Хлопоты с выставкой, о Тэффи и дожде

 
               Глава из романа - эпистола

                    ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ
 
                       2003 год

Читать предыдущую главу http://www.proza.ru/2013/11/12/76


   Галя - 30.11.03.
У меня звучит Мендельсон. Сразу отвечу на фразу о "страдании". Я уж не помню, как она выглядела в исходном виде, но смысл ее заключался в том, что мне  решать – прилететь к Вам,  а потом "страдать" или лучше отвыкать от Вас  сразу, все больше и больше. «До конца» - как Вы шутите. Но мне хочется предпочесть страдания. Это и есть "саночки", на которых не только катаются, но и возить надо самой. Выбор    сделала.  Что я вчера написала по свежему впечатлению от Вашего замечательного письма, боюсь даже заглянуть. Как всегда что-то эмоционально-откровенное.
    Итак, мы квиты - я плохо, отреагировала на Ваше предыдущее письмо, и это, согласна, малоприятно. Но и Вы, славный мой джентльмен, тоже пропустили мимо ушей все мои всплески и "фитильки" которые я пытаюсь приглушить, но мне это  не очень удается. А-а, лучше не вникать.
    Отбыли господа художники: г-н Пэ и Архитектор (Мержанов) которые прибыли, как короли, минута в минуту. Сеанс отбора фото прошел на высоком художественном уровне. Г-н Пэ разложил претендентов на полу, в том порядке, как я их определила по своему вкусу.  Но дальше  Саша  пошел  иным путем, и я это сразу оценила. Он начал их объединять по какой-то, каждый раз, своей общности. То это по цвету, то по смыслу, - например - "Пути-дороги", куда вошли - пашня, железная дорога и река. Но, помимо смысла, они хороши рядом по цвету. И так постепенно собрал несколько тематических папок. В дальнейшем они будут висеть в том же порядке, как создано. Обсуждали каждую композицию втроем. Архитектор очень чувствует, когда решение готово. Но что особенно мне понравилось, что г-н Пэ записал и нарисовал схему на каждую пачку -  и размеры пространства, которое они займут,  быстро и легко. Набрали около шестидесяти фото, причем не все самые-самые, как я  представляла. Оставлены колоссальные резервы. Итак, у меня  готовая экспозиция серий: насекомые, льды, цветы, эротика природы, дождь на траве, мороз на стекле и так далее. Отдельно -  две лучших – «по Брейгелю» и "росчерк Господа Бога". Мы их оформим в другом формате, чтобы выделить.  Во время  обеда, господа  обсуждали достоинства данных работ. Отметили мой "глаз" – Сергей Борисович  сказал, что он бы студентам мог прочитать лекцию о композиции и даже о канонах архитектуры на примерах моих работ и гармонии природы,  в них же.
Друг мой,  надеюсь - нет больше никакой недоговоренности. Все прозрачно и ясно. Как во время вашей прогулки по морю. Как мираж...

