Сплошь дни рождения, о Шнитке, о Фоменко

             Глава из романа-эпистола

                  "Осенние листья"

                      2004г.
    
   Читать предыдущую главу http://www.proza.ru/2014/05/31/1566


  Давид - 15.10.04.   
  Ой, каких девочек Вы мне наслали! Вот бы попутешествовать по времени. (Конечно, и в своем тоже!) Но на это уже не хватает воображения.
Я очень рад, что мое письмо так на Вас подействовало - ну что Вы в самом деле? Все нормально. И Вы правы - звоночек должен пойти на пользу. Обязуюсь больше не думать о белой обезьяне.
 И друг Ваш не голодает, а питается как на убой. Аппетит в норме. Так что и с этим все в порядке - быстро, но "ситно".
Володя сейчас на ГИМАЛАях - было такое сообщение. А вчера передали, что каких-то застрявших туристов там с Гималаев снимали на вертолетах - забрались не по силам. Я ему отстукал сообщение и выразил надежду, что это не они.
Но что же Вы снова грустная? Грустных птиц не бывает и не должно быть. Они пташки божии не знают... ни заботы ни труда... то весь день они порхают... то заплачут как дитя... Ой, не в ту степь заехал.
У вас целых три направления - и все загадочные.
А у нас море 27 градусов. И через день начинается снова хамсин. Хорошо, что на концерт успеем до него. А вот в воскресенье надо еще ехать в раввинат давать свидетельство о разводе брата... Я и забыл! Надеюсь, там кондишен.
А у вас там какие-то морозы начинаются. Кошмааар! Хорошо хоть котел новый!
А у нас хамсин старый.
А у вас... Уже почти что ночь. А у нас еще почти что не вечер. А вот лично у меня - размягчение мозгов. Не догадались?
 Дозавтречка. - Ваш Размягченный мозгами.

  Галя – 15-16.10.04.
  Мое настроение как-то рассосалось. Я обычно в сон впадаю, когда мне тяжело. Хорошая реакция организма. 
  Пришла Таня перед поездкой на репетицию. Мы с ней пообедали и закусили дыней.  Что-то я пала на дыни. Интересно, что Боря никогда не ел дыни, он категорически их не признавал, кажется, перекормили в детстве. Завтра у меня "трудный" день: позвонил Альберт Николаевич и пригласил на фуршет - у него только что был день рождения, а Таня (у которой завтра), тоже позвала, тоже в это же время - ее гости прибыли частично уже сегодня.   
"Завтра" - это уже стало сегодня.
  С Володей смешно - надо же, так сразу и застрял в горах и уже сообщили на весь мир.
  У нас дивная погода. Мы с Барри гуляли очень далеко, примерно там, где с Вами. Это перешли мост и спустились в поле налево и шли по опушке старого парка. И я, как всегда, слушала музыку. Объявили 2-й концерт для виолончели с оркестром Шнитке. Решила слушать внимательно. Но все равно не оценила, хотя, видит бог, старалась из всех сил. Так скрежетала виолончель, такие странные звуки. Ничего не понимаю - как это может волновать. Разве что, если уж совсем мерзко на душе, так может думать, что у кого-то еще хуже. А накануне слушала беседу с его вдовой. Дама мне понравилась. Она музыкант, но оставила сцену, служила мужу.
   Письмо отправлю утром. А пока законсервирую. Тогда и поцелую утром.
И наступило утро,  иней на всех предметах в саду. Потихоньку входим в зиму, хотя светит солнце и все веселеет. Кофе уже был. А Вы, вероятно, в данный момент наслаждаетесь.   Хорошего кофе!   - Ваша повеселевшая Птица.

