4. Увольнение в запас

             (Предыдущее см. http://www.proza.ru/2017/12/07/826).

      Упомянутый мной выше слух о выборах оказался фактом. 11 декабря, на общем собрании офицеров части, (так мы называли УЦ между собой, он был ведь войсковой частью), меня действительно выдвинули кандидатом в народные депутаты РСФСР. Мне кажется об этом очень интересном и значительном для меня событии в моей жизни, надо рассказать.

             Выдвинул меня экипаж капитана 2 ранга Иванисова на своем общем собрании, причем без моего участия. Надо заметить, что этот экипаж я даже не вёл, то-есть, не вел с ними занятия и тренировки, и не отвечал за его подготовку. Так что для меня это было совершенно неожиданным событием.
             На собрании офицеров беру слово, говорю:
- За доверие спасибо. Но вы же понимаете, что здесь, в Обнинске, в наукограде, найдутся более достойные кандидаты. Да и у нас в части они есть. Мне с ними не тягаться.

             В Обнинске действительно было около 30 различных институтов, лабораторий, опытных предприятий, чего стоил, например,  Физико-энергетический институт, (ФЭИ), с его первой в мире промышленной атомной электростанцией. В городе десятки академиков, докторов, сотни кандидатов наук. Да и у нас в части они были.  Однако офицеры настаивают на голосовании. Растерявшийся было председательствующий на собрании начальник политотдела, разумеется, мой «заклятый, (по должности),  друг»  Якубовский, найдя подходящий предлог, переносит продолжение собрания на следующую неделю.

             Нетрудно заметить, что это были уже не те «выборы», о которых я говорил раньше. Теперь кандидатов в депутаты выдвигали в рабочих, крестьянских, научных и прочих коллективах, в воинских частях. В нашем избирательном округе таких набралось 12.  А потом среди них в день голосования выбирали одного. Это действительно были выборы. Причем, на первых порах совершенно бескорыстные,  для кандидатов особых средств не требовалось. Помогали в коллективах – да. Минимальные деньги на листовки от избиркомов выделялись – да.  Но не более того.

          Так вот. В промежутке между двумя собраниями товарищи убедили меня не отказываться от выдвижения. Мол, в ходе предвыборной кампании, в процессе выступлений на предприятиях, в институтах мы сможем показать, кто мы такие, ведь о нас мало знают. И кому о нас говорить, как не тебе. Ну и потом, ты же не сам идешь на выборы, моряки тебя выдвигают, нельзя не уважать их доверие.

          Пришлось согласиться.

          19 декабря состоялось повторное собрание офицеров. Якубовский открывает его, объявляет по какому поводу собрание, предлагает выдвигать кандидатов. Поднимается капитан 2 ранга Иванисов:
       -  Общее собрание экипажа, единогласно решило выдвинуть кандидатом в депутаты РСФСР от  УЦ капитана 1 ранга Храптовича Альберта Ивановича.
Интересно, что и на этом собрании других предложений не поступило. Просто  непонятно, что делал целую неделю Якубовский? Понадеялся, что будут и другие? Как бы там ни было, пришлось голосовать. При одном или двух «против» и, кажется, четырех «воздержавшихся», остальные проголосовали «за». Документы на меня, как кандидата от нашей части, ушли на утверждение в городскую избирательную комиссию. А Якубовского срочно вызвали в Москву, в Политуправление ВМФ.
          Что ему там говорили, и что он потом говорил в городском избиркоме – неизвестно. Но в УЦ  вывесили объявление, что собрание по выдвижению кандидата в депутаты будет проведено 25 декабря. И что на него приглашаются не только офицеры, но все военнослужащие, в том числе срочной службы и весь гражданский персонал из числа работающих по найму. Вот что упустил Якубовский, и потому он действительно обязан был исправлять ошибку.

          На этот раз политотдел не дремал. (Видимо в Москве Якубовскому мозги прочистили). Нашли и стали усиленно готовить «альтернативного» кандидата. Им согласился стать один из преподавателей цикла тактики В.Комиссаров. Его начали водить по всем циклам, по экипажам, на встречи с гражданскими служащими, где он выступал со своей программой. Разумеется, со мной ничего подобного не было.
         Наступило 25 декабря. Внушительных размеров Актовый зал был буквально переполнен, люди даже стояли  вдоль стен. Потому что такое явление, как выдвижение кандидатов ими самими,  было новым, необычным, а, значит, интересным. Открыв собрание, Якубовский, будучи в полной уверенности, что теперь всё пройдет, «как надо», объяснил, зачем все собрались. О том, что были два предыдущих собрания и кого там выдвигали, естественно, упоминать не стал, предложил выдвигать кандидатов.
Слово попросил капитан 3 ранга В.Соколов:
       -  Но мы уже выдвинули кандидатом от УЦ капитана 1 ранга Храптовича. И проголосовали за него почти единогласно.
       -  Так, - подхватывает Якубовский, -  значит Вы предлагаете кандидатуру Храптовича.  Хорошо.  Какие еще кандидатуры будут?
             Поднимается подготовленный человек:
       -  Предлагаю выдвинуть кандидатом в депутаты В.Комиссарова!
Тоже принято. Зал гудит возмущенно, но умеренно, не все понимают что к чему, так что всё идет хорошо. Больше почему-то никого выдвигать не стали. Мы с Комиссаровым поочередно выступили со своими предвыборными программами, с тем, кто как видит работу депутата. После чего собрание перешло к обсуждению выдвинутых кандидатур.
             Смысл прений понятен – одни высказывались в мою пользу, кто-то был за Комиссарова. Приведу только одно очень короткое выступление бывшего когда-то у меня штурманом,(теперь он был здесь преподавателем), капитана 2 ранга Ковалевского:
       -  Я пришел к капитану 1 ранга Храптовичу на корабль лейтенантом в 1976 году, знаю его с тех пор. Это человек, которому с началом перестройки перестраиваться не пришлось – он всегда всё делал по правде. А уважаемому капитану 1 ранга Комиссарову я бы посоветовал снять свою кандидатуру.

