По схеме утка

              Сидеть и ждать в скверике, указанном отделом кадров этого ЦКБ – «подойдут, мол, к вам» - было неуютно и тревожно: неужели, и тут облом! Как в том НИИ или на тех двух заводах? Если б не выламывался ты на распределении год назал, не крутил носом - «не хочу, мол, на твёрдотопливные - только на двигатели ЖРД  желаю!» - давно б уже работал... А теперь, вот, сиди и жди: хоть бы на «твёрдое» сегодня взяли, хоть на какое...   

      На плечо жёстко надавила чья-то рука:
      -  Это Вы, что ли, - человек подсел слева, - выпускник Военмеха Зуев? Альберт, говорите, Николаич?
        Взгляд оценивающе прошёлся по его лицу, крепкая ладонь придержала дёрнувшуюся встречно руку соискателя работы, и сосед продолжил без перерыва:
        - Стало быть, Вы - ракетчик... Я правильно понял?...
        Соискателю удалось не вмиг сообразить, что этот, слева, направлен к нему, вероятно, кадровиками: показалось, рядом со рта отирает пену гегемон, только что отошедший от пивного ларька.   
        - А я, – взгляд гегемона ещё раз благожелательно ощупал его лицо, - я начальник конструкторского, в прошлом артиллерийского, а ныне - губы едва заметно дрогнули – ракетного отдела, и зовут меня Армосовым Сергеем Александровичем.
        Было заметно, сосед их встречей доволен; показалось, что молодой специалист - он, Зуев Альберт! - желающий работать конструктором, свалился на руки этому «начальнику» неожиданно, словно пряник с Новогодней ёлки! Может быть, оттого, что сверхштатно?

        Лицо соседа, между тем, становилось серьёзным:      
        - Ну, и по какой же части Вы ракетчик? Корпусник, двигателист? А-аа, жидкостник! Поня-атно... Ракеты по схеме «утка», стало быть, знаешь? Ну, те, у которых рули спЕреди, а сопла назадИ… И как они тебе?
       Ответ молодого ракетчика бывшему артиллеристу был осторожен:
       - Это, когда рули посажены не на стабилизаторы, а для увеличения момента управления - спереди?... Таких, вроде бы, пока не существует, но сама-то схема... Нам про неё рассказывали.
        - Годишься! - гегемон хлопнул его по коленке, - беру! Старшим техником беру, оклад - девять бумаг. Через месяц - тыща сто и инженерная должность. Как тебе такое - устроит? Направление, как я понимаю, сверхштатное, у тебя забрали?... Ну,  как говорицца, тогда лады и… По рукам? А на живую «утку» - конечно, ежели  сам схочешь! - завтра же и поглядишь!...

        Вообще-то, Зуев рассчитывал на большее! Девятьсот, старший техник?...  Между тем, смотрел этот Сергей Александрович, похоже, благожелательно, даже искренне, а пожатие руки было настолько крепким, что непонятный гегемон буквально на глазах превратился в начальника.
        И уже на следующий день позавчерашний выпускник, получивший, наконец, работу и сопровождаемый вооружённой дамой в форменной гимнастёрке с петлицами (вон, гляди, как ёрзает кобура с наганом по красивой попке и в такт с нею болтается цепочка, свисающая с рукоятки!) перемещался по этажам ЦКБ. Взгляд невольно отмечал, как много симпатичных девиц и женщин независимо покуривают (вон и ещё вот там) на площадках лестниц, в углах ли коридоров, провожая пристальными взглядами их нелепую пару. Неожиданно в голове возникло: /"нЕсколько пАр размалЁванных лИц  / крАшенных хнОй и басмОю одевИц"/... , и невольно отметилось: размер, похоже, как у Маршака в "Мистер Твистере" - дактиль... 

        - Алька, ты?
        Слева от сопроводительной дамы – та, вздрогнув, даже отшатнулась! – возник, как чёртик из табакерки, Шурка Лукин из их учебного потока, из соседней группы: 
        - Так это про тебя, значит, толковал вчера Серёжа? Хвастал, мол, нанял ещё одного негра-ракетчика... Ты, однако, не здОрово торопишься приступать к служению родной отчизне! Май, вон, на носу, а ты тока-тока - с февраля-то! – решил явить себя на попрИще обороны Страны Советов... Кто бы мне посоветовал пофилонить парочку месячишек, прежде, чем!... Между прочим, в курсе, куда попал? Энтими нашими ракетными делами тут, в ЦеКаБе занимаются всего два отдела - наш да Рейнгольда... Не-е... - замотал головой Лукин, - это вовсе не имя, не как у Рейнгольда-композитора нашего, в общем-то, Морицевича, понимаешь ли, Глиера...Эт’ - фамилие такое! - Рейнгольддт! Говорят… 
 
