Не покидай меня, печаль - глава восьмая

Встречи людей бывают разными. Каждый понимал, как будет трудно другому перешагнуть через свои обиды и пережитые разочарования. В первые минуты, когда Наталья открыла дверь, то увидела с каким нетерпением ждёт этой встречи её сын. Разные чувства обуревали им, но не было озлобленности и страха. Увидев Олега Павловича, лишь слегка опирающегося на трость, он не смог спрятать своего восхищения:

- Вы ходите! Я так рад за вас, Олег Павлович! Вы подарили мне надежду. Не знаю как и когда, но я буду ходить! Вы мне верите?

- Да, дружище! Я тебе верю и мы вместе всё для этого сможем сделать. Вспомни, я долго был прикован к инвалидной коляске, был гораздо старше тебя теперешнего, когда понял, что надо бороться. Меня отговаривали, мне мешали и только мои сила и воля подарили мне счастье встать на ноги, - взволновано ответил Олег Павлович.

Он внимательно всматривался в лицо Алёнки, будто искал в нём отголоски ушедших лет, отметив её сходство с Юрием, её отцом. С тем, кто был верным другом и соратником, подарившим несколько счастливых лет ему, прикованному в коляске инвалиду. Юрий не был слугой, он всегда мог сказать своё мнение, не боясь натолкнуться на окрик и непонимание. Первые уроки плавания в деревенской речке, когда впервые в жизни надо было бороться за то, чтобы не утонуть. Научиться только руками удерживать себя на плаву. Рядом был друг, первым осмелившийся позвать к борьбе за другую жизнь, резко раскритиковав  образ жизни Олега Павловича среди многочисленных нянек, упреждающих его любое желание, молчаливых, готовых смириться с любым наказанием, лишь бы остаться рядом и служить, но не всегда верой и правдой. Это он поймёт потом, много позже. Он жил в окружении механических приспособлений, помогающих перемещаться без усилий его хилому телу.
За два года Юрий помог накачать торс, дав рукам силу, способную самостоятельно, без посторонней помощи, обслуживать себя. Он всё это сказал дочери друга, открыто, не стыдясь стекающих по лицу слёз.

Лёгкая грустинка витала рядом, напоминая всем о прошлом, но каждому из них казалось, что эта встреча не случайная, она кем-то была запланирована давно. Просто они не знали, когда она будет, но ждали её. Все прислушивались к своим ощущениям от желанной встречи, то спешили говорить, то замолкали на полуслове. Никто никого не торопил, не подгонял вопросами. Это должно было быть и это наступило и хотелось, не таясь, всё рассказать. За круглым столом сидели единомышленники, объединенные печалью в прошлом. Что это была печаль, никто из них не сомневался, но именно она дала им возможность понять, как дороги они друг другу. И через много лет каждый из них будет помнить об этом вечере в тихой московской квартире.

Олег Павлович начал свой рассказ первым, не пропуская ни одного маломальского события в его жизни, начиная с дождливой ночи, когда он увидел на остановке женскую фигурку, трясущуюся под проливным дождём от холода. Не он, а кто-то другой властной рукой остановил его машину, приказав помочь человеку в беде. Обычная женщина, с посиневшими губами, не способными произнести несколько слов. Уже тогда, в те первые минуты, он понял, что встретил родственную душу. Нужен ли он будет ей, калека в инвалидной коляске, в машине с ручным управлением, купленной заботливой матерью. Тогда он не задумывался над этим, но хотелось выйти из машины, открыть дверцу перед ней и помочь сесть в машину, укутав её пледом.

Это желание у него возникло впервые со дня его рождения. Он позволял себя любить и жалеть, окружать заботой и лаской, но сам никого не любил. Мама приобретала дорогостоящие инвалидные коляски, автомобили, устанавливала удобные лифты в своём загородном доме, заботясь о его комфорте, не желая даже слышать о лечении, поскольку понимала, как это будет трудно ему, а главное - больно. Она и жену ему купила за очень большие деньги, которая за красивую жизнь с дорогой одеждой, поездками на знаменитые курорты, обещала быть преданной и всегда рядом.