  Давид -16.10.04.              
  А письмо от Коржавина очень хорошее - он такой и есть. Только Вы его в сообщении мне сильно омолодили: "14 день рождения"! Если бы четырнадцатый. А то ведь, поди, 80-какой-то? А он еще собирается в Москву! Молодец.
Даже по короткому письму чувствуется человек. Когда-то лет сорок с лишним однажды я застал его в кабинете завлита театра Станиславского, они беседовали, а я ждал хозяина кабинета тут же на стульчике - и эти 10-15 минут врезали мне его в память навсегда. До этого я только смутно знал, что он "поэт". А все, что потом о нем слышал и читал (о нем и его) - только подтверждали первое впечатление: редкой душевной чистоты человек, дитя. Между прочим, недавно в нашем толстом журнале "Иерусалимский" (на русском) опубликовали его свежую статья - я с огромным удовольствием ее прочитал и перевел в компьютер (подписавшись под каждым его словом). У него оригинальный и редкий взгляд на мировые события. И очень глубокий. Это, конечно, мое субъективное мнение.
  А дыни будем покупать. Я их ем, но почему-то (почему?) вечно и прочно забываю об их существовании.
  С настроениями так и нужно поступать сурово: рассасывать их, засыпать (чем угодно, чтоб не шевелились там под чем-то). Тем более, Вам некогда: день рождения на дне рождения и днем рождения погоняет!
Володя на мое тревожное послание не ответил. Не буду шутить на эту тему. Просто надеюсь, что с гор они слезли, но  до компьютера не долезли.
  К Шнитке ухо надо приучать постепенно и долго. (Помните, товарища Сталина? "Сумбур вместо музыки" - это об опере "Леди Макбет Мценского уезда") Это все дела странные - вдруг начинаешь "слышать" и удивляться: а что ты там не понимал? Виолончельный концерт очень красивый и играет его обычно замечательная музыкантша Наталия Гутман. Но, в конце концов - дело вкуса. (И привычки все же.)
  Жена его Ирина действительно была преданной женой и почти не выступала (пианистка), очень редко в его вещах. Но я всегда - втайне, про себя - считал, что он слишком много времени и сил отдает музыке в кино: она их кормила, но столько писать!  Притом, что и "своей" музыки он успел написать очень много. Значит, работал как лошадь. Как две лошади. Еще и служил иногда (например, в музее Скрябина.) В последние годы, когда его стали исполнять все больше и даже в России, он почти оставил кино - но первый инсульт был у него,  когда еще 50-ти не было!
  Вчера я гулял -  давно не был в парке. До чего ж хорошо вечером нынче. И там простор, воздух, прелесть. И тишина. Народу почти нет. Даже посидел на скамье, подышал и подумал. А то как-то отвык.

  Галя -17.10.04.
  Настроение пробуждается, когда музыка вмешивается уж слишком рьяно, тогда бывает по-разному. Но вообще благо, такое ощущение. Тогда начинают оживать разные образы, образы ушедшие и настоящие. Ну, а как без этого?
Дни рождения удались на славу. В основном они прошли в доме Математика. Альберт  был в ударе (ударило 70) - устроил фуршет человек на 50. Были проплывающие мимо какие-то важные профессора и академики - они подарили жутко огромный и тяжеленный набор для потребления виски с содовой. Его сохранят, наверняка, для  последующих поколений. Но мы этих гостей почти не видели, они были в другой комнате, а потом тихо уплыли. Мы заняли две других. Фуршет не вышел - все уселись за столы и как всегда лопали, лопотали, и пили. Танечка успела в промежутке съездить на запись оперы и вернуться вечером, после чего исполнила на пианино вальс Шопена и пять разных вокальных вещей. Звучала прекрасно.
   Альберт признался, что он больше всех своих детей и внуков любит среднюю внучку Машку. Я даже спросила, а как же детей,  он не любил так? Нет. Так не любил, это что-то другое. Он просто обмирает, прижимая ее к себе и любуясь. У него даже лицо меняется, он не в силах совладать с его выражением, просто тает. Да, видимо такое существует. Он готов только  о ней говорить.
За столом ко мне  обратилась  дама  -  она помнит  экспромт-выставку моих  лоскутных картин, которую мы устроили много лет назад у Альберта,  и спросила,  что я теперь делаю. Я пригласила  зайти и взглянуть. Она взяла мужа, и мы  пошли  ко мне. Им понравились фотографии. В знак признательности, я  подарила  свою книгу и спросила, как написать:
- Тане и Анатолию. -  Потом, когда они уехали (раньше некоторых  гостей), узнала, что это известный математик Фоменко, устроивший в кругах историков полный переворот и скандал, отменив всю историю, которая считалась до сих пор незыблемой. Между прочим, Альберт рассказал мне, какова была тогда реакция академика Колмогорова. Андрей Николаевич сказал, что даже если это истина, которую все равно нельзя доказать, необходимо оставить старую историю, так как мы привыкли к этой сказке. К этим "заслугам"  Фоменко, необходимо прибавить, что он интересный художник,  его графикой Борис  заинтересовался, когда готовил к изданию «Заходерзости»,  и Фоменко позволил воспользоваться его картинами, если подойдут. Но почему - то этого не произошло. Вот такая встреча, с неведением.
Мы с Вами будем ходить в парк.  -  Ваша Птица.

