Не покидай меня, печаль - глава четвёртая

Праздник всем понравился. Такого никогда хозяевами фирмы не устраивалось. Разговоры после шли разные. Многие не скрывали своей озлобленности на Наталью, сами не понимая на что злятся. Ну, не завидовать же ей, что сын такой же калека, как Олег Павлович. Сама Наталья из себя ничего интересного не представляет. Без образования, обычная серая мышка. Такую во что не одень, такой и останется. Подфартило с именем сына, и только. Многие знали бывшую жену шефа, Ирину. Красотка, глаз не отвести. Со студенческих лет рядом была. Екатерина Семёновна в ней души не чаяла, но не простила прыжок влево, когда невестка роман закрутила с менеджером партнёрской компании из Германии. Непонятно было, кто отец сыночка хозяйки, однако чувствовалась поддержка и капиталец.

Ольга Игоревна не стремилась скрывать своего пренебрежения к серой мышке. Обрывала на полуслове, подбрасывала задания потруднее. Наталья не роптала, работала себе тихо, ничего не замечая, а это ещё больше раздражало окружающих.

Юрий Михайлович в мелкие интриги не вмешивался. Для него главным была работа. Бабьи разборки гасил рублём. Все его стали, как огня, бояться. Терять рублики из-за серой мышки никому не хотелось. Видели часто Олега Павловича у её дома. Правда, не заходил в квартиру. Подкатит к дому, Наталья вывезет Олежку, посадит в машину, сама с ними не едет. Куда они катаются, можно было только догадаться.

Всех ошарашила новость о крещении Олежки. Юрий Михайлович и его жена Юлия становились крёстными. Всё смотрелось со стороны довольно странным, вызывало много вопросов. Поползли слухи о поступлении Натальи на заочное обучение в институт торговли. А мышка сопит и молчит себе потихоньку. Чего доброго, так тихим сапом и в дом к Картаевым проберётся.

В день крещения Олежки в офисе столы накрыли для чаепития. Наталья расстаралась, напекла всякого. Торт вкуснейший был, пирожные разные, ватрушки и плюшки. Сама принарядилась в обновы, сына привезла в костюме дорогущем. Ольга Игоревна кинулась с расспросами к ребёнку:

- Олежек, кто же тебе такой красивый костюмчик придарил? Уж не наш ли Юрий Михайлович?

- Нет, тётя Оля, не дядя Юра, а Олег Павлович, ещё давно, и игрушек много, - ответил Олежка, смущаясь.

- Какая я тебе тётя Оля! Меня надо называть Ольгой Игоревной. Так-то, брат! - оборвала мальца Ольга Игоревна.

- Вас так на празднике Олег Павлович назвал. Простите, я не знал как надо! - тихо ответил Олежек.

- Олег Павловичу всё можно, на то он и хозяин! - парировала Ольга Игоревна и удалилась в свой кабинет.

За столом в первые минуты наступила тишина. Все ждали реакции от Натальи, но заговорил Юрий Михайлович:

- Ты, крестник, не обращай внимания на тётю! Она позавидовала твоему костюмчику, малыш! Смотри, какой ты в нём красавец!

Наступило лето. Часто организовывались поездки семьями за город, на природу. Места выбирались разные, но все недалеко от загородного дома Олега Павловича. Он тоже приезжал на час-другой. Всё своё внимание уделял тёзке, называя его Олегом Павловичем. С Натальей они общались мало. Та скромненько в сторонке от них, как бы и не мать ребёнку.

Поползли новые слухи, что ребёнок сильно похож на хозяина. Не зря же он столько внимания уделяет малышу. Школу для него подобрал престижную, дорогую. Часто сам стал возить его туда в подготовительный класс.

Как всегда, новость принесла Ольга Игоревна. В поездках она не принимала участие. С пятницы, накупив спиртного, отводила душу в свои выходные дни. Иногда пила одна, а порой зазывая к себе сотрудников отдела. Тем не хотелось бывать у спивающейся женщины, но побаивались её козней по работе. Многие знали о её многолетнем знакомстве с хозяевами. С её слов выходило, что серая мышка работала раньше уборщицей в головном офисе. Родила ребёнка без отца, дав ему одинаковое имя и отчество по биологическому отцу. Сия новость всех повергла в шок. Что же, ему выбрать было не из кого? Любая бы согласилась родить от него. Зачем же на уборщицу позарился. Стали посматривать на Наталью с откровенным презрением.