Давид – 30.11.03.
Вы эйфорийная женщина! (В двух смыслах: способны и вогнать в эйфорию и сами любите в ней поплавать). Ну, зачем самой выбирать "страдание". Если это не шутка. Правда, финал очень оптимистичный. Особенно насчет миража. (И особенно, если вспомнить, что он основан на следах от осенних мух... Ну не могу я не покаркать, вот такой глаз зловредный - мимо не пройду. Но зато дает возможность улыбнуться в самых серьезных случаях).
Я очень рад за Вашу выставку - она будет очень интересной. Участие док-профессионалов, конечно же, на пользу. Мало товар иметь - надо еще уметь его подать! Ага! Все же лучшей признали "Брейгеля" - если имеется в виду тот самый! (Тут я и за себя, родимого, рад - что не промахнулся!) Ну, "Росчерк", конечно - находка. И то, что сказал архитектор - не красные слова, а истина - там все это есть, Ваша интуиция и глаз на высокой высоте. (Тавтология специальная.)
На этой высокой высоте (шедевр!) мы и закончим нынешнее послание.
      Вчера забыл вставить письмецо  от внучки.  Вот оно:
    "Мы тебя все очень любим. Мы тебе посылаем большой - большой подарок - ПИСЬМО! У нас очень вырос Чико. Он очень большой, он не слушается. А ты знаешь,что Чико у нас однажды разбил вазу, такой шум был, что бабушка подумала, что это бомба! У меня открывается театр. Спектаклей очень много будет, я выдумываю их сама. Один называется "Золотая осень", 2-ой называется "Стеклянный лебедь". Потом - "Серебряный лист,, а после  будет "Вода смывает жизнь",  "Конец времен", потом "Летающие корабли", "Деревянная река", " Глаза живут вечно", "Волшебный цветок", "Невидимая девушка", "Скрывающая мантия", "Перышко, летающее само по себе", "Мягкая лестница", "Несуществующая ведьма", "Легкая звезда".
  Дед, а ты знаешь, что очень интересная весть, - что этих спектаклей так много, что и не сосчитать! А еще одна весть, что осьминог может в щелку пролезть! Дед, дед,дед, я тебя очень люблю. Дед, дед, прощай. Дед,  а еще я хочу, чтоб ты придумал все эти спектакли.
А в мистику вы правильно верите - просто одним на нее везет больше, а другим - меньше или совсем не везет. Вот как мне, например - жизнь не балует меня загадочными происшествиями. Хотя от этого они не становятся хуже или неинтереснее.- А м б это взгляд такой? самую большую внезапность, нежданность такие как я все равно не будут связывать ни с какими "странными совпадениями"? Узость взгляда, узость мышления, ограниченное воображение, убогая фантазия, земноводность, лишенная небес. Это мой портрет. Я Вам посылаю единственный так себе снимочек, который  оставил от всей  поездки.
У меня без перемен и событий. Закончил, кажется, Котта и наступает период прострации - все же фотки не заменят мне "тексты". Во всяком случае, не сразу. Но ведь это техника! Не жалуюсь - просто информирую. Найду. Определюсь. Втянусь. (Как нам на первом курсе сразу сказали наши мастера-режиссеры: ничего, сначала втянетесь, а потом протянетесь. Веселые были дяди. Помню и люблю их до сих пор и навсегда).
Завтра декабрь. Время, вперед. (Куда вперед? - Но не назад же.)
 (Это наверное, впечатлился красноречием Господина. Куда нам - мы щи лаптем хлебаем.) - Ваш Д.

Галя - 01.12.03.
     Нам надо поучиться писать у вашей внучки - такая непосредственность. Вам осталось написать только содержание,  ведь даже название подталкивает мысль и воображение.
Замечательная фотография и еще более - письмо, от которого стало  легко и весело на душе. И я стала легкой, словно воздушный шарик. 
Как хорошо, когда есть настоящие образцы галантного обращения к даме. Учитесь, мой лучший друг! Но, пожалуйста, не смейте обижать моих друзей, употребляя не слишком лестные для них выражения - тем более что этот Господин -  Вы сам! -   
Видите ли, подражать чужому стилю не следует, у Вас вполне достойный собственный. И потом, надо руководствоваться тем состоянием, которое диктует этот стиль.  Сегодня у Вас просто сплошной элегант.
Боже мой, что же я так хорошо отношусь к человеку, если не сказать больше - к мужчине – «с узкими глазками, с зауженным мыслительным аппаратом, с перепонками на кистях рук  и даже ног, и, ужас, - не умеющего даже взлетать». Этот образ мне сегодня приснится, и тогда, уж точно, постараюсь выбросить его из головы, по крайней мене, до приезда к нему.
 Ну, наступил первый день календаря зимы, хотя еще тепло.  Жаль, что Котта закончили. Ничего, что-нибудь на Вас набежит. Вы пока отдохните, займитесь музыкой, фото до приезда дочки, а там с ней время побежит быстро, правда, зачем торопить его? Но, почему-то хочется. Я уже тороплю, чтобы начать собираться к Вам. Будем гулять. Может, съезжу в Иерусалим на этот раз.  Мне нравится ваша квартирка, словно родной дом на чужбине завелся. Вижу, когда засыпаю,  как мы поднимаемся по лестницам, и я непременно путаю повороты. Потом  Вы отпираете дверь, и я первая вхожу и говорю: - Дом, милый дом... Словно молитву. Выпьем из новых бокалов (как бы мне научиться ловить Ваш взгляд и не опускать глаза?). Какие пустяки занимают меня, - нет, это не пустяки. Из таких мелочей и состоит счастье. Ваша Г,