  Давид -17.10.04. 
  Галя Птица! Этот рабанут доконал меня до предела.  Бедные супруги - не дают им пожениться, пока не докажут свой развод - вот только очухался кое-как, но все равно буду писать коротко. Весь день "чувствую голову". А гораздо лучше ее "терять"… Пишу, чтобы Вы не волновались. Видно, надо привыкать к другому режиму. А письмо Ваше интересное и много вопросов. Но - завтра. (Будем надеяться.) А концерт был чудесный, с приятным сюрпризом. Но тоже завтра.
 - Ваш Член Клуба инвалидов Израиля.

  Давид - 18.10.04.   
  Галочка, дорогая, позвонила, встревожилась - ну как Вас не тревожить? Все нормально. Но не всегда могу сидеть подолгу или вообще не могу. Ничего страшного - просто щажу себя. Еще свежо в памяти.
Концерт - это нечто. Ну, выбирал-то я... Но превзошел все ожидания: Моцарт-Бах-Вивальди-Моцарт. Подборчик! Дирижер - наш главный, вполне на мировом уровне. Солист - Рахлин (Вена), отличный скрипач (Бах). И милый сюрприз - концерт Вивальди для трех скрипок (блестящий!!!) с Рахлиным играли две девчушки - 16 и 15 лет! обе из России, Москва и Волгоград (!), живут здесь (одна - с двух лет), учатся и уже концертируют не первый год. Вот такие вундеркинды. И красотки. Вполне не нарушили ансамбль с виртуозом - отличное исполнение. А я еще подумал - да моя Ксенька уже старуха: вон какие малышки! И в каких красивых туалетах. В общем - праздник души и глаза.
  Заинтриговали Фоменко и его книгой. Это история чего? Нельзя ли прочитать? Что бы там ни говорил Колмогоров - люблю, когда "ниспровергают". Если это люди, которым можно верить. В любом случае - интересно. И где же есть его графика?
Конечно, будем ходить в парк. И сидеть на скамеечке. Вы будете вязать, а я - дремать и кунять носом.
Птица хорошая. Привет соседям. - Ваш Разумник.

  18.10.04.  Неотправленное письмо.
  Услышала Ваш голос и успокоилась. Оказывается, мне надо совсем мало - знать что с Вами все в порядке. Даже слезы чуть не навернулись. Такое радостное чувство возникло. Может,  я все делаю неправильно, зачем пишу такие вещи? Мы,  как-то с Володей обсуждали, надо ли быть столь открытыми, как мы с ним? Он вообще - нараспашку (если, как правильно Вы сказали, если почувствует расположение). Надо ли говорить то, что чувствуешь или быть Леди с холодным рассудком и ждать. Чего? Ждать уже нечего. Но тогда зачем сокращать искренность общения. Если есть что сказать,  уже пора говорить, а то не будет времени. Я не хочу бояться слов, но все равно сдерживаю себя невероятно. В общем - то, они никому и не нужны, только самой, вроде легче, когда скажешь. Каждый из нас ждет тех единственных, от единственного человека, а остальные ему так, приятный шелест. Мне уже не суждено их услышать. И это, вероятно, справедливо. Все поздно. Все было и прошло. Но есть хорошее настоящее.

  Галя -18.10.04.
  Я несколько успокоилась после звонка. Но все равно волнуюсь. Не перегружайте себя. 
  Да, дружочек, будем гулять в парке, сидеть тихо и молча на скамеечке.
 Я вот написала Вам письмо, после звонка, хотела потом дописать после получения от Вас. Но когда пришло письмо, поняла, что я не попадаю в тон. Оставила себе в "неотправленных". Вот теперь все в тон.  - Ваша Галя.

 Давид - 20.10.04.               
  Галочка, знаю, что у Вас уже поздно. Но все же напишу сегодня, а то опять будете волноваться. Чувствую себя нормально. 
Володя приехал и звонил, устал, говорит, и дышать там нечем.
И чего там такое у меня было не в тон. Я просто сейчас малость загнанный - хочу как быстрее, а выходит долго.
Но настанет и этому конец - и заживу я в спокойном деловом ритме. (Ха-ха.)
… дорогая Птица-Былица. - Ваш Ералаш Ягуарович.

