Не послать ли за Вами дормез, сударь?

             Глава из романа - эпистола "Осенние листья"
                              2000-2001 год.

      Читать предыдущую главу http://www.proza.ru/2016/07/26/888

       Давид – 15.10.01.
…В нашей деревне опять жарко, почему-то октябрь решил еще побаловать нас летом – сегодня аж 29!
Повидался с сыном - он приехал в Иерусалим. Но я еле дождался, когда они уедут (передал ему мамашу с рук на руки) и укатил домой. Все бы ничего, но меня добила маршрутка - только она стронулась с места, как меня моментально укачало, это со мной бывает. Там дорога через горы и немного виляет. Тем не менее, я выполнил свой отцовский долг, посмотрел краем глаза на любимый Иерусалим - люблю по нему бродить пешком. Но я выдержал. И - живой! Ура! И - дома! Ура!   
Ой, Галочка, не обольщайтесь моей случайной улыбкой! Фотография врет - ведь это всего лишь момент! Мой старый друг еще в институте называл меня "Ворон" - за мою мрачность, так я думаю. "Давидка-Ворон" - так он и говорил. (Это мое домашнее имя, которое закончилось с окончанием института). Так же как кончилась тогда домашняя жизнь, которая была с мамой и папой. Потом - одна длительная командировка, по многим-многим городам. Она длится до сих пор. (Романтично, правда?)
Я уже не помню, что я писал о бульдогах, но если у Вас есть сомнения, то - откуда? – бульдог, конечно же, я! В любом случае.

    Галя - 15. 10. 01.
…Я так и представляла, что вы устанете от этой семейной встречи. Зато совесть чиста – сдали маму на руки сыночку. Можете ответить мне завтра. Отдыхайте. Постараюсь не думать о Вас.

    Давид- 16.10.01. - Я живой!
Милая смешная Галочка. Так что и не думайте, не надейтесь отдохнуть от моей писанины. Да еще и не думать обо мне!   
Я перечитываю сейчас "Заходерзости" и заново наслаждаюсь - словом и юмором.
А что у Вас нового? Приятного Вам аппетита! 

    Галя - 16. 10. 01.
Никакого приятного аппетита. Ваше письмо пришло, когда мне вернули электричество, которое отняли ранним утром. Я только нажала, так оно и погасло. Как в сумасшедшем доме после бомбежки - только потянул ручку бачка, как все и развалилось. Я ходила вокруг да около, пытаясь занять себя решением кроссворда при свечах (несмотря на день, у нас в доме сумеречно, так как окна небольшие и на дворе, хочется сказать - дрова, а на самом деле тоже сумеречно).
 Так и быть, дорогой Давидка-Ворон, хоть мне кажется, что это вам теперь не подходит. Зачем запугиваете, думаете, я сама не разгляжу? Даже пре-красный дорогой камень не ценят так высоко, как имеющий изъян, который придает ему настоящую подлинность. Я Вас прощаю за это и вообще сразу за все - за отсутствие света, за то, что по этой причине я долго ждала письма, за сумерки, за холодную погоду, за все остальное.

     Давид – 17.10.01.
…Теперь я понимаю, почему выжили Коха из РАО! Как он смеет допускать такие сбои электроэнергии в Комаровке? Не мог отключить какую-нибудь паршивую фабричку или на худой конец Уралмаш? Нет, ему надо именно Комаровку! Злой рок вмешивается в нашу переписку! Это козни Бин Ладе-на, не меньше (может, Кох тут и ни при чем?).
Вы меня насмешили дровами, которые на дворе - я не в ту же секунду врубился, споткнулся - и тем смешнее было в следующую секунду. Когда до меня дошло. Вы молодец - даже в такой трагической ситуации, подстроенной Кохом (все же, я думаю, это он), Вы не теряете юмор!   
Ура! Вернувшись, нашел сообщение на телефоне от дочки из Питера - она приезжает 25! На 12 дней. "Так что готовься, папа! " - с угрозой сказала она. Да, пойдут веселые денечки. С ней не соскучишься!   
Я сжалился над Вами и чуть-чуть прибавил тепла - все ж таки не минус три! Теперь Вы поняли, откуда дует (теплый) ветер?

