Снег, работа, глупости

 

               Глава из романа - эпистола

                    ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ
 
                       2003 год
Читать предыдущую главу  http://www.proza.ru/2013/11/03/1087

   Давид 19. 11. 03.               
   Ваша Босс(иха) по описаниям мне нравится - энергичная и кажется в самом деле толковая. Если так как оно сейчас видится - то Вам очень повезло. Системная женщина. Редкость. Такая должна довести до кондиции и - до финала, то есть до книги. Ей и книги в руки (или там карты? но нам они зачем.) Дай Бог!!!
   А что значит "сначала Гёте"? У нее какие-то еще планы? Вы не договариваете, уж так торопитесь. Придется еще поворчать. Вот на вопросы не отвечаете - так было издание Гете на двух языках или не было? Впрочем, это не важно. А что важно? Важно прочтение "Бури" как... Ой, нет, это из Котта.
(Захотелось подразнить Вас.)
  А она, мне кажется, готовится издать по высшему счету - не просто сборник, а памятник. Если так - она молодец. Хоть бы так и было - это же только мечтать можно. Со всеми вариантами и комментариями. Думаю, она и с прозаическими кусками разберется в лучшем виде. (Но если что понадобится от меня - готов.)
И вот вам Ваш рассказик - я не удержался. Добавил только одно слово, да и то не уверен, что это необходимо. А так - правка минимальная. И вот таких можно наделать тьму из ваших писем. Пусть Гала делает Гёте, а Галя - Галю.
 - Ворчливый подруга Д.

Галя -  20.11.03.
Я слегка перегружена. Что делать?
Рассказик получился ничего себе. Пусть он будет началом историй.
 Я сегодня слегка обалдевшая от работы. Утром была корреспондентка из газеты нашего города. Привезла интервью, которое я переделала, а потом она довершила.
  Весь вечер сидела за Гёте. Собрала по списку стихи с указанием страницы, тома, и начала стиха на немецком (пока еще процентов на 70). Не уверена, что это надо. Но зато стихи уже звучат в голове.
Теперь, что же она думает делать еще? Она думает, что мы можем, если дело получится удачным, издавать том за томом. «Заходерзости», которые можно разделить на разделы. Есть «Листки». Есть фронтовые. Детские.  Переводы Чапека, Грабовского, Бжехвы. Я пока боюсь так далеко заглядывать. Интересные статьи и интервью.
 Надо понаблюдать друг за другом. Будет ли у нас контакт. Ведь мы виделись всего  три раза. Именно поэтому я и не поделилась с Вами, так как совсем не готова к ответу.
Для отдыха села в кресло и оказался фильм "Дама с собачкой". Я его могу смотреть с периодичностью в год, и каждый раз снова и снова волнуюсь. Так прекрасны Баталов и Савина. Нет, что ни говорите, не возражайте, нет ничего важнее и так захватывающе - тревожно, чем любовь. Это я сделала новое открытие сегодня.
(Там замечательный оператор - брат деда моего Андрея - Семен Деревянский).
И ничуть Вы не ворчливый, а вдумчивый.