  Галя - 20.10.04.
  Не в тон у меня, а не у Вас, уважаемый Ягуарович.  Ваш тон безупречен, к сожалению. Я, услышав Ваш голос по телефону и убедившись, что все нормально, обрадовалась, разнежилась в неуместных нежностях и длинных словах, которые Вас, как и Винни-Пуха, только огорчают. Вот их-то я и оставила для себя, а с Вас хватит и того, что написала потом. Буду сама читать и думать, что это правда.
Здесь я прервалась, совершенно успокоенная, что  все в порядке, если не считать вашего  компьютера, и пошла пить кофе - время как раз для него. Было вкусно и даже горло, вроде, отступает.
  Накануне  смотрела передачу по Культуре,  где собрались разные специалисты по истории и прочим наукам, и решали проблему "заговоров" в разных областях. В частности, упомянули сразу же пресловутого академика Анатолия Фоменко, в связи с проблемой:   был ли заговор историков, чтобы заполнить белые листы истории теми же самыми событиями, которые были позднее, просто подтасовав их под недостающие и, приспособив,  как считает Фоменко. Так что я сразу же и натолкнулась на его имя. Он сумел доказать, что в Сербии и Черногории перенесли события 7-9 веков в 5-7, где ничего не осталось. А у нас Куликовская битва была возле Москвы, в районе з-да Динамо - там найдены остатки битвы.  И что Христос был позднее. Так вот, собравшиеся историки сделали бумажное чучело Фоменко и публично сожгли  в знак протеста против его открытий. Так ли  это важно, но он стал для многих одиозной личностью, его все знают, хотя бы, понаслышке, а мне, видите, он оказал такую честь.
  А я очень огорчаюсь: среди неудовольствий собой - творческая неуверенность в том, что не своим делом занялась. Книга - это было правильно. Справилась, а вот писать - это что-то другое.  Сижу  много дней и ничего не могу делать. Это не  веселит. Но, наверное, надо пройти через такое понимание. А то уж слишком расхрабрилась. Целую дорогого  Ягуаровича,-  Ваша Сергеевна.

  Давид - 21.10.04.             
  Дорогая Сергевна! (Чего уж там.)
Про Фоменко очень интересно. Попробую поискать в интернете. Люблю, когда ниспровергают! А если серьезно - когда докапываются - как было на самом деле.
Целую,  птичка,  желаю не разболеться - грейте горлышко и ножки.
 - Ваш Докторполечисьсам.

  Галя - 21.10.04.
  Сергевна, так Сергевна, тоже хорошо
Больше ничего сообщить не могу. У нас тепло и открыли наш мост, посему ездила через него и сделала много разных необходимых дел. Состояние здоровья среднее - то зальется, то замрет. Странный вирус или что-то там. Но слабость присутствует. И лень. Но ведь это бывает и без вирусов. - Ваша Сергевна.

  Давид - 21.10.04.         
  А от Вас такое коротенькое письмо. Уж не обиделись ли на "Сергевну"? Спрашиваю, а сам не верю и смеюсь.
  А у Вас значит, вирус или просто простудились. И то и то плохо. Не убереглись. Но ворчать не буду, а лучше пожалею и пошлю по интернету энергии для выздоровления. И как же Вы пишете, что у вас там "тепло", если я каждый день читаю в интернете вашу погоду и ужасаюсь! 8 и дожди - и всякое тому подобное. Ничего себе тепло.
  Володя заказал уже машину. Такую же - только не красную, а серебристую. А то, говорит, слишком уж повторяться не хочет (включая аварию). Вообще настроение у него поганое. Вдруг стал часто хандрить - и находит массу поводов. В том числе - и что перестали "все" писать. Кажется, намекает на Вас.
Галочка, Вы главное выздоравливайте и обретайте форму. А то как-то... Тоже ведь беспокоюсь, Птица.
  Галочка, если приду не слишком поздно, еще черкну. Не грустите. И лечитесь усердно.  - Ваш Д. Бесфамильный.