Не прошло и дня, как в офис прикатила Екатерина Семёновна. Сотрудники шарахались от неё в сторону, такой устрашающий вид был у хозяйки. Вошла в приёмную и велела секретарю всех собрать в кабинете Юрия Михайловича. Долго сидела молча, разглядывая сотрудников. Потом заговорила тихим шипящим голосом:

- Кому пришло в голову такое про моего сына?  Пусть поднимется и скажет мне это в лицо! Здесь и сейчас!

Все молчали, опустив глаза. Одна Наталья смотрела на хозяйку с удивлением, не понимая о чём та спрашивает.

- Это ты так отблагодарила моего сына, мамаша одиночка? - обрушила свой гнев на неё хозяйка. - Ты что, не понимаешь, как быстро я докажу твою ложь тестом на отцовство. Завтра же к тебе приедут врачи и возьмут образцы на ДНК у твоего сына. Если залетела неизвестно от кого, то воспитывай тихо, не марая людей своей ложью! Жаль, что Олег сейчас в отъезде. Вот бы он удивился всему. Сегодня же будешь уволена, - перешла на крик хозяйка.

- О каком ДНК идёт речь? Кто вам сказал, что мой Олежек - сын Олега Павловича?
Вы не имеете права меня оскорблять своими домыслами! Я знаю кто отец моего сына. Уволюсь, если вы так решили, но вы докажите мне, что это я распространила ложные измышления. Можно легко догадаться чьи это вымыслы. С бодуна и не такое может придумать ваша визави Ольга Игоревна! - тихо, с достоинством ответила Наталья.

Сотрудники закивали головами, подтверждая слова Натальи. Екатерина Семёновна перевела свой взор на Ольгу Игоревну, сидящую в дальнем углу кабинета, лицо которой от напряжения приняло багровую окраску, глаза бегали, как у затравленного зверька.

- Так это ты, Ольга? Что, совсем от пьянки разум потеряла? Или мы тебя все эти годы не поддерживали? Или мы не пришли к тебе на помощь, когда твой муж от рака сгорел? За что, скажи мне? Чем тебе мешает эта женщина? Что ты взъелась на неё с первого дня? Не ходит к тебе по субботам водку жрать? - перешла на тихий голос Екатерина Семёновна, и, обращаясь к сотрудникам, - ещё один такой случай и вылетите все под гребёнку. Если узнаю, что пьёте по выходным с Ольгой, выгоню. Её понять можно, она мужа потеряла, пьёт, горе своё стараясь заглушить. Я её с семи лет знаю, с первого класса, и мужа её тоже знала много лет. Красивая пара была. Случилась беда. У кого её нет? Споткнулась женщина о своё горе, а вы глубже её закапываете. Ты, Наталья, не держи на меня зла. За сына больно стало. Думала не доеду сюда. Прости великодушно, ради своего Олежки прости. Тебе, Ольга, последний звоночек прозвенел. Одумайся!

В наступившей тишине шаги уходящей Екатерины Семёновны звучали необычно громко. Все тихо разбрелись по рабочим местам.

Наталья осталась в кабинете Юрия. Сидела опустив голову, чтобы спрятать слёзы, бегущие ручьями по щекам. Потом заговорила:

- Уходить мне надо, Юрий! Измучилась я уже здесь. Уж лучше дворником пойду, сейчас есть возможность на две ставки устроиться рядом с домом. Спасибо Олегу Павловичу и тебе, но дальше сама как-нибудь.

- Об Олежке тебе надо думать в первую очередь, забыв обо всём. Мальчишку надо лечить, не всё ещё потеряно. Иди сейчас домой, твою работу сам завершу. Завтра всё будет смотреться по другому. Поверь мне! - ответил Юрий.

На улице моросил лёгкий летний дождь, сквозь тучи пробивались лучи солнца. По дороге домой Наталья купила газету с объявлениями о работе. Пока сама не понимала зачем.