     Галя - 17. 10. 01.
Размышляла над загадочной фразой насчет прибавки тепла и о ветре (теплом, заметьте! ). Видимо за вчерашний день, без должной цивилизации, слегка одичала.
 Да, везет Вам на пишущих дам. Хорошо, что я не пишу стихи и, хотя бы по этому признаку не попаду в ваш, своеобразный, реестр. Люблю быть индивидуальностью. Наверное, по этой причине, никогда не признавала туристских походов, сборищ. Наверное, по этой же причине, мы с Борей прожили жизнь без шума города, никогда не скучая в нашей "глуши". Но какая же это глушь, если в ней поселился человек, подобный Борису? - говорят древние китайские мудрецы. Сейчас я одна, но все равно чувствую присутствие высокого духа, а может, просто привычка жить так. Единственная уступка - стала посещать театры. В понедельник собираюсь пойти в большой зал Консерватории, на концерт церковной музыки: будет Гендель и наша подруга, Татьяна Куинджи, споет чью-то "Аве-Мария". Потом расскажу.
Попытайтесь не забыть про меня, если, конечно, получится.

     Давид – 18.10.01.
Галочка! Почему у Вас такое грустное письмо? Я это почувствовал кожей. Что-то случилось?
 Сразу открою загадку моей "загадочной фразы" - речь идет о московской погоде, за которой я слежу. Обрадовался легкому потеплению у вас и втихую решил взять заслугу на себя. (Но кто знает до конца, как влияют наши мысли на погоду?)
По поводу "глуши" - я слышал (может быть, от Вас?). Но я употребил это слово только в его прямом - положительном для меня - смысле: это значит, что там глухо, то есть не слышно шума городского. Я помню, даже сама буквальная тишина производила на меня лекарственное воздействие и прочищала мозги. То, что Вы ходите в концерты и театры, очень здорово, это значит, Вы полны энергии и любопытства к жизни. Насчет концертов я даже Вам немножко завидую. Мне приходится здесь бывать на них несколько раз в году. А вот к театрам, увы, у меня сложное отношение. Здесь я практически вовсе перестал ходить, и на московских гастролеров тоже. Но и в Москве, почти никогда не оставался доволен (это мягко выражаясь). Видно, я остался в том времени, которое ушло безвозвратно, и я никак не могу смириться с этакой "вседозволенности" на сцене. И потерей смысловых ориентиров. Этому подвержены даже явно талантливые режиссеры. Но ведь искусство - дело субъективное. Поделюсь с Вами последней удачей (в прошлом году) - это "Любовные письма" в Табакерке (на сцене филиала т-ра Маяковского), великолепный дуэт Яковлевой и Табакова (а точнее - монолог Яковлевой с участием Табакова, но вполне достойном). Спектакль, благодаря Яковлевой, (но никак не режиссеру) проникнут эфрософским духом. А для меня он - последний Бог Театра. Еще серьезные люди говорят, что хорошо работает Фоменко, но посмотреть самому не удалось. Вполне вероятно - он режиссер глубокий.
 Простите за мой, как может быть кажется, унылый тон, но это не от плохо-го настроения, а от чего-то другого. Черт знает от чего - просто полоса? Мне почему-то иногда тревожно за Вас.
 Не грустите, дорогая Галочка. Спасибо Вам за тепло - уж оно-то точно не от погоды, а идет от Ваших писем
 (Я почему-то задумался над "темой" письма - и решил, что единственный сабжект - это… да, именно то, что там написано).

      Галя - 18. 10. 01.
 Что же делается? Я в тревоге за Вас, за вашу страну. Узнала трагическую новость про вашего министра. Господи, к вам теперь и не приехать, страшно представить, если начнется война. А не можете ли Вы собраться и заглянуть к нам, посмотреть на нашу зиму, которая скоро начнется? У вас сейчас детское время, всего семь вечера. Сложите вещички и прямо сюда.

