Стихия. Гл. 1. Ледяные просторы

Начало. Пролог: http://www.proza.ru/2015/07/30/20

Беспокойный, но прекрасный вечер в середине лета укрыл собой лес в Ледяных просторах. Скрывающееся за горизонтом солнце на мгновение зацепилось за макушки деревьев, чтобы запомнить трепет дремлющей природы, наполненной безмолвным равновесием и первозданной чистотой. Последние солнечные лучи смело скользили между пышных крон, погружая лес в теплое сияние изумрудной листвы.
 
Угрюмая скала пронзала вершиной нежную ткань вечернего неба, а у подножия ластились зеркальные воды источника, укрытые тонким покрывалом серебряной дымки. Сквозь нее на берегу с трудом различался по-особому прогнивший пень: его форма со временем стала напоминать большой кувшин с широким горлышком, через которое с самых глубин земли бил подземный родник. Природный кувшин был обрамлен короной из диких цветов, привлекавших циановыми лепестками группу бабочек, чьи бархатные крылья уносили в даль медовый аромат.

По цветочному следу к берегу из леса вышел бурый волк. Под лапами зверя скрежетала прибрежная галька, запах которой он пытался уловить влажным носом, в надежде найти между камушками что-нибудь съестное. Тихий рык животного выразил недовольство маленькой охотой, и волк улегся у ближайшего дерева, устремив взгляд золотистых глаз в лесную глушь. Его уши слегка вздрагивали и время от времени меняли положение – зверь прислушивался к вечерним звукам. Убедившись в полном спокойствии природы, волк уложил голову на передние лапы и прикрыл глаза.
От ровного дыхания животного с ближайших камушков приподнималось облачко пыли, которое, кружась, плавно оседало обратно. Только волк погрузился в призрачный сон, как вдали послышался хруст веток и шорох листвы: кто-то приближался со стороны скалы. Бурый зверь, не приподнимая головы, направил уши в сторону шума и пошевелил черным носом. Знакомый запах - аккуратно ступая по влажной от вечерней росы траве, к источнику приближалась молодая девушка.
 
Теплый ветер развевал тонкую ткань надетого на ней синего платья. Единственная бретель одежды прикрывала правое плечо, а на обнаженном левом виднелся бугристый шрам, походивший на поверхность воды во время дождя - так выглядела печать Повелительницы стихии. Длинные иссиня-черные волосы девушки то и дело цеплялись за ветви накренившихся деревьев, пока она пробиралась к волку, безмятежно лежавшего на берегу.

- Не покидаешь это место? - тихим голосом спросила она, оказавшись рядом, и погладив зверя по грубой шкуре.

Неохотно подняв голову, он посмотрел в аквамариновые глаза, наполненные усталостью и болью. Извинившись перед животным за потревоженный сон, девушка расположилась у воды, где могла понаблюдать за рябью на поверхности водоема и насладиться ароматом влажного воздуха.

- Ренарда должна скоро подойти, - она обратилась к волку, который понял каждое слово и заметно оживился, вновь устремив взгляд в чащу леса.

Повелительница задумчиво перебирала пальцами стеклянный кулон в виде треугольника на серебряной цепочке, надетый на тонкое запястье. Девушка чувствовала беспокойство: впервые за долгие годы она собиралась покинуть родные места и оставить источник, ставший символом ее рождения. Только впереди предстоял нелегкий разговор, избежать которого невозможно.

Несвоевременная усталость завладела телом, и она вынужденно легла на спину, прикоснувшись кончиками пальцев к поверхности водоема. Приятный холодок поднялся по руке и застыл у печати на плече, откуда пробудилась энергия стихии и вырвалась наружу кольцами иллюзорного дыма, наполнив лес лазурным светом.

- Онда! Противный старикашка из меня всю душу высосет! - послышалось над головой злое ворчание. ; Я чуть ума не лишилась, пока выслушивала его нравоучения.

Повелительница воды обратила сонный взгляд к небу, но наткнулась на медные перья волос девушки, незаметно подкравшейся к берегу и склонившейся над ней.