  Давид - 20.11. 03.
  Вы просто удивительная женщина! Пишете о том, что "можно понадергать из писем таких историй" - словно только что об этом узнали! Значит, до сих пор Вы пропускали мимо, ускользали, прямо умалчивая, но, не веря в эту идею! ну и ну! Может, теперь поверите...
  Ну, так Вы как Лев Толстой - он землю попашет, а Вы - кирпичики потаскаете - и за перо. Шучу я, надо сказать, горько, п ч Вы, конечно, молодец, но... много всяких но возникает, когда я думаю об этом, но озвучивать нет смысла. И все же - при всей любви к физическому труду (и пользе его) - не могли ли бы Вы частично хотя бы переложить его на плечи тех же наемных работников?! Ну, надо же пожалеть себя. Известно же, что труд, в основном, полезен для обезьяны - он, говорят, превращает ее в человека. Но следует остановиться на той точке, когда он человека уже превращает в... лошадку.
   Значит, снег. Прекрасно. Крестьянин, торжествуя. Это было так прекрасно в детстве. Лыжи, коньки. С горы на санках. "Я люблю вас, Наденька..." А теперь я как, суховрукт. (Замечательная опечатка.) Не гниет, не портится, но несъедобен.
   У Вас не Гала, а какой-то клад. Еще и с загробной жизнью в дружбе. И как Вы спали ночью после? Все ж таки страшновато. Или ужас Вас усыпляет? Верный признак здоровой психики.
Но любопытно. Любопытно, как люди это себе представляют. Читал я на эту тему когда-то знаменитого... забыл (Роуз, что ли. Или это шекспировед - они у меня всех из башки вытеснили), забавно - но неубедительно. Да это и не обязательно. Но, признаться, узнать ПРАВДУ не спешу. Гм.
   О каком Кабакове речь? Я знаю только одного - художника Илью. Но он давно в Париже (кажись). А других я не знаю. А, кажется, писатель есть какой-то средненький. Типичный взгляд женщины на мужчин: отказывать им во всем человеческом. Еще как трепетно! Вот мой Володя затерзал меня своими муками и сомнениями на эту тему. Но за меня не волнуйтесь - я живу в полной гармонии: ни сил, ни чувств. Сижу на высоком трехсотлетнем дереве (уже триста лет сижу) и смотрю то одним оком, то другим на землю внизу, где бегают людишки. И время от времени не слишком громко каркаю.
   А Вы - Галочка, пташка небесная. Вот Вы кто. - Ваш Каррр-сон, который живет на дереве.

   Галя - 21.11. 03.  Нет, ТАМ не жизнь.
   Да, мы, вероятно, оба удивительные, я тоже писала, что надо что-то делать с этим добром, но сомневалась, ждала случая, чтобы натолкнуться на идею. Возможно, эта идея пришла Вам? Вот окунулась для стимула в нашу эпистолу, так хорошо там, местами.
   Насчет кирпичиков за меня не волнуйтесь, я  не беру больше одного, в крайнем случае, двух-трех… Пускать же в дом посторонних… или поклонников тоже, а то… захотят плату за труды.
   Да, Вы совсем не поддаетесь на мои провокационные намеки насчет душевной молодости и прочего. Да, что же это я, феномен, что ли? Что, мне больше всех надо? Однако Пьер, вот, читает любовные рассказы (любит Бунина), значит, волнуют его женщины? А ведь он к тому же еще и женат. Куда ему одному столько женщин? У него есть даже подруга, которой 92 года.
  Теперь о потустороннем фильме. Федя смотрел, он вообще все видел. Говорит, что это красивый американский фильм,  по роману.  Идея такая, что ТАМ можно жить в собственном воображении. Что вообразишь, то и возникнет.  Герой вспомнил о своей собаке, и она появилась. Так же появились и другие его любимые, кроме жены, которая попала в ад. Она с горя, что потеряла мужа, покончила с собой, а значит, и не могла оказаться рядом с ним, и он самоотверженно переселился к ней. Но вот что я подумала, ведь там совсем нечего делать, разве только навоображать компьютер, но что дальше? Чушь,  нет, это не жизнь, точно. Да и соблазнять некого.
   А Кабаков - это именно писатель. Когда-то у него было время большого успеха. Он об этом вспоминал. Мне он понравился своей искренностью. Не темнил, не ускользал от разговора. Вот, примерно так, вероятно, я бы вела себя. Поэтому, мне он показался тем человеком, с которым можно водиться. Внешне – легкий, контактный.
  Трепетно. Это правильно. Надо трепыхаться. Ведь совсем не обязательно сохранять старые, вернее молодые навыки и желания. Но остаются такие прекрасные мгновенья, как легкие беседы, мимолетные или нежные прикосновения, воображение. Да мало ли чего. Не каменеть в своем огорчении от возраста, а использовать то, что жизнь посылает. Нет, я взялась не за свое дело, или я должна все говорить, как думаю, но это очень затруднительно, особенно не видя собеседника, или замкнуться на эту тему, что правильно.
   Конец Вашего письма великолепен. Смешно, до настоящих слез.
"Но за меня не волнуйтесь - я живу в полной гармонии: ни сил, ни чувств". А я волнуюсь. Я волнуюсь за себя. Это объяснить нельзя. Но все равно все  правильно и даже хорошо. И у Вас и у меня. Я даже рада за Вас. Мне бы постичь эту Вашу гармонию. Вот только очень трудно жить в такой гармонии.
 Надо бы все это зачеркнуть, но уж пусть будет этот сумбур вместо музыки. А ведь совершенно, как стеклышко, ни одной капли за последние  три дня. Так о чем же это я? Снова пристала к мужчине с глупостями. А с другой стороны, если бы я писала Вам только о  делах? Вот бы была скукотища!
   Мне хорошо! Я сирота! Да если к этому добавить, что еще и вдова!

