Хорошее настроение

         Глава из романа - эпистола "Осенние листья"
                              2000-2001 год.
     Читать предыдущую главу http://www.proza.ru/2016/07/29/1447

   Давид – 22.10.01.
…Вчера получил ваши письма, но не в силах был ни писать, ни работать. Ездил к врачихе-палачу, оказавшейся очень ласковой и утешающей, но все равно мучила - а что ей оставалось делать, и я просил у нее чего-нибудь от инфаркта, а она утешала, что это нормально и зуб пройдет. Потом боли уже не было, но я будто вернулся из фашистского плена после месячных пыток. Но не забежать сейчас, хоть на минутку в Комаровку я все же не смог, потому что Вы должны знать, что со мной все в порядке. И, сейчас я, мне кажется, как огурчик, пусть малосольный, но все же почти свеженький (почти совсем здоровенький). Ивы должны знать, чт; я думаю о моем замечательном дружочке, любительнице кошек и собак, и мысленно шлю ей телеграммы на протяжении дня. Да здравствует и-мейл! 
А письма последние замечательные, особенно там, где написано, что Вам хорошо!   

Галя - 22. 10. 01.
Дорогой мой ("мой" - греет душу, есть что-то притягательное в
собственности, даже такой эфемерной).
 Продолжая читать мою старинную книжку, встретила «фаэтон», без которого реестр экипажей будет не полный. Как богат и расточителен язык. А названия тканей, из которых шили одежду: прюнелевые ботинки, казинетовый сюртук или просто казинет; ушедшее в прошлое "подтрунивать", "предерзостная выходка», "моя энергическая наставница". Наконец, пример воспитания. За столом дети сидят разделенные взрослыми, чтобы не разговаривали друг с другом. Разрешено только отвечать на вопросы. И, наша семилетняя героиня, переполненная впечатлениями, шепотом разговаривает со своей вилкой, ножом и ложкой. Однажды, девочка не устояла и стащила из вазы две сливы. Уличенная, призналась и должна была выбрать наказание: вечером при всех признание в совершенном проступке или, по тайной договоренности с тетей, в будущем, отказ от самого большого удовольствия. Она выбирает «отказ» и, забыв о том, радостно продолжает жить, но вот от соседа-помещика приходит приглашение, только для детей, на пикник с разными яствами и забавами, до которых тот большой любитель. Суета, все дети выбирают наряды. Девочка чувствует, что она словно изолирована от этой суеты, хотя никто ничего ей не говорит. И, душераздирающая сцена, когда она видит, что для нее не приготовлено платье, она сама достает его из сундука, торопится застегнуть. Четверка рыжих и шарабан, как заказал отец, уже у крыльца. Сапожки не застегнуты, сетка с волос сползла, но никто, словно не видит ее страданий. Вот так воспитывали нашу аристократию.
У меня новость! Один хороший друг прислал письмо, что он остался жив, и даже почти здоров после экзекуции. Сразу полегчало на душе: - Рабочии, работайти!   
А я буду сбираться в град-столицу. Поеду пораньше, чтобы побродить и познакомиться с новым для меня городом. Последние годы прозевала все изменения, так что Москва для меня все равно, что Копенгаген или Амстердам, в крайнем случае - Париж, где я была уже три раза. Буду думать о Вас, а Вы обо мне, но - ни-ни, не отвлекайтесь. Как хорошо, что Вы есть, одно сознание, что думаете обо мне, создает комфорт и покой.
С этим настроением покидаю Вас, мой терпеливый друг.

