Глава 41. В темноте

   Предыдущая глава:  http://www.proza.ru/2017/11/28/1302


  «Когда бы знать, что завтра ждёт!
  И угадать событий ход?
  Какой Судьба готовит бал?
  Поминки или карнавал?
  И тайный смысл угадать
  Намёков, знаков и примет:
  Что нам Судьба сулит понять?
  Вопросы есть, ответов нет...»
 

  Мюзикл «Ромео и Джульетта»


  «Естество свое мы изменить не властны.
  Мы властны лишь над своими поступками»

  Филип Пулман.«Северное сияние(Золотой компас)»



  Саунд: Thomas Bergersen - «Into Darkness» 


          После неудавшейся коронации и изгнания наследного принца, на Валаскьяльв опустилась гнетущая тишина. Роскошно украшенный тронный зал опустел. Не сновали туда-сюда слуги, не прогуливались по коридорам придворные — весь дворец словно вымер. Обитатели замка затаились в своих комнатах, шепотом обсуждая происшествие. Никто не хотел испытать на себе ярость, которая весьма ощутимыми волнами расходилась от разгневанного Одина, закрывшегося в своих покоях и не допускавшего к себе никого, кроме Фригг. Время от времени из-за запертых  дверей доносились громкие  голоса спорящих супругов: полный отчаяния — царицы и гневный, не допускающий возражений, голос Всеотца.

          Воспользовавшись представившейся возможностью, Фенрир, едва слышно ступая, быстро прошел по притихшим, как перед грозой, коридорам и широким лестницам Валаскьяльва к покоям Локи, игнорируя застывших, как каменные изваяния стражников. Быстро умывшись, поплескав себе в лицо водой и пригладив волосы мокрыми руками, Фенрир решил, что выглядит вполне прилично и решил не тратить больше драгоценное время на глупые занятия. Перед тем, как выйти, заставил себя выпрямить спину. С вызовом вскинул голову,  и коротко, прохладно улыбнулся себе в зеркало. Получилось почти как у принца, но слегка бледно и неестественно. Все равно не выйдет, как  у Локи, сколько не копируй. Мотнув головой, прогоняя воспоминание, он вышел за дверь и решительным шагом направился в библиотеку. Петляя бесчисленными коридорами, он по памяти считал каждый свой шаг — третий поворот из восточного коридора, сто двадцать шагов, потайная дверь, за ней шестьдесят восемь ступеней винтовой лестницы вниз. Наконец, Фенрир достиг своей цели, и остановился у дверей в кабинет, чувствуя нарастающую в душе тяжесть и беспокойство. Подняв руки, чтобы сплести отпирающее заклинание, увидел вдруг, что кончики тонких пальцев слегка дрожат. Ноги подкашивались. Фамильяр оперся рукой о стену, тяжело дыша, понимая, что нельзя терять время и стоять здесь просто так.

          Нужно что-то делать.
          Нужно войти.

          Фенрир дико боялся, что открыв двери, не увидит там Локи, и лишь надеялся, что старому магу удалось вернуть принца из неизвестности. Волчонок старался гнать  подальше от себя мысли о том, что  Локи может не вернуться вообще. Прожив несколько дней в теле принца, волк начал ощущать себя частью Локи, видеть в нем себя самого. И представить, что он больше не встретится со своим авантюрным, без вести пропавшим богом, было выше сил. Все равно, что потерять руку, ногу или даже само сердце.

          Глубоко выдохнув, он снял, наконец, запирающее заклятие и толкнул дверь, которая лязгнула сзади, закрываясь, словно отсекая его от той новой жизни, которую он только-только испробовал на вкус. Взгляд фамильяра скользнул по комнате, а затем опустился вниз, и Фенрир чуть не задохнулся, увидев распростертое на полу, тело громадного черного волка все в бурых пятнах спекшейся крови. Рядом с ним на коленях стоял Фроде и медленно водил вытянутыми руками над судорожно вздымающимися волчьими боками. Из его ладоней исходило слабое свечение. Фенрир замер на пороге, не в силах пошевелиться от нахлынувшего ледяного ужаса. Сердце ухнуло куда-то в бездну. Ноги стали ватными. И вместо того, чтобы броситься вперед и упасть на колени рядом с магом, он сделал шаг назад, уперся спиной в стену и медленно сполз на пол, не в силах отвести взгляда от неподвижно лежащего волчьего тела. В глазах его плескалась настоящая паника.

