2. Сарра Лебедева и Конёк-Горбунок. Статья

     Мы были совершенно поражены и очарованы этими марионетками, были окрылены такой мощной поддержкой неизвестной нам скульпторши Сарры Лебедевой.
     Под впечатлением от этой картинки мы тогда написали статью, - которую и предоставляем здесь вашему вниманию


                Сарра Лебедева и Конёк-Горбунок.


     Сейчас эта скульптор упоминается в основном в связи с памятником на могиле Б.Л. Пастернака, в Переделкине. Белая стела с навсегда юным профилем поэта. Многие работы её так и не нашли своего применения. Правда, её любимая скульптура - "Девочка с бабочкой" - стоит в здании Третьяковки на Крымском Валу (зал №16). Но она изначально предназначалась для бассейна, в который её не поставили. Её поставили - залив неуклюжую копию в бетоне - в ЦПКиО им. Горького, но бетон быстро разрушился. Сейчас бронзовая копия "Девочки с бабочкой" стоит в Выставочном зале Третьяковки, а гипсовый оригинал - в Саратовском Художественном музее.

     Я говорю о Сарре Дмитриевне Лебедевой, русском скульпторе первой половины ХХ века. Она была урождённая Дармолатова и родилась в Петербурге в 1892 году.
  Лебедевой стала, выйдя замуж за художника Владимира Васильевича Лебедева.

   Владимир Лебедев - художник-иллюстратор, книжный график, много сотрудничал с С.Я. Маршаком.

   Вероятно, у кого-то из вас сохранилась в домашней библиотеке книжечка "Вересковый мёд" 1947 года издания, с прелестными иллюстрациями Владимира Лебедева.
  Так вот, он был мужем Сарры Дармолатовой. Они разошлись, но у неё осталась его фамилия - Лебедева.

  Их было "три богатырши": Голубкина, Мухина и Лебедева, - вышедших из царской России советских скульпторш. Лебедева - самая, вероятно, "неудачливая" и самая загадочная из них. Она участвовала в проекте памятника Ф.Э. Дзержинскому, - и не одержала победы,  - её проекту предпочли проект Вучетича. Она выдвигала проект памятника А.С. Пушкину в Михайловском, - он был заморожен в связи с Великой Отечественной войной - и не "разморожен" до сих пор... "Девочку с бабочкой", - как я уже сказала, - поставили в Парке Культуры из бетона вместо бронзы, и крайне неудачно. Да и памятник Пастернаку на могиле уродовали не один раз ( последний раз - уже копию с памятника Лебедевой ...)*


   Но я хочу говорить не о "неудачливой" судьбе скульптора Сарры Лебедевой, и даже не о её работах. Я хочу говорить о Тайне, которую она постаралась передать нам, перекинуть нам, в наше время, время, - по крайней мере, - провозглашённой - демократии, из своей глухой тоталитарной современности. Тайна эта - тайна сказки "Конёк-Горбунок".

   Только теперь и стало можно говорить о том, что автор сказки "Конёк-Горбунок", может быть, вовсе и не Пётр Павлович Ершов, что автор - возможно, - сам Александр Сергеевич Пушкин. Начал этот открытый разговор, - как принято считать - Александр Лацис статьёй "Верните лошадь!" в 1996 году. А до него - сто шестьдесят два года - вроде бы такого никто не заявлял. И это - один из главных аргументов ершововедов и примыкающей к ним публики: сто шестьдесят лет все молчали, а тут, - понимаешь - выискался один "любитель сенсаций"! А бедный Александр Александрович Лацис хотел лишь одного - Истины. !

   
    И вот - оказывается, что пушкинское авторство "Конька-Горбунка"  утверждала советский скульптор Сарра Дмитриевна  Лебедева ещё в 1936 году.
  Вернее, само обращение Лебедевой к народу состоялось в 1940-м, когда вышла книга Б.Н. Терновца "Сарра Лебедева", посредством этой самой книги. Вернее, посредством одной фотографии в этой странной книге.