   Давид -  18.10.01.   Пронзили насквозь.
Галочка! Милый Вы, дорогой человечек, да разве можно так... я вдруг и юмор потерял, и захотелось так и сделать - побросать в чемодан и в аэропорт! И чтобы Вы тогда делали?
 Нет, лучше я не буду сейчас ничего писать, подожду до вечера, чтобы улеглось, а то у меня в голове (скорее, в душе) все взбаламутилось. Что же Вы за чудо такое?
 Ну вот, промаялся почти весь день. Какой-то сумбур в голове. Но все же отрезвел настолько, чтобы посмеяться (или улыбнуться) своей первой реакции. Я, наверно, тогда не проснулся еще - действительно юмор потерял. Милая, хорошая Галочка, все равно я чувствую ваш порыв, Ваше доброе жалостливое сердечко, помимо всякого юмора. Но только вы не тревожьтесь - ничего страшного здесь не происходит - не страшнее, чем весь последний год. И я думаю, ничего страшнее и не будет - потому что такое положение - ни мир, ни война - устраивает обе стороны, в смысле политиков. Только так они балансируют на месте. А если только по-настоящему качнется в определенную сторону - любую! - полетят они все, с обеих сторон! Так что я пока что жив-здоров и невредим, как и прежде. И мамаша моего сына ездила к нему. (И сегодня я посадил ее в такси и она, надеюсь, благополучно улетела в Москву). А опасно сейчас во всем мире - и опасность сгущается. Совершенно нельзя предсказать, откуда и каким образом настигнет тебя этот Усама. (То был Усатый - а теперь Усама. ) Так что остается быть фаталистом и жить нормально, не сообразуясь с этими совершенно несообразуемыми обстоятельствами. А я и всегда был фаталистом.
Но Ваш порыв невероятно тронул меня и взволновал, и не тревожьтесь.

Галя - 18. 10. 01.
Привет, дорогой Давидка.
С такими словами я подошла к столу, на котором стоит Ваш (мой снимок), где Вы улыбаетесь, держите в приветствии правую руку. Такое фамильярное обращение я позволяю себе только в уме. Хотя с удовольствием обняла бы Вас наяву.
Ваша фраза о тревоге за меня, радует. Доброе слово и сознание, что о тебе кто-то хороший заботится, спрашивает про котел, про настроение и желает доброй ночи, наполняет смыслом жизнь, которая, как Вы правильно чувствуете, подчас теряет для меня всякий смысл, несмотря на все её бесконечные прелести.
Надеюсь, что и Вас радует моя забота о Вас, о благополучии Ваших «при-мерно» первых, вторых… жен и детей. Подтверждение тому, моя жертва, готовность ради них дать Вам отпуск на целый день, которую Вы, к моему удовольствию, не приняли.
Ваше отношение к театру, к современному, я готова разделить. С каким удовольствием иногда смотрю старые постановки, где есть классическое триединство: места, времени, действия. Надеюсь, что не перепутала, это ещё из школьной программы.
 Недавно была во МХАТе ("Неаполитанский антиквар" Гольдони). Это премьера с нашей давней приятельницей Ниной Килимник в одной из главных ролей, так что я получила удовольствие от ее созерцания, да и пьеса классическая, хотя слегка натянутая ситуация.
…Несите любую чушь, какая приходит в голову. Ведь если в нее вдуматься, то там много мыслей, над которыми можно подумать, лучше узнать друг друга. Правда, я иногда начинаю сомневаться, является ли этот жанр настоящим отражением нашей сути, или это времяпровождение, очень увлекательное, даже слишком – от слова УВЛЕЧЕНИЕ.

  Давид – 19.10.01.
Галочка, посылаю буквально несколько слов, потому что писать трудно - мозги отключаются от пошлой зубной боли. Ночью началось! Ваше письмо очень загадочное, но только наша переписка не времяпрепровождение. Это замечательное общение двух людей, между которыми редкостно быстро установился редкостный, как мне кажется контакт, пусть только эпистолярный. Конечно, в письмах человек далеко не весь, но все-таки. Не знаю. Мне от ваших писем хорошо и без них даже непонятно как же. Вот пишу и даже зуб прималкивает, вроде. Черт бы его взял - и как бы стало сразу хорошо! Но он не берет, а зуб портит жизнь. Мне больно и смешно, как я печатаю дрожащими руками. Я готов душу продать дьяволу за чудесное исцеление без бормашины. Мефистофель, где ты? Возьми мою душу. А мне понравилось Ваше "Давидка".

Галя - 19. 10. 01.
Милый Давидка! Оказывается Вы "не прочь" принимать такое обращение, ведь надо же разнообразить, хотя бы то, что доступно. Сегодня Вы, как никогда, нуждаетесь в утешении. Надо, надо, дорогой мой человек, пойти и прикончить эти мучения. Боль у врача-живодера будет ничуть не сильнее, чем дома, зато закончится на "коренном" уровне. Мужайтесь и идите. Волнуюсь только за них, прочее, не имеет существенного значения. Надо жить-поживать, как в сказке.
 
