Я тебя никогда не забуду...

Из сборника « Кавказские приключения»

          «Сухумские поезда -  грязные», - предупреждал их  тбилисский приятель, и   обычно  они убеждались в его правоте, каждую осень направляясь поездом из Тбилиси в Сухуми и обратно после отдыха у моря.    В вагонах действительно не хватало  чистоты и порядка,  обычных для поездов прибалтийского формирования. А ведь само путешествие из Тбилиси  к морю на поезде – незабываемое развлечение.  Дорога проходит по изумительно живописным местам.  В восточной части маршрута  сравнительно невысокие горы совсем близко подступают с двух сторон  к железнодорожному пути,  и  поезд то мчится в этом горном коридоре, то изгибается змеёй на железнодорожных кривых в бескрайнем пространстве  среди множества  холмов и невысоких, не лесистых гор. А вокруг на многие километры – никаких признаков жилья. И вся эта величественная и безмолвная красота сияет в лучах заходящего солнца.  А потом быстро, по-южному, темнеет, но  трудяга-поезд  продолжает свой путь в ночи. Сначала он взбирается всё выше, вот уже Гори, с единственным уцелевшим в то время памятником Сталину  (даже в Тбилиси  в парке  на  Мтацминде сиротливо красовался постамент – «здесь был …»), Хашури, Зестафони…

             Поезд уже довольно высоко в горах, в вагоне даже становится прохладно, и лежавшие в стороне по причине духоты одеяла накидываются поверх укрывающей простыни.  Так-то лучше…   Потом поезд начинает спускаться, и утром  взгляду пассажиров открываются роскошные пейзажи Западной Грузии – где-то вдалеке сверкающие льды высоких  горных вершин, расступившихся для раскинувшейся около  Сухуми живописной долины, сбегающей прямо к сверкающему и радостному  самому синему в мире Чёрному морю. На сухумском вокзале поезд отстаивался до позднего вечера, чтобы снова отправиться в обратный путь от моря в Тбилиси.

          Вечерний Сухумский вокзал.  Наконец, объявляют  посадку на Тбилиси.  Строгая пожилая проводница-абхазка  откидывает подножку тамбура и тщательно протирает поручни вагона,  а пассажиры,   застоявшиеся на вечернем сухумском перроне, подают  билеты на контроль и проходят дальше. Войдя в вагон, удивляются -  вот это да! Да  здесь просто идеальная чистота:  на окнах накрахмаленные  занавесочки, поверх чистенькой ковровой дорожки в коридоре выложена дополнительная льняная, прямо как в фирменных поездах Прибалтийской дороги, не разочаровали так же и купе, и туалеты. Это было совершенно удивительно в поезде местного формирования   и  подтверждало простую истину –  всё зависит не от принадлежности дороги, а от  конкретных людей, в данном случае – от этой немолодой  уже железнодорожницы, добросовестной и любящей свою работу.
               
        В купе собралась хорошая компания: парень и девушка из Прибалтики (брат с сестрой)  и   их местные попутчики – два мужика, один молодой, совсем немного старше их возрастом, а второй уже пожилой,  по-видимому, предпенсионного возраста, но крепкий и бодрый, как и полагается настоящему джигиту.  Все  направлялись в Тбилиси.  Попутчики ехали из дому, нагруженные всякими вкусностями, не то, что прибалты – не из  дому и не домой ещё.   Вся эта гастрономическая роскошь была выгружена на столик купе, пожилой ещё выставил оплетенную бутыль с превосходным вином.   Проводница же, оказавшаяся ко всему родственницей молодого попутчика, немедленно принесла вкуснейший  железнодорожный чай в традиционных стаканах с подстаканниками, и в купе начался настоящий пир, разумеется, в сопровождении весёлых шуток, анекдотов и различных историй. В дороге попутчики обычно не представляются, как кого зовут и кто кому кем приходится, но обязательно сообщают, откуда и куда едут.  И тогда завязывается разговор.   

      Местные интересовались жизнью в Прибалтике,  рассказывали об Абхазии.  Молодой – высокий красавец, интеллигентный, остроумный,  прекрасно  говоривший по- русски,  оказался директором школы из районного городка и ехал на республиканское мероприятие для  руководителей школ.  Пожилой же, типичный житель горного селения, направлялся в Тбилиси навестить семью дочери.  Да, компания собралась душевная, и «сидели» они хорошо. Местные вначале удивились, узнав, что их соседи по купе приехали из Прибалтики.  Им показалось, что ребята родом откуда-то с Северного Кавказа. А может, из Азербайджана, уж больно по-южному выглядят.  Пожилой восхищался глубокими познаниями брата об обычаях и истории народов Кавказа и Закавказья:
-  Слушай, откуда ты так хорошо всё знаешь? - с восторгом  спросил он.
- Потому что он – шпион, - пошутил директор.