  Странная она тем, что издана как какой-то посмертный, - во всяком случае - "юбилейный" - том. Но - в 1940 году Лебедевой было 48 лет, и она не была какой-то особенно заслуженной скульпторшей. Хотя, - как я уже говорила -  их было только три - скульптора-монументалиста, и при этом - женщины: Мухина, Лебедева и - на десятилетие ранее их - Голубкина. Возможно, как "советский скульптор" она и должна была быть отмечена такой книжкой...

    Фотография эта помещена сразу за портретом "Головы Пушкина", на странице 29, где речь идёт о скульптуре "Шахтёр", - который, по словам Терновца, "представитель рабочего класса, хозяин Страны Советов". То есть, идёт идеологически правильный текст о идеологически значимой скульптуре. (Статуя "Шахтёр" была выполнена Лебедевой для выставки "Индустрия социализма" в 1937 году, - первоначально задумывалась в 1934  для интерьера гостиницы "Москва").
 
   А фотография помещена ни к селу, ни к городу,  сразу за страничкой с "Головой Пушкина". Глянешь за эту страничку - а здесь тоже Пушкин! Пушкин, держащий за хвост взметнувшуюся Кобылицу.

  А рядом - знакомые всё - но какие оригинальные в интерпретации Лебедевой - лица! "Эскиз марионеток "Конёк-Горбунок""  - значится под этой фотографией. Нигде в тексте книги об этой работе Сарры Дмитриевны ничего не говорится.

  И только в "Списке работ С.Д. Лебедевой", данном после основного текста (с. 37-42), краткая справка: "Эскизы для марионеточной постановки "Конёк-Горбунок". Одиннадцать фигурок (пластелин). 1936. Не сохранились. "

  Не указан театр, для которого готовилась такая постановка. Скупые, торопливые строчки, как обязательная отписка.
"Не сохранились", - так что говорить не о чем - если что: "Нет пера - да и шабалки!" Конечно, пластилин (или пластелин - по тогдашней орфографии), вполне мог растаять, расплавиться от неправильного хранения. (Но лично мне думается, что ему помогли расплавиться).

  Однако, то, что скульптор Лебедева знала - или до чего догадалась, - она скрыть не могла и не считала правильным. Потому что любила Пушкина. Именно за это мы должны её помнить и чтить теперь, и не дать её имени утонуть в водах Леты. (Сейчас - напоминаю - это имя держит на плаву в основном надгробный памятник Пастернака, да и тот из последних сил стоит перед лицом современного вандализма.)

  А между тем - нам бы надо Сарру Дмитриевну Лебедеву почитать как героиню. Потому что это - героизм - в 1937 году дать такую интерпретацию сказки "Конёк-Горбунок". Я почти уверена, что не было никакого театра, и никто не заказывал скульптору эти фигурки. Она разгадала тайну сказки "Конёк-Горбунок" и не смогла не поделиться ею с русским народом.

  В то время невозможно было выступить с прямым заявлением: "Верните, - мол, - лошадь!"  Бессмысленно. Но поместить фотографию своих фигурок в книге о себе - всё же было можно. Этот фокус удался. И теперь мы можем спокойно рассмотреть оставленную нам в старой книге фотографию и осмыслить то, что нам завещала мудрая женщина Сарра Лебедева.


   Вот эта фотография. Рассмотрим же её подробно.


    В центре - взметнувшаяся Кобылица, и на ней, держась за хвост, сидит фигурка с лицом Пушкина; совершенно откровенно вылеплены его кудри и бакенбарды, его африканские губы. Только вид у него такой светлый и счастливый, какого не найдёшь ни на одном из его прижизненных (да и посмертных тоже) портретов.

   Интересно, что шея у фигурки Ивана-дурака-Пушкина свёрнута, как у артиста Вицина в комедии Гайдая "Кавказская пленница".

   Ручки и ножки марионетки повёрнуты к хвосту кобылы, а корпус - в короткой рыцарской кольчуге - обращён к её голове. Голова же повёрнута вбок и обращена к нам.