Давид – 22.10.01.
Прошлой ночью со мной приключилось такооое, такооое! В ожидании свидания с зубодробильщиками, мне снились кошмары, и один из них, очень сумбурный и нереальный, вдруг бурно закончился моей отчаянной фразой - очень реальной: - "Они исключили меня из партии! " - заорал я кому-то в совершенном отчаянии, и в ту же секунду что-то жутко грохнуло - и я проснулся. В комнате тишина, 5 утра. А у меня холодный пот (еще бы, исключили - вот атавизм эпохи!) и ясное ощущение, что грохнуло не во сне, а в моей собственной комнате. Я, лежу, не шевелясь и фантазирую: а вдруг кто-то подобрал отмычку и явился грабить мой компьютер? Слушаю - тихо. А чувство такое - ну, хоть убейте меня, в комнате кто-то есть. Сейчас он увидит, что я не сплю, и пришьет меня. Надо притвориться! И я закрываю глаза, оставив махонькую щелочку. Жду, жду, жду - ну ей-богу кто-то дышит! Мне уже кажется, что расслышал какой-то шорох. Жду еще - и начинаю засыпать, слава Богу, дурость проходит, думаю. И в этот момент: "Мяу!" Вскакиваю - сидит посреди комнаты здоровая серая кошатина! При виде меня она шугает к окну и проскальзывает сквозь шторы, щель в которых вдвое тоньше ее! Третий этаж, гладкая стена! И удирает по карнизу. Я в потрясении - как она пробралась, откуда? И в доказательство своей реальности (чтоб не подумал, что снилась) оставила она на моей бело-снежной стене свои грязные следы, величиной с медвежью лапу! Потом, когда я уже лег, она снова появилась на карнизе и позвала меня - только неясно зачем. Потому что когда я поднялся, она исчезла. И правильно сделала.
 Может, сделать перерыв? и послать за Вами, сударыня, действительно дормез? А лучше карету, и проехаться по Буа де Булонь? А? Но только ехать за Вами он будет слишком долго, да и порядком порастрясет его на раздрызганных международных проселках. Поэтому отложим до следующего раза.
Знаете, очень часто, когда я смотрю на нынешние моды - особенно нравственные - я предпочитаю оставаться старомодным и общаться с подобными же, так что не переживайте по этому поводу.
Итак, мы будем веселиться как дети и войдем в царствие небесное! Хорошая программа. С маленькой оговорочкой - я еще хотел бы и в этом земном аду порезвиться. Но пока что надо набраться терпения и разрабатывать клавиши компьютерной клавиатуры. Что мы старательно и делаем.
Вот еще должен рассказать анекдот, очень советский, о мавзолее и порядке. Тогда он был к слову…
Значит, один провинциал в очереди, поравнявшись с гробом, в изумлении остановился и воскликнул: "Глянь-ка - Ленин, ну как живой! " А милиционер ему тихо - у гроба все ж таки - шепчет: "Гражданин, не задерживайтесь, соблюдайте порядок". А тот ему: "Да нет, да ты глянь, ведь Ленин - ну как живой, елки-палки". А этот снова ему терпеливо: "Гражданин, проходите, соблюдайте порядок". А тот опять. . . раз пять. Пока милиционер не выдержал и не заорал: "Да хрен с ним с Лениным! соблюдай порядок, мать твою! "
 Извините, сами напросились. Когда-то я был отчаянным рассказчиком анекдотов. Но теперь я их не запоминаю напрочь. Кроме, самых-самых - но их так мало. Вот раньше были гуси! . . .
Я иногда ловлю себя на том, что о прошлом могу рассказывать если не много, то порядочно - а вот о сейчас, право, нечего и вспомнить. (Не рас-сказывать же Вам о Вас?) И становится. . . Но мы не будем грустить, верно? Мы уже договорились, как дети на лужайке. Это, кстати, далеко не каждый умеет. Спасибо вам за все.

