Гл 3. Крещение

Часть третья. Крещение

Краткое содержание предыдущих глав:
Григорий, молодой вдовец, приехал в родной городок   и согласился стать крестным отцом своей очень дальней родственницы Ксении.
***
В назначенный день Георгий с Ксенией и Верой явились в храм. Там оказалось несколько семей с детьми разного возраста. Людей на крестины пришло довольно много. Нарядные, настороженные, они толклись в церкви небольшими кучками.
– Страшно мне чего-то! – вздохнула девушка.
Со стороны, смотреть на смущение детей выглядело немного забавно, но момент был очень торжественным.
Каменный пол в приделе, где проводилось крещение, застелили ковром, чтобы детям не холодно было стоять босиком. Зрители отошли полукругом назад. Близко к купели оказались только ребятишки и их крестные.

Началось таинство, торжественное и, несмотря на некоторую, видимую его открытость, сокровенное действо. Все окружающие радовались празднику жизни, разворачивающемуся перед их глазами. Дети стояли с зажженными длинными свечами в руках, позади - родственники и крестные.
Священник в чёрной сутане, приказал всех разуть и раздеть до сорочки, подошёл к каждому ребенку, дунув трижды крестообразно, на их лица. Благословил. Прочитал молитву на изгнание сатаны, по старинной книге, лежащей на деревянной подставке.
В очереди стояли три маленькие девочки и мальчик-подросток в рубахе ниже колен. Чуть в стороне стояла, потупившись, самая старшая из всех – Ксения, тоже в сорочке, босоногая, в белом головном платке... Георгий любовался девушкой – хороша... прямо его Наталия в юности...

– Отрецаеши-ли-ся сатаны и всех дел его, и всех аггелов его, и всего служения его, и всея гордыни его? – спросил священник.
– Отрицаюся. – хором ответили все.
– И дуни и плюни на него! – приказал батюшка.
Все дунули и плюнули три раза через левое плечо.
– А теперь повернитесь все на восток, – он показал, где находится восток.
– Сочетоваеши-ли-ся Христу?
– Сочетоваюся. – подсказал он ответ.
– И веруешь ли Ему? – дребезжало под потолком.
– Веруем ему яко царю и богу, – неслось из уст детей.

Георгий увидел, что вместо купели в церкви на возвышении была установлена деревянная неглубокая бадья, застеленная брезентом, и думал о том, что вот и купель по бедности собрали из того, что есть! Конечно не серебряная, но подойдет! Меня вот жена повела крестить, так только из тазика кропилом обрызгали!
– Батюшка наш не признает нововведений, требует строгого исполнения канонов, – услышал он тихий голос Веры, – крестит только полным погружением, и, как полагается, без одежды!
Священнослужитель переоделся в белое облачение, женщины служки подкинули дров в печь, велели полностью раздеть детей и зажечь свечи. Две из них, что постарше, растянули поперек зала большую белую простыню, отделив таким образом крещаемых и их восприемников от родителей и остальных прихожан
– Не могу! – На глазах Ксении появились слезы.
– Спокойно, – прошептал Георгий, – просто подними руки вверх.

Девушка подчинилась.
Крестные сняли с нее сорочку через голову. Лифчика на Ксении не было. Остались только трусики.

– В трусах тоже нельзя, да и в мокрых по такому морозу простудишься, – тихо сказала Вера, и быстро стянула белую тряпочку вниз, к лодыжкам. Заставив девчонку переступить через них, она оставила ее совсем голой. С первой в очереди, девочкой лет десяти крестные стащили через голову рубашку, трусиков под ней не было.
Как врач, Георгий понимал стеснение детей, понимал и то, что для юных христиан полное обнажение, не просто неприятный сюрприз, а испытание кротости духа! Ясно, что Ксении немного не по себе!
Больше всех мучился мальчик подросток, единственный, среди девочек в очереди. Он, глядя на Ксению не смог заставить с себя снять трусы, но его молодая крестная помогла ему обнажиться.