   Давид - 22.11.03.       Загулял!
   Концерт был наполовину так себе (первое отделение), наполовину - прекрасный - 4 симфония Малера! 55 минут пролетели. В Малере никакое «сиди» не поможет - там такие нюансы, которые в записи обычно пропадают. Нет, просто блеск. Но все это довольно утомительно, п ч дорога занимает пример как у вас в Москву (при нормальном движении) - часа полтора. 
   Рад, что Вы, наконец, убедились, что "рассказик получился ничего себе", скромность украшает человека. И женщину тоже.
  А вот фраза насчет корреспондентки может звучать и так: "интервью, которое я переделала, а потом она... снова испортила". Нет? Хорошо бы.
  А, значит было Собрание сочинений Гёте, тут никаких сомнений. Наверное, переводов БВ было там не слишком много, потому и дома его нет. А большинство переводов - представляю хорошо, каковы они. (Когда мне попадались, я читал и удивлялся - неужели он такой тяжелый и скучный? Впервые увидел, что - нет - только прочитав переводы БВ. Их ведь и в том сборничке «Лирика» было не слишком много.
   Ее планы - просто великолепны,  какая молодец. Здорово бы все это осуществить. Это же такая редкость - чтоб нашелся такой неравнодушный человек, который не сливки хочет снимать, а потрудиться и откопать то, что не лежит на поверхности - но на самом деле очень ценно. Она просто должна была выйти на Вас! Даже удивительно, что давно не вышла на вас.
 … все. Сдох. До завтра. Сегодня у нас 30 градусов! А?   Ваш Д.

   Галя -  22.11. 03.
   Я вчера сделала полезные дела - переобула машину на зимнюю обувь. Получила  фото, которые отдавала на увеличение. Приятно видеть  снимки в ином масштабе. Самое главное - г-н Пэ привез две фотографии, подготовленные как образец для выставки - в рамках на черном паспарту с белым кантиком вокруг снимка. Рамка тоже черная узкая и блестящая. Изящно, снимок заиграл.
Заехала на почту, чтобы отправить письмо г-ну Хаттнеру. Да, устаревший способ переписки, весьма далек от привычного и-мейла. Дома заглянула в почтовый ящик и снова письмо, снова Пьер. Вечером звонок от него и разговор, который длился около часа. Я узнала многое из истории Франции. В прошлый раз он описывал Прованс, теперь Оранж. Я скоро буду специалистом по Франции и французам. (Оказалось, что он, как я и думала, - француз по отцу. Но  думаю, что в основе своей – еврей (по бабушке), иначе, что бы его потянуло ко мне?) Легкий и обаятельный в общении, как еврей, а раскрепощенный - как француз.  Надеюсь, Ваши друзья неплохо провели свой отдых. Как чувствует себя озеро Кинерет?