- Рен, ты такая милая, когда сердишься, - легкая улыбка появилась на лице Онды, но тут же исчезла. Она убрала руку из воды, и сияние энергии погасло, а кольца дыма стянулись и исчезли под бугристой кожей.

Ренарда присела на землю и подозвала волка, который мигом вскочил с места и ползком приблизился к хозяйке. Не сдержав эмоций, нахлынувших при виде любимого существа, медноволосая девушка стала тормошить зверя за шкуру и больно покусывать ухо, отчего тот лишь игриво урчал.

Онда долго наблюдала за их возней, пока не заметила у подруги ссадину на подбородке:

- Очередная рана. Как ты вообще умудрилась приручить стаю?

С виду хрупкая Ренарды обладала непростым и сильным характером. Она родилась в Деревне верующих, но последние семь лет предпочитала жить вдали от родного дома: компания местных жителей ее угнетала, потому девушка с радостью поселилась в лесной глуши в черной от старости хижине, которую несколько десятилетий назад построил одинокий лесник и которая давно пустовала. Тут она могла быть ближе к необычным питомцам: еще в далеком детстве ей удалось поладить с волчьей стаей, обитавшей в округе, и ценой бесчисленных ран и укусов, которыми было расписано ее тело, стать признанным вожаком для каждого хищника. После чего в деревне ее прозвали Говорящей с волками.

- Это не мрако-пёсины, - Ренарда обычно гордилась новыми шрамами, если они свидетельствовали о ее успехе в усмирении очередного дикого зверя, но сегодняшняя рана оказалась для нее не самой приятной. - Я опять налетела на дверной косяк...
Неуклюжесть подруги порой напоминала целое театральное представление: она падала, запиналась на ровном месте или ударялось о разные предметы, а после - бурчала себе под нос и в конце концов заливалась звонким смехом. Такие ситуации поражали Повелительницу воды, не находившую объяснение тому, как порой лишенная ловкости девушка умудряется держать волков в узде.   

Онда промолчала и отвернулась к источнику, чтобы медленно и бесшумно выдохнуть и скрыть от подруги улыбку умиления. Только Ренарда давно ее знала и быстро разоблачила: она нащупала под рукой маленький камушек и запустила в голову Повелительницы воды, но промахнулась. Нависла пауза, наполненная довольным сопением бурого волка, устроившегося в ногах хозяйки, а вскоре девушки дружно засмеялись.

Их веселье на какое-то время разогнало хмурое облако мыслей, угнетавших Онду с самого утра. Она готовилась сообщить подруге о намерениях покинуть Ледяные просторы, но не знала, как лучше начать разговор.

- Я тут подумала, - та заговорила первая, призывая лучистым голосом покинуть сумрак тоскливых раздумий, - не пойти ли нам сегодня в деревню? С последнего твоего визита прошло уже несколько недель.

От этих слов у Онды защемило в груди, и она тихонько покачала головой.

- Жители устраивают очередной фестиваль, - не унималась Говорящая с волками. - Фестиваль воды, между прочим! Каждый год у них получается придумать нечто новое и стереть с твоего лица эту кислую мину. Вид одного только старикашки, отплясывающего с кувшинами, заставляет тебя расточать улыбки. 

Девушка залилась задорным смехом, а когда остановилась, то с надеждой глянула на подругу, которая не пошевелилась, затаив дыхание, и мозолила взглядом один из цветков на прогнившем пне, лепестки которого, казалось, вот-вот свернутся, смутившись столь пристального внимания. Но Ренарда оставалась равнодушна к любым попыткам подруги избежать беседы или увести в сторону тему фестиваля:

- Что думаешь?

- Я думаю, что этот "старикашка", как ты его называешь, старейшина деревни, - сухой голос Онды выдавал нежелание продолжать разговор. - Прояви немного уважения.

- Если появится повод - может быть удостою его такой чести.

- Скорее сам Создатель спуститься на землю, чем ты поменяешь отношение к Андриану.

- Вот видишь, ты все прекрасно знаешь! - Ренарда убрала с колен голову сладко дремавшего волка и поднялась с земли. - Пошли давай!

- Не пойду, - отрезала Онда.

- Что вдруг? Ты же любишь всю эту местную мишуру, ночные гуляния, песни-пляски до утра...

