Призрак мятежного Ориона. 19 гл

начало: http://www.proza.ru/2018/12/10/1596
предыдущее: http://www.proza.ru/2018/12/26/1249

*Мемуары друга публикуются с его согласия.
Фамилия ЛГ вымышлена. События реальны.

«Новому поколению подводников России в память о тех,
кто погибал без боя и без славы,
но честь не потерял и Присяге не изменил.»

19 ГЛАВА.

Вторая боевая смена «старпомовская» и капитану можно было отдохнуть.
Константин Градов - старпом...
Возглавлял «белую гвардию». Прекраснейший человек и надёжная броня со спины.
Кто дрался в меньшинстве, тот поймёт, что спина к спине - большая сила.
Он всё делал непринуждённо легко. Без матерщины, криков и перегибов, свойственных другим офицерам в этой должности. Константина не просто уважали - его любили на корабле.
С его приходом на «Ласточку» многое плавно поменялось.
Разбился противостоявший командиру тандем его предшественника с замполитом.
Самарин требовал от старпома сплочения вокруг себя офицеров, как положено по статусу старшего офицера корабля и главы кают-компании. Этого в полной мере не удавалось добиться ранее.

Градов, сначала, категорически не хотел идти на «С-37».
После полугодичной автономки (так подводники называют несение боевой службы), он развёлся с женой.
Это бывает нередко. Есть органы, надзирающие за поведением жён, а в маленьком гарнизоне Балаклава слухи работают ещё сильнее. В итоге, всегда есть кому довести соответствующую информацию до человека, познавшего ностальгию и тоску по дому.

Он оставил квартиру и перевёлся в спокойную Феодосию, где опытовые лодки дальше двенадцати миль от залива и дольше трёх суток не ходили. Самарину же командир дивизиона предложил самому выбрать старпома, с гарантией его поддержки.
Бедный Костя…командир не знал его депрессивного состояния, а он молчал. Может и к лучшему.
В постоянном напряжении службы легче уйти от собственных проблем. Теперь он свободен, и по этому красавцу с усиками и вьющимися волосами, вздыхают все красотки, не только Феодосии.

Ему удалось сотворить самаринский авторитет «красно солнышко».
На базе Виктор стал реже появляться перед личным составом, но уж если появлялся, то эффектно.
Каждое утро Самарин получал не только скупой доклад о замечаниях, но и что-нибудь такое, чем можно "почистить зубы" на подъёме флага.
Если Константин обосновывал необходимость командирского воздействия на экипаж, то это сопровождалось подтверждением реальной властью. Объявляет Самарин отпуск, и тут же выдаётся отпускной билет.
Если это арест, то командир не сильно разъяснял перед строем какой боец «засранец и негодяй», а просто «твои командиры тобой недовольны».
Старпом вызывал из строя подготовленного крепкого мичмана, выдавал ему «записку об аресте», и гауптвахта немедленно пополнялась сокамерником. На «тридцать седьмой» был некоторое время и свой карцер в рефрижераторной камере, где проказник в лучшем случае мог только сидеть. Для корабля, который часто бывает в чужих базах и шарахается по морям, это помещение даёт незалежность от штабов и комендантов.
Градов разработал инструкции, вплоть до вечерних прогулок арестанта.
Всё в соответствии, как говорят, с действующим законодательством, хотя на лодках карцеры запрещены.

***
Как-то, С-37 подарили писарчука из штаба дивизии.
Служить ему оставалось несколько месяцев, но он не желал, ни матчасть изучать, ни вахты стоять.
Норовил прятаться в санчасти. А ему пришлось "отдыхать" в карцере. Смельчак на берегу, оказавшийся в герметичной тусклой камере в подводном положении фактически обгадился. Подводники народ тихий и скромный, но шутить умеют. Били по его помещению размахами и кричали:
«В трюм Центрального поступает вода!», и тому подобное. Намекнул, конечно же, старпом…доктор был рядом, на всякий случай. Исправился парнишка.