    Давид -19.10.01.
 Конечно же, мне очень дороги ваши письма, ваши хорошие слова, ваше беспокойство и наша переписка стала каким-то наваждением. Наверно все мы нуждаемся в добром слове и хорошем отношении на этом дырявом корабле. Только ведь не каждое доброе слово дорого - а только от тех, кто нужен и близок по духу и еще по чему-то, уж не знаю по чему. Но я так далеко от Вас географически, что только и могу, что писать письма. А люди тем отличаются, что им всегда мало и то, что радовало вчера, сегодня уже кажется недостаточным и хочется "чего-то еще". Это естественно, особен-но для тех, кто живет сердцем, а не разумом.
А вот ответ на одну вашу реплику: Да, но что за жизнь без УВЛЕЧЕНИЙ? Обнимаю Вас, дорогой мой дружочек, и надеюсь, что когда-нибудь сделаю это и живьем. Надо надеяться - в этом мире это самое приятное занятие, или нет? Юмор мой сильно ослаб под воображаемое жужжание бормашины, которого не избежать, но которое буду оттягивать сколько хватит силы! Палачи!   
 Высказался и облегчил душу, совсем как древний римлянин. Целую Вас, - ваш Д. И отсылаю. (Опять запутается с "порядком" - но и черт с ним, прав-да?) (Насчет порядка, был когда-то смешной анекдот - дело было в мавзолее. . . Если не слышали - то в следующий раз. )

 Галя -  20. 10. 01.
 «Человек, живущий одиноко, существует наполовину».
Такой афоризм я получила, включив ящик. Боря сделал программу, которая оповещает о важных событиях, а внизу - бегущая строка с острословием. Словно гадание по книге - что выпадет. И, просто мистика: уже без Бори, получила в свой день рождения от него поздравление, словно ОТ-ТУДА.
У нас первый снежок, робкий, но на моем ковре из листьев клёна его до-статочно, чтобы пробежаться уже не по росе, а по снегу, что я и сделала. Потом, принимая душ, я почувствовала, что сегодня слишком много лишней воды льется. Почему - то она капала не только из душа…. А ведь это случилось до того, как я прочитала афоризм, который мог бы меня разжалобить. Вы тонко чувствуете мои настроения. Теория сына о грибах, все-таки правильная. Гриб лучше растет на границе двух сред - солнца и влаги. Он может выбирать условия при любых обстоятельствах. Так, видимо и мы. Но с нами дело не в том, где лучше расти, а как найти гармонию, когда остается только одна среда, то есть Я, а второй уже нет. Куда податься бедняге-грибу, если вырубили лес, и он остался один на опушке? Ну вот, уже и полегчало, когда все расставишь по полочкам. Ваши письма понемногу заполняют нишу, образовавшуюся в результате вырубки леса. Ах, какая красивая теория! Такая ясная. Ваша, умненькая подруга.

Давид – 20.10.01.
Конечно же, придется идти к палачам, но испив кофе (вместе с чашей терпения), я пошел в сеть на свидание с Вами.
Знайте, что мне очень интересно читать о Вас, так что пишите побольше. Вы интересно жили и интересно пишете.
Сейчас на каникулы, как мать Ксеню ни отговаривала (конечно, волнуется), она сказала (и мне тоже): если она сейчас не побывает в Израиле, она умрет. Конечно, у нее тут много друзей.

       Галя - 20. 10. 01.
 Мне тоже хочется повидаться, почувствовать настоящие объятия, хотя в этом есть доля опасности. Мы хорошо общаемся, а что может с нами произойти наяву? На нас нашло, как Вы определили, какое-то наваждение. Боюсь развивать эту мысль. Попробуйте Вы.
Лучше расскажу, что я за программист. Вы должны помнить, что на заре науки вычислительные машины были с целый квартал, где поддерживалась холодная погода, где обслуга работала в телогрейках, даже летом. Были огромные барабаны катушек для памяти. Программист, то есть я, получив математическую задачу, составляет программу для ее реализации. Двоичная система. Тогда появился новый язык АЛГОЛ, среди команд на английском, размещались шаги последовательности исполнения формулы. Мою программу набивали на перфокарты, я проверяла, несла на машину, оператор запускал ее в работу. Мне нравилась моя работа, но современный программист – совсем другой. Так что мои знания не прибавляют уверенности в работе на компьютере.
 Осталось выпросить анекдот про мавзолей, и я спокойна до следующего утра. Мой дождик кончился. Вы в нем неповинны.

