этот получил широкую огласку, не отразившись, впрочем, на репутации и карьере генерала, которому через несколько месяцев после упомянутого распоряжения Генштаба присвоили звание генерал-лейтенанта. Селиванов был опытным, умелым и мужественным командиром, ему такое, как и другим в подобных случаях, многое прощалось.

[XV-4] Герой Советского Союза генерал-полковник В.Н.Гордов, закончив войну командующим 3-й гв. армией, командовал затем войсками Приволжского военного округа. Чувствуя себя ущемленным назначением на пост во второразрядный тыловой округ, отодвинутым на второй план в военной иерархии, будучи при этом человеком амбициозным и несдержанным, он позволял себе резкие критические высказывания в адрес руководства вооруженных сил и страны. Более того, в разговорах с близкими ему людьми, которые фиксировались органами госбезопасности, Гордов в свойственной ему манере, причем в самых сильных выражениях, характеризовал самого Сталина. Генерал был арестован, судим как заговорщик и в 1951 г. расстрелян. Послевоенная судьба Гордова, наряду с нелестными оценкам сослуживцев и подчиненных, во многом способствовала негативным характеристикам его личных качеств, т.к. в сознании многих определенным образом подкрепляла справедливость выдвинутых против него политических обвинений.

[XV-5] Денежное довольствие командира стрелкового полка составляло в 1942–43 гг. 1800 руб. начальника штаба – 900 руб., пом. начальника штаба – 800 руб., командира стрелкового батальона – 850 руб., роты – 725 руб., взвода – 600 руб. Делопроизводителю штаба полка положено было 527 руб. Кроме того в период нахождения части в составе действующей армии комначсоставу (офицерам) выплачивались полевые деньги в размере 25% от оклада, один раз в течение всей войны находившимся в действующей армии полагалось единовременное пособие в размере месячного оклада. Все деньги начислялись на вкладную книжку военнослужащего. Деньги, которые оставались на книжке после перечисления на денежный аттестат для перевода семье, можно было получить наличными и потратить, к примеру, на приобретение товаров в автолавке Военторга, где продавались принадлежности для бритья и лезвия, зубной порошок и щетки, почтовые конверты и открытки, папиросы, нитки, иголки и другие товары из подобного весьма ограниченного перечня. Денежные операции осуществлялись полевыми кассами Госбанка, которые входили в штатный состав каждой дивизии и отдельной бригады. На безналичную систему расчета с введением денежных аттестатов в 1942 г. перешли и войска Красной Армии военных округов и недействующих фронтов, а также находящиеся в резерве Ставки.

Несмотря на карточную систему распределения всех продовольственных и большинства промышленных товаров в годы войны, нельзя вовсе отрицать значения денег, которые получала семья по аттестату. Существовали рынки, где городской житель на деньги своего близкого, командира взвода, к примеру, мог купить полпуда или пуд картофеля, в зависимости от цен, или другие овощи, мог обзавестись для себя или своего ребенка парой ботинок. Сейчас все это кажется мелочью, незначительной для поддержки семьи, но в те голодные годы мелочи эти воспринимались в тылу совсем по-иному. Существовали и т.н. «коммерческие» магазины, где продукты питания продавались без карточек, но цены там были очень высокие.

Нельзя забывать, конечно, что у большинства военнослужащих, рядовых и сержантов, денежное довольствие на фронте составляло от 14 до 60 руб., а у некоторых дополнительно небольших сумм за уничтожение боевой техники противника, доплаты снайперам, а также за полученные ордена и медали. Денежных аттестатов их семьи не имели.



             «Война Степана Шкипарёва. Предисловие» - http://www.proza.ru/2013/06/26/945
             «Война Степана Шкипарёва - I» - http://www.proza.ru/2013/07/15/989
             «Война Степана Шкипарёва - II» - http://www.proza.ru/2013/07/16/1398
             «Война Степана Шкипарёва - III» - http://www.proza.ru/2013/07/17/691
             «Война Степана Шкипарёва - IV» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1047
             «Война Степана Шкипарёва - V» - http://www.proza.ru/2013/07/20/1641
             «Война Степана Шкипарёва - VI» - http://www.proza.ru/2013/07/21/1904
             «Война Степана Шкипарёва - VII» - http://www.proza.ru/2013/07/24/1030
             «Война Степана Шкипарёва - VIII» - http://www.proza.ru/2013/07/25/1042
             «Война Степана Шкипарёва - IX» - http://www.proza.ru/2013/07/29/1426
             «Война Степана Шкипарёва - Х» - http://www.proza.ru/2013/08/01/996
             «Война Степана Шкипарёва - ХI» - http://www.proza.ru/2013/08/03/1608
             «Война Степана Шкипарёва - ХII» - http://www.proza.ru/2013/08/16/756
             «Война Степана Шкипарёва - ХIII» http://www.proza.ru/2013/09/19/1017
             «Война Степана Шкипарёва - ХIV» - http://www.proza.ru/2013/09/29/1677
             «Война Степана Шкипарёва - ХV» - http://www.proza.ru/2013/10/15/1158
             «Война Степана Шкипарёва - ХVI» - http://www.proza.ru/2013/10/19/1291
             «
            
    Перечень литературы - http://www.proza.ru/2013/09/29/826


Рецензии