       Шпион не шпион, но брат действительно в этих делах разбирался здорово, чем всегда удивлял жителей южных регионов. Во время военных студенческих лагерных  сборов, которые проходили в воинской части, где студенты несли службу наравне с солдатами-срочниками, вокруг его палатки постоянно тусовались все представители кавказских и среднеазиатских национальностей, служившие в части. Он стал своеобразным центром притяжения национальных меньшинств. Парни собирались вокруг него в свободное время, рассказывали о житье–бытье у себя на родине,  жаловались    на местные неурядицы, на дедовщину в части.  Кого  тут только не было - весь многонациональный  Союз. А во главе всех стоял «самый лучший   из армян сержант  Алик Григорян»,  который  с ним  особенно подружился. Оказалось, что в этой части молодым солдатам-срочникам  неслабо доставалось от старослужащих.  Некоторые деды так издевались над молодыми, что студенты не выдержали и вступились за ребят  – под окончание лагерей большой компанией (а их было около 900 человек из разных ВУЗов) отметелили поганых дедов так, что мало не показалось, с объяснением, за что.  Но это уже отступление, хотя эта история попутчикам понравилась, и пожилой с уважением похвалил рассказчика.

         Большим успехом пользовались и кавказские анекдоты.  У ребят, оказывается, была собрана и даже записана целая коллекция, как они сообщили, и они их мастерски рассказывали.    Особенно понравился рассказанный девушкой  анекдот про неверную хозяйственную жену, который звучал примерно так:
        «Уехал муж в командировку. Только ушел из дому, как к жене пришел любовник. Не успела она с ним расположиться, как звонок в дверь.   Жена любовника вытолкала на балкон и спрятала в пустой мешок, который там лежал.  А   пришел-то к ней второй любовник. С ним повторилась  та же история   - только женщина с ним расположилась, как снова звонок в дверь. Она его тоже спрятала на балконе во второй мешок. А пришел к ней, оказывается, третий  любовник, грузин.  И ему не повезло – только хотели заняться  любовью, снова звонок в дверь. Жена и его спрятала в третий мешок на балконе. А это вернулся муж. Дело в том, что его самолётный рейс на 12 часов отложили. Попросил он жену сделать что-нибудь поесть, а сам вышел покурить на балкон. Видит – три мешка стоит. «Странно, -рассуждает он вслух, -когда уезжал  никаких мешков не было». Поддел ногой один мешок - оттуда – кукареку!  «Молодец какая, жена у меня! Не успел уехать, кур завела»,-  умилился он. Пихнул ногой второй мешок – оттуда: хрю-хрю!  Ты смотри, и поросенка купила. Толкнул третий мешок – молчание, ударил ещё раз – ни звука. Размахнулся и засандалил со всей дури третий раз. И тут из мешка высунулась чёрная голова:
- Ты что думаишь, раз малчит, значит кто-то спряталься? Это мешок с картошкой!»
-  Это мешок с картошкой, это мешок с картошкой, - покатывался со смеху директор. Новые анекдоты сыпались один за другим, и смех не смолкал в купе.   

         Директора же больше всех интересовала девушка, роскошная красавица с длинными по пояс пышными волосами, весёлая приколистка.  Он обволакивал её восхищенными взглядами, остроумно подшучивал, как бы случайно прикасаясь к её рукам, предлагал  самые вкусные  кусочки, фрукты, подливал вино. Когда брат и пожилой вышли в тамбур покурить, он  как бы в шутку попытался обнять  попутчицу. Она рассмеялась:

- А вы не боитесь?  Я же всё-таки  не одна еду.
-  Слушай, перестань валять дурака, - заметил он, - а то я не вижу, что это твой брат.  Вы так похожи. Он у тебя добродушный парень, драться не будет.
- Я бы на вашем месте не была столь самоуверена…
Он усмехнулся, дерзко глядя в весёлые зелёные глаза собеседницы. Надо же, бойкая девчонка, но ничего невозможного нет...

         Казалось, ничто не могло его смутить, даже её красноречивый  взгляд, брошенный на обручальное кольцо на его руке.  Он нравился  многим  женщинам, и никогда не знал отказа, если хотел кого-то.  И сейчас  была как раз такая ситуация.  Он был уверен в себе, он чувствовал, что симпатия  и притяжение взаимны. Согласно всё тем же законам физики, которую он преподавал.

        Время уже было позднее, путешественники свернули застолье и стали укладываться спать. Брат и пожилой уже довольно хорошо выпили, поэтому  полезли на свои верхние полки и быстро отрубились под монотонный  стук колес.  Директор и девушка расположились на своих местах внизу.   