У дома Натальи стояла машина Екатерины Семёновны. Водитель подскочил к Наталье, приглашая сесть в машину. Глянув на светящееся окно своей квартиры, она с неохотой подошла в машине.

- Садись, поговорить надо, - резко сказала Екатерина Семёновна.

- Сын ждёт дома. Вы своё уже сказали. Завтра подам заявление и заберу трудовую. Надоело быть битой ни за что. Лучше дворником дворы мести, чем работать у вас. За путёвку высчитайте из причитающейся зарплаты, там будет достаточно, - ответила Наталья.

- Гордую из себя строишь! Знаешь, как трудно было мне поднять на ноги сына? Сколько бессонных ночей было. А теперь на мою голову сваливаешься ты со своими проблемами. Садись! Поговорим! - не унималась Екатерина Семёновна. - Да, впрочем, и не надо. Так поговорим. Хочешь, я куплю тебе квартиру в любом другом городе, какую пожелаешь? Уезжай! Не хочу, чтобы ты жизнь сыну поломала. Это просто его бзик, скоро он наиграется и ты ничего взамен не получишь. С лица земли сотру, если моему сыну плохо станет. Я это смогу сделать! Ты на себя в зеркало смотришь хоть иногда? Да за моего Олега любая красавица побежит...

- Не пойму о чём вы говорите. Он что, любовник мой? Или я его заманиваю в свою квартирку на шестом этаже? Нет у нас никаких отношений и быть не может. Мне своей печали в жизни хватает. В мыслях нет окрутить вашего сына и женить на себе. Моему Олежке и без отца хватит тепла. А в отношении красоток, то одна у вас уже сбежала, надо так понимать. Не всё деньгами измеряется. Оставьте нас с сыном в покое. Объясню ему, что богатые дяди и тёти наигрались в милосердие. Никуда из своей квартиры мы не поедем, ничего нам от вас не надо. Всё что лежит новое, то отдам вещами, а за другое деньгами верну. Другим своим игрушкам передарите. Беды и печали не только у меня, - ответила Наталья и пошла к подъезду, спиной чувствуя злобный взгляд хозяйки.

Вечером развернула газету с объявлениями и отметила те, по которым решила позвонить утром. На следующий день принесла Юрию заявление. Он уже не отговаривал, был смущён, смотрел виноватыми глазами. На столе лежали две трудовые книжки, старая и новая. Объяснил, что так ей будет проще устроиться на хорошую работу. В новой лежало рекомендательное письмо. Сам пошёл к ней в отдел и собрал её вещи.

- Мы с Юлькой будем навещать крестника. Ты не думай о нас плохо, Наталья, - сказал прощаясь.

На выходе из офиса стояла Ольга Игоревна. Лицо её сияло. Курила, выпуская дым кольцами. Проводила Наталью насмешливым взглядом, будто говоря: - Ну что, мышка, съела?

По дороге домой Наталья зашла в  жилищную контору. Приняли на полторы ставки, их устраивало, что у Натальи не было жилищных проблем. Своя, с пропиской и живёт рядом, всегда под рукой будет. Немного кадровичку смутил хороший маникюр на руках, которого не должно было быть у бывшей уборщицы. Но кто поймёт этих людей, может не хочет показывать, чем занимается, а может и подрабатывает где ещё.

Позвонив в компанию по продаже лекарств и назвав фирму из которой уволилась, сразу была приглашена на собеседование. На работу приняли на полставки. В офисе предстояло работать с десяти утра, всего четыре часа. Домой спешила, как на крыльях. Всё складывалось хорошо. Рано утром, пока город спит, она будет мести дворы соседних домов. Успеет покормить сына и на другую работу, до которой только две остановки на маршрутке. Впервые за много месяцев ничего не угнетало, а новая работа радовала.

Продолжение следует:
http://www.proza.ru/2016/02/29/863

 


Рецензии
Господь - не теля, будет и сплетнице крутеля. Ольга получит своё.
Спасибо за очередную главу!
С теплом,

Лариса Потапова   07.02.2019 20:08     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.