   Давид- 23.11.03.                      
   Сегодня мне показался Ваш голос каким-то тревожным. Очередной душевный спад? М б Вы слишком на себя нагрузили и нервничаете? Но мне кажется, что все идет прекрасно. С Гёте у Вас толковый очень грамотный и профессиональный помощник, все у Вас под контролем, боюсь предсказывать, но постепенно Вы будете проникаться к ней все большим доверием. И дайте ей делать побольше САМОЙ - не перегружайте себя тем, от чего у Вас голова кружится (я Вас понимаю!), а ей - в охотку. Я ведь на Гёте тоже подзастрял, наверное, еще и потому, что это не моя стихия - погружаться в архивы, я тоже начинаю тонуть в массе. И дело тут не в компьютерной технике - она только помогает, а в принципе, в характере "сидения".
А вот от второй Вашей книги я никогда не ускользал - но там Вам совсем нетрудно самой выудить из писем эпизоды, а дальше я с удовольствием помогу собрать и прочистить, если понадобится. С Вами это легко, п ч Вы хорошо чувствуете весь процесс и у нас понимание. Контакт. Только надо, наверное, все делать в охотку, не загонять себя. Тем более что у Вас и помимо литературы хватает забот. Выставка одна чего стоит. Столько фото подготовить! Это работка. А когда она? Надеюсь, не в январе…
   Насчет поклонников я не знаю, но вот "пускать в дом посторонних мужчин", которые потаскали бы кирпичики - к этой мысли Вам надо бы привыкать потихоньку. Хотя бы то, что не "в доме", а все же во дворе (кирпичи, снег и прочее). Простите, что я вмешиваюсь в Ваши "внутренние дела", но мне тревожно, что у вас такие некрасовские неженские нагрузки.
   Да уж, насчет Той жизни не позавидуешь им. Я испугался сначала, что Вы всерьез описываете эту... сюжету. (Проглотил плохое слово) Но потом успокоился - все же вкус Вам не изменил. Не поддались на эту фигню с воображением. Хорошо решили - вообразить компьютер. К нему же можно еще и корреспондента навоображать и не одного (одну).
На сегодня прощаюсь, сиротинушка Вы наша. (Но если так подумать - разве не все мы сиротки у Господа нашего?)

   Галя - 24.11.03.  Вы чуткий к моему голосу.
   Не получив  в срок письма, почему-то не слишком огорчилась, а ведь надо бы! Как это - нет письма? Вот меня и насторожило собственное отношение к этому явлению. Мне нравится волноваться. Нравится чувство тревоги за Вас. И вообще - нравится нравиться. И я решила убедиться, что если услышу голос, то все восстановится. Убедительно?
Да, мой хороший друг, у меня выставка именно в январе.
  Завтра у нас свидание с Галой. Вот сделаю эту книгу, выпущу, тогда уж так загуляю!!! После этого у меня уже не будет таких обязательств перед прошлым. Пока мне кажется, что Гёте - это главное на данном этапе. Как прав был Заходер, оставив все это на меня. Как он почувствовал, да просто узнал меня. Никогда бы не подумала о себе, что я способна идти так упорно к цели. Мне казалось, что я всего лишь инструмент в руках другого. Знаете, я сейчас наполнена стихами, которые раньше почти не задерживали моего внимания, просто я их слушала. А теперь они возникают во мне сами собой. Даже во сне.
   У меня сегодня гостила  сватья, Татьяна Михайловна (она журналист). Мы обсудили наших внуков. Я чувствую себя перед ней в долгу - ведь она взяла на себя двух старших мальчиков. Но с другой стороны - это ее радость, так как у нее нет особенных забот. Разве что изредка что-то напишет по заданию. Но я стараюсь помогать. Таня сказал, что все ее знакомые ждут, не дождутся, спрашивают про книгу. Одна я спокойна. Как хорошо, что спокойна, хоть в этой части.
   Мы с Вами хорошо поработали, правильно Вы сказали - есть контакт. Я всегда буду вспоминать  время работы с Вами как одно из лучших воспоминаний этих последних лет.  Может,  еще сделаем что-нибудь.  Ваша Сиротинушка.
 
  Ужасная погода - утром снегопад, а потом дождь с ветром. Каким чудом доехала Гала по гололеду, да еще и сумела разумно поставить машину возле реки,  не стала подниматься в горку.  Теперь, в каком же виде Гала явилась? По глубокому снегу от реки до меня шла в белых  сабо, нагруженная тремя сумками, в которых  распечатки, компьютер, сканер.  Да, есть женщины...
 Она довольна моей работой, сразу вывела все на бумагу   (и теперь уже дома, 
отсканирует  Гёте с его собрания сочинений,  тома которого, увезла с собой).  Выпили кофе с сырами, потом пообедали. Сегодня я свободна от Гёте. Вы правы, она на себя взяла многое. У нее уже  пачки распечаток.  Она знает, как с этим работать,  дело движется. Она говорит, что у нее в работе не менее двадцати книжек, но она все отложила и занята только нашей работой. Нет, точно, ее мистика не бесплодна. Пусть она будет. Она уверяет, что общается с БЗ, а я говорю, что начала даже  ревновать ее. Проводила   издательницу, проследила, чтобы выехала без осложнений.
   Теперь понятно, почему эти легкомысленные французы так жаждут общества русских женщин? Умные, красивые, женственные, трудолюбивые, да еще и самоотверженные. И кирпичи, и машины, и компьютеры - все им по силам. И уже возраст этих женщин, словно бы и неважен, даже получается, что это только добавляет им глубины. Ну вот, пока на этом мои соображения закончу.
На пятницу намечен визит моих художественных спонсоров, будем отбирать фото.