        Было заметно, Шурка наслаждается возможностью поделиться информацией. Бросив взгляд по сторонам и на даму с кобурой, он понизил голос:
        - Когда эти янки после войны сцапали Вернера, извиняюсь, фон-Брауна, этот, короче, Альтер Рейнголь-ддт - как тебе нехилое имечко? - в это же самое время у нас, заметь, на каком-то, в общем-то, острове - не то на озере? а хрен его знает где! – так он вместе с другими йихими браунами - а, может, даже и с фонами – нами уже пойманными - на-ми! - уже занимался, короче, нашими ракетными делами! Вот так вот! А как только возник он у нас, Серёжа наш тут же с ним и - сцепился! Потому, как любовь возникла у них взаимная и, значит, перманентная: вклинч и взасос! И до гроба! Теперь по цельным дням у них из-под руководящих дверей только хай да лай да ай-я-яй! На нюх друг дружку не переносят! И откуда этот рейнский золотарь - («рейнское золото» - колыхнулось в Зуеве) – наилучшей нашей матершшины поднахватался? Мы только со смеху давимся!... Но ты, вообще-то, заходи, чувак, а то наш начальник с самого с ранья топчется в ожидании тебя...

        Шурку всегда было сложно остановить! Зуев посмотрел по сторонам: и как это он не заметил, куда испарилась дама с наганом!...

        «Пойти в ракетчики» его сагитировал двоюродный старший брат Сергей, так что, ещё до того, как  стать студентом - тем более, инженером! - Зуев получал кое-какую информацию про свою будущую «жеэрдиную» специальность не только из официальных источников... На дворе разворачивались пятидесятые, судя по слухам, в стране повсюду возникали всё новые «ракетные конторы». Ракетчики были нарасхват, и за своё будущее молодой ракетчик не переживал: ЦКБ,  так - ЦКБ! Правда, несколько смущала та безоглядность, с какой - судя по доползавшему до студентов ропоту заслуженных оружейников – «разрезались на иголки» заслуженные старые корабли и снималась с вооружения достойно показавшая себя во время войны артиллерия (да и многие вокруг недоумевали!). Но, тут уж, как говорится, смущения замыкались сами на себя, а к ожидавшей его работе, какой бы она ни оказалась, он был готов...
       
        - Так, как же это ты, ракетчик, - встретил нового сотрудника начальник и ещё раз испытующе оглядел, - как же ты живую-то «утку» и не видел? А ну-ка, пошли!
        В слабо освещённом полуподвальном помещении пахло пылью и чем-то непонятным. Под мутным зарешёченным окошком возлежало на ложементах непомерно длинное секретное тело; над его головной оживальной  частью, словно акульи плавники, в стороны нелепо торчали четыре треугольных руля.

        - Во-от, ракетчик, рекомендую, - бывший артиллерист похлопал ладонью по зеленовато-матовому корпусу, и гулкий, словно от порожней железной бочки, звук разнёсся по  помещению, - полюбуйся на красотку! Позволь тебе представить ракету ШБ-1 Главного конструктора Шато Берии!... Вообще-то, обычно полагается мущину представлять даме первым, а ему даму - опосля, но эта - простит! Зовут её попросту «ШаБе», и она - зенитная! Понял?... Во! И, как говорится в народе, выродила яблонька яблочко, а оно оказалося, ну, до того сладким, что и не кОтится никуды, и червячок никакой ево даже не жрёть! Не понял? Ну, объективно, та яблонька родила, которую срубили, аж,  четыре годика тому назад… Снова не понял?... Ну, сразу же, как дал дуба Великий Продолжатель Дела - он же Корифей всех, что ни на есть, наук!... Короче, яблочко энто, - и гулкий звук снова отразился от стен полуподвала, - как есть, ценное изобрЕтение отпрыска самого Лаврентий, аж, Палыча Берии! Увы, ни разу яблочко пока не летавшее - да и вряд ли когда полетит оно...

        «Шато Берия? - запоздало скрежетнуло в Зуеве, - странное, однако, имечко для мингрела... Может, Шалва или Шота?...» Тряхнув головой, он всё же поймал конец фразы про то, как проект ракеты, являвшийся, якобы, дипломным, был по окончании не то Бауманского училища (то ли МАИ?) выполнен сыном Берии и с некоторых пор...
        - ...и был, - Армосов улыбался почти нежно, -  оценён на уровне кандидатской диссертации! За что автору и была тут же вручена учёная степень кандидата технических наук (как мы говорим, «кандидата тех наук»)! Чертежи направили на заводы, а... - в голосе начальника послышалось что-то вроде гордости, лицо озарила яркая улыбка, - изготовленные по ним ракеты - да-да, и снаряженные тут же всем, чем надо! – немедленно были установлены на боевое дежурство! Понял? Событие, совершившееся впервые в истории вооружений! Вот так вот, они с тех пор и стоят, родимые, на страже мира и родных небес! Очень боево дежурят, непрестанно охраняя мирный труд советского народа. Ждут, когда же, наконец, настанет момент!...