           Валерий свою кандидатуру, конечно, не снял. Перешли к голосованию. А когда проголосовали, я с трудом поверил собственным глазам: за меня проголосовали абсолютное большинство военнослужащих и буквально все гражданские служащие нашей части!  Признаться, я такого не ожидал.
На Якубовского жалко было смотреть. Пришлось ему снова подавать документы в городскую избирательную комиссию. Там меня зарегистрировали окончательно. Предстояла предвыборная кампания.
             О ней чуть позже. А пока о том, что происходило дальше у нас в УЦ. 4 января наступившего 1990 года мне, по-секрету,  сказали, что у Золотарева состоялся разговор по телефону с Москвой. Ему был учинен разнос – как могли допустить выдвижение Храптовича кандидатом в депутаты?!  Прозрачно намекнули, что теперь должны быть приняты все меры, чтобы не допустить его избрания депутатом.  В конце разговора был задан вопрос: "А почему он до сих пор не уволен в запас?"  На что Золотарев с готовностью отвечал, что документы на увольнение им поданы уже давно. Тут он оказался на высоте, и начальство немного смягчило свой гнев. (Кто был на другом конце провода, выяснить не удалось).
            И буквально сразу же всему Центру стало известно, что меня увольняют в запас. В феврале был подписан приказ Министра обороны, мне передали от него Почетную грамоту за безупречную службу в Вооруженных силах. Я прослужил на флоте  к моменту увольнения в запас 34 года, из них 25 непосредственно на подводных лодках. В том числе около 11 лет командиром корабля. После чего уже больше пяти лет преподавателем в Учебном центре. И где бы ни пришлось, служил вроде бы неплохо.  Потому, мне кажется, просто нельзя не сказать о том, как  произвело моё увольнение в запас ближайшее нынешнее начальство.
 
           Только что вместо Золотарева, (он был уволен в запас по болезни), был назначен новый начальник УЦ контр-адмирал Ямков. После назначения начальником УЦ он проявил интерес к моим трудам и даже нашел возможным со мной побеседовать. Мне показалось, (впрочем, может, только показалось), что к моим попыткам что-то изменить на флоте к лучшему он отнесся  с пониманием.  И вот ему из ГШ ВМФ приказали рассчитать и выдворить меня из УЦ, трудно поверить… опять в течении трех суток!  Как говорится, «дежа вю», история повторяется!  Только теперь уже по-другому, действительно как фарс.   Казалось бы, Ямков уже контр-адмирал, прогибаться ему перед начальством нечего. Ну и поступил бы примерно так же, как Балтин на Камчатке. Но нет, куда там, этот вызвал меня и приказал прекратить все занятия, сдать дела, рассчитаться и немедленно убыть из части.

        Вот так, в полном расцвете сил и способностей, в 50 лет, когда мог еще многое сделать для флота, волей начальства я был выброшен на «гражданку». А о том, что мог, мне кажется, лучше всего говорят слова сказанные еще одним из командиров экипажей капитаном 2 ранга Филатовым на подведении итогов обучения перед всеми офицерами Учебного центра. Он сказал тогда так:
      - Всем спасибо за науку. Но особенно хочу поблагодарить капитана 1 ранга Храптовича Альберта Ивановича. Признаюсь, мы шли к нему на занятия с дрожью в коленках. Спрашивал он с нас строго. Но зато же и многому научил.
 
         Я нашел возможность проститься с Учебным центром, с сослуживцами. Но, думаю, рассказывать о том не стоит, это уже не так важно. Главное – служба Родине в Вооруженных силах осталась позади. 
Позже мои друзья прислали мне стихотворение Юнны Мориц, которое по их мнению, в большой степени отражает судьбы людей, не поддавшихся давлению обстоятельств и начальства. Возможно, в их числе они имели в виду и меня, но об этом судить не мне. Однако в качестве эпилога к окончанию службы в ВС СССР последнее четверостишье из него приведу:
                Так думаю и так я говорю,
                И так я буду говорить и думать.
                Ведь я - как все, витаю и парю
                От счастья, что нельзя мне в душу плюнуть!   

                Продолжение: http://www.proza.ru/2017/12/07/1688

    


Рецензии
Достойная служба!
С глубоким уважением и пониманием
Владимир

Владимир Врубель   17.10.2018 09:00     Заявить о нарушении
Мы старались, Владимир. Не за коврижки какие-то, а служили Родине на совесть. Честь свою и страны не роняли.

Альберт Храптович   17.10.2018 17:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.