Бабье лето

Фрагмент из повести «Встречаемся в параллельном мире», сборник "Синяя птица" http://www.proza.ru/2013/06/14/1814

Спустя неделю после возвращения из Германии в погожий воскресный день туристы собрались в вестибюле гостиницы для получения групповых снимков. Встретились здесь и Анна с Андреем. Его доброе лицо сияло удовольствием встречи. Она же совсем по-детски прятала смущённую улыбку (ах, этот прощальный поцелуй!) и как будто делала усилие над собой, чтобы не выказывать признаков радости, но они сами собой выступали на её лице.

Получив фотографии вышли из гостиницы.

— Куда хочешь пойти? — осторожно поинтересовался Андрей.

— Домой, — прозаично ответила Анна с виноватою и в то же время доверчивой улыбкой, но глаза её говорили совсем иное.

Они прошли на остановку. Подошёл троллейбус. Попрощались, пожав друг другу руку. Анна вошла в салон, а Андрей остался на остановке. Стоят, глядя в глаза друг другу, замерев от необъятности желания, которое каждый читал во взгляде другого.

— Осторожно, двери закрываются, — предупредил водитель.

И вдруг, сделав решительный жест рукой, Андрей вскочил в салон троллейбуса. Он вмиг почувствовал: так надо! Это было странное, почти бездумное подчинение какому-то тайному наставнику, скрытому глубоко внутри, кому он должен был беспрекословно подчиниться.

«Отчаянный поступок, — отметила Анна. — Такой осторожный, сдержанный...».

Шёпот на ухо перебил её мысли:

— Я не могу тебя потерять... Я слишком долго тебя ждал.

Она хотела выразить своё отношение к происходящему, но что-то удержало слова, готовые сорваться с её уст. Проехали остановку, на которой надо бы выйти Анне. Вышли на остановке «Пляж» и отправились к морю. Оба высокие, стройные. Её крашеные густые русые волосы уложены в аккуратную причёску. Зачёсанные назад тёмные волосы Андрея подёрнуты на висках лёгкой сединой.

На безлюдном пляже (октябрь!) они чувствовали себя на краю земли, созерцающими бескрайнее пространство — эту чарующую душу загадку природы. Их окутывал влажно-тёплый береговой воздух. Широкий горизонт моря пустынен, небо над ним безоблачно. Как красивы это безукоризненно голубое небо и синяя, беспредельная гладь моря!

— Бабье лето, — заметила Анна.

И, вдруг став серьёзной, добавила:

— Опасное время года. Как там у Высоцкого? «Это омут, это омут//Бабье лето, бабье лето»...

Опасное не только время года, но и их возраст. Анне сорок пять. Это сорок лет — бабий век, а сорок пять — время второй молодости. Андрей немного старше. Ему пятьдесят. А тут уж бытует старая истина: у мужчин до пятидесяти лет лишь подготовка к жизни, а настоящая жизнь после пятидесяти только и начинается! В нём всё было просто и изящно. Его черты лица, фигура и все движения, отличающиеся достоинством, которые скорее отражали врождённое внутреннее спокойствие, чем усилие характера, возбуждали в Анне особое волнение. Выражение почтительного восхищения ею в лице Андрея и в его глазах так действовали на Анну, что её охватывало чувство радостной гордости и на её лице сияло оживление. Она смеялась и говорила, говорила, лёгкий ветерок играл складками плиссированной юбки, а кружево волана на её маленькой чувственной груди, трепетало, как бабочка. Вид был до того шикарный, что Андрей не мог оторвать глаз. Эта прогулка сблизила их, и он решился:

— Аннушка! Я не могу жить без тебя. Ты мне снишься. Ты мне нужна. Необходима. Как Антею Земля... Я буду ждать встречи с тобой.

Он говорил плавно, неспешно, с весом и старался внушить, что всё счастье жизни, единственный смысл жизни он находил теперь в том, чтобы видеть и слышать Анну. Слова звучали непоколебимой уверенностью; момент был великолепен.

Голубое небо торжественно молчит, волны певуче плещут на песок, Андрей, затаив дыхание ждёт, что скажет Анна. Настоящая минута стала именно той, в которой вдруг, как в фокусе, сосредоточилась вся сущность жизни, всего прожитого, настоящего и будущего.

Слова Андрея ввели Анну в экзальтацию — этакое восторженно-возбуждённое состояние. Густая краска удовольствия выступила на её лице, когда она услышала занимавшую её мысль, выговоренную словами, была испугана и счастлива этим. Он высказал то самое, что желала её душа, но чего она боялась рассудком.

Анна относилась к тем женщинам, у которых терпеливость и открытость, соседствующие со способностью к самоотдаче и даже жертвенностью, делают их и передовиками производства, и хорошими хозяйками, и преданными женами, что благоприятно для окружающих, но изнурительно для них самих. Таким женщинам необходимо спасение! Силы на восстановление жизненной энергии может дать только любящий человек, способный внести живую струю заботой и юмором. А загадка мира и состоит том, что в каждом человеке сокрыт второй человек, который живёт в нём как двойник, но своей эмоциональной жизнью. Он-то и подсказал Анне решение, а иначе этот второй человек в ней остался бы недоволен, считая, что жизнь проходит мимо и упускается что-то важное и весёлое.

Плутовская довольная улыбка заиграла на губах Анны и, как бы шутя, она изложила свои условия:

— Встречаемся в ином, в параллельном мире. Без ущерба семейному укладу.

— Согласен, — Андрей улыбнулся, всё поняв и не решаясь даже малейшим проявлением настойчивости поколебать столь шаткие обстоятельства.

С этого времени в сущности и началась история их отношений. Жизнь приобрела свои новые точки отсчёта. И это не случайно, ибо всё, что казалось бы неожиданно изменяет нашу жизнь, находится в нас самих и ждёт лишь внешнего повода для выражения действием. Предугадать будущее невозможно, сопротивляться бесполезно. Таков промысел судьбы...


Рецензии
У меня в этом возрасте тоже случилась аналогичная ситуация. В меня влюбилась 18-летняя девушка и я еле устоял. Остановило несовершеннолетие дочери, а я всегда был моральным. Как говорила дочь: "Ты, до противности правильный. Не к чему даже придраться". А Овчинников не прав. Именно в этом возрасте у мужчин приходит "второе дыхание. С уважением,

Евгений Солнечный   13.08.2017 22:10     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.