        - А испытания-то, - Зуев оторопел, - они-то как? Проводились? И результаты?...
        - Во-о, парень! Под корень глядишь, ракетчик! – Армосов выкатил глаза и криво усмехнулся, - В том-то и штука, что через пять лет после постановки на вооружение... Заметь - через целых пя-ать лет! Раньше-то радетелям страны было недосуг поинтересоваться «что» да «как»! Ведь, «мирный труд» был охранён и не иначе - по йихому мнению - как с помощью этих самых ШаБе... А минувшей зимой решили грамотеи-защитнички стрЕльнуть, проверить, как оно там... И при испытаниях ни одна из снятых с дежурства ракет ШаБе так и не взлетела - как ни пытались её понудить! Так что, ракетчик, - теперь Армосов уже нежно погладил зеленоватый корпус, - любуйся в первый и последний раз на защитницу родины: детям своим потом расскажешь! Но, вообще-то...

        Став вдруг серьёзным, начальник вздохнул:
        - Но, вообще-то, претензий к самой схеме «утка» нет, её ещё фашисты придумали. И, хотя до сего дня схема является только теоретицкой, ракета должна быть значительно маневренней «классики» - это, чтобы любой самолёт при любой скорости перехватывать и сбивать! Возможно, и – летящую ракету.
 
        Так во-от... Нынче созданием зенитной ракеты по схеме «утка» - с целью замены этого фуфла - занимаемся мы! А с сегодняшнего дня - конечно, если не возражаешь! - вместе с тобой... Проект наш, пока что - предэскизный, на днях завершаем его. Да и на сегодня все материалы, пожалуй, уже подготовлены к защите . Сразу же за предэскизным должен последовать эскизный, а там, уж, глядишь, и - до этого, конечно, ещё дожить надо! - рабочий навалится. Вот тогда-то мы с тобой...

        «Претензий к схеме «утка» - нет»... - запоздало звякнуло в Зуеве, - а к чему-нибудь - есть претензии? Или к кому=либо... Может,  найдётся ещё, какой ни на есть, адресат для претензий помимо «яблоньки» или «яблочка»?...
        И пока начальник-экскурсовод молча запирал «утятник», едкий ручеёк сомнений, запущенный свежей информацией, вновь потащил озадаченного Зуева через ухабы памяти в овраги давно привычных сомнений:

        - «Ну, допустим, была, как есть, гнилой та «яблонька», а «яблочко» - тем более... А садоводы-то, радетели наши? Все эти члены с кандидатами, с высокими зарплатами? Кого-нибудь из них заинтересовало, как  - это после нырка-то в ящик Самого Большого Садовода! - как расцветают-плодоносят их яблони и груши, спокойно ли плывут туманы над рекой? А также защищены ли угодья от посягательств колорадского жука и протчих империалистов? А если защищены, то - как?... Неужто, что ни на есть, иное поважнее нашлось? А-а... Влаа-асть?... Та, что досталась всем вместе за «просто так»... По наследству!... Так, надо ж делить её было, рвать кусок себе да послаще!... Или - всю?...
        Слушай, тебе-то что до этого? Ты знай про себя, что сделал всё правильно: нашёл-таки перспективное дело, как и хотел. Займёшься двигателем новой зенитной ракеты, её камерой сгорания - ты же помнишь, как поразила тебя своим совершенством камера сгорания «фау-2»…»

        - Ну, а теперь потопали наверх, - остановил полёт его чувств и мыслей голос начальника, - познакомишься с тем, что успели мы наворопятить до твоего возникновения!
        И, пропустив спутника вперёд, Армосов продолжил на лестнице:
        - А мыслишь ты, ракетчик, верно: разработаем мы свою ракету, изготовим, испытаем... И станет ясно, заживёт наша «утка» или закрякает… Последнего, сам понимаешь, хотелось бы избежать. А сейчас, - он распахнул двери отдела, - милости прошу. Вперёд! Твой Лукин, в случае чего, поможет разобраться в нашем хозяйстве да и все остальные парни тоже в курсе...

                http://www.proza.ru/2017/01/15/1590


Рецензии
Прочитал и, как в родной дом попал. Авторская страница у меня - неделя без двух часов, но 30 лет работы в ЛИИ Громова лётчиком испытателем. Спасибо. Та же практическая наука, только с другой стороны. Вы - у кульманов, а я в воздухе с ракетами. С новым годом.

Виктор Кирсанов 77   11.01.2018 23:49     Заявить о нарушении
Это, видимо, общая наша ошибка считать, что конструктор только и делает, что сидит у кульмана и наносит какие-то линии на ватман, а лётчик только летает, помахивая элеронами и фюзеляжами. Уверен, у лётчика забот и умений разного рода хватает - так же, как и у конструктора! Это, кстати, Вы показали в своём рассказе неплохо.
С уважением.

Гордеев Роберт Алексеевич   13.01.2018 12:12   Заявить о нарушении
...надо же!
А нас тут с п/я оказывается немало - ракетчиков, буранщиков и пр. летальщиков и клепальщиков.
Успеха всем!

Светлана Рассказова   13.01.2018 17:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.