Глава вторая жизнь для других

Глава вторая

-   Ой, Машенька, здравствуй, моя дорогая,  я так рада, что ты не забываешь меня. Спасибо тебе, проходи, проходи. А ты одна? Без Милочки? - обрадовалась Любовь Ивановна моему приходу.
-  Да, я ее завела в музыкальную школу, вот у меня есть полтора часа, я решила к вам зайти. Клубнички купила.
- Спасибо, сейчас деньги отдам тебе.
- Да не надо, Любовь Ивановна, я вас угощу просто.
-  Нет, нет, я так не могу. Не хочу даже слушать. Я обижусь. Возьми, возьми деньги, у тебя дети. – продолжала приговаривать с характерным белорусским говорком, который мне очень у нее нравился.
-  Ну, все, все, уговорили, за клубнику возьму, а вот бубличками вас угощу, давайте чаю попьем.
-  Проходи, проходи на кухню, рассказывай как дела? Как Костик? Работает? А Сережка в техникуме? Я вот хочу попросить его, чтобы посмотрел мой телефон, что-то он пищит и пищит. Сообщения что ли приходят, а я никак не пойму как их прочитать.
-  Давайте я посмотрю.
-   Потом, посмотришь, сначала покормлю тебя, – суетилась хозяйка, тяжело переваливаясь по кухне,  - у меня сегодня так болят суставы, прямо сил нет, еле терплю. Собралась было в больницу идти, дак вот чувствую, что не дойду.   
-  Садитесь, любовь Ивановна, давайте я сама чайник поставлю.
-  Машенька я так рада тебе, я вот чего-то полюбила тебя и твою семью, мне так нравится поговорить с тобою, я все думаю про вас. Это же  второго октября у  Милочки день рождения, хочу чего-нибудь подарить ей.
- И как вы все помните?  Вот никогда не забываете поздравить.
-  А у меня специальный блокнотик есть. Я там все даты записываю, и просматриваю каждый день почти. У меня очень много знакомых, нужно никого не забыть.


И мы распиваем чай, говоря о том, о сем.
-  А скажите, Любовь Ивановна, вы вот говорили, что были в Киеве, а почему уехали оттуда? Там ведь такая красота!
-  Ты знаешь, Маша, милая, у нас ведь в селе только семилетка была школа, я как закончила ее, бабушка с мамой решили меня отвезти к тетке в Киев, там я  училась в восьмом классе, и потом устроилась работать на швейную фабрику. Сразу поселилась в фабричном общежитии. Комендант общежития – такая суровая вдова, потерявшая на войне не только мужа, но и двух сыновей,  как вела меня поселять в комнату  на восемь человек,  глянула так и говорит: «Поживи пока, если будет совсем плохо, придешь, подумаем что-нибудь».


-  А тяжело вам на фабрике было?
-- Да ты знаешь, я же привыкла к труду и скоро освоилась.  Мне всегда интересно было, как устроены станки, наладчики частенько ленились, долго не шли ремонтировать, вот я подглядывала, как они справляют поломки. Да и училась сама потихоньку. Мне просто все интересно было. И мастер меня хвалил, все приговаривал, что надо дальше учиться, а куда ж там учиться, надо маме помогать сестренку растить. У них там в Белоруссии  голод был, заработков на селе никаких. Работать мне нравилось, а вот в общежитии тяжело было. Война закончилась, мужчин не хватает.  Девчонки молодые совсем разошлись, пьянки, гулянки, парней приводили, те, бывало, приставать ко мне начинали. Не выдержала я и пошла к комендантше. Говорю: «Переселите куда-нибудь».  Она пожалела меня и нашла другую комнату. Там жили две женщины уже в возрасте лет за сорок. Стало потише, спокойнее.

Работали в разные смены, иногда я и одна ночевала. Но приняли они меня так неохотно, неприветливые какие-то.
Работа после войны была тяжелой, но никто не жаловался, понимали, что нужно восстанавливать страну. Киев заново отстраивался,  комсомольцы после работы шли на субботники. На таком вот субботнике я и познакомилась с Василием. Как он был хорош! Светлые волосы, голубые глаза, резко очерченные скулы, нос с горбинкой,  широкий квадратный подбородок,  фигура ладная такая, крепкая. Форма очень шла ему.   Василий влюбился в меня. Он был старше лет на семь и так начал ухаживать.  И он мне понравился.  Однажды мы  гуляли по Киеву, ели мороженое и Василий говорит: «Любаша, я военный летчик.  Сейчас наш полк получит новое назначение.  Давай, поженимся, поедешь со мной.


- А вы что же? Отказались? Почему?
-  А как же мои родные?  Я подумала, что только для себя устрою жизнь хорошую, если выйду замуж, а как буду маме помогать? Отказалась. Василий обиделся, а тут и назначение ему пришло, он уехал и больше я его не видела.
- Получается, что вы сделали это не для себя, а для своих родных?
-  Выходит что так.
-  И что дальше было? Сразу уехали к ним?
-  Нет, я продолжала работать на фабрике, посылать деньги своим родным.

  Жила в той же комнате и никак не могла наладить контакт с соседками. Это было очень странно. Обычно я со всеми ладила, а здесь просто стена недовольства и даже ненависти какой-то. Но однажды все прояснилось самым неожиданным образом.  Как-то раз я вдруг проснулась ночью. Слышу  какой-то непонятный шум, открыла глаза и замерла. Я такое увидела, до сих пор противно. Обе соседки возились и охали в одной кровати. Эти две тетки оказались лесбиянками. Для меня, наивной девушки это стало таким потрясением, что на следующий день, едва дождавшись утра, собрала чемодан и уехала к тетке на другой конец Киева. Я не могла даже объяснить, почему уехала, просто попросила недовольную тетку пожить у нее какое-то время.

 А потом братья мои поехали на Донбасс, там начинались разработки угольных шахт, рабочие   требовались постоянно. Вслед  за братьями, приехали и мать с сестрою.  Ну вот я, недолго думая, уволилась с фабрики и уехала к семье.
Так в восемнадцать лет Люба оказалась на Донбассе в шахтерском поселке, где прожила всю жизнь. Будучи совсем  молоденькой девчонкой, она впервые сделала выбор, не думая о себе, выбор в пользу семьи.

http://www.proza.ru/2019/10/20/94


Рецензии
Зря она так сделала, не кажется?

Кимма   05.12.2019 19:13     Заявить о нарушении
Как избежать ошибок! Ведь хочется всех сделать счастливыми.

Александра Шам   05.12.2019 21:44   Заявить о нарушении
С-частье - это быть вместе с Богом, его частью.
Она же делала их не счастливыми, а потакала их желаниям.

Кимма   06.12.2019 09:58   Заявить о нарушении
Возможно так и было. Как знать!
О Боге в те времена не говорили и даже не думали большинство людей. Просто что посеешь, то и пожнёшь! Нельзя только давать, воспитывая потребителей. А многим родителям хочется уберечь Чад своих от всех напастей, подстелить соломки где только можно. Вот и получаются инфантильные, безответственные личности. Ну продала мама квартиру, дала сыночку денежки, а он и рад! И ничего, что мать в чужом доме! Ему же хорошо! Он же, бедный, в помощи нуждается!

Александра Шам   06.12.2019 10:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.