Давид – 22.10.01.
…Скоро у вас там совсем будет все бело и Вы будете ходить по снегу и щеки будет щипать мороз, а у нас по-прежнему днем под тридцать и только ночью можно прохладиться при 18-ти, а море 27 градусов, купайся не хочу (но я не хочу, вот м. б. с дочкой съезжу к морю, если они-с пожелают, все будет подчинено ее планам и пожеланиям - вот к чему приводят краткие визиты).
…два письма от Вас, маленькое и большое. Маленькое о Мендельсоне - именно эту симфонию я тоже люблю, она красивая, а вообще-то я его не очень жалую(то есть не всегда). А сейчас у меня вовсю старается Армстронг (как Вы к нему?), о, до чего же красиво и музыкально - я хочу, чтобы Вы тоже послушали. Слышите? Просто блеск! Великие негры - он и Эллингтон. )
А второе ваше письмо с таким замечательным началом. Не беспокойтесь, зверь мой уже далеко, даже не верится, что он был… только после снимка я понял, что это надо было сделать ровно 5 лет назад.
Итак, останавливаемся на фаэтоне - только фаэтон! Тем более, что в мифологии он, кажется, еще и по небесам передвигался, так что вполне можно прислать за Вами фаэтон (компании Трансаэро).
Ваш рассказ о старинной жизни напомнил мне о другой ностальгии, которая меня иногда посещала. По поводу изящества старинного воспитания у меня сложные чувства, потому что, хоть я и рос во вполне интеллигентной, мирной, приличной семье - я с 3 лет был совершенно, что тогда называлось "уличным мальчишкой". По каковой причине у нас была война и разногласия с моей старшей сестрой, с детства очень интеллектуальной девочкой. Я же проводил время на улице сутра и до вечера, забегая домой только подкрепиться. И так продолжалось лет до 14, так что у меня сохранились внутренне пролетарские тяги и страх перед салоном, ей-бо! Это я, может быть, первой Вам в этом признаюсь, рискуя быть разжалованным и уволенным.
Конечно, параллельно я всегда читал книги, много, за исключением полно-го перерыва лет так с 13 до 15. Это после смерти сестры, которую я пере-живаю до сих пор. Вот с книжками и связана моя ностальгия. Всю жизнь, закупая книги для своих детей, (а поскольку они появлялись с большими промежутками, то это и продолжалось всю жизнь), я помнил, с трепетом и, постоянно, искал одну книгу* - безуспешно. Называлась она "Таинственный сад". Наверняка это была средняя детлитература, сентиментальная и красивенькая, но что-то из нее запало в детскую душонку здорово. Это была из "бабушкиных книг", я перечитывал ее сто раз - все это было до войны, то есть до 9 лет максимум. Потом вся библиотека пошла в печки у жителей оккупированной территории. И вот совсем недавно, в аннотации к одному заграничному фильму, обнаружил нечто похожее на сюжет той книги. Как я обрадовался! И стал смотреть - да, это по той книге! Но, с разочарованием выключился и как-то ностальгия после этого поугасла.
Надеюсь, Вы расскажете о вчерашней поездке в Вашу столицу (я тоже там бывал некогда, а вот в Париже был только раз и уж совсем давно-давно). Господи дай силы! Надо бы успеть еще куда-нибудь съездить - с Вами! Обнимаю - Ваш уличный мальчишка.
(*Роман американской писательницы Ф. Бернетт «Таинственный сад». )

Галя - 22-23. 10. 01. Пай-девочка.
(Ночь). Пай-мальчик пришел в себя, сразу видно! Я смеялась, несмотря на таки-и-и-е страсти, которые вы описали. Это ж надо! Исключили из пар-тии!!! Из подобных кошмаров мне снятся экзамены, на которые я пришла не одетая, эксгибициониста, какая-то. А кошке позавидовала, ах, как бы я хотела быть той кошкой! Я не представляю, что бы делала у вас в комнате, но, честное слово, я бы сразу не удрала. Ну, как минимум, я бы поцеловала вас наяву. А уж потом удрала. Я подозреваю, что предсказание насчет вашей сексуальности (помните?) начинают сбываться, правда, несколько извращенно. Чего только не бывает! Вот после этого и попробуй не верить гороскопам.
 Хочу порезвиться, ой как хочу! Я это поняла лишний раз сегодня, хотя и не сразу. Сначала погуляла по новому манежу. Слегка потратилась. Потом пошла в консерваторию. Там встретилась с мужем нашей примадонны, Александром Дорманом, и Оксаной, из нашей Комаровки. Первое отделение был Мендельсон и обещанная «Аве Мария» Артёмова. Я бы предпочла кого, другого, но сложность (боюсь назвать это мелодией - просто звуки), высота - невероятные. Восхитила наша Куинджи, которая справилась виртуозно и получила бурные овации. В антракте зашли к Тане за кулисы, поглазели на исполнителей и отправились в буфет, где Оксанка предложила выпить чего-нибудь. Я вдруг поняла, что хочу «Чего-Нибудь»! Мы взяли по бокалу - она мартини, я, конечно, шампанского. Нам стало так весело, что мы едва смогли настроиться на торжественный лад, чтобы чинно выслушать хоралы Генделя. Но, совершенно божественная музыка, как рукой сняла все веселье. Наступило блаженство. Хор, солисты, оркестр, да еще орган! 
Потом мы прошлись с Оксаной вечерней Большой Никитской, и, она же, предложила зайти в кафе. Смотрите, мне самой не приходит в голову, но я легко соглашаюсь. Мы сели у огромного окна, против церкви недалеко от консерватории, и я любовалась видом и проходящей публикой. Прошли музыканты со своими инструментами. Симпатичные, иногда немолодые, пары. Я Никуда Не Спешила. Для меня это ново, к этому надо привыкнуть. Это радует и пугает. Так хорошо сидели, но вдруг я представила, что меня ждет письмо, и, захотелось домой. И меня ожидало… ваше письмо! 
Мой дорогой друг, пожалуйста, расскажите мне обо мне. Что же это такое со мной происходит? Мне опять нравится жить. Просто гулять по городу, никуда не спешить, смеяться по пустякам с молодой приятельницей.
Анекдот про мавзолей столь уместен, что хочется сказать: - Соблюдай, порядок мать, твою! Чтобы к утру был ответ! 
Простите, пожалуйста, больше не буду, честное пионерское.