Георгий заметил, что одновременно с закрасневшимся от стыда, в борьбе с непроизвольным напряжением плоти пареньком, порозовели щеки и у лицезреющей обряд Ксении.
Она не отводила взгляда от юноши, старающегося держаться к ней спиной.
– Благословенно царство! – воскликнул священник и стал читать молитвы. Потом взял в руки кропило и обмакнул его, в округлый сосуд, освятил воду в купели и елей и совершил над крещаемыми обряд миропомазания: пометил крестом лоб, грудь, спину между лопаток, уши, руки и ноги – таким образом, освящая мысли, желания и будущие дела юных чад, принимающих Святое Крещение.
– Помазуется раб божий елеем радования, во имя отца и сына и святого духа. Аминь!
Все, что могла Ксения сделать из скромности когда батюшка с елеем приблизился к ней – это прикрыться руками.

Первую голенькую девочку подвели к купели. Слушаясь подсказке, она перекрестилась, робко ступила на низкий табурет. Священник поднял ее под мышки, поставил в купель, троекратно, с молитвой, окунул с головой в воду, перекрестив, отдал в руки подоспевшим с большим полотенцем крестным родителям...
Георгий думал, что Ксению он так не поднимет! А вытирать ее полотенцем придется ему самому с Верой! Он улыбнулся игре слов, глядя на обнаженного, двинувшегося к купели, вслед за девочкой, стеснительного юношу. До него дошло в этот момент, что мальчик, стоявший в до этого очереди спиной к ним, может через несколько минут в свою очередь увидеть, такой же голой поднимающейся на возвышение и его очаровательную юную крестницу, а городок маленький, и они почти наверняка знакомы. Однако паренька, после выхода из купели, закутав в полотенца отвели в строну, повернув вновь спиной к нагой Ксении, до которой, наконец дошел черед.
Неловко, стараясь удержать равновесие, она сама взошла на табурет, затем, качнувшись, медленно переместилась в купель и прочитала вслух "Символ Веры" наизусть.

– Крещается раба Божия Кения во имя Отца, аминь; и Сына, аминь; и Святаго Духа, аминь! – с этими словами батюшка трижды погрузил девушку в воду, придерживая ее за плечи.
И после погружения крестные обсушили ее тело полотенцем, набросили на нее белую длиннополую крестильную рубашку с длинными рукавами – символ новой, освобожденной от грехов жизни, повязали новый головной платок, а батюшка надел ей на шею крестик – тоже со специальной молитвой.

С этого момента произошло что-то странное, словно живая искра отразилась на лицах, объединяя их в единое целое. У Георгия всё поплыло перед глазами от ощущения благодати и теплоты снизошедшей непонятно откуда. Ему вдруг показалось, что покойная жена незримо присутствует при таинстве вместе с ними.
Снова и снова Ксения совершала крестное знамение, и ее головка в белом платочке склонялась в поклоне – девочка молилась.
Он вместе со всеми принялся читать молитву: « … верую в единого бога, вседержителя, творца небу и земли…», – в третий раз…

Всем покрестившимся священник вручил свечи, как возожженный свет веры, который пребывает теперь в их душах, и о славе будущей жизни, к которой они призваны.
Таинство закончилось троекратным хождением священника с новокрещенными и их восприемниками вокруг купели в знак торжества и радости духовной.

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2019/01/17/538


Рецензии
Все-таки зря Батюшка мальчика подростка крестил вместе с девушкой. Судя по реакции их мысли были совсем не духовным заняты. Ну, если Ксения ничего особо еще не нахваталась, так как компа не было, то мальчишка, судя по его реакции, уже видел процесс, после которого дети получаются. Вот вспомнил, что когда в 8-м классе мне сунули как-то листки с переписанной от руки эротикой, я остался к ней равнодушен. Все-таки первые чувства к противоположному полу чаще бывают романтические, а не плотские.

Дядя Слава 2   08.02.2019 22:41     Заявить о нарушении
У батюшки мало времени разделять по полу. Для Господа все равны.

Алекс Новиков 2   09.02.2019 14:26   Заявить о нарушении
В результате внимание подростков отвлеклось от мыслей о духовном на мысли о плотских соблазнах.

Дядя Слава 2   10.02.2019 02:08   Заявить о нарушении
Это точно! Но так уж получилось!

Алекс Новиков 2   10.02.2019 11:42   Заявить о нарушении
Не сообразил Батюшка Ксению первой в купель окунуть, чтобы пока он малышей крестит, ее вытерли, надели рубаху и вывели. А там и парнишку сверстника Ксении можно впустить и распорядиться, чтобы трусы снял.

Дядя Слава 2   10.02.2019 23:32   Заявить о нарушении