Давид – 01.12.03.
      Шарик, смотрите, чтобы Вас попутным ветром не унесло! Но какая вы ни воздушная, а все же очень коварная - как все женщины: совсем запутали меня с этими "образцами". На кого же теперь равняться? На заморского гостя или на собственную тень?   Я даже попытался пересмотреть то письмо - и бросил, ничего там хорошего нет. Я вообще недоволен собой последнее время, хотя и стараюсь это скрыть от всех и даже от Вас, признаюсь только чуть-чуть. (Но только вот не тем я недоволен, в чем Вы меня частенько упрекаете - тут я знаю, что ни в чем не виноват.)
  Вы очень добрая и щедрая, искренно. Только поэтому вам и мог понравиться мой "этюд" - а двигало моим "пером" только одно: покороче бы и поменьше изобретать "образов", то есть, чтобы поменьше затруднять себя. Источник мой иссяк и поэтому не могу ничего "сочинять". И даже описывать. Больное место затронули.

Галя – 01.12.03.
   Мыслей, чтобы ответить на Ваше письмо у меня достаточно, но слов пока не вижу. Все внутри. Надо немного прочувствовать, что Вы написали, особенно о своем состоянии.  Я с удовольствием думаю о предстоящем свидании. Ничего не жду, просто будем милыми друзьями.  Жаль, что моих сил не хватает, чтобы принести Вам большее утешение.
   …вчера поздно читала Ваше письмо, и, естественно, отреагировала в первую очередь на эмоциональную сторону. А сейчас снова посмотрела на фото, присланное Вами. Вы ухватили замечательный момент. Когда видишь глаза малыша, знаешь жизнь страны, то это действует, просто до слез. Мало того, что папа, к которому прижался мальчик, так еще и соска. Она, часто, тоже защита от опасности. Да и подпись. Вы как режиссер видите. У Вас свой глаз на людей. Но еще очень много значит то, что Вы можете сам играть,  заставлять играть других, допускать игру с Вами. По причине отсутствия у меня таких допущений, я не могу быть портретистом или смело снимать сценки на улице,  что-то тормозит. А Вы можете это, словно Вы режиссер и на сцене жизни. Я вспоминаю с большим удовольствием (хотя, в первое мгновение даже испугалась),  как Вы разыграли встречу с  давней знакомой, дочерью вашего профессора, кажется, Леной, в Беер-Шеве. Такой дивный маразматический старикашка получился. Как опешила Лена, когда Вы открыли ей дверь! 
   Глубокой ночью, в постели, долго вертелась, думая, думая. Так хорошо, думая. Просто покой. А вертелась, потому, что долго. Я думала о том, что мне нужен этот покой, который приходит от Вас. Нужно чувствовать уверенность в себе - возможно, это самое главное, что мне нужно.  Это поддерживает мою женственность, пожалуй, единственное из физической привлекательности, что еще осталось. Недавно,  в интервью  местной прессе, художница  (сама красавица), высказала мысль, что я для них:  они обсуждали феномен моей личности - именно, как  воплощение женственности, но не той, бабьей, от которой заходятся мужики, а сдержанной, кажущейся  доступной, но останавливающей, при попытке приближения.  Что-то в этом роде. Но сохранить эту женственность очень трудно, наблюдая за разрушением физической  сути. Остается  - быть уверенной в духовной привлекательности. Не для всех, Бог с ними, со всеми. Для того,  кем дорожишь. Без этого ощущения жизнь теряет все краски, которых еще так много.  С такими мыслями и уснула.
Ночью приснился  сон с морским пейзажем. (Чувствуете, какая впечатлительность?)
 Почему-то там не нашлось места тому чудищу, которое я нарисовала в своем воображении по вашему рецепту. Прежде всего, как часто в моих снах, я почему-то,  босая. Мне предлагают образец обуви  - оригинальный фасон для прогулки у моря. И вот тут-то, я удивляюсь уже наяву, - ничего подобного в жизни никогда не видела и даже не могу представить, а во сне - словно изобретение, да еще интересное - косынка, сплетенная или связанная из эластичной веревки, которой обматывается ступня, а длинными концами обвязывается голень, наподобие завязок у греческих сандалий. И проснулась  в 11 часов! Сделала  ваш завтрак с клубникой, хоть и мороженой. 
Лежа, позавтракала. Пусть этот день не будет похож ни  на один предыдущий.

