Царь-Девица. Мне пятнадцать только лет

    Мы долго ломали голову над тем, почему всё-таки Царь-Девице «пятнадцать только лет», а не шестнадцать, как Деве Марии в «Гавриилиаде», не семнадцать, как очень многим пушкинским героиням, от Татьяны Лариной до Лизы Муромской и Маши Троекуровой, и не восемнадцать, как Маше Мироновой. Пятнадцать лет Пушкин объявлял любимым возрастом, но – своим, «мальчиковым» (Паж, или Пятнадцатый год»). Девушки у него выведены всё же с шестнадцати, хотя в «Путешествии из Москвы в Петербург» он и пишет, что крестьянским девицам можно было бы разрешить вступать в брак с пятнадцати лет. Но это – касательно крестьянок, а не дворянок.

  И только когда мы окончательно утвердились в версии о том, что основным прототипом Царь-Девицы для Пушкина, - вслед за Державиным, - является Елизавета Петровна, - только тогда мы начали понимать, отчего ей пятнадцать лет, - и ни годом более.

   Ей  - Елизавете, - было пятнадцать лет, когда умер её великий отец. И вот именно эту девицу, пятнадцатилетнюю, осиротевшую, Пушкин и вводит в свою сказку. Отец умер, но мать –  Екатерина – ещё жива. И она сочетает в себе и мать, и отца, и более в ней – отца, - поскольку велик-то был – именно он, а не она, - бедная лифляндская крестьянка. Это – точно так, как в фильме Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих» героиню, которую играет Нонна Мордюкова, зовут «дядя Миша», - как звали её покойного мужа. Муж этот как бы продолжает жить – в ней (история Ксении Петербургской!).

  Но здесь и Екатерина – ещё не царица. Пушкин меняет историю. Он вставляет сразу после царствования Петра - себя,  - женящегося на дочери Петра, - и таким образом становящегося царём. Пётр передаёт власть непосредственно Пушкину, - сочетая его с любимой своей «дщерью» (к чему Пушкин уже п о д б и р а л с я  в «Арапе Петра», как мы отмечали выше). Умерший Пётр здесь "действует" через жену свою – Екатерину, как бы заключённый в ней. «Разве муж и жена не един дух и не едина плоть?», - вопрошает в «Капитанской дочке» Василиса Егоровна, поминая библейское высказывание (Бытиё. Первая книга Моисеева, гл.2). Вот этот «един дух и едина плоть» и есть «гермафродит» Месяц  Месяцович.
 
  Но, прежде чем говорить о Месяце Месяцовиче, нам  надо ещё понять, что такое Чудо-юдо - рыба Кит.


Продолжение: http://www.proza.ru/2019/10/17/1388


Рецензии