          — Где тебя Хель носила? — рявкнул старый Фроде, гневно сверкнув глазами в сторону Фенрира. — Ну, что ты расселся, как на именинах?  Скорее, помоги мне!

          Но Фенрир не сдвинулся с места. Подтянув колени близко-близко к себе и обхватив руками, он, окаменев, просто смотрел, потому что не было ни сил пошевелиться, ни слов, ни слез.

          Фроде  быстро поднялся, оторвавшись от своего занятия,  и подойдя к Фенриру, схватил за плечи, встряхнул. Потом еще раз еще. Волчонок дернулся. Его била крупная дрожь. Он поднял на мага глаза и Фроде увидел пронзительный, всеобъемлющий ужас, вспыхнувший в его, мгновенно потерявших свой цвет, глазах.

          — Фроде... Что... Локи... Я... — Фенрир никак не мог справиться со сбившимся дыханием и подступающей паникой.

          Он на секунду прикрыл веки, сдавленно вздохнул, а когда открыл — в глубине его глаз появился влажный блеск. Выражение  лица мага смягчилось.

          — Спокойно, Фенрир, спокойно, — произнес он тоном, которым говорят с тяжелобольными детьми. — Локи здесь и он жив. Пока жив. Но если ты будешь продолжать сидеть столбом, я ни за что не ручаюсь.

          Фенрир отчаянно мотнул головой, сморгнув подступившие слезы, на лице появилась какая-то дикая усмешка. Локи был здесь — и это было хорошо. Локи был здесь – и это было страшно. Страшно было видеть эту окровавленную шерсть, слышать слабое, рваное дыхание, с хрипом вырывающееся из приоткрытой пасти.

          – Что с ним случилось? – с трудом ворочая языком, произнес Фенрир, не отрывая бесцветного взгляда от волка. Сердце снова попыталось дать сбой.

          – Не знаю. Я нашёл Локи в Йотунхейме. Он сражался с целой стаей твоих сородичей. Ему крепко досталось не только от волчьих зубов, но и от их темной магии, –  произнес Фроде, возвращаясь к волку и продолжая совершать свои пассы над его запавшими боками.

          – Как же он попал туда? – приступ паники прошел также быстро, как и начался и Фенрир медленно, на коленях, подполз к Локи, с тревогой всматриваясь в мускулистое, неподвижное тело. – Но ведь он выживет?

          Волчонок посмотрел на мага и во взгляде его был уже даже не вопрос – просьба, мольба.

          – Я не знаю, – честно ответил Фроде, отводя глаза. – Счет идет на часы, если ни на минуты. Принц потерял много крови. К сожалению, твое тело не обладает такой способностью к регенерации, как тело бога. Я просканировал его – переломаны ребра, одно из них проткнуло легкое, сломана передняя лапа, слишком много внутренних повреждений и сильное кровотечение. Пару сотен лет назад я бы за час излечил его, но я слишком стар и силы у меня уже не те. Если не совершить обряд обмена прямо сейчас, Локи не проживет и часа, он может умереть вместе с твоим телом.

          Голос Фроде доносился до слуха Фенрира словно через плотный слой ваты. На какой-то миг у него потемнело в глазах. Мир словно перевернулся и снова встал на место. Локи не должен умереть. Он просто не может умереть. Когда-то он спас маленького волчонка от смерти и теперь пришло время вернуть долг. Фенрир взял тяжелую черную голову, положил себе на колени, бережно придерживая, провел дрожащей рукой по окровавленной шерсти, судорожно сжал её в кулаке, слегка покачиваясь, будто ребенка убаюкивая, произнес хриплым, срывающимся голосом.

          – Помоги ему, Фроде. Твори свою магию, старик, да побыстрее.

