Глава 11. В Петрограде

Начало: http://www.proza.ru/2014/09/07/790

Глава одиннадцатая. В Петрограде

Повалил снег, быстро превратив Колю в белый столбик, а он все стоял на одном месте. Видимо, его план побега так далеко не простирался. А может, ему времени не хватило, чтобы все как следует обдумать. Бежать-то он собирался весной!

Я высунулся в прореху между полами пальтишка и посмотрел на мальчика.

- Знаешь, кто это был? – возбужденно проговорил Коля. – Люди из банды Ваньки Белки! Я слышал, как в детдоме про них говорили. Будто держат Петербург и окрестности в страхе! Автомобили забирают и вообще произвольничают, так что нам с тобой повезло, что маленькие!

Вероятно, за словом «произвольничают» скрывались ужасные вещи, которые произошли с Шурочкой и водителем-балагуром Тимофеичем…

Коля наконец принял какое-то решение и уверенно зашагал по улице. Я в Петербурге-Петрограде не бывал, а потому с интересом разглядывал дома, совершенно непохожие на мою девятиэтажку и даже на деревянный особняк, оставшийся в Детском Селе. Эти точно были дворцами: с колоннами, причудливыми лепными украшениями, позолотой… Жаль, из-за снегопада не удавалось рассмотреть их получше.

Впереди показалось небольшое скопление народа. Все внимательно слушали молодого человека в длинном пальто, не по сезону тонком, и без головного убора, так что волосы его уже густо покрыло белым. Из теплых вещей на нем был только длинный вязаный шарф, несколько раз обмотанный вокруг шеи.  Юноша крепко держался одной рукой за чугунный фонарный столб, на тумбе которого стоял, а другой яростно жестикулировал – видимо, чтобы компенсировать недостаточную громкость охрипшего голоса.

Мы остановились, и Коля шепнул:

- Это митинг, а тот, кто выступает, – оратор!

Из длинной речи я понял лишь, что молодой человек убеждал собравшихся срочно перейти от слов к делу и выполнить обещание о передаче земли народу. Сам он при этом больше походил на студента. Впрочем, и слушатели ничем на напоминали сельских жителей. Возможно поэтому многие из них уходили, разочарованно ворча: «А-а-а, эсер! Лучше бы сказал, где хлеба достать!»

Землей мы с Колей не располагали и продолжили путь.

Возле продуктового магазина с надписью «ХЛЕБЪ» стояла извилистая очередь. Ее конец терялся где-то вдалеке, за снежной завесой. Люди шушукались, переживая, будут сегодня «отоваривать» карточки третьей и четвертой категорий или опять нет, и если нет, то куда бежать и где искать справедливости. Другие Люди тут же сердито отвечали, что это «категории» буржуазных тунеядцев и бездельников, которые вообще не должны тут находиться, а топать на «черный рынок» и сбывать там награбленное у трудового населения.

Еще нам попалась барышня, которая громко декламировала стихи, не обращая внимания на отсутствие слушателей и облепивший ее снег. Возле нее мы тоже задержались. Не знаю, как Коле, а мне понравились строчки про пса безродного и шелудивого. К тому же там было про вьюгу и хлесткий ветер. (Они и в жизни разгулялись не на шутку!) Потом вдруг раздалось знакомое: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» И я вспомнил Шурочку и ее слова: «Это Блок!» Говорилось и про бандитов, и даже про Ваньку (уж не того ли самого?!). Коля замерз и потопал дальше, так что я не узнал, чем закончилась поэтическая история.

Пробираться то мимо очередей, то сквозь митингующих нам пришлось не раз. Каждый оратор агитировал за что-то свое: кто за мир любой ценой, кто за войну до победного конца. Я не понимал, как Люди определяли, за кем следовать, только все больше осознавал, в какое сложное и тяжелое время метнула меня судьба-злодейка, прикинувшаяся сладким эликсиром!

Коля остановился перед подъездом трехэтажного дома. Хотя «подъезд» - это я по старой «послереволюционной» привычке. Над крылечком в две гранитные ступени возвышалась высоченная дубовая дверь с резными завитушками, над ней нависал кованый козырек, а по бокам прилепились белые колонны. Красоту портили две широкие доски, крест накрест прибитые к створкам, так что войти мы не смогли. Такими же досками были заколочены окна.

Коля присел на верхнюю ступеньку.

- Вот, Белыш! (Это он для меня такое имя придумал.)  Здесь я раньше жил.

Видимо, мы добрались до того места, куда он собирался бежать. Наверное, надеялся встретить кого-нибудь из родственников или знакомых. Мне стало грустно, что ничем не могу помочь мальчику.

- Нужно попасть на фронт! Там папа! – вдруг решительно заявил Коля, и я восхитился его мужеством.

У меня бы не хватило смелости лезть в самое пекло! А ведь придется – одного Колю я не отпущу! Знать бы только, как выглядит «фронт» и в какую сторону нам идти…


Комментарии в Главе для любознательных: http://www.proza.ru/2014/09/24/190

Продолжение: http://www.proza.ru/2014/09/29/1789


Рецензии
Уж и не знаю, кого теперь больше люблю - котов или крысиков.
"Я не понимал, как Люди определяли, за кем следовать, только все больше осознавал, в какое сложное и тяжелое время метнула меня судьба-злодейка, прикинувшаяся сладким эликсиром!" - да-а, попал Пафнутий в серьезные времена. Зато Коле повезло - встретил такого надежного друга, правда, немного наивного: "У меня бы не хватило смелости лезть в самое пекло! А ведь придется – одного Колю я не отпущу! Знать бы только, как выглядит «фронт» и в какую сторону нам идти…"
Оленька, удачи тебе и новых фантазий. С теплом, Татьяна.

Татьяна Рогожина   28.02.2016 18:35     Заявить о нарушении
Привет, Танечка!!
Очень тебе рада!! После появления Пафнутия многие мои читатели призадумались, определяя, к кому теперь тяготеют больше:))))

Спасибо за пожелания, солнышко!! Приятного вечера!!

Ольга Малышкина   28.02.2016 19:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.