  Галя - 21.10.04.
  У Вас невезуха, а у меня пришло милое письмо Сергевне. от Ягуарыча. У меня и, взаправду, настроение меняется от вируса, а главный вирус это Вы.
Кстати, позвонила  Вашей Нине, сказала, что с журналами я беру на себя. А она  славно поговорила со мной. Пригласила к ним, когда  буду в посольстве.
 Давичек,  вся моя жизнь и настроение завязаны на Вас. Мне так мало, оказывается надо - немного ласки и внимания и я уже на седьмом небе. Даже нехорошо это писать. Вы зазнаетесь и снова впадете в озабоченность.
Дружочек. А что дружочек? Да просто так вырвалось. Володе я напишу. Я, по своей дамской природе, думала, что он должен первый отметиться по приезде. Но не буду считаться визитом и напишу ему сама.
Сказать, что здорова - не могу, но это пройдет, думаю. Видите, Ваше заряженное послание тоже действует.  Все хорошо. - Ваша Сергевна.

   Давид - 21.10.04.         
  Хорошая, смешная трогательная Птица! Ну что с Вами делать! Получил письмецо - уже более радужное, замечательно. Но уже поздно, завтра, завтра, завтрева...  Выздоравливайте, гоните вырису к туда-то! - Ваш Незнай-всезнай-зазнай.

  Давид - 22.10.04.             
Дорогая Птица Сергеевна! (Но лучше просто Сергевна - так душевно!) Вот и славненько. На свежий день (хотя не такой уж он свежий около двух) перечитал Ваше письмецо - так рад, когда Вы взбадриваетесь. Вот это Вы. (Хотя - все на свете это мы.) Только озабоченный я не от зазнайства, а от угрызений. Но все равно все хорошо. И жизнь хороша. Особенно когда здоровеньки. Так что, пожалуйста... 
А Нина моя бедная. Вчера я ее прошиб своими неудачными звонками и письмецом - черкнула малость. Да я и сам все знаю - она как загнанная лошадь.  Она такая усердная... Да я к ней и не пристаю, но все равно не по себе, когда долго молчит. А звонишь - тоже не на нее попадаешь, а это уже не то. Но в любом случае я знаю: Нинка моя прелесть и душа. Очень добрая. 
Поправляйтесь окончательно и бесповоротно.
 - Ваш Неуморимыйвирусвредный)

  Галя - 23.10.04.
Дорогой Вирус, докладываюсь, чтобы  не волновались - мне сегодня почти что хорошо. День-два вылежусь и пройдет – Галочка.

  Галя - 24.10.04.
Поздравление, и, из «неотправленного», в подарок.
< --- >

  Давид - 24.10.04.
  Милая Галочка, спасибо за поздравление (да с чем поздравлять-то? - мрачно каркнул Воронище) и за чудесный подарок. При всей его печали и горечи - он прекрасен. И я Вам очень благодарен (хотя эти слова какие-то дурацкие, глупые) но это, тем не менее правда - потому что, что бы Вы там ни думали - я отлично понимаю Вас. И завидую. Потому что - опять же, как бы там ни было - испытывать такое - это всегда было для меня счастьем. < - >
А насчет "надо или не надо" - человек следует своему инстинкту и внутреннему велению и делает как ему лучше, а не как ему хуже - стало быть, так и должен делать. А управлять человеком если кто, и может (с большим трудом) то только он сам. А все "внушения и советы" со стороны  - просто органически их избегаю. (Между прочим, двояко: и давать, но и слушать.)
Вот - я ответил на Ваше чудесное письмо максимальной искренностью. Только с одним опасением - чтобы не сделать Вам больно.
А м б Вы тоже примиритесь, что я ВОТ ТАКОЙ. А не другой.
А день сегодня начался со звонка Ксеньки - чуть ли не в шесть, она ждала, когда я проснусь. Потом звонил Володя.  Вчера хорошо посидели с гостями, только они рано уехали. Получил письма от далеких германских родственников (кузен), даже от бывшей невестки, а вот ее бывшего муженька, т е моего родного братца - ни звука. Но... еще не вечер! 
  Чувствую себя хорошо. Надеюсь, что и Вы выкарабкиваетесь из гриппа. Надеюсь, Вы не удивляетесь, что когда Вы болеете, мне очень не по себе и тревожно. Так что - берегите... "мой покой"!
  Главное – выздоравливайте скорей, Галочка,  и прилетайте.
Целую – Вирус Ягуарович.