Утро.
Милый уличный мальчишка, Вы действительно уличный, где, хоть единственный поцелуй? Он, вероятно, застрял в сети, как и мое ночное письмо. А я то, ночью нежничала. . . Негоже воспитанной девице так простодушно выражать свои чувства. Срочно верните все мои поцелуи, из всех послед-них писем, завернув их в ваши ласковые слова.
У нас снег и солнце, моя дама, Анна Романовна, рубит на террасе капусту. Я поеду навестить Шамик, старую приятельницу моей мамы.
 Нечего, нечего обижаться. Сам, плохой! 

Ночь.
Милый, хороший, поздравляю с днем рождения. Конечно, гораздо лучше было бы просто обнять Вас, пожелать доброго здоровья, выпить вместе бокал вина. Но и так хорошо. Мы счастливые. Наши безмятежные отношения - залог долгих, приятных бесед, иногда, правда, на грани легкого помешательства, но ведь не без этого. Мне кажется, что нам сильно повезло в жизни. Пусть это будет подарком Вам, к юбилею, а мне от Вас - ведь не хотели бы Вы, чтобы я, в Ваш день рождения осталась без подарка?

   Давид – 23.10.01.
Милая дорогая (совсем не пай) девочка. У меня действительно что-то чудное (с обоими ударениями сразу) веселое настроение и почему-то хорошо на душе. Мы с Вами похожи, только я, честно говоря, более пуганый. Понимайте, как хотите. (Он очень любил загадки). Вообще-то у меня немного сумбур в голове - но не тот, что был от зуба, а совсем другой, как будто я немного пьяный - а ведь сегодня я даже забыл выпить свой бокал вина (ну, память никуда!) сейчас что ли наверстать - за Ваше, конечно, здоровье.
Я сразу же, конечно, кинулся в свое письмо, проверять - как это так, куда затерялся мой электронный поцелуй! Как же после этого доверять электронике? О боже, да неужели она читает письма настолько бегло? И невнимательно? Нууу… А потом уж прочитал Вашу вторую записку - ааааа. подумал я, не зря оно начиналось так смиренно-извинительно! То-то!   
Ну, я просто совсем раздурачился. Когда я читал про Ваши похождения по достопримечательностям обновленной столицы, мне пришла в голову такая фраза: "кошка, которая гуляла по ночному манежу". Там ведь еще про кошку было. Выше.
Знаете, Галочка, еще добавлю, что письма Ваши чудесные и очень смешные - я все время хохочу или улыбаюсь.
Теперь бреду спать. Снов нет. И не надо. Жизнь есть сон. Ваш лорд Хулигэн. (Фаэтон в ремонте).