   Рискну предположить, что скульптор так интерпретировала тему "Пушкин и Время": по времени он от нас всё удаляется, по своей гениальности и современности - должен бы приближаться, - и всегда поэт повёрнут к нам лицом...

   Думаю, что, среди прочих, и такой смысл заложил в эту скачку на Кобылице "задом-наперёд" сам Пушкин.

   И - вот оно - главное заявление Лебедевой - посредством того искусства, которым она владела: Иван-дурак в сказке "Конёк-Горбунок" - это сам Александр Сергеевич. Ну так, о каком другом авторстве тут можно ещё спорить? (Напомню, что в книге Терновца при заглавии "Конёк-Горбунок" никакого автора и не указано).
 
  Так что - видите, - вовсе не "отмороженный" горбачёвской Перестройкой Лацис первым заявил, что автор сказки "Конёк-Горбунок" - не Ершов, а Пушкин, а вполне адекватная Сарра Дмитриевна Лебедева, советский скульптор, лепивший Стаханова, Дзержинского и самого Ленина.

  Заявила она об этом в 1936 году, когда в Стране Советов шла кампания празднования 100-летней годовщины гибели поэта. Первые строчки "Горбунка" тогда - при помощи статьи М. Азадовского - только-только изъяли из пушкинских собраний сочинений, казалось бы, навсегда отторгнув сказку от имени Пушкина. Лебедева же взяла да вылепила эти фигурки, где утверждает пушкинское авторство не только первых четырёх строк, но и всей сказки!

   Второй - после Ивана-Пушкина на Кобылице - бросается в глаза фигурка негра. Вы предполагали когда-нибудь, что в сказке "Конёк-Горбунок" может быть негр? А вот Сарра Лебедева предположила. Самый настоящий "безобразный" негр. Вот он, в правом крае картинки, идёт вместе с каким-то русским боярином. Оба - в рыцарских кольчужках; значит - можно предположить - служат одному делу? Среди героев сказки "Конёк-Горбунок" эти две марионетки соответствуют, вероятно, братьям Ивана-дурака - Даниле и Гавриле. Если Иван-дурак у нас - Александр Сергеевич Пушкин, - то его братом очень даже может быть негр, поскольку сам он - "потомок негров безобразный".

   
   А теперь посмотрим на противоположный - левый - край картинки. Там мы видим старика. Вероятно, это - Старик-отец.

  Он вроде бы без кольчуги, с мощным ещё, обнажённым, торсом. Руки его обращены к левой стороне - на Запад?

  Так Старик из "Сказки о рыбаке и рыбке" мог протягивать руки к морю, кликая рыбку. Наш старик тоже как будто кличет кого-то или что-то, сюда, на берег. Может быть, тридцать кораблей? Потому что изначально ведь это - его корабли: "Тридцать за ними судов принеслися, красивые, строем." Это - строка из "Илиады" Гомера, в переводе Н.И. Гнедича.

  Да, я нахожу, что в старике Лебедевой есть сходство с Гомером. (Как и в сказке "Конёк-Горбунок" есть сходство с "Илиадой", и это было замечено сразу, как только напечатали первую часть сказки, - критиком Н.В. Станкевичем.*)

  Если поднести лупу к лицу Старика, то можно увидеть, что глаза его закрыты - он слепой.

  Похоже, Лебедева воспроизвела родоначальника европейской литературы, прибывшего на Русский берег, где народилась - благодаря гению Пушкина - великая русская литература, - вобравшая в себя главные черты его, гомеровской, европейской, литературы. И что это такое - когда искусство древних греков (античность)возрождаются на новом витке эволюции культуры, в какой-то стране? Это - Ренессанс, Возрождение. Эпоха Возрождения для России - это Пушкинская эпоха. Так считала скульптор С.Д. Лебедева, и разве она не права?