Но судьба ему подготовила встречу, из которой он узнал о мальчике, прикованному к такой же инвалидной коляске, только меньшего размера. Он услышал боль этой женщины под проливным осенним дождём, которая умирала от страха, боясь за своего мальчика, оставленного одного дома. Она была готова бежать в другой конец города, лишь бы быть сейчас с ним рядом. Там не было заботливых нянек, ребёнок выживал как мог, оставаясь в запертом пространстве один на один со своими проблемами.

Всё вмиг в сознании изменилось. Появилось желание встать рядом с этой женщиной, а не ехать на коляске. Впервые, с момента, когда от него ушла жена, он вдруг обрадовался своей свободе. И было так много этих вдруг, пришедших ниоткуда. Для него начался новый период жизни.

Первой его не поняла матушка. Она возненавидела ушедшую невестку, отобрав у той всё, что дарила с большой охотой раньше. И впредь никого не хотела допускать к нему, оградив от всех, способных принести боль и разочарование её сыну. Эта женщина, свалившаяся неизвестно откуда в дождливую осеннюю ночь, могла порушить её планы. Хотелось уничтожить её любыми способами, стереть с лица земли. И пусть после этого её сын, в своей жалкой инвалидной коляске, окажется в доме для инвалидов. Какое ей, успешной бизнесвумен, дело до него.

На свой страх и риск Олег Павлович согласился на сложнейшую операцию, не поставив мать в известность. Верный Юрий доставил его в швейцарскую клинику, передав в руки врачей. Там, впервые встав на ноги, он почувствовал себя человеком, а не аморфным созданием. Накопленные деньги он предпочёл тратить не на запонки с бриллиантами и наряды от кутюрье, а на то, чтобы быть среди людей равным. Это его решение было встречено матерью в штыки. Всю свою злость она обрушила на Юрия и женщину дождя, как она называла Наталью, которая ей казалась серой и незаметной, но способной разрушить её мир. Борясь за право целиком управлять жизнью сына, она просмотрела главное: рядом с ней проросли ростки зла, посеянные ей же, когда она наказала невестку, получив  жестокого врага, способного погубить её жизнь и жизнь сына. Ушедшая жена сына стала для неё ближе и понятнее.

Ирина, его бывшая жена, была женщиной необычайной судьбы. Родившись в семье двух алкоголиков, долго пробивалась к хорошей жизни. Ни в школе, ни потом в институте, никто и представить себе не мог, что Ирка, первая красавица в классе, в группе, из такой семьи. Она всегда блистала нарядами. Олега, которого возили в школу на шикарной машине, стала опекать с пятого класса. Она всегда была рядом. И когда уже на пятом курсе, учась в престижном вузе, они объявили о женитьбе, никто не удивился. Им завидовали. Девчонки больше Ирине, сумевшей покорить не только Олега, но и его матушку, с которой ещё со школьной скамьи многие были знакомы. Парни завидовали Олегу, с шестнадцати лет работающему в фирме матери, зарабатывая большие деньги. Там, где все его, малолетку, называли Олегом Павловичем.

Екатерина Семёновна не жалела для сына ни времени, ни денег, потакая во всём. Вот и его решение жениться на Ирине приняла спокойно. Сын захотел очередную игрушку, пусть получает. Невестка сразу вписалась в распорядок жизни в доме Картаевых, ни во что не вмешиваясь. Какие мысли роились в её красивой головке не знала даже закадычная подружка Ольга. Свекровь не жалела на неё средств, одевая куколкой, обвешивая эксклюзивными побрякушками с дорогими каменьями, даря автомобили.

В одну из поездок в Германию Ирина познакомилась с менеджером партнёрской компании. Он не был богат, но его молодость и амбиции позволяли сделать вывод - богатым он станет. Их роман длился пару лет, пока об этом не узнала свекровь. Разразилась буря в доме Картаевых. Ирина надеялась, что всё скоро закончится и она уедет из дома  мужа с хорошим капитальцем, на шикарной машине. Муж не вмешивался, свекровь чинила расправу сама, отобрав всё.