Давид  - 01.12.03.
Галочка, у нас идет неправильная переписка - с заходом письма за письмо, то есть - на письмо пишется ответ, в то время там написано уже другое (которое получится через полчаса, при отправке этого). Я дотошно изложил, со свойственным режиссеру бухгалтеризмом? Конечно, ничего страшного в этом нет, но маленькие неувязочки и несовпадения частенько случаются. Уж не знаю, чем Вам понравилось мое позапрошлое письмо, но вряд ли вам понравится (нет, уже модно написать "понравилось") мое прошлое, то есть вчерашнее.
Но это все мерлихлюндия. Главное - если Вы действительно "примирились со всеми огорчениями", то это уже хорошо. (Надолго ли? Человек не может надолго примириться со "всеми..." Иначе он начнет жить "безмятежной жизнью" - вроде меня.)
Конечно же, я благодарен вам за все прекрасные слова, на которые Вы не скупитесь (как в последнем письме, например). Но все равно у меня такое ощущение, что они мною не заслужены и "нобелевская премия попала ко мне по ошибке".
Нет, я считаю иначе - не делю переписку на "тогда" и "сейчас". Она в целом - подарок судьбы, возможность обеим сторонам, так или иначе, выкладываться и получать ответ-отклик - при всех "издержках", неизбежных между двумя даже муравьями, а уж о человеках и говорить нечего. Но неизменным ничего не бывает - мы движемся во времени и даже в пространстве - вместе с шариком нашим, как же можем не меняться. В этом вся прелесть. Ну не вся, конечно, но частица.

Галя – 02.11.03.
  За кофе читала воспоминания Андрея Седых, в частности, о Тэффи. Мало, но очень симпатично. Мне понравилось ее рассуждение о дамском возрасте, но я уточнила по-своему, и получилось даже интересней.
   Если говорить  как есть, то подружки все равно начнут злословить, что она скинула себе несколько лет. Так  надо сразу скидывать, чтобы уж не зря говорили. Тогда и будет точно. Но это если тебе до 70 лет. Потом надо затаиться и начать сразу говорить, что тебе 80. Никто не будет верить, и будут говорить, что она кокетничает, что на самом деле ей еще нет и 70-ти.
   Милая история, как во время инфляции, Теффи,  увидав курс обмена франка на марку - 120 - зашла и обменяла, получив почему-то 135. Очень возмутилась и предъявила клерку претензию, а тот ответил, что курс меняется каждые полчаса, и он просто не успел поменять вывеску. "Да, но вы должны сразу же менять. Нечего вводить людей в заблуждение" - строго сказала она, удаляясь. Клерк вышел, поглядел на вывеску, долго глядел ей вслед.
   А однажды она должна была отправить по почте 100 франков, положила их в конверт, надписала адрес и отправила. Через два дня  получила  письмо, в котором лежало 100 франков. Весь день ломала голову, что это означает - почерк знакомый. Приятельница, пришедшая  в гости, разрешила загадку. "Это же ваш почерк". Очень радовалась неожиданным деньгам.
   Симпатичная особа. Я помню, Боря  любил цитировать Теффи, применяя одну ее фразу, по сходному случаю, ко мне:  «Она знала, что такого слова нет,  но как женщина состоятельная, могла себе это позволить". А имелось ввиду, что персонаж Тэффи  вместо  «пикники», пренебрежительно говорила " пикники-микники". И еще, почему то, я никак не могла запомнить - так и до сих пор, - что, за чем следует - то ли Перловка за Тайнинкой, то ли наоборот и тогда Боря, рассказывая про мою странность,  говорил эту фразу, или - "Галя просто не удостаивает..."
Позвонил ожидаемый визитер и сказал, что скоро будет. Он что-то хочет печатать в своем сборнике, а Заходер, по-моему, нужен, чтобы был вроде "паровоза". Надо посмотреть, каковы вагоны этого состава.  Обнимаю. Ваша Г.

