Модель

Модель

     Моторчик взвыл, вмиг превращая натужность сопротивления красного карбона воде в звон и полет прыжка и катерок, подскочив на созданной им же волне, взмыл в воздух. Будто в замедленной съемке он обернулся раз, … другой … вокруг левого легкого борта, и через сальто сразу «словил нос», врезавшись им в невозмутимо-вечную плотность воды.
     Мальчик на берегу радостно запрыгал и захлопал в ладоши, а хозяин этого «счастья», вздохнув об утерянной скорости, полез доставать беспомощно болтающиеся теперь кверху днищем результаты кораблекрушения.
     «Модель …» - мысль выскочила внезапно, как это теперь часто случалось в последнее время.
     Поток мыслей вот уже не первый год возникал внезапно, иногда среди ночи, мгновенно обобщая, строки, формулы, превращая их в ясные картинки, будто только и ожидая каждую секунду очередного, нового короткого толчка. Возникшая схема сразу очертила давно и хаотично роившиеся в голове смутные молекулы, мошки, точки отдельных случаев и сразу, мгновенно придала им вид почти совершенной сетки. Контур чего-то похожего на шар - из тонкого, почти невидимого стекла. Все в нашей природе трехмерно и в законченном виде не может быть плоским, двумерным. Даже шахматы:
     «… Модель …», - человек на берегу опустил голову, устраняя внешние сбивающие с процесса и ставшие уже ненужными картинки, и отключая, насколько это было возможно слух.
     «… Модель …», - самое сложное всегда - это модель. Это он знал точно. Это известно каждому, кто хотя бы раз в своей жизни, хоть на минуту задумывался в попытке создать что-то новое, дотоле ему неведомое.
     Тонкая это субстанция - мысль, капризная она штука. Никто не знает, как она рождается и откуда берутся в голове новые образы … или они были там всегда? И нужно было лишь взглянуть на весь этот «склад» под определенным углом? Как на голограмму? Вот, шагнул от нее чуть в сторону, сдвинулся вправо или влево, на полшага всего, - и нет уже этой ясной трехмерной чудесной картинки. Пропала, растворилась она, будто и не было ее никогда.
     Здесь же картинка перед глазами была. Вот она - красный, бодрый карбоновый катерок-кораблик, резво пляшущий на созданных им же самим волнах спокойной до того, невозмутимой воды. Подпрыгивающий, взвывающий от ощущения собственной мощи, силы, превосходства над окружающими силами ленивой стихии. Взрезающий водную поверхность! Крепко толкающийся от нее и мгновенно набирающий скорость. Счастье! Чем тебе не общество? Революционное?
     Разгон, еще, еще! И, вдруг, - хрясь! И преодоленный вдруг катером предел скорости, наткнувший его на очередную, им же самим созданную, и такую неизбежную на любой воде волну, вышвыривает его прямо в воздух! Проворачивает в этом немыслимом сальто и бросает тут же обратно. И уже бьет он беспомощной рыбой, - издыхающей, разрушенной. Все еще бешено вращающей в воздухе пропеллером своего «хвоста».
     «Вот она - искомая модель социума. Странно? Ничуть. Социальная система во плоти … Природа, как и вода, присутствует всегда. От нее не избавишься. Она - основа жизни. Ее - девяносто процентов внутри каждого из нас. На что ж еще и опереться в модели сообщества, как не на нее?»
    Первый постулат тщательно пригвоздился к фундаменту Теории колышком, тут же вкрученным в твердую землю и мысль шагнула дальше, вытягивая от этой точки веревочку, чтоб не потеряться в словах, - «… которая несет на своей поверхности все эти «кораблики человеческого разума», … человеческого …», - мысли как бы сами собой собирались в видимую глазами картинку, обводя ее привычной линией послушных слов и придавая ей линейную форму искомой «таблицы», -  «… сопротивление воды практически постоянно. И именно оно определяет предельную скорость движения по поверхности «природы». Не может самое совершенное судно двигаться быстрее - взлетит на волне. А отрыв кораблика от поверхности неизменно ведет к его катастрофе, - к «социальной революции». К разрушению «двигателя» или «корпуса» общества - Экономики, производственных отношений, ну, и прочего, - тут уж как повезет. Карбон карбоном, а разрушение при ударе еще никто не отменял. Разруха …».
     Слова Булгакова автоматически втиснулись в бегущую строку мыслей, дополняя ее и пытаясь своенравно утолкать поток размышлений куда-то в сторону:
     «Разруха не в клозетах, она - в головах». Что есть, то есть, прав тут Булгаков, вот только поверхностно это. «Что вижу, то пою». А процент природной «неорганичности» задан природой заранее, определен нашей животной сущностью, - этой «неорганичностью», - он посмотрел на собственное, отделяющее его кепку от бетонного парапета тело, и констатировал, - … Животный механизм для транспортировки разума. Сплошная вода. Процентов девяносто - от общей массы? Маловато для мозга остается, да и там …», - школьные цифры о задействуемых в течение жизни пяти процентах только еще больше расстроили неоптимальностью этого громоздкого создания - «человек».
     «Так что, - мимоходом унизивший себя разум продолжил, - если бежишь слишком быстро - рано или поздно увеличивающаяся ширина шага толкает в прыжок и ты теряешь опору под ногами в этом поистине «безумном» отрыве от земной поверхности. И вот уже ты, как дурак, как глупое неразумное животное, с удивлением болтаешь в воздухе своими совершенными евро-«адидасовскими» кроссовками, - пока не рухнешь обратно вниз и не сломаешь или не подвернешь себе обе ноги. Хорошо еще, если ты - профессиональный прыгун и прыгнул на заранее подготовленный специальный песок. Тогда ноги, может быть, и уцелеют. Но где ж это видано, чтоб по природе везде стелились гаревые дорожки с мягкими секторами для прыжков? На то она и корявая, своевольная природа, - он сдвинул кепку на лоб и невольно почесал затылок, в очередной раз удивляясь общечеловеческой самоуверенности, - Где ж это видано, чтобы государство только и состояло, что исключительно из профессионалов? Вот и беги теперь стремглав по лесным корням и прыгай себе не на мягкое, а на камни, как дурак, животное. «Революционный» перелом ног гарантирован».