   Давид - 25.11.03.
   Друзья мои очень довольны поездкой. Кинерет - красивое место. Да еще им демонстрировали вечером пустой корабль с огнями,  который как призрак подплывал к террасе, на которой их кормили ужином.
  То, что Вы написали о Гёте - просто поэма. Склоняю голову и сдаюсь. Собственно, я все это понимал прекрасно, но пытался Вас несколько притормозить (совершенно несознательно!) - с тем, чтобы чуть-чуть защитить Вас от вас же самой, то есть в Вашу пользу. Вам ведь надо нагонять... Но и там это - Вы. В этом вся штука, и - в итоге, все правильно, да у вас иначе и быть не могло! И здорово, что Вы уже не боитесь, а чувствуете силу. Все доведете, все будет!  Мне остается только пожалеть, что я в этом не участвую. Но - нельзя объять необъятное, вероятно.  А потом и Вас сделаем!   А Захаров-то припаздывает - а?
Вы до сих не определились со сроками поездки? Или молчите из вредности? Намеком проскользнуло, что свобода наступит после 10-11 - после открытия выставки. Ох уж эти намеки.   Успеха во всем.- Ваш  Д.

   Галя  - 26.11. 03.
   Даже и не знаю, что ответить насчет срока приезда. Вредность, несомненно, присутствует, но не из-за нее. Я бы могла кинуться сразу после выставки. Значит после середины января, но лучше, в начале февраля. Когда уже солнце появится. Меня тронуло Ваше настойчивое желание добиться от меня ответа.
Ах, если бы за ним было чуть больше чувства!
   После снегопада - оттепель. Развезло, туман. Воздух - не продохнешь. Вспомнив  пошлейший роман, что дочитала,  где  немолодая особа предусмотрительно захватила с собой в Тель-Авив две легкомысленные штучки  для постели, я тоже решила завести, хотя бы одну, ведь я тоже собираюсь туда. И еще вспомнила, что Пьер рассказывал, что в Европе пошла мода на нижнее белье, и они тратят на него до трети своего бюджета. (Я думаю, что это в связи с понижением рождаемости в Европе). 
Съездила и купила. Боже, как же легкомысленна Ваша подруга!
  Нет, я должна чинно сложить ручки на переднике и рассказывать Вам, как трудно нынче жить. О чем бы таком умном поговорить? Но ведь не о нижнем же белье!
  Не дразнитесь насчет Захарова. Все своевременно. Вот ведь я, как чуяла, хотела именно в это ожидание приехать к Вам. Как раз бы уже и побывала, и уже все было бы позади. И только бы мучилась от расставания. А так, наоборот, потихоньку отвыкаю от Вашего образа, заслоняя его разными знакомыми  (Пьером, его  письмами и телефонными разговорами). Тем более, что Вы мне желаете успеха во всем.

   Давид -  26.11.03.   Надеюсь, Все в порядке? Вы здоровы?

    Галя -  27.11.03.
    Милый Дав.  (Такое обращение обнаружила в старых письмах). Не сразу поняла загадочную телеграмму на сон грядущий. Поняла, что Вы остались без письма, хотя  пишу, иногда даже по два письма в день. Я, здорова, ничего не случилось, и письмо  отправила своевременно.
И это реакция на мое вчерашнее письмо с такими художествами, как покупка некой "штучки" для поездки в гости? Так и знайте,  поеду с ней  в другие гости, и Вы никогда не узнаете, что  это такое.
Вша (ничего себе, описочка). Уже стала вшой, а не вашей.
Нет, не согласна. Ваша Гал.