Давид – 02.11.03.
У нас начались снова дожди - но к вечеру солнце и сразу теплынь.
В Иерусалим съездить - здоровая мысль. Надо обдумать.
Спасибо за хорошую рецензия на фотку - но Вы слишком добрая и Ваша фантазия, боюсь, дополняет то, чего в "объекте" нет. Но доброе слово и кошке приятно. Даже если сама она знает, что сметанку-то она чужую подлизала. Нет, мне трудно увидеть. Для этого нужно иметь глаз "наружу", а он у меня "внутрь", серьезно я к этому не отношусь.
Но вторая половина Вашего  письма настолько серьезная и емкая, что я откладываю на завтра. Все там  интересно и надо отвечать на свежую голову. (Как Вы его и писали - среди суточного кайфа. Который придумали себе очень правильно и славно.)
Спасибо, Галочка, за тепло - тут, несмотря на всю жару, бывает иногда и зябко. - Ваш Д.

Галя  - 03.11.03.
… Знаете, мною кто-то, словно руководит. Все идет по сценарию или плану: «Гражданочка соблюдает очередность». Только  вчера отвезла в багетную мастерскую свои работы, как на обратном пути,  подошла  к почтовому ящику и, вынув письмо (было  совсем темно), на ощупь почувствовала, что  Ваше. Я даже поцеловала его. Какие-то девичьи замашки. Но если представить мое возвращение в темноте по скользкой улице, в одинокий темный дом (нет, собака - это благо, пёс уже почуял и залаял радостно), то  письмо от славного человека - приятное приветствие с возвращением в  родной дом, который тоже ждет меня.
   В Багетной   приемщица рассматривала  фотографии, и, не удержавшись, спросила, где же  все это я снимаю. Стандартный вопрос. А  когда я назвала свою фамилию для оформления, то последовала обычная реакция. Трогательно, до слез.
   Шарик, конечно, не по возрасту легкий. Ему бы выпустить часть воздуха и улечься
 среди старых игрушек, а он все подпрыгивает. Но вчера он понял, что суета уже не по силам. День оказался тяжелым. Хотя туда меня отвез тот господин, визит которого я ожидала. Он был с сыном в роли шофера, они меня и привезли на место. По дороге мы  замечательно провели время, рассматривая и обсуждая дома Москвы. Я даже не представляла, если не сама за рулем, можно так много увидеть. Оказалось, что дома по Садовому кольцу ничуть не хуже, чем в Париже. 
   Моя "ситуация" - это Вы и легкий кризис, в котором мы оказались в предыдущие дни. Я слишком чувствительна к Вашим настроениям. Но ради бога, не скрывайте их.
  И никакие другие заморские жентильмены тут не при чем. Мы и только мы. Все остальное пока лишь воздух, избыточный, для надувания шарика.

