Колыбельная для смерти. Глава 4

                             СОДЕРЖАНИЕ:

           Глава 1. http://www.proza.ru/2017/04/01/1190
           Глава 2. http://www.proza.ru/2017/04/01/1250
           Глава 3. http://www.proza.ru/2017/04/01/1327
           Глава 4. http://www.proza.ru/2017/04/01/1400
           Глава 5. http://www.proza.ru/2017/04/01/1476
           Глава 6. http://www.proza.ru/2017/04/01/1498
           Глава 7. http://www.proza.ru/2017/04/01/1585

    Мотор, установленный на резиновой лодке тихо урчал. Лодка скользила по спокойной, черной в ночи, воде из Ливана в Израиль. В ней, низко пригнувшись, сидели Саддам и еще трое ребят под его командованием, Асаф (имя, означающее "угнетающий, притесняющий" (араб.)), Абдалла (имя, означающее "Слуга Бога" (араб.) ) и Залим (имя, означающее "несправедливый, жестокий" (араб.)).

   Саддама распирала гордость, что он, фактически еще мальчишка, не достигший и 17 лет, командует звеном настоящих боевиков. Это делало его не по годам взрослым. Да и дело, с которым они плыли к берегам Израиля было нешуточным. Им было дано задание захватить еврейских заложников, за которых потом можно было требовать отпустить из еврейских тюрем арабских героев. Даже мертвые евреи пригодились бы, так как можно было обменять их на трупы арабских шахидов, чтобы достойно, со всеми почестями захоронить героев.

   Боялся ли Саддам смерти? - Да кто-ж ее не боится! Но главное - не попасться в лапы грязных евреев, а смерть почетна. Лишь бы без мучений. В свои 16 с половиной лет, он не познал еще ни одной девушки, хотя прекрасно умел получать оргазм и сам. А вот когда он попадет в рай, его будут ублажать прекрасные девственницы. Его семья получит почести и, что тоже немаловажно, немалые деньги за сына-шахида.
   
   Ну вот и берег. Уже почти рассвело, потому надо торопиться. Еще надо найти место где можно спрятать лодку.

    Вот и подходящее местечко - пляж, прикрытый от города скалами, а перед ними огромные валуны, образовавшиеся от обвалов подмытых водой скал.

    Они выключили двигатель и на веслах тихо подплывали к берегу. Саддам в бинокль внимательно осматривал окрестности, люди на берегу были бы очень нежелательны. Но никого не было видно и он тихо дал команду причаливать. Они вытащили лодку на песок, перетащили ее за валуны, укрыли брезентом и забросали песком и всяким мусором, который выносил на берег прибой. Затем они засыпали след от перетаскивания лодки и, держа в руках калашниковы и М16, гуськом потянулись к окраинам Нагарии.

   Город еще спал и им на пути не встретилась ни одна живая душа. Подошли к одной из крайних трехэтажек. Дверь подъезда была заперта.
   - Звони в интерком, - приказал Абдалле Саддам.
   Из интеркома раздался женский голос:
   - Кто там? - это был не иврит, а какой-то другой язык, возможно русский.
   От неожиданности Абдалла на арабском сказал:
   - Откройте, нам нужно что-то спросить.
   Теперь уже на иврите из интеркома прозвучало:
   - Убирайтесь, я сейчас полицию вызову!
   - Ах ты-ж упрямая дочь вонючей ослицы! Залим, ломай дверь!

   Несколькими выстрелами Залим расстрелял замок и они ворвались в подъезд. Неожиданно одна из дверей приоткрылась и оттуда раздался выстрел. Абдалла, как подкошенный упал и под его телом стала расплываться на балатах (каменная плитка, которой выстилают полы в израильских домах (ивр.)) лужа крови.
   Залим, с криком: "Аллах У-Акбар" сорвал с пояса гранату, выдернул чеку и метнул ее в приоткрытую дверь. Раздался взрыв, и дверь сорвало с петель, выбросив ее на лестницу. Рядом с ней упало искореженное тело человека в одних трусах и майке. Все это с трудом можно было рассмотреть в туче пыли и дыма. Пыль белым саваном укрывала два трупа - араба и еврея.

   - Уходим! - закричал Саддам.

   Они выскочили во двор и чуть не врезались в полицейскую машину, которая с мигающими огнями и завывающей сиреной подлетела к дому. Видно, кто-то из жильцов позвонил в полицию. Из машины выскочил полицейский в черных штанах и голубой рубашке, выхватывая пистолет. Но выстрелить он не успел, Саддам очередью из калашникова всадил в него не менее 10 пуль. Затем подскочил к упавшему телу, и в озверении выпустил весь оставшийся в магазине боезапас. От попадания пуль тело дергалось как живое, голубая рубашка стала атласно-красной.

      Продолжение здесь: - http://www.proza.ru/2017/04/01/1476


Рецензии
Все, как по писанному. Все у Саддама, как у каждого мусульманина, впитано с молоком матери.

Любовь Павлова 3   02.04.2017 18:16     Заявить о нарушении