   Давид - 27.11.03.         
   Начало Вашего письма, слава богу, быстро устарело. Очень здорово, что Вы сегодня позвонили - во-первых, я убедился, что все в порядке. А потом - все стало ясно со сроками.  Чтоб все было хорошо. Но не переутомляйтесь. (Берите пример с меня, лентяя.)
У нас начался сезон клубники! завидно? Ничего, он длинный - почти до апреля. - Ваш Д.

   Галя - 28.11.03.    Ох-ох-о…
   Вот и я, вдруг обнаружила, что мне не о чем Вам написать. Мои фантазии  и легкомысленные отклонения от нормы, вероятно, слегка веселят Вас, но совершенно не адекватны Вашему состоянию. Надо увернуть слегка фитилек у моей лампы, поберечь керосин. Вы помните керосиновые лампы времен очаковских и покоренья Крыма? Закопченное стекло, которое надо протирать, стараясь не раздавить его.
   От представления настоящей клубники, аж  челюсти свело, так захотелось. Вот прилечу - Вы приготовите с ней ваше коронное блюдо к завтраку. А апельсины уже будут? Чтобы сок? 
    Вы дразнитесь с Захаровым, а от Вас тоже до сих пор приглашение не прибыло. Как только получу, так  начну действовать.

   Галя – 29.11.03.
   Дорогой, славный Дав, Вы только почитайте, что мне написал один необыкновенный заморский господин:
"А теперь уж - осмелюсь сказать - и я могу считать себя вашим другом, который любит, почитает Вас и много думает о Вас, правда на таком расстоянии... Нет, не буду даже продолжать эту мысль - ведь вот же я чувствую и на таком расстоянии Ваше отношение, Ваше тепло и мне от этого намного лучше живется на свете, чем до того, как судьба вдруг подарила мне Вашу дружбу, Ваши письма и даже ваш голос, который звучит в письмах, даже более явственно и знакомо, чем по телефону. Значит, и Вы не можете не чувствовать чего-нибудь такого же от меня. Оно конечно - как говорят в Одессе - расстояние имеет-таки свои отрицательные качества. Но смиренный человек должен быть доволен и тем, что есть. А если я Вам хоть чуточку самую маленькую помогаю преодолеть вырубленную полянку - то я уже просто счастлив".
  Это всего лишь случайный фрагмент. Видите, еще не перевелись нежные слова и мужчины, умеющие писать их. Мое сердце растаяло вновь.
Ну, что же Вы скажете про моего корреспондента, который пишет мне такие письма?
У Вас конкурент. 