Давид – 03.12.03.
Галочка, я внимательно прочитал Ваш, как Вы назвали, лепет. Вовсе это не лепет. Наверное, все вы правильно для себя чувствуете и размышляете. Только вот мне кажется, насчет "других" - дело не столько в "женственности"  и "мужественности", между которыми кое-какая разница (вероятно) все же есть.  А в том - как я обычно думаю - что разница гораздо большая в характерах, и тут двух похожих едва ли найдешь. А кого-то другого, видно, понять и просечь еще труднее, чем просто "другой пол". Я по себе знаю: то, что мне кажется понятным в "другом", на самом деле остается за семнадцатью замками. Даже если человек не такой закрытый как я (да и вообще это больше миф - у меня на роже все написано, только читай) - все равно есть в нем обязательно слои непознанные и непознаваемые - даже самому себе. Почему и переменчивость в настроениях наблюдается повсеместно и всеобщая. Ну не меняется же человек каждый день-два - значит что-то глубинное в нем, что он пытается угадать и то и дело "ошибается". Так что же говорить - другому?
И ничего тут не посоветуешь и ничему не научишь. Это я к тому, что мне легче: я такие вещи держу под спудом и не ворошу ежечасно и беспрестанно, что-то там лежит в глубинке, я об этом хорошо знаю и только иногда взглядываю, будто с другой планеты - еще лежит там? Лежит, проклятое. А может и не проклятое... Но тут же и обрываю эти бесполезные "внутренние споры". Наверное, я преувеличиваю, рисуя такую безмятежную картину - но это чтобы понятнее было.
Тут еще одно: беречь то, что есть - если надобно. А если не надобно - все разом и похоронить поглубже.  Я Вам только приоткроюсь - тут у меня опыт больше, чем Вы могли бы думать. (А у кого меньше? М б у Вас... оттого и трудно Вам).
А сон у вас  интересный и на новую обувку надо бы взять патент - а то ведь украдут, нынче время-то какое. Бандитское. Очень даже обувка оригинальная.
Хорошо представил Ваш "кайфовый" денек - как это правильно, это ведь тоже не каждый умеет в охотку. А хорошо бы, научиться. 
Галочка, ничем Вы меня не утомляете, и я ведь часто полушучу, а Вы всерьез, эйфория - это от зависти, это ведь так прекрасно, быть в эйфории. Плохо только потом сваливаться в бездну отчаяния...
А сегодня у меня был жутко волнительный час (чисто по-театральному). Пели по радио все подряд песни из Трехгрошовки. Я их и раньше слушал не раз, но сегодня было исключительно замечательное исполнение - и я слушал все, даже схватил книжку  и пытался подпевать. Дело в том, что это один из двух самых дорогих  во всех смыслах спектаклей моих (второй - "Ромео и Дж»). И как этап жизни и как этап театра. Там столько ассоциаций! Я ужасно разволновался. Нет, я не стал вспоминать подробности этого года - вот то был бы уже маразм. Они просто зашевелились во мне все враз, они живы и я их чувствую как зверька пушистого, который просится поласкаться, а я не позволяю. Тогда было очень здорово! так же на меня действует музыка балета Прокофьевского "Ромео" - ею я оформил весь спектакль. Нет, я не впал в тоску - но очень остро ощутил (как всегда при таких "встречах") потерю невосполнимую, неудовлетворение и ранний "развод" с театром. (О молодости что ж говорить - это нормально.) И ни с кем я не могу поделиться такими минутами - даже с дочками, они  живут своей жизнью, чтобы понять что-то в чужой. Да и кто это поймет? а вот вам выкладываю - потому что какое-то доверие и чувство, что для Вас это не будет "нагрузочной информацией", а Вы поймете и почувствуете. Хотя писать об этом совсем необязательно - мне просто нужно выложиться.
Но главное в этих "ассоциациях" все же - как ни странно, может быть - сама прекрасная музыка, и та, и другая. Понятно, что ее "прекрасность", наверное, для меня выше, чем для кого бы то ни было. Ладно, остановимся. Тема неисчерпаема.