        Она с удовольствием растянулась на своей полке. Она никогда почему-то не могла  спать в поезде – всегда дремала под стук колёс, но никогда не могла по-настоящему заснуть. И сегодня…  День отъезда  был суматошный – с утра море, пляж, потом долгая очередь в железнодорожной кассе, поздний обед наспех, опять пляж - прощание с морем, надо же напоследок искупаться. Торопливые сборы  и поездка на вокзал, а потом это затянувшееся застолье в купе. Обманчивое вино, немного ударившее в голову. Самую малость, чуть-чуть… И этот директор – дерзкий, нахальный, но такой обаятельный и коварный.  Но ничего, ничего... ничего у него не получится…

        Она уже проваливалась в дремоту, когда почувствовала, что он осторожно присел рядом на край полки и  погладил её по руке.
- Ты долго   ещё будешь меня мучить? – еле слышно прошептал он и скользнул к ней  под тонкое покрывало.
- Ты с ума сошёл? – ошеломлённо прошептала она, безуспешно пытаясь освободиться  из   жаркого кольца его рук. Эти руки не давали ей подвинуться в самый угол узкой полки, блуждали по её телу, заманивая в водоворот страсти: 
-  Только, если хочешь сама…

       Господи, какая несуразная ситуация!  Конечно, не может  быть  речи о каких-то отношениях  в вагоне со случайным попутчиком, пусть он даже ей очень симпатичен и хорош собой. А с другой стороны, не звать же, в самом деле, на помощь  брата – стыда не оберёшься.    Даже если разбудить попутчиков случайно, страшно  подумать, чем это кончится.  Понятно, что коварный соблазнитель  не сделает ничего против её воли, но он уверен, что вряд ли  хватит этой её воли, чтобы устоять.  Что ж, вызов принят.  Ты дерзкий, а я железная. И ты сам боишься разбудить попутчиков. Хочется-перехочется, и ты меня  сам отпустишь…
Монотонный стук колёс и полное молчание в купе. Только безмолвное противостояние этих двоих .  Война рук, не позволяющая зайти слишком далеко. 

      Он так и не смог стащить с неё ничего из одежды. Время, её упорное сопротивление и его естественное опасение, что застукают, делают своё…    Перехотелось…  Он потихонечку целует её в ушко и шепчет:
- А ты хитрая, всё рассчитала… Молодец.
И  перебирается на свою полку.   

      А потом наступает утро. Поезд мчится среди невысоких гор  восточной части маршрута. Попутчики просыпаются и  начинают собираться – скоро Тбилиси.   Мелькают платформы станций – какие-то селяне с барашком на привязи ждут пригородной электрички.
- Смотри, с бараном ждёт поезда!
- А что, шашлык делать будет, - невозмутимо замечает пожилой.

-  Ты не обиделась на меня? – улучшив момент, директор  потихоньку спрашивает  девушку.
- Нет, нисколько, - улыбается она. – Всё было вполне прилично.
Оба смеются.

- Мы встретимся в Тбилиси? Просто погуляем?  Я очень хочу тебя ещё раз увидеть. Ты дашь мне свой телефон? – внезапно погрустнев, просит он. – Не отказывайся, пожалуйста.
Она записывает на какой-то карточке телефон  своих тбилисских друзей, у которых пробудет ещё несколько дней.
-Спасибо, я позвоню.

        Ребята первыми покинули вагон – на перроне их уже ждала приятельница, она приехала, чтобы забрать их к себе. Девушка обернулась  к окну вагона и украдкой помахала рукой на прощание прильнувшему к стеклу директору.
- Я тебя никогда не забуду… - прошептал он.
Она не услышала, но догадалась, она думала о том же.

        Он позвонил через день, когда в плотном графике конференции  появилось окно.
- Ты выйдешь в парк недалеко от вас? Я подъеду.
Он приехал с коллегой, тоже директором  сельской школы.  Они втроём погуляли по городу, ели мороженое в кафе и болтали о всякой  чепухе.
-  Ты знаешь, какие она замечательные анекдоты рассказывает?
    
       И он стал по-грузински рассказывать анекдот о неверной хозяйственной жене. Это было настоящее представление,   театр. Растерянные любовники, суетливая жена, недоумевающий муж на балконе – он перевоплощался в них по очереди, а слушатели зачарованно наблюдали за действом. Она, не понимая  ни одного слова по-грузински, слушая его, понимала всё по его мимике, интонациям  и жестам. Заключительный пинок – и яростная жестикуляция грузина из мешка - это мешок с картошкой!!!… И смех благодарных слушателей.  И какая-то пронзительная печаль вo вроде бы весёлых глазах обоих :  я тебя никогда не забуду…
 


Фото из интернета. Грузия

Другие рассказы этого цикла в сборнике "Кавказские приключения":

Эх , Сухуми… Весёлые восьмидесятые…
http://www.proza.ru/2014/09/02/2083
Слово надо держать
http://www.proza.ru/2016/04/16/1817
Ах вот оно что!
  http://www.proza.ru/2016/04/05/2219
Медицинский пляж
http://www.proza.ru/2016/04/12/2155

Смех на пляже
http://www.proza.ru/2014/08/21/528
Волшебная сила искусства
http://www.proza.ru/2016/04/17/2101Jlby
Один день каждую осень
http://www.proza.ru/2017/07/07/1869
Я тебя никогда не забуду
http://www.proza.ru/2017/08/08/9


Рецензии
Замечательно написано!!!

Лариса Белоус   12.09.2019 22:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Лариса!

Эми Ариель   12.09.2019 22:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.