   Давид – 29.11.03.
Дорогая славная Галочка (я уж съобезьянничаю у этого словоохотливого господина), Вы просто прелесть! Что же еще тут скажешь?
По-моему, дальнейшие комментарии излишни. Ну, можно еще сказать, что этот господин, видимо, проникся Вашим смятением души и искренно откликнулся на горестную ситуацию, в которой Вы (по-видимому) оказались.
И еще добавлю, что я бы подписался под каждым его словом. Но конкурировать с ним мне, конечно, слабо - такой слог!..
   «Вот и я, вдруг обнаружила, что мне не о чем Вам написать» - Галочка, в этой Вашей фразе совершенно неоправданные первые три слова - я не помню, чтобы я жаловался на это. Бывает, нет времени или сил - но это другое дело. Если Вы только сами не считаете, что я пишу "ни о чем". Тут Вам виднее, конечно.
Откуда у Вас это самоедство? Фи.
Вот сегодня неожиданно мы поехали прогуляться у моря,  и вместо прогулки у моря состоялась прогулка по морю - на катере. Все это продолжалось часа четыре (само море - полчаса!) и я думал, сидя на деревянной лавке и глотая дым из выхлопной трубы: вот Галочка нашла бы много чего написать об этом. А я смогу написать только о том, как мне все не нравилось, даже если я изображу это в деталях и лицах - все сведется только к этому: брюзжание по поводу глупой нежеланной прогулке.  Серые люди, серое море, серые парусники. Была занятная ниточка перелетных птиц,  которые направлялись явно в сторону Африки - длиннющая и живописная, но так высоко в небе она пролетела, извиваясь, рассыпаясь и снова собираясь в извивающуюся дугу - что она скорее походила на мираж. Как следы от осенних мух на стекле.
   Словом, я  недоволен собой в этом смысле - в смысле осознания окружающего и окружающих. Наверное, потому и письма у меня такие унылые.
Я не очень понимаю, о каких фитильках вы говорите и зачем их уворачивать (Гете даже перед смертью кричал "Больше света!"), но что такое керосиновая лампа я прекрасно знаю и помню. И не только про нее - поскольку прошел войну и эвакуацию, то  знаю и что такое каганец - в разных видах - на каком-то жире в пузырьке или даже просто на блюдечке с самодельным фитилем. Было время, даже когда огонь добывали не из спичек, а кресалом - и сам я добывал нужные для этого черные кремни, обломки стальных рашпилей и делали медные трубочки с фитилями из трута.
Что делать - и детство и вся последующая жизнь была наполнена всяческих событий - можно бы рассказывать часами. И так сложилось (Бог за что-то наказал), что последние Эн лет (кто точно знает?) оказались до удивления безсобытийными и ровными, как степи Казахстана. Меня спасает только то, что (в силу своего характера, наверное), это нисколько не снизило моего внутреннего напряжения - но это никому не видно. (И, слава Богу.) И мне не стало пусто от этого. Во всяком случае, не болезненно.
  Понятно я выражаюсь? Я, вероятно, опять принял слишком всерьез какие-то мимолетные слова и впечатления и отвечаю на них слишком глубокомысленно.  А Вы повеселитесь! Это будет лучшей не наградой. Поскольку не на всехные слова я бы стал реагировать, далеко нет. У меня есть свойство пропускать мимо ушей слова большинства населения.
   Теперь о ваших письмах, в которых Вы, кажется, начали розыски. Я и не говорил, что каждое из них - готовый рассказ. Но даже если из тысячи (примерно столько дней в трех годах) вы найдете десятка два-три эпизодов, зарисовок, характеров и тп - то это уже будет хороший урожай.
Тот кусочек, который вы прислали, очень милый, образный и настроенческий - но сам по себе, конечно, не может быть "рассказом". Хотя - если Вы выберете жанр "дневника" - то вполне, туда и не такое может поместиться. А вообще, все что дорого, что захочется сохранить и "увековечить".
Не поленюсь. Так вот - там ведь речь шла о формальной переписке - то есть обмене элементарными данными о семьях, далеких, но близких. Начальные контакты. Конечно, это нельзя назвать даже эпистолярным общением. (Терпите, терпите - раз надо, то буду объяснять.) Наша же вовсе и не переписка - а именно общение, точнее даже, продолжение общения, вынужденно происходящее на бумаге, а не путем звуковых волн. Но я знаю (вероятно, и Вы тоже), что бывает эпистолярное подлинное общение даже не как продолжение нормального, а само по себе, без "очного" начала и будущей встречи. Вспомним хотя бы нашего дорогого Петра Ильича и незабвенную фон Мекк. Есть и другие опыты.
Как же можно проводить такие параллели? То исключительно конкретный случай в конкретном контексте.
А иногда эпистолярное общение даже глубже и "подробнее" общения личного. Так получилось у нас с Володей. М б отчасти потому, что после операции ему стало трудно говорить, наше общение последние годы стало весьма бедным и скупым. И вдруг в письмах мы сблизились и узнали друг о друге намного больше, чем за все предыдущее время. И при всей своей погруженности в компьютерные занятия, он пишет почти ежедневно, во всяком случае, очень часто. Собственно, не он, а соответственно - мы оба.
   Язык иногда беден для определения весьма важных нюансов в понятиях. (Виноват конечно не язык,  а пишущий - то есть в данном случае я.)
Не забивайте себе голову этой темой. У вас выставка и книги! Желаю успеха (и верю в него!) Целую Вас - ваш Д.