Галя – 04.12.03.
По степени воздействия информации Вашего письма - не для обсуждения, а именно по действию на чувства -  ярко ощутила Ваше волнение от встречи с лучшими моментами жизни, тем более, что кроме удач творческих было что-то личное, связанное с этим временем. Что тут скажешь? Помимо памяти, музыка сильный наркотик. Опасный и прекрасный. Она оголяет провода нервов и тогда ток прошибает до самого центра. Я знаю, что Вы столь же неравнодушны к Хачатуряну - Спартак.   Это, мне кажется, чувственная музыка, особенно для мужчин - Боря тоже ...
А мой "лепет" по сути, сводился к тому, чтобы Вы ... Все - заколодило. Это не напишешь. Именно - "все другое" и даже мысль, которую, как мне казалось, я все-таки как- то выразила, осталась не прочитанной. Мы, как инопланетяне - ни сказать, ни понять... Только время, проведенное в общении, пусть даже не личном, а письменном, оказывается, хоть и косноязычным, но переводчиком с одного языка на другой. По капельке, наступает, по крайней мере у меня, просветление. Что оно несет? Опять же время покажет.
Я ни разу, как мне кажется, не задавала Вам вопросов личного характера. Если и спрашивала, то вымогая  только насчет себя. Позволительно ли попросить Вас, при удобном случае, рассказать мне о том, что тревожит Вас, или как это назвать. О Вашем "опыте", которого у меня нет. Может это послужит мне ключом, который приоткроет или, наоборот, закроет намертво дверь в тот уголок Вашей души, где хранится нечто или некто, не допускающий меня в него? Помните, Вы однажды в моей светелке, упомянули  об этом, но я испугалась услышать, отказалась, боясь, слишком сразу, без надежды на продолжение, перерубить возникшее у меня влечение. Я знаю себя, у меня чувство вины, даже если ее и нет совсем, чувство справедливости - слишком развито и я тогда, поняв раз и навсегда, справлюсь, только чтобы не мешать, не толпиться там, где давно занято. (То, что занято,  я уже поняла из иносказания, но ведь хотелось обманываться).
Все что сказано, тоже не для ответа и реакции сейчас. У нас еще куча времени. "Сэкономим кучу работы", -  сказал Король во время суда над Червонным Валетом, решая, отрубить ему голову или не отрубить.
Что-то у меня вчера было хорошее? Щенки, которых я наблюдаю во время прогулки. Собака, живущая у моста через Клязьму на пустующем клочке земли, соблазняла весь собачий бомонд в конце лета. Но она не одинока, у нее есть хозяйка, которая приезжает ее кормить. Теперь стало видно, кто одержал победу над ее сердцем. Увы, не Барри. Щенки - вылитые, один в одного, - ротвейлеры. Есть такой, он постоянно встречается на прогулке - любитель поиграть в бутылочку. Как ни встретимся, он подкидывает стеклянную пивную посудину, зарывает и откапывает ее обратно. Вот такой легкомысленный кавалер одержал победу. Щенки  толстые, очаровательные, так  хочется схватить одного и отнести домой.
Но, самое приятное - находки в нашей переписке. Вот, например, такая:
7 ноября.2001. -  «Всю ночь у нас шел дождь - благо для этой страны - но утром солнце яркое заполнило комнату, а только я сел к экрану, на западе возникла огромная туча и надвинулась до середины неба, и тут же при ярком солнце с востока пошел тихий-тихий густой дождь! Это очень красиво, капли сверкали в лучах, как плавленое серебро, и очень символично - потому что это наша жизнь полосатая, все в ней и часто даже не по очереди, а одновременно. Дай вам Бог сил и здоровья (и мне тоже) жить полной жизнью и не тратить время на болячки. Берегите себя - это не так уж стыдно, это Ваш долг перед теми, кто Вас любит.
                     Обнимаю, целую нежно - Ваш Д.»