  Галя - 25.10.04.
  И правильно, что завидуете. Я себе сама завидую. Представляете, а вдруг бы я втю..(написала вульгарное слово, но одумалась) в зятя М или г-а Бонжура, или, о, ужас! - в Математика! Столько объектов вокруг! А ведь я справилась и выбрала кого надо! А к боли тоже привыкаешь. Она даже нравится. Я вот заболела сейчас, и когда поднялась температура, и наступило такое состояние, как когда-то в детстве - все поплыло, и словно видения начались и даже немного страшно, а вдруг это начало? А утром проснулась, только остались чудесные сны, в которых было много кошек и собак, и стало так приятно вспоминать вечернюю слабость и боль. Нет, без боли не может быть ощущения счастья. Только тогда и почувствуешь радость, когда испытаешь боль, а потом она уйдет. Уйдет, куда ей деваться. Уйдет...
Хорошо, что тревожитесь. Я еще не совсем в форме, но провела день в разных гостях и в приеме гостьи. Прилетела тезка.  Сегодня вечером мы были на Танином, «чёрством» дне рождения, где я мысленно поздравила Вас рюмкой горилки. Дорман и Таня шлют Вам свои поздравления и приветы. Было много музыкального народа, очень долгое, но интересное застолье. Я скоро буду знать "кухню" этого мира. Получила приглашение от Гориболя на среду, в консерваторию, он обещает чудесный вечер, посвященный  Горностаевой.  (Они с Таней и еще кто-то готовят интересную программу). Была Полина Осетинская. Она сыграла что-то Десятникова. Видите, одних имен сколько набралось. Небось, и не знаете Десятникова? Теперь будете знать.
А вчера мы,  все трое соседей приняли участие в уборке усадеб. Вычистили  общую территорию и решили эти угодья превратить в памятные места:  дорогу от ворот до гаража Математика назвать улицей Колмогорова, между мною и Дорманами - улицей Заходера, а центральную площадь - почему-то Площадью  Римского - Корсакова. Надо же как-то показать, что мы тут не чужды и музыке. И поставить ему бюст, который раз в году придется сдвигать в сторону, чтобы могла проехать машина ассенизатора Васи. Но на Танином торжестве было добавлено предложение о воздвижении скульптуры писающего мальчика над их "бассейном" перед террасой, лучше даже трех мальчиков, а кто-то уточнил, что лучше, если это будет Геракл, раздирающий пасть писающему мальчику... И даже изобразил этого силача. Я никогда не думала, что я такая смешливая. Особенно, когда  взглянула  на Дормана, входящего с дымящимся котлом  с жарким. Но не жаркое было причиной  смеха.   Александр Иосифович  был в переднике, с отсканированным на нем центральной  части торса со скульптуры Давида. И, забывшись, взглядывала,  видела снова,  и снова прыскала. Так что Ваш день рождения я отпраздновала весело. Почти весело.
 Надеюсь, что Вам удалось побеседовать с Ниной. Что Вы слегка выпили со своими. Уверена,  что братец Валерий прорезался.
Радуюсь, что поправляюсь сама и,  что Вы чувствуете себя хорошо. Очень обрадовали звонком. Ваш покой - мой покой и наоборот.
Забыла сказать, что позвонил один из учеников Колмогорова, который где-то прочитал интервью с Новеллой Матвеевой - она хвалила Бориного Гете и процитировала одно его стихотворение, которое так понравилось Математику, что он записал его для памяти. Это всколыхнуло во мне тоску по незаконченной работе, и я позвонила Галэ, чтобы попросить ее перезвонить мне. Все - таки надо бы мне как-то понять, в чем причина. Почему мы не двигаемся дальше, а все замерло. Она еще не звонила, но я не знаю, какие слова я должна употребить, чтобы поставить вопрос.

Ну, вот мой сильный (и слабый), славный друг. Все прекрасно и правильно. И я по-прежнему себе завидую. Нежно обнимаю. -  Ваша Птица.


                      

         Читать след главу http://www.proza.ru/2014/06/13/832


Рецензии
Вернусь дочитать. Оттащили.

Татьяна Васса   12.06.2014 16:53     Заявить о нарушении
Вернулась. Дочитала. Мне понравилось, что здесь стороны проясняют свои отношения. Грустно, но светло.

Татьяна Васса   12.06.2014 22:57   Заявить о нарушении
Вероятно, Вы правильно отметили - грусть и свет. Грусть "производительнее", что-ли, чем счастье.Спасибо Таня.

Кенга   12.06.2014 23:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.