Давид – 23.10.01.
Вот теперь, дорогой мой дружочек, буду отвечать в более или менее спокойном состоянии духа, во-первых, прошла ночь, да и вы меня немного привели в норму своим хорошим, разумным поздравлением. Спасибо Вам, милая, оно очень дорого для меня, и вообще Вы первая.
 Утро теперь начинается всегда со свидания с одной пай-хулиганочкой. А сегодня я вообще не намерен работать и буду заниматься спонтанно, чем придется. Выходной день! 
Ваш "эксгибиционистский" сон удивил меня! Когда-то в молодости мне очень часто снились подобные сны - это был как кошмар, очень неприятный, и они повторялись довольно часто. Кто-то объяснил, что это признак неуверенности в себе и закомплексованности - и это объяснение совпадало с правдой. Потом они приходили все реже и реже (мальчик матерел). Но от вас я такого не ожидал! Вы человек здоровый и без всяких комплексов! Я в этом уверен. Так что лучше Ваши сны объяснять каким-нибудь другим более интересным и интригующим способом. (Надеюсь, вы простите мне мое маленькое хулиганство - что взять с лорда Хулигэна?! ) Зато я чуть-чуть развеселился. За ваш счет, эгоист этакий.
По поводу кошки, ночной посетительницы. Хотите верьте, хотите нет - но тогда, сонный и полусознательный, увидев это странное явление(дальше я наплюю на согласование), у меня мелькнула сразу же мысль о Вас. (Подъезжая к станции, у него слетела шляпа. ) Нет, я не подумал, что это Вы. Я все же был и есть в норме. Но каким-то мгновенным ассоциативным рядом мысль сразу же воспроизвела Ваш образ. Я только подумал: но чего ж она тогда удрала? (Ну, это уже я сейчас прибавил, сознаюсь. Но, вообще-то вопрос резонный. ) И какая-то мистика тут есть. (А без нее скучно. )
Как Вы хорошо гуляли! Но об этом я уже писал… А по поводу Артемова хочу признаться, что я эту музыку не понимаю. Кое - что с трудом у Губайдуллиной, то же и с Каретниковым. Я специально их старался слушать, чтобы познакомиться – нет, не воспринимаю. Дело, конечно, только во мне - ну и что? Последнего, кого я люблю (уже давно) и понимаю практически всегда - это Шнитке. Еще в 76 году на одном из его (редчайших тогда) концертов я совершенно обалдел и подумал: "Он простой обыкновенный гений". Для меня он вершина музыки. И ее конец. После - для меня - какофония. Я даже случайно написал вторую букву А вместо О, и это верно (для меня), но я исправил, а то уж слишком вульгарно. Шнитке еще интересен тем, что в нем слились две мощные ветви музыки: русская и европейская (даже не немецкая, хотя от них у него очень много). Прослушав небольшую лекцию, хорошо бы приступить к прослушиванию. Но будет ли Вам слышно из такой дали? Вы наверняка знаете его и должны любить, потому что у него есть совершенно потрясающие трагические вещи. По странному (опять же) совпадению я, - при том, что люблю, в общем-то, разную музыку - больше всего люблю трагическую. Вершины есть (последовательно) у Бетховена, Малера, Шостаковича - и Шнитке.
Уж простите за мою затянувшуюся музыкальную паузу. Но такой нашел стих. И это связано с Вами, с Вашими письмами. Сегодня с раннего утра, например, звучала по радио Ваша любимая Итальянская Мендельсона, одна - самая красивая часть.
А вчера днем, когда я сидел за Мрожеком, исполняли первую часть его (не Мрожека, а Менделя, конечно) знаменитого трио. И я сразу же подумал о Вас (хотя если перечислять все моменты, когда я "вдруг" подумал о Вас, то придется рассказывать весь день подробно - от бокала вина вплоть до кошки). И захотелось рассказать, что с этим трио у меня связано детство - можно сказать символ, один из самых сильных, потому что мы часто втроем играли его дома - мама, папа и я. И это были высшие моменты единения и понимания, семья (сестры уже не было). Потом всю жизнь я хотел его послушать, но ни в концертах, ни на пластинках не обнаруживал. И только здесь, в Израиле, где одна станция передает классику 20 часов в сутки, я услышал его, вы не представляете, что со мной было. Музыка - это ведь самая сильная ассоциация (для меня). И с тех пор я слышал его не раз, и каждый раз все равно волнуюсь.
 Больше всего Вы порадовали меня описанием Вашего настроения! Зачем объяснять- "что с Вами"? Вы возвращаетесь к жизни - и это замечательно! И так заразительно, что и у меня прибавилось энергии и захотелось выскочить из кресла, сползти с дивана и куда-то шляться. Не ищите объяснений - а просто радуйтесь своему счастливому характеру - не ищите причин снаружи. Все - в нас! я в это свято верю. Судьба - это характер (в широком, глубоком понимании. Я согласен с идеалистами: мир - это мы. Точнее - я. ) Я счастлив за Вас. И мне тоже, в общем-то, везет в жизни - так я считаю. Если не во всем, то с людьми - да. И в Вашем поздравлении все написано очень правильно. Вы умница. И теперь я с удовольствием целую, обнимаю и желаю хорошего дня и светлого настроения. - Ваш кошачий царь. Д.