Ирина не смогла перенести того, что у неё отобрали то, чем владела раньше. Она захотела отомстить и отомстить жестоко. Подкупив помощницу свекрови, прослужившую в фирме пятнадцать лет, она выбрала изощрённый способ мести. Врачи лечили Олега Павловича новыми методами, лучшими лекарствами, позволяющими закрепить успех операций, сделанных в швейцарских клиниках, а она меняла препараты на пустышки. Когда стало совсем худо Олегу Павловичу, она прилетела из Германии, обещая всяческую помощь там, в клинике, где работал на рядовой должности её деверь.
В клинике сама не отходила от него, продолжая подменять препараты.
Свекровь была ей очень благодарна. Всем рассказывала о благородном поступке своей бывшей невестки, а та продолжала травить её сына.

Её сообщница в один из вечеров подала матери, Екатерине Семёновне, чашку чая с молоком, как обычно, как всегда, но добавила туда всего несколько капель, данных ей Ириной. У той начался сильный сердечный приступ. Скорую помощница вызвала после смерти хозяйки. Эта смерть никому не показалась странной. Даме за семьдесят, сильно болен сын, большие нагрузки по управлению семейным бизнесом. Всё произошло на глазах верной помощницы. Жаль, но ничего не поделаешь - годы.

Уезжая в Россию, чтобы организовать похороны Екатерины Семёновны, Ирина попросила подписать генеральную доверенность на доступ к счетам фирмы. Он не колеблясь, подписал.

Ирины не было рядом с Олегом Павловичем десять дней, его здоровье резко пошло на поправку. Одна из медсестёр клиники однажды вечером, зайдя в палату, смущаясь, на хорошем русском языке сказала, что ему лучше уехать из Германии, а главное - из этой клиники. Он не стал расспрашивать почему, много становилось понятным.
В тот же вечер он позвонил семейному адвокату, и попросил заблокировать все счета, а также поделился информацией о своём лечении. Сам понимал, что сказанное им будет передано отцу и тот, как всегда, всё возьмет под свой контроль. Следом почему-то набрал телефон Натальи. Разговора не получилось.

На следующий день из Швейцарии прилетел самолёт. По просьбе отца возобновляли лечение в прежней клинике. В Швейцарии он провёл долгих четыре года. Врачи боролись уже с его другими недугами. Доказательств неправильного лечения в Германии не было найдено. По документам всё выглядело идеально.

Отец. С ним Олег Павлович виделся крайне редко. Раз в пять лет. У того была большая семья, в которой о существовании Олега Павловича даже не знали.
Именно отец стал выяснять истинные причины смерти Екатерины Семёновны.

Как только помощнице стало известно о назначенной эксгумации, она пришла с повинной, рассказав и о подмене Ириной лекарственных препаратов для лечения Олега Павловича, и о яде, полученном ею от Ирины для хозяйки.

Ничего не знающая Ирина раскатывалась по столице на шикарных машинах свекрови, принимала гостей в доме Картаевых на правах хозяйки, забыв о своём сыне, оставленном с отцом в Германии. Денег в домашнем сейфе ей хватало на безбедную жизнь. Приход в дом следователей был как гром среди ясного неба. Она долго отпиралась, скулила на допросах, что это всё сделано помощницей Екатерины Семёновны, но припёртая к стенке неопровержимыми доказательствами, созналась в содеянном. Муж и деверь тоже были привлечены, но только в качестве свидетелей. От приезда в Россию оба отказались, подписав свои показания следователю в Германии.

На суде Олег Павлович не присутствовал и был рад этому. Помощнице за сотрудничество со следствием определили десять лет строгого режима. Ирина получила пятнадцать лет. Муж тут же оформил развод.

Свой рассказ Олег Павлович завершил далеко за полночь. Хотел вызвать такси, но Олег настоял, чтобы он остался, пригласив в свою комнату, где кроме кровати стоял удобный диван. Они улеглись и заснули крепким сном. Алёнка долго не могла ещё уснуть, раздумывая над услышанным.

Гремел гром, сверкали молнии, но у стоявшей у окна Натальи впервые за долгие годы было спокойно на душе. Там, за окном, продолжалась жизнь большого города. Было бесконечно жаль людей, совершивших зло против других, которое к ним же и возвратилось.

Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2016/03/09/1210


Рецензии
Оскорблённые женщины способны на месть, но не все. Значит, у Ирины изнгачально была подленькая душонка, как и у её свекрови.
Доверять нужно с оглядкой...
С теплом,

Лариса Потапова   07.02.2019 20:16     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.