Шесть мифов о Владимире Высоцком

                И уходят всегда безвременно,
                Не сочтя ни друзей, ни страниц…
                А Россия всегда беременна
                Сочинителями небылиц.
                А. Дольский
   
     36 лет назад, когда великая страна «от Черного и до Охотского» оплакивала «всенародного Володю», даже самые отчаянные скептики не предполагали, что по прошествии всего двух десятилетий произойдет ослабление всеобщего интереса к личности и творчеству Владимира Высоцкого. Собственно, этот самый интерес оказался утрачен ко многим прежним (казалось, вечным) ценностям. Другое дело, что Высоцкому не грозит полное забвение: схлынула мутная пена оголтелого ажиотажа, а всплеск всеобщего обожания закономерно перерос в здравую, качественную оценку его творчества настоящими, проверенными временем почитателями.

      Высоцколюбам приходится сожалеть о другом: с каждым годом становится все труднее находить что-то новое и неизвестное в биографии и творчестве кумира. За прошедшее время, кажется, высказались все – родные и близкие, жены и любовницы, друзья и коллеги по актерскому ремеслу… Дождались своего «звездного» часа случайные знакомые, зрители, слушатели… Сегодня все реже в руки исследователей попадают эксклюзивные документы, неопубликованные фотографии, неизвестные стихи и песни…

      Однако при всем вышесказанном личность Высоцкого по-прежнему остается в прицеле внимания пишущей братии. Бесполезность такого бурного процесса бумагомарания налицо – обвал январско-июльских юбилейно-поминальных публикаций, как правило, по своему посылу, сводится к банальному: «Знаете, каким он парнем был?!» В этом потоке оказывается неоправданно мало настоящих исследовательских работ, посвященных феномену личности и творческому дарованию актера и поэта. Понятно, что искать и анализировать факты биографии Владимира Высоцкого значительно сложнее, чем в сотый раз одними и теми же словами скорбеть о его безвременной кончине. Но разрушительное действие таких публикаций не в том, что они не несут в себе какой-либо полезной информации, а в навязываемых ими читательскому сознанию ложных представлений. Журналисты бесконечное количество раз «передирают» друг у друга непроверенную информацию. Поэтому сегодня, как и много лет назад, в прессе можно прочесть о существовании крепкой дружбы между Высоцким и Шукшиным или узнать «сенсационную» новость, что телепередача «Монолог» – единственная съемка опального актера на советском телевидении…
    
      Предвосхищая новую волну подобных «открытий», хочу остановиться на некоторых заблуждениях, которые часто преподносят читателю как неоспоримые факты биографии и творческой судьбы Владимира Высоцкого.

     МИФ 1. Во многих статьях, посвященных творческой судьбе Владимира Высоцкого, повторяется фраза, что при жизни поэт увидел напечатанным лишь одно свое произведение. В сборнике «День поэзии – 1975» с большими «купюрами» были опубликованы стихи «Ожидание длилось…». Впрочем, следует оговориться, что данная публикация действительно может считаться единственной, если отделять песни от стихов. К сожалению, такая традиция восприятия песен как более «низкой» поэзии, чем стихи, изначально предназначенные только для чтения глазами, существует давно и укоренилась в сознании многих людей. Кроме того, из всех советских изданий, опубликовавших поэтические произведения Высоцкого при его жизни, только «День поэзии» является специальным поэтическим. Однако в каталог прижизненных публикаций поэтических произведений Владимира Высоцкого в СССР(*1), о котором речь пойдет ниже, его составитель Вадим Дузь-Крятченко включил все известные ему периодические издания, песенники, поэтические сборники, увидевшие свет при жизни героя нашего исследования на территории бывшего Советского Союза. Попали в него и т. н. монтажные записи художественных фильмов, которые представляют собой покадровую роспись киноленты – действие с указанием планов, произносимого текста и т. д. Издания специфические, в свободную продажу не поступающие, выпускаемые хотя и типографским способом, но весьма ограниченными тиражами в несколько сот экземпляров. Поэтому первая публикация стихотворения Владимира Высоцкого «Нам говорят без всякой лести…», осуществленная в монтажной записи художественного фильма «На завтрашней улице» в 1965 году, осталась совершенно неизвестной для читающей аудитории. (Оговорюсь, что речь идет только о полных поэтических произведениях, а первые цитаты из песен Высоцкого просочились в советскую прессу еще в 1964 году.)

      Широкий доступ к печатному слову Владимира Высоцкого произошел несколькими годами позже. В 1967 году сразу несколько десятков изданий опубликовали на своих страницах тексты песен из кинофильмов «Я родом из детства» и «Вертикаль». А всего за период с 1965 года по 25 июля 1980-го в советской прессе вышло более 250 публикаций произведений поэта.

      Возможно, кому-то покажется, что это много. Здесь уместно указать на одно обстоятельство: значительное количество публикаций увидели свет в газетах районного или областного уровня, а то и многотиражках, то есть изданиях, имеющих мизерный – в масштабах страны – круг читателей. Среди остальных источников значительное место занимают песенники, издававшиеся пусть и в несколько раз большими, чем монтажные записи, но весьма ограниченными тиражами. И лишь некоторые из изданий (всесоюзные журналы, тот же альманах «День поэзии») могут рассматриваться, как способные донести слово Высоцкого в печатном виде до широкой аудитории.

     МИФ 2. Возьму на себя смелость утверждать, что нынешнее падение читательского интереса к творчеству Владимира Высоцкого произошло во многом «благодаря» недобросовестности некоторых составителей поэтических сборников, которые под яркую глянцевую обложку помещают убогую компиляцию текстов. Книголюбу достаточно ознакомиться с оглавлением новоиспечённого тома, чтобы с досадой сделать неутешительный вывод: все творческое наследие Высоцкого уже опубликовано и хорошо известно любителям его поэзии.

     Коммерсанты от литературы изрядно перекормили читающую аудиторию огромным количеством переизданий двухтомника поэта, составленного А. Крыловым, каждый новый выход которого слепо копирует предыдущий, и буквально завалили книжные развалы фактически схожими небольшими «кирпичиками» издательства «ЭКСМО-Пресс», первые из которых увидели свет в 1998 году. С тех пор продукция этого издательства не претерпела в своем содержании каких-либо кардинальных изменений. С упорством обреченного на страницах этих изданий появляются одни и те же довольно известные произведения Владимира Высоцкого, тем самым постепенно «убивая» читательский интерес и искусственно «исчерпывая» богатейшее творческое наследие поэта двумя-тремя сотнями стихотворений.

     С прозой Высоцкого дело обстоит еще хуже. Как правило, познание широкой аудитории этого пласта творчества поэта ограничивается «Романом о девочках» и «Жизнью без сна», известной также под заголовком «Дельфины и психи».

     А между тем наиболее полное и лучшее на сегодняшний день пятитомное собрание сочинений Владимира Семеновича Высоцкого, выпущенное издательством «Тулица», включает в себя 877 законченных и незавершенных поэтических произведений (не считая вариантов текстов); 13 повестей, рассказов, зарисовок; 3 больших прозаических произведения, написанных в соавторстве; дневниковые записи, письма и большое количество разнообразных сценариев и набросков к ним.(*2) Хочу подчеркнуть, что данный пятитомник не является полным и исчерпывающим. В своей статье, посвященной выходу последней книги собрания, Вадим Яковлев поведал читателям, что, возможно, творческий коллектив еще вернется к