Описание дождя - великолепное.
Теперь вопрос  - какое число выбрать для вылета к Вам: 17 - суббота. Может в субботу? И когда удобнее назначить вылет обратно, пробыв у Вас две недели? можно и сократить срок до 12 дней. Но десять - слишком мало... Не успею огорчиться. (Это я так, - шучу). Обнимаю целую нежно. - Ваша Г.

Давид – 04.12.03.
Галочка, да, бурная у вас действительность, и это здорово, но все же нужно же рассчитывать силы... а может, и не нужно, подумал я. Если есть ради чего - то нужно и тратиться на всю катушку. Так что все правильно. Я-то поневоле веду такую сверхспокойную жизню.
Собираться у вас времени предостаточно, так что не горячитесь.  Я рад, что письмо все же пришло (ну и сроки! почти три недели), главное - чтобы у вас было хорошее настроение - и перед приездом, и во время приезда, и после приезда, этого я Вам очень желаю. Чтобы Вы не сочиняли очередные кризисы. (А то я начинаю про себя думать, что я вам морочу голову и ввожу в заблуждение!) 
От Захарова, насколько я понимаю, тоже никаких вестей.
Хлопоты с выставкой у вас сейчас главное - это большие труды.  Вот и будете здесь отдыхать и бездельничать. Спокойной ночи или доброе утро!  Ваш Д.

Галя – 05.12.03.
Не волнуйтесь за меня. Уж и не так я загружена. 
Мои "легкие кризисы" вызваны совсем не Вами, конкретно, а теми моментами, когда я вдруг осознаю беспочвенность ожиданий, собственное легкомыслие. Это недовольство собой. А что же мне от себя надо? Кажется - справляюсь с жизнью. Разнообразные интересы. Занятия в удовольствие. В таких случаях психологи советуют начать петь. По возможности громко. Я вспоминаю, что именно так поступал Боря, когда ему было не по себе. Пел бесшабашно, - и что-нибудь пустое, легкое, а ведь он не слушал психологов, просто так отбивался от кризисов.
 Здоровья Вам и ровного настроения.  Ваша Г.


 Читать след главу http://www.proza.ru/2017/05/18/2003


Фотографии Галины Заходер. 1998год.


Рецензии
Как много о характере Героини говорит мне фраза из последнего письма: "...как бы мне научиться ловить Ваш взгляд и не опускать глаза"? Здесь всё - чуткость, душевная утончённость и застенчивость, которую моя Героиня пытается преодолевать только в письмах. Словом, всё то, что близкими подругами определяется термином - женственность. Идёт жизнь, насыщенная встречами, музыкой, выставкой, изданием книги, даже, потенциальными поклонниками, приходом зимы и балетом, а лейтмотивом звучит: "Моя ситуация - это Вы и лёгкий кризис, в котором мы оказались в предыдущие дни. Я слишком чувствительна к вашим настроениям". ( А я - к Вашим, мой милый Автор!).
Кстати, о балете. Это не впечатление, это "репортаж"))) с балетного спектакля "Ромео и Джульетта". Отменная и опытная балетоманка слышна. Я просто в восторге.

Как, однако, мужчинам удаётся ставить нас "на место" такой вот фразой: "Как известно, я человек рациональный и не позволяю командовать собой эмоциям. А то они заведут..." Однако, впереди встреча, и более десяти лет переписки. Чудного эпистолярного романа.
Спасибо за искренность, дорогая Кенга. Ваша Галя.

Галина Алинина   23.11.2013 13:46     Заявить о нарушении
Вы, Галя, очень тонко психологически анализируете ситуацию. Хотя и банальную, сколько вокруг, когда неравнозначные отношения. Но дальше - у каждой свой путь. Есть мнение,что можно гордо отступить, а можно перенести в иную плоскость,что даже интересней.
Спасибо Вам за внимание к моей Героине. Ваша Галя.

Кенга   23.11.2013 22:22   Заявить о нарушении