          Фроде начал читать заклинание. Над его головой появилось слабое светящееся марево, постепенно окутывающее фигуру старика. Едва шевеля пальцами, словно пробуя сияние на ощупь, маг потянул из него тончайшие светящиеся нити, сплетая из них волшебное кружево заклинания, которое, все разрастаясь и мерцая, окутывало тела волка и сидящего на коленях Фенрира.

          Фамильяр словно и не замечал, творящегося вокруг него волшебства. Зачарованно он  смотрел на свое собственное тело, в котором еле теплилась жизнь. Фенрир не боялся, что может умереть. Смерть не так уж и страшна. Гораздо страшнее потерять дорогое тебе существо. Не за свою жизнь страшился он, а за того, кто был скрыт в этом неподвижном теле. Холодная, острая боль ледяными иглами пронзала сердце волка – только сейчас он понял, как любил этого странного бога, отвергавшего всех и всё, кроме себя самого; бога, в ком  скрывалась  дикая, сверхъестественная сила, выходившая наружу, когда ему было больно, принимая на себя удар, прикрывая то хрупкое, ломкое, что жило внутри него. И потому Локи должен был выжить.

          Фенрир гладил лохматую волчью голову, полностью отключившись от реальности. Весь мир сжался до таких обыденных, ничего не значащих, воспоминаний, ставших вдруг, в одну секунду, невероятно дорогими – их первая встреча, совестные  с трапезы и прогулки, смех Локи, сияющий взгляд и теплые, ласковые руки. Те самые руки, которыми Фенрир  теперь гладил узкую черную морду, перепачканную слюной и кровью.

          – Я здесь, – тихо прошептал Фенрир, низко наклоняясь к волчьему уху. – Все хорошо. Ты только вернись, слышишь Локи? Только вернись. Что будет с ней, если тебя не станет?

          Дыхание волка участилось. Тяжелые веки чуть заметно вздрогнули, с трудом приоткрылись, устремив на Фенрира бесцветный, почти что стеклянный взгляд. И что-то мелькнуло в глазах: невыносимая боль пополам с искренним сожалением. Тело выгнулось дугой, лапы напряженно вытянулись, а затем бессильно расслабились. Протяжный, почти человеческий стон, вырвался из пасти – в нем было такое неимоверное страдание, что Фенрир содрогнулся.

          В ту же секунду Фроде протянул ему тонкий длинный кинжал и чашу.

          – Ждать больше нельзя ни минуты. Ты знаешь, что делать, мой мальчик.

          Фенрир опустил голову волка себе на колени и принимая из рук мага орудия чародейства, с проступившими на них таинственными рунами. Но только он занес тонкое лезвие над своим запястьем, как что-то остановило его. Как он мог забыть! Если он умрет, Локи никогда не узнает о том, что случилось во время сражения с йотунами.

          Фроде по своему расценил колебания Фенрира и выхватив из его руки кинжал, резко полоснул по запястью. Темно-красные капли покатились в поднесенную им чашу. Маг увидел, как устремленные на него, широко открытые глаза на лице Локи стали наливаться прозрачной зеленью, брови заломились, на лице отразилось страдание – тонкие губы приоткрылись, силясь что-то сказать, но в следующий момент уже вторая, истинная сущность Фенрира проступила под оболочкой тела Локи.

          Дальше все произошло очень быстро. Волчонок ощутил,как кровь приливает к лицу, как  нарастает шум в ушах, как темнеет в глазах, как немеют руки. Тело свело судорогой. Стало трудно дышать. Он еще пытался что-то прошептать, бессильно шевеля губами, но силы покинули его. Судорожно, со всхлипом втянув в себя воздух, волчонок потерял равновесие и упал на волка, орошая его шерсть своей кровью. Последнее, что увидел Фенрир сквозь пелену зеленого сияния, охватившего их тела, сквозь боль, выворачивающую наизнанку  –  как они с Локи снова менялись обликами.

          А в следующее мгновение его сердце остановилось.
         
          И наступила темнота.


          КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ.


Следующая глава: http://www.proza.ru/2017/12/18/1324


Рецензии
Сильная любовь Фенрира к Локи. Надеюсь волк выживет...

Анна Магасумова   16.11.2018 23:47     Заявить о нарушении
Конечно выживет. а как же еще.

Рута Неле   17.11.2018 22:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.