Медноволосая девушка бодро пританцовывала в такт своему голосу, рассчитывая заразить подругу энергией веселья. Под каблуками кожаных сапог отзывалась россыпь прибрежной гальки, лаская слух сухим скрежетом, а звонкий зевок волка стал завершающим аккордом для импровизированного танца. С ликующим «Хоп!», Ренарда хлопнула в ладоши и уперла руки в бока.

- Прекрати меня уговаривать, - решительность Онды дала трещину, и ее слова прозвучали как мольба о пощаде. - Сегодня я оставлю эти земли.

- После фестиваля можешь катиться на все четыре стороны, - Говорящая с волками давно смирилась с мыслью, что когда-нибудь подруга обязательно покинет деревню верующих и, возможно, никогда не вернется, потому с холодным равнодушием встретила новость об ее уходе и продолжила зазывать на праздник. - Но позволь подарить тебе прощальный вечер.

- До деревни почти час пути, - Онда пыталась найти любую причину, которая могла отговорить медноволосую бестию от похода на фестиваль.

- Хватит! Поднимай божественный зад и вперед, - Ренарда подошла к ней и, больно потянув за прядь волос, заставила встать с земли.

- Ты же знаешь, что жители так просто меня не отпустят, когда узнают, - девушка отряхнула платье от прибрежной пыли - Каждый пожелает… попрощаться...

- Я им не позволю! - воскликнула вторая, когда заметила, как пара слезинок упала с ресниц подруги. Это одновременно и напугало и разозлило. - Ни один старик не посмеет притронуться к тебе!

Встревоженный реакцией хозяйки волк поднялся на задние лапы, а передние положил ей на плечи, словно желая обнять, но Ренарда приказала вернуться на место, и зверь послушно отошел в сторону:

- Они обязаны были давно приготовиться к тому дню, когда ты покинешь Ледяные просторы. Ты и так подарила им слишком много себя.

Лес наполнился пением ночных птиц, а теплый ветер шелестел листьями деревьев, окрашенными инеем ледяной луны, поднимающейся из-за горизонта. Спокойствие ночной природы было нарушено медноволосой бестией, осыпавшей проклятьями головы жителей деревни. Она сердилась на них за порой эгоистичные поступки, из-за которых Онде приходилось подолгу собирать себя по капле, чтобы вновь предстать в образе могущественной Повелительницы стихии, но в то же время понимала, что будет неправильным, если подруга уйдет, не попрощавшись.

- В конце концов ты обещала быть с нами, - закончила Ренарда, вложив в последние слова и собственную досаду.

- Не искажай смысл данного мной обещания, - Онда нахмурилась. - Я говорила о возможности видеться со мной, но не клялась постоянно оставаться в этих краях.

- Разве это не одно и то же?

- Нет, Рен! - Повелительница подошла к подруге и положила руку ей на плечо, призывая к примирению. - Я не человек, который может позволить себе всю жизнь оставаться на одном месте. Мне необходимо встретиться с остальными Хранителями.

- Слишком внезапно появилась эта необходимость…

- Мне тоже не просто далось такое решение, - тонкие пальцы слабо сжали плечо Говорящей с волками. - Надо было уйти еще тогда - в самом начале, но я хотела научиться некоторым важным вещам. 

- Хорошо, у меня нет права удерживать тебя, - досада Ренарды отступила, и она быстро вернулась к фестивалю: - Но на праздник мы сходим!

Онда тяжело вздохнула. Она могла бы обратиться к своему происхождению, напомнить человеческому созданию об энергии бушующей природной стихии и вынудить подругу принять любое решение без упреков и лишних обсуждений, но Говорящая с волками была единственной из смертных, кто, не страшась гнева Повелительницы, позволяла себе любую вольность.

- Ладно, пошли, - Онда устало махнула рукой и последовала вслед за ней.

Подолжение: Гл. 2 Деревня верующих - http://www.proza.ru/2015/08/03/8


Рецензии
Очень интересное начало...

Галина Польняк   22.03.2018 19:53     Заявить о нарушении
Буду рада новым встречам в мире Стихий. Спасибо за уделенное время.

Мелфина Фрайман   13.04.2018 12:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.