Полундра!

Полундра

     "Du Cat" снова шел на Тортугу.
     Неделя выдалась бешеная, работы было невпроворот, в море выходили по пять-шесть раз на дню.
     Курортник тоже спокойствием не баловал: то напьются и нахулиганят, то блондинка решит по воздуху полетать...
     Два раза штормило, но понемногу, норд-осты с причала не сгоняли. Разок еле разминулись с "Истерией", "самым большим пассажирским лайнером на Черном море"... И кто такой слоган написал про это шумное корыто???

     Капитан Ден стоял у руля, предвкушая заслуженный отдых. Шли на Тортугу не по погоде, не на ремонт. Шли просто отдохнуть в тишине один денечек. Отоспаться.
     Гладь бухты Геленджика резали два форштевня, палуба сияла чистотой. Капитан Ден с удовольствием разгладил бороду и покосился на развалившуюся на сетке весело щебечущую Команду. А Команда подобралась просто загляденье.

     Красавицы Даша и Алена приехали больше месяца назад, помогали работать и жили на яхте. Ден поселил их в двуспальной каюте правого поплавка, возле камбуза. Девушки отлично справлялись с обязанностями матроса и суперкарго, эпатируя соседние яхты легкомысленным топлес. Как следствие, вечерами капитаны наладили заявляться на "Du Cat" с дорогим вином и при параде. Едва Ден уляжется потерять сознание, как: "Дукат - Калипсо! Добро на борт?" И посиделки до утра.
     Следующим приехал Петя. Замечательный человечище, абсолютно невежественный в парусном деле. Старослужащие Даша и Аленка устроили было дедовщину, но Петр учился быстро, а его уравновешенности и нечувствительности к подколкам мог позавидовать сам удав Каа. Так что экипаж быстро притерся.
     Поселили Петю в носовой каюте обжитого красавицами поплавка. Одному Богу известно, какие муки он перенес в эти жаркие ночи: по причине духоты мембраны, заменяющие на катамаране двери, были сняты, а девушки чрезмерно одетыми спать не ложились. Девушки спали обнявшись, Петя не спал.
     Второй, левый поплавок, занял Ден. В смысле, сам он спал тоже в носовой каюте, нормально изолированной, отделенной от кормы капитальным гальюном. Кормовую же двуспальную заняли приехавшие последними дочери капитана, Полина и Катя. 16 и 18 лет - суровый возраст. Взглянув в грозные очи папы капитанские дочки эпотаж правого поплавка не поддержали. И то ладно.
     А в центре этого микромира царствовала Варна.
     Белая лайка с серьезной примесью волчьей крови занимала почетную должность Начальника Службы Безопастности Экспедиции. Ее рабочее место располагалось в подмачтовой балке как раз посередине катамарана. Как она выживала в этом сумасшедшем доме - загадка.

     Итак, на ободранный бетонный пирс Тортуги полетели швартовые, за ними прыгнули матроски. Мотор заглох, на камбузе зашкворчало, на причале зашаркало и закашляло.
     - Приветствую, коллеги, но сегодня мы отдыхаем.
     - Привет, Капитан Ден. Вот, не работу принесли... Что будете: полусладкое или сразу водку?..
     Угомонились глубокой ночью. Ден, задерганный и измученный сумасшедшей неделей, ушел в Астрал первый, задолго до окончания посиделок. Снилось капитану... Что снилось? Точно сказать нельзя, но не рокот космодрома и не трава. Капитанские сны вот уже полгода были тревожны, каждую ночь он швартовался и чалился, его якоря срывало, его корабль налетал на мели и камни, в трюме вода, а в камбузе огонь... В капитанских снах хлопали паруса и ревели моторы...
     Моторы, якоря... Что-то вытолкнуло Дена из грез. Чувство тревоги сменилось ощущением опасности. Еще не открыв глаз он рывком сел, приник к боковому иллюминатору.
     Взгляд.
    Точно. Беда.
    Сбоку, практически в десятке метров от борта, ярко светили фонари берега. Яхту несло на острые камни, на рваную арматуру бетона.
     Ден судорожно сглотнул, дернулся, метнулся к кормовому окну и волосы шевельнулись на его голове: над кормой навис мокрый форштевень большого парохода. Огни сверкали, до столкновения оставались мгновения. А мотор  "Du Cat" не работал.
     Капитан шарахнулся к люку. Боковым зрением за иллюминатором разглядел бетон, почти у самого борта. Рывком распахнул люк, одним движением вышвырнул свои сто пятнадцать кг на палубу. Хонда взревела, боднула колпаком балку. Ден чертыхнулся, точным движением сунулся вниз, опустил рычаг блокировки подъема мотора, второй рукой прибавляя газ и выворачивая за румпель движок. Ногой переложил рули.
     Пена, рев, но что-то не так. Бетон качается в каком-то полуметре от белого полированного борта, еще немного и мощное течение, наваливающее  "Du Cat" на стенку, сделает свое черное дело. Борт будет проломлен, катамаран потоплен.
     На размышления не оставалось ни секунды. Зажав мотор в повернутом состоянии подвернувшимся под руку кранцем, Ден прыгнул за борт. Уперся ногами в бетонный блок, спиной в борт катамарана. Две тонны навалились белым медведем, спина хрустнула, мышцы напряглись до стона, зубы скрипнули...
     Нет, не сладить, это просто кошмар какой-то! Чертовы веревки, это они не дают оттолкнуть яхту!!! И ножа под рукой нет...
     Ден вывернулся, продолжая удерживать кат в полуметре от камня, ухватился рукой за трос...
     …Трос. Стоп.
     Сознание возвращалось медленно, но неуклонно.

     Трос - это швартовы. Бетон - это причал Тортуги. Форштевень никуда не делся, пароход действительно нависает и гудит мотором, только это работает генератор, ибо сосед никуда не собирается.
     Из всех люков "Du Cat" торчат головы перепуганного ночным авралом экипажа.
     Ден все еще осторожно отпустил борт, увидел наконец кранцы, неуклюже вскарабкался на яхту и заглушил движок.
     - Капитан, что случилось?
     - Э… ничего, спите, все в порядке. А... э... мотор сам завелся. Больше не будет.
     - Хорошо. Спи, Капитан Ден. Спи, отдохни. В то сам не свихнешься, так нас дурочками сделаешь.

Продолжение следует http://www.proza.ru/2015/12/18/1912
В начало http://www.proza.ru/2012/02/29/1155


Рецензии