     Извлеченный из своей «природной среды» красный лаковый скоростной кораблик, болтая подломленным в попытке преодоления рекордной скорости рулевым оперением, безропотно принимал свою судьбу. Он надеялся только на силу и умелость бережно прижавших его к груди сильных и любящих больших ладоней.
     - Превышение предела суммарного КПД корпуса и двигателя?
     Моделист-любитель удивленно, непонимающе обернулся. Человек на берегу вздохнул и примирительно махнул рукой, снимая напряжение ненужного и явно «постороннего» вопроса:
     - Это я о своем. Так … Классный корабль! - моделист тут же счастливо заулыбался навстречу похвале, - У меня где-то дома валяется еще советский двигатель от модели самолета. Только он на топливе, а не электрический. Его КПД меньше, - мысли о КПД все еще крутились в голове, не оставляя и не отставая, но здесь они были ни к чему - каждому свое.
     - А приносите, посмотрим, - вспыхнувший в глазах собеседника «модельно-испытательский» энтузиазм мгновенно «завилял хвостом» в предвкушении новой перспективной забавы познания.
    
     «Превышение предела суммарного КПД социума … экономика … скоростные биржевые спекуляции вместо низкого «КПД вложений» в реальное производство продуктов. Неплохая опора для преобразования Фурье, - человек довольно заулыбался, - … Разогнался - молодец. Разогнался больше, чем положено сопротивлением природы - взлетел, оторвался - и рухнул. А куда ты денешься? Тело, то бишь, природа, вода вон - всему голова. А одна голова без тела - это даже не прикольно», - картинка французской гильотины с валяющейся рядом с ней в корзине человеческой головой, вращающей еще живыми глазами невольно возникла перед его внутренним взором, но он отмахнулся от нее, снова возвращаясь к линейности построений.
     Картинка маленькой водной катастрофы снова встала перед ним. Разгон, волна, взлет, падение и … хрясь!
     «Была бы скорость чуть поменьше, уцелел бы и разогнался бы и победил … бы … но тут расчет нужен, … А так, - неизбежное кризисное разрушение и снова - вручную «греби себе голыми лапками от бортов», вместо моторчика. Вот тебе и экономика банковской Европы, вот тебе и биржевая Америка и сверхприбыль контрабандного Китая с его мизерными вложениями. Слишком высокое КПД невесомого «бумажного» двигателя акций при относительной слабости и легкости «карбоново-воспитательной» основы корпуса государственного судна. И пока не отстроишь все заново на нормальных промышленных рельсах с нормальным стальным шпангоутом …», - человек повернулся и, махнув на прощанье рукой, быстро зашагал от берега, привычно легко прыгая с камня на камень на пути в гору.

             «Чистый Разум» - «миниатюрные» рассуждения о Науке и о строении Вселенной:
«Повелитель огня» ч.1              http://www.proza.ru/2016/01/29/17
«Повелитель огня» ч.2. Туман http://www.proza.ru/2016/01/31/14
«Три умных лица»                     http://www.proza.ru/2015/12/17/60
«Наука побед?»                          http://www.proza.ru/2015/12/21/12
«Зачем?»                                     http://www.proza.ru/2015/12/28/13

1 «Как искривить теорию»       http://www.proza.ru/2014/08/06/44
2 «светящийся Мир»                 http://www.proza.ru/2014/08/07/44
3 «Слабость притяжения»         http://www.proza.ru/2014/08/08/115
4 «Клаустрофобия»                    http://www.proza.ru/2014/08/09/86
5 «Резонанс»                               http://www.proza.ru/2014/08/13/49
6 «На двух стульях»                   http://www.proza.ru/2014/08/14/39
7 «Хаос»                                      http://www.proza.ru/2014/08/15/164
8 «Музыка сфер»                        http://www.proza.ru/2014/08/18/62
9 «Параллельность»                   http://www.proza.ru/2014/08/19/41
10 «Кривизна времен»               http://www.proza.ru/2014/08/20/120
11 «Белые пятна Черных дыр»  http://www.proza.ru/2014/08/30/62
12 «Совпадение»                         http://www.proza.ru/2014/09/25/68
13 «Время»                                  http://www.proza.ru/2015/09/16/47


Рецензии