Давид – 20.10.01.
Очень глубокомысленное изречение Вы мне прислали. И, наверное, совершенно справедливое. Только там не уточнено - что имеется в виду? Одиночество понятие растяжимое. И оно бывает разное. Бывает публичное одиночество. А бывает и одиночество вдвоем - уж хуже ничего не придумаешь. А в принципе - все люди одиноки. Потому что никто никого не понимает и мало кому везет, как Вам, например. И я только притворяюсь глупым, желая вас неловко и неуклюже приободрить своим сомнительным юмором. И прекрасно понимаю, что дыру, которая образовалась в вашей жизни, не заполнить ничем и никем. И все же - нет, нет, вы не одиноки! У Вас сын, внуки, много друзей, пусть разной близости. А теперь уж - осмелюсь сказать - и я могу считать себя вашим другом, который любит, почитает Вас и много думает о Вас, правда на таком расстоянии. . . Нет, не буду даже продолжать эту мысль - ведь вот же я чувствую и на таком расстоянии Ваше отношение, Ваше тепло и мне от этого намного лучше живется на свете, чем до того, как судьба вдруг подарила мне Вашу дружбу, Ваши письма и даже ваш голос, который звучит в письмах, даже более явственно и знакомо, чем по телефону. Значит, и Вы не можете не чувствовать чего-нибудь такого же от меня. Оно конечно - как говорят в Одессе - расстояние имеет-таки свои отрицательные качества. Но смиренный человек должен быть доволен и тем, что есть. А если я Вам хоть чуточку самую маленькую помогаю преодолеть вырубленную полянку - то я уже просто счастлив. Милая, славная Галочка, как Вы хорошо написали о себе, я все понял, но вы так пишете, что сердце сжимается, а на лице невольная улыбка. И так хотелось бы, чтобы вы видели эту улыбку, потому что в ней понимание и сочувствие, но сразу и отклик на Ваше собственное стремление не утонуть в собственной саможалости. Вы мужественная (это ужасное слово - для женщины, но, другого не придумали), но и мужественная имеет право иногда добавить в душе водички. И еще я бы при этом погладил бы молча вашу руку и не болтал бы лишних слов, как это приходится делать (а что еще остается?) в письмах.
 Да, Вы правильно сказали: дети. (Нет, это я первый сказал, Иван Иванович! )Видите, хотел второпях не касаться, но несет помимо воли (где она, говорю, где взять?)
 О мавзолее уж подождите до вечера, а про свое программирование - это очень интересно! Меня всегда восхищает в человеке то, что моим мозгам не дано. Это надо же!   
 Не грустите, хорошая моя и умненькая подруга. Ваш Д.