   Галя – 30.11.03.
   Давид, прекрасный мой друг, Вы прислали замечательное письмо, оно сразу примирило меня со всеми огорчениями, которые  испытываю, даже не могу определить - почему. Видимо я  излишне горячо отношусь к Вам, меня это и саму пугает (уверена, что и Вас). Вы способны, сами пишите, пропускать мимо, словно этого и нет, то, что я не могу скрывать. Именно по причине интра -  и экстровертности. (Вы хорошо  объяснили.)
   Я как-то упускала это из вида, а ведь это важно. Я все время, сдерживаю себя, и тогда  совсем себя зажимаю, и в результате чувствую, что "и мне не о чем писать", потому что мне тогда не хватает красок или, как я выразилась, "приходится увертывать свой фитилек". (Это объяснение фразы насчет лампы.)  И еще  одно объяснение. Углубившись в наши письма, я вошла в ту реку, в которую не ступают дважды. Если бы Вы перечитали период осени первого года, Вы бы поняли.  Вы там такой замечательно ласковый. И вовсе не "игнорируете". Я вижу, что это Вам свойственно - удивительная нежность и исключительно мужской шарм. А потом это стало уходить, причем еще до того, как мы увиделись, словно Вы приняли решение, остановиться, или поняли, что заходите слишком далеко. Но уж тут я ничего не могу ни возразить, ни посметь вникнуть - это сугубо Ваше ощущение. Только Вам оно понятно.
   А "неадекватность", мне кажется, тоже вытекает из этого же. Действительно, только моя излишняя откровенность причина всего. Но ведь тогда бы это была не я. Тоже самое, и с Вами. Да. Вот мы такие. У нас очень много общего, но может быть только благодаря "разности", о которой Вы только что написали, и которая для меня стала открытием, нам так славно общаться. (Вы очень образно объяснили, а я сама не додумалась). Может быть, на самом деле именно Ваша сдержанность и увлекает меня. (Чем меньше женщину…) Что делать, если я не могу забыть прелесть Ваших писем, особенно вновь перечитывая их.  Значит больше  не положено. Только Вам известна причина,  мне же хочется обманываться или ждать. Да нет, не только это важно. Мне нравятся Ваши письма. Я себе не мыслю жизни без них. 
И не гневите судьбу.  За все Ваши последние энные годы я не могу ничего сказать, но ведь последние три года, благодаря нашему общению, я, например, получила такой подарок судьбы, что за одно это можно ее благословлять. Я думаю, что и Вы тоже так думаете, чтобы дальше с нами не произошло. Что было - то было. И это счастье.
Ваше описание унылой прогулки великолепно. Вот это этюд!

   Серые люди, серое море, серые парусники. Была занятная ниточка перелетных птиц, которые направлялись явно в сторону Африки - длиннющая и живописная, но так высоко в небе она пролетела, извиваясь, рассыпаясь и снова собираясь в извивающуюся дугу - что она скорее походила на мираж. Как следы от осенних мух на стекле, только в движении.

   Похоже на стихотворение.
И  схожее детство. Все помню совершенно так же, только с уклоном воспоминаний девичьих. Помню, как высекали на трут искру, именно так, как и Вы написали. Как этот жгут, после использования, втягивали обратно в медную трубочку, чтобы не осыпался пепел. Эти копчушки, как их называли.
 Вы,  хороший Давик, пока почитайте это письмо, а на остальное я отвечу завтра, непременно. Боюсь, иначе я могу зачеркнуть все, что написала, если прочту и одумаюсь. А так – отправлю, и будь что будет. Я  не в силах изменить себя и изменить себе.
Поэтому -  нежно, как в те времена, когда мы писали такие необыкновенные письма, целую. Любящая Вас Галочка.


Читать следующую главу http://www.proza.ru/2013/11/22/1217


Рецензии
Дорогая Галина Сергеевна, оторваться невозможно от этой прекрасной и немного печальной истории. Так и просится пушкинское:"лёд и пламень". А в общем, наверное, жизнь прекрасна и таким сочетанием...
С благодарностью,
Ваша Т.

Татьяна Алейникова   12.11.2013 23:11     Заявить о нарушении
Танечка, хорошая, успокаивающая. Именно лед и пламень. Печали, пожалуй, не должно быть. Герои прожили свои жизни полноценно. А это - на десерт. Как украшение обеда - на сладкое. С признательностью. Ваша Галина.

Кенга   12.11.2013 23:42   Заявить о нарушении
Читатель печалится, сопереживая:)))

Татьяна Алейникова   12.11.2013 23:48   Заявить о нарушении
Спокойной ночи, Ваша Г.

Кенга   13.11.2013 00:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.