Галя - 24. 10. 01. Высоколордному сэру Хулигэну.
Сэ-эрр! Добрый день! Вообще-то еще утро, но пока Вы это извлечете из ящика, он, самый, и будет. (Вот ведь, сколько одних запятых понаставила). Как говаривала Сова, - я не посчиталась с расходом графита. Надеюсь, мое поздравление поступило во-время, хотя, к большому сожалению, несмотря напринятые меры, надежда оказаться в более конкретном виде (посланное обычной почтой фото) на вашем юбилее, не оправдалась. Я рассчитывала на прикосновение к моему, извините, носику на фото - ваше-го бокала.
 Достопочтенный сэ-ррр! Ваше утреннее, вернее ночное письмо пришло своевременно, так что я имела честь проглядеть его за чашеч-кой коф-э. Мило, очень мило. Вы, несомненно, владеете даром обольщать женщин. Виден большой опыт. Это так мы рассмотрели Вашу фразу "я более пуганый". Сами виноваты. Предложили поразмыслить, вот и вывод. А сейчас, с-э-р, я обнимаю Вас, и делаю ручкой! Вернее мышкой, adieu! Предстоит важное дело, я уеду надолго. Так что до вечера.

Давид -  24.10.01. Армянская загадка.
 Мне ее папа загадывал еще в детстве, так что простите за нафталин. Что такое - стоыт на столе и пышется через четыры Ы? - правильно - быныдыктын. А что такое - пышется через четыре Ы и лежит под столом? А вот и неправильно - это ымыныннык!   
После такого вступления Вам стало ясно, что я в маразме - но уже и пора, сегодня ведь знаменательная дата! Чего уж тут скрывать. Хотя я, честно говоря, верить решительно отказываюсь. Вот Леонид Ильич к этому времени был уже в полном порядке, это нормально.
 Я, как и обещал, сегодня принципиально не работаю, и не отказал себе в удовольствии ответить Вам почти немедленно на утреннее послание.
Так вот, дорогая Галочка, у Вас зоркий глаз и меткий ум. Вы совершенно точно определили смысл моей фразы насчет пуганности. При чем - можно сказать, на ходу, играючи, за чашкой кофе буквально. Этим когда-то отличался только Шерлок Холмс. И теперь Вы в безопасности - теперь-то уж Вы будете на чеку (вместе что ли? да ладно) и не будете на страже (это уж точно отдельно) и не отдадитесь моим коварным проискам.
Нет, каково! Джентльмен, хоть и сомнительного (пролетарско-купечески-еврейского) происхождения, пишет в пылу и в жару - а милая леди небрежно "проглядывает" его за чашечкой кофэ!!! Впрочем, так и должно быть! Я-то точно знаю, что мужчина создан из женской - и вовсе не ребра, а лопатки, а вовсе не наоборот.
 А еще - "сделала... мышкой". А мне сразу захотелось сказать: "Целую пани Мышку".
 Можно похвастать? сегодня в честь моей знаменательной (а может, правильней - числительной?) даты, на стройке, что под окнами, устроили большую уборку. Убирают все, что они успели нашвырять за год стройки, в основном железо (оно особенно хорошо гремит) и прочая дрянь, нагнали техники – бульдозеры, тракторы, тяжеленные тягачи - и все это целый день гремит под окнами в мою славу! Знайте, с кем имеете дело! Я даже иногда снисхожу и величественно-приветственно машу им из окна, чтоб они хоть чуть-чуть глянули на того, ради которого весь шум-сыр-бор. Надо уважать народ. К сожалению, все это закончится часов в шесть. Но поскольку сего-дня они начали еще ночью - готовились: что-то уже гремело, подтягивалась техника, гудела, рычала, - то есть надежда, что и закончат они не к вечеру, а дай Бог, до утра продлят праздник!   
Но вечером, не зависимо ни от чего, еще раньше, чем я напьюсь с моими непьющими друзьями до потери сознания, обещаю чокнуться с Вами мыс-ленно (за неимением ни. . . ни. . . и даже ни фотки). Целую и обнимаю Вас, Галочка, нежно и даже подхалимски - в надежде снискать прощение за все мои хулиганские выходки.
 - Ваш лорд-пролетарий умственного безделья Д.

               
                Читать след главу http://www.proza.ru/2016/08/04/582


Рецензии
Только увлечённость, и.о. подушки безопасности, даёт чувственность движению жизни.
А лето чуть призадумалось, и двинуло напролом к сентябрю, по охлаждённому Ильёй августу!
Привет столице комаров:-=))

Он Ол   04.08.2016 14:37     Заявить о нарушении
Как удержать это состояние, и надо ли? Ведь и оно захочет еще большей высоты? И где предел желания? Так и лето. Вот оно, но не удержишь, того и жди начнется спад, что естественно и законно. Комары толерантны, как ни странно.

Кенга   04.08.2016 17:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.