   И вот - за спиной Старика-Гомера - скромно и задумчиво - стоит Прекрасный Конь, - или - Кобылица, с раздвоенным как-то странно хвостом. В сказке "Конёк-Горбунок" у нас два Чудо-коня, а не один. "Двух рожу тебе коней", - обещает Ивану Лошадь-мать, - и везде по ходу сказки речь идёт именно о двух конях. Правда, в рукописи (ЦГАЛИ) и в первых изданиях сказки встречается  странная описка-опечатка в одном месте: "продайте златогривого коня", - говорит Иван братьям. Не коней, а коня. Может быть, это - знаковая описка, не случайная. Потому что, в принципе, конечно, речь здесь идёт об одном явлении - о Литературе; Русской литературе, что родилась благодаря гению Пушкина.

  Вот она - в образе прекрасной Кобылы - и стоит одной из марионеток в лебедевской сценке.

  Но - что есть литература? Возможность говорить - не так ли? Только не устно, а письменно. А говорить мы можем только двумя способами - либо стихами, либо прозой. Так вот, в сказке "Конёк-Горбунок" два коня - это Поэзия и Проза, а марионетка Лебедевой - это единая Литература, которая заключает в себе поэзию и прозу, - на что указывает её раздвоенный хвост. Средствами скульптуры иначе выразить эти единство и различие и не получилось бы.

   Перед чудесной Кобылой-Литературой стоит, загораживая её раздвинутыми ручками, маленькая фигурка в рыцарской кольчужке не по росту. Видимо, в сказке эта марионетка соответствует Городничему, без указа которого на сказочном рынке нельзя было ничего покупать или продавать. В жизни же ему, - вероятно, - соответствовал царский цензор. (А. Х. Бенкендорф?) То есть, это - тот, - кто решает - печатать ли произведения новой чудесной Кобылицы, или не печатать.

   Между Иваном - Пушкиным, взвившемся "на коне", и Кобылицей-Литературой, им рождённой, стоит фигурка дядьки, в злобном бессилии потрясающего кулаками. Это - по-видимому, - царский Спальник. В жизни - ругатель-Зоил, - которых у Пушкина было достаточно, и которые так же стояли между ним и его произведениями.

   Справа от Пушкина "на коне", отвернувшись от него, поставлен старик-царь с яблоком в руке, которое он предлагает Царь-девице. Престарелый царь явно вошёл в роль юноши-Париса, - то есть, играет гомеровскую сцену, когда пришло время уже другой литературы, другой Красоты.

  "Татьяна - присягну! - милей Елены пакостной твоей", - уже заявил Пушкин.

   С первого взгляда бросается в глаза то, что голова у царя какая-то странная, - она более широкая, чем требуется. И шея у этой фигурки - как и у фигурки-Пушкина - свёрнута. Если приглядеться, всё дело, оказывается, в том, что у царя - два лица! Кроме лица, обращённого к Царь-Девице, есть и лицо, обращённое к Ивану-Пушкину, и лицо это - детское, - мальчика лет семи.  Как будто - возрождённого царевича Дмитрия!

   И Царь-девица, машущая на царя-старика руками, загнутыми в символ Солнца - свастику, - одним этим движением возражает ему: "Коль себя не пожалеешь, Ты опять помолодеешь". Царь-девица действительно - как и в сказке- "тонка, как спичка". Как лучина. Лицо у неё - восточное, иконописное. То есть, можно заподозрить в нём сходство с Богородицей. (Вообще-то, Заря-Заряница, - которая и есть наша Царь-Девица, - она же и Матерь Божья, - покровительница России).

   Рот её раскрыт в пении, несколько схематично - как у древнегреческой маски. Явно вылеплена грудь с сосцами. То есть, это - Родина-Мать, чьим молоком мы все вскормлены.

  Дева и Мать - это символ Христианства - в нашей культуре. (Как замечал Михаил Александрович Берлиоз в разговоре с Иванушкой Бездомным, в каждой почти культуре есть образ Непорочной Девы, зачавшей Бога).

  Молоко чистое - это речь евангелиста. То есть, царь застрял в античности, в служении красоте телесной, вызывающей похоть, тогда как уже настала пора служения духовной и душевной красоте. "Душа России по природе своей - христианка", -  через сто лет после Пушкина констатировал Борис Леонидович Пастернак.