                -«»-

Еще на «тридцать седьмой» все, включая капитана, говорили тихо и в этом тоже заслуга Градова.
Люди с его приходом приятно преобразились, стали улыбчивыми. Исчезла солдафонщина и воцарилась непринуждённая деловая обстановка. Константин отдавался службе настолько, что практически жил на корабле. Хозяйка квартиры, которую он снимал, отказалась брать с него арендную плату, так как сокрушалась постоянным отсутствием квартиранта.
Если у Самарина в календаре за 1991 год было зачеркнуто рукой жены двенадцать дат, то Костин календарь имел ещё меньше крестиков.

Двенадцать дат…правильно сказать - ночей.
Когда, по приходу ночью и при уходе рано утром, целуешь спящих детей.
Самаринский авторитет «красно солнышко» поддерживался незыблемым. Чем занимался командир в базе?
Командир в каюте повышает свой уровень тактической и огневой подготовки. И по-другому никто не думал.
И теперь командир сдаёт свою вахту с кораблём и людьми:

«Пойду в каюту. Что-то приустал немного. В контрольной точке действуй по обстановке. Можно не усердствовать, береги плотность батареи, нам ещё стрелять -и, глянув на глубиномер, добавил, - Да, и постарайся не менять глубину».

***
В каюте Самарин включил подсветку аквариума и вентилятор, глянул на своё семейство из трёх фотографий и потрогал дочкин бант. Этот ритуал стал привычкой.

Лёг и убедился, что показания глубиномера и репитера гирокомпаса соответствуют Центральному посту. Убедил себя в том, что старпом и механик молодцы и просто отключился. Сон командира в море, особенно под водой, всегда чуткий. Вскакиваешь не от кошмарных снов, а от любого тревожного признака.
Услышал слабые посылки гидролокатора по корпусу, но из-за лени не протянул руку к «Каштану».
Сам же сказал «действовать по обстановке» и попытался восстановить какой-то недосмотренный сон.
До всплытия еще больше часа. Глубина сто метров, репитер гирокомпаса показывает циркуляцию.

«Приводит локатор за корму. Всё правильно» - подумал Виктор.

Почему-то, со вчерашнего дня ему неспокойно. Может, дома что-то случилось?
Говорят, ощущения пробиваются на расстоянии и даже в глубины.
Командир ловил себя часто на мысли, что сны приходят как наяву. Июньский гамбит «мятежного Ориона» не давал покоя во снах. Есть Бог, он помогает правым.

Даже появление, после возвращения с задания, Любы Полищук* - явилось каким-то великим знамением.

_______________________________________

Мои стихотворения по теме «Призрак».

1.

«Старпомовская» боевая смена,
И командиру можно отдохнуть.
Корабль с экипажем сдал он смело,
«Белогвардейцу» не кому-нибудь.

Старпом-красавец! Выправка, отвага,
Усы подковкой, волос цвета льна.
Ах, сколько женщин присушил, чертяга.
Жаль, что его оставила жена...

Не каждая дождётся с «автономки».
Порой, полгода мужа рядом нет.
Легко сломать мир отношений тонких.
Тем более, когда судачит свет.

2.

Теперь, он в службе ищет утешенье.
Подлодка - дом и крепкая семья.
Его любили, все без исключения.
Бойцы старпому, словно, сыновья.

Бывало, пополняли гауптвахту,
Но без обиды были за арест,
Благодаря достоинству и такту,
С которым их наказывал «отец».

На «Ласточке» не знали солдафонства,
Офицерья отсутствовал кураж.
И капитана согревал, как солнце,
Улыбчивой бравадой экипаж.

3.

Конечно же, шутили, но беззлобно,
Над теми, кто устои нарушал,
Порою доводя их до озноба -
Страх превращая в байку, под финал.

...Лёг командир, он приустал немного.
Закрыл глаза, но чуток его сон.
Чего-то сердце холодит тревога.
Не думать о плохом - таков закон!

Двенадцать суток дома...а точнее,
Лишь ночь и утро видит детвору.
Их поцелует спящих, посветлеет
Туман печали на сыром ветру.

*http://www.proza.ru/2018/09/29/852
*коллаж автора, на фото ПЛ С-37
*продолжение: http://www.proza.ru/2018/12/28/1389


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.