Галя - 21. 10. 01.   Утро.
 Сначала я оттягивала время, чтобы ненароком не огорчиться, придя за письмом слишком рано. Пила в постели кофе, прослушала про погоду в Тель-Авиве, где должно быть 29. Почитала замечательную книжку для детей и о них, таинственной г-жи Е. А. С-ой, издано в С. Петерб. в 1875 г. Так приятно окунуться в прошлую жизнь с церемонным воспитанием, где девочка должна вести себя женственно, где вместо стирка, говорят мытье, просят "не ажитировать", обращаются "сударыня", а от одних разнообраз-ных названий экипажей - шарабан, дилижанс, дормез, бричка, тюльбери - замирает душа. И вот получила письмо, и тут же перестала завидовать нашим предкам. Господи, за что же ко мне пришло такое отношение? Сколько вокруг людей, у которых есть под боком кто-то, но они одиноки, как Вы правильно сказали. А я такая везучая! Мне так радостно знать, что Вы думаете обо мне. Я человек смиренный, в большей степени, чем жадный потребитель. Хотя и хочется иметь нечто большее, чем нежность на таком большом расстоянии. Мне кажется, что мы даже несколько старомодны в этом неистовом современном мире. "Сударыня (или Сударь), а не послать ли за Вами дормез?" Вот только кого, за кем и что долженствует посылать по этикету?
Трудно быть старомодным. Поэтому не станем считаться, хотя бы, визита-ми. Как захочется встретиться в эфире, так и повидаемся.
Не хочется возвращаться к житейской прозе, но зубы, зубы? Надо их ликвидировать, не сами зубы, конечно, а неприятности, которые они принесли.
 Обещаю не грустить, я очень послушная. У меня в записках о четырехлетнем сыне, таком послушном (весь в меня!), зарисовка:
- Знаешь, мама, Надю все уговаривали не плакать (у Нади умерла мама), а она все плакала и плакала. Вот если ты умрешь, я ни за что плакать не буду. Ты рада? - Вы рады?
День.
Только я включила, чтобы отправить, а тут - о, радость! Пришло утреннее письмо. - Однако Вы должны работать, Вас ждет Мрожек, - говорю я очень строго.
 У Бори есть устный рассказ про Елизавету Ауэрбах, одну из жен его лучшего школьного друга Севы Розанова. Они жили в Камергерском переулке и она, выходя утром на балкон, извините, в чем мать родила, наблюдала за рабочими на стройке противоположного дома. Рабочие сразу отвлекались, глазели, на что Елизавета Ауэрбах, кричала им с хорошим мхатовским произношением: - Ра-бо-чи-и, - ра-бо-тай-ти! 
Вот и я кричу: - Рабочии, работайти! - Батюшка, мой, не отвлекайтесь на, сама не знаю на что. Главное сдайте свои эссе. Вы такой же умный, как я, или - я такая же умная, как Вы? От перестановки слагаемых, сумма не изменится. Все правильно, если ничего нельзя изменить, то лучше ничего не портить. А уж за глотку хватать - ни в коем рази! За нее лучше обнять. Что я и делаю. А еще, уступаю Вам, уважаемый Иван Иваныч, первенство в вопросе о девочках, а вот о мальчиках - это уж моя прерогатива. Сама разберусь. И опять же Боря всегда цитировал из библии (сильно сокращу) - не будете как дети, не войдете в царство небесное. А Ваша воля восстановится, как только снимете голову вместе с зубом.
Очень надеюсь, что все испытания уже позади. Обнимаю, бедную головушку.
Вечер.
У меня сегодня день Мендельсона и Вас. Только что прослушала волнующую Итальянскую симфонию. Просто не верится, что человек может такое создавать из ничего, из воздуха. Меня охватывает ликование и тревога, когда слушаю её. Если спросить меня в тот момент, что такое счастье, то я, ни секунду не задумываясь, скажу, что это - музыка. Возможно, через минуту я дам совсем другой ответ.

                     Читать след главу http://www.proza.ru/2016/08/02/797


Рецензии
Она: Господи, к вам теперь и не приехать, страшно представить, если начнется война. А не можете ли Вы собраться и заглянуть к нам. У вас сейчас детское время, всего семь вечера. Сложите вещички и прямо сюда.

Он: Пронзили насквозь.
Галочка! Милый Вы, дорогой человечек, да разве можно так... я вдруг и юмор потерял, и захотелось так и сделать - побросать в чемодан и в аэропорт!

Она: Мне тоже хочется повидаться, почувствовать настоящие объятия, хотя в этом есть доля опасности. Мы хорошо общаемся, а что может с нами произойти наяву?
Он: Я бы при этом погладил бы молча вашу руку и не болтал бы лишних слов…

Конечно, это фразы, вырванные из контекста, но я слышу за ними суть ожидаемых отношений.
А дальше следуют ненужные утешения, что Вы не одиноки, что у Вас есть дети, внуки, друзья. Я, почему-то, вспомнила Бузыкина из «Осеннего марафона», когда жена жалуется ему , что никому она не нужна. С каким энтузиазмом он объясняет ей, что она дочке нужна, на работе нужна (!)…

Я хочу, вместе с Героиней моей , ожидаемого ответа на её робкое предложение объятия. Ох, уж это интеллигентное прикосновение к руке… Но простим нерешительность нашему Герою. У него слишком богатый опыт семейных «жизней». Хотя, знаю - впереди многие годы их особенного романа. И, как она выразилась однажды, что-то вроде - "я не дура променять ДРУЖБУ на любовь", если встанет вопрос выбора.И какая это будет дружба!
Обнимаю. Ваша Галя.

Галина Алинина   01.08.2016 12:47     Заявить о нарушении
Всему может быть одно, но главное объяснение, и это Герои понимают умом, но сердце сопротивляется. Они не молоды.

Кенга   01.08.2016 10:22   Заявить о нарушении
Интуитивно выбран правильный путь отношений.И свобода, и дружба - все остается. (на всю жизнь.) И тут я задумалась. Как это понимать... а... махнула рукой, зачем думать на всю жизнь, она хороша во всех проявлениях. Спасибо, Галочка, за внимательное прочтение.


Кенга   03.08.2016 08:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.