  И вот Царь-Девица взмахом своих рук велит царю: переродись! То есть, покайся в своей греховности, осознай свою греховность. Возродись духом и душою! Но повеление это безнадёжно для царя.

   За спиной Царь-девицы возвышается шест, и на нём странное существо, в котором мы вынуждены признать нашего заглавного героя - Конька-Горбунка.
  У Лебедевой это - какой-то нелепый и смешной кентаврик - с прекрасным мужским лицом, в колпаке, похожем на железный колпак Николки в "Борисе Годунове", - но с раздвоенными "ушами", - как у некоторых шутовских колпаков. Горбы его - то ли крылышки, которые обрезаны, то ли седло. Весь он похож на заколдованного прекрасного принца, которого хочется расколдовать, - а то странно на него смотреть! Он парит над всей сценой, но лицом, взглядом, всем собой устремлён к Ивану-Пушкину на Кобылице. Стоит же он - за спиной Царь-Девицы, как её посланник.

  Думаю, Сарра Лебедева - за тридцать лет до моего рождения - поняла то же, что потом поняла про Конька-Горбунка я: что он  -  Гений Пушкина. Гений - или "талан" - талант. Тот, что был дан поэту Россией - Богородицей-Царь-Девицей. "Твоего ради талана Признаём царя Ивана!"

   Вот он, - поэт Пушкин, в образе дурака Ивана, -  и взвился в центре композиции - Русским духовным царём. А над ним реет его Конёк...

   Вот что сообщает своими фигурками Сарра Дмитриевна Лебедева - всем, кто готов вглядеться в них. Она - за шестьдесят лет до Лациса - расколдовала для нас сказку "Конёк-Горбунок" и, - в отличии от Александра Александровича - растолковала её. И объявила: автор сказки - Пушкин!


                Июнь 2015 года.



2.1. "Художники так не мыслят...".

   
   
   Так вот, написали мы работу об эскизе пластилиновых марионеток "Конёк-Горбунок", написали и отдали эту статью одному литературному критику, приверженцу пушкинского авторства сказки "Конёк-Горбунк", - на встречу с которым пришли в Дом Литератора.

   Поскольку известный этот человек торопился и был окружён поклонниками и друзьями, мы передали ему листочки со статьёй и договорились созвониться.

   Литератор позвонил где-то недели через три и ... разочаровал нас. Он сказал, что мы слишком мудрствуем, что "художники устроены гораздо проще, - он знает!" Что художники "так не мыслят". При робком нашем вопросе о том, что же он тогда об этом эскизе марионеток думает, писатель ответил следующее.

  Мол, всегда были подозрения, что сказку написал Пушкин, что почему бы - в шутку - и не посадить его на лошадь как Ивана-Дурака? Фигурки делались к Юбилею, - а тогда чего только не придумывали!..

- Но Сталин..., - попытались возразить мы.

- А что - Сталин? Ему тоже могла показаться удачной такая композиция - к Пушкинскому юбилею!

   Про брата-негра мы уже и не заикнулись. Наверное, для этого литературоведа он так же удачно вписывался в карнавальное действо, посвящённое 100-й годовщине убийства великого поэта... 

   Разговор был междугородный, - длить его было неудобно, - да, в общем, и незачем.

   Позиция литератора была более-менее ясна. Мы оскорбились как за всех художников вкупе, так и отдельно за С.Д. Лебедеву, огорчились, - но остались при своём мнении.


   И, - может быть, - напрасно. Потому что, - как мы поняли позже, - литератор отчасти был прав. По крайней мере, над его словами стоило задуматься...



Продолжение: http://www.proza.ru/2017/08/22/598
   


Рецензии
Читаю.Интересно.Тоже всегда казалось, что автор "Горбунка" Пушкин.

Зоя Комарова   30.10.2017 11:42     Заявить о нарушении
Большое спасибо Вам, Зоя!

С уважением!

Елена Шувалова   30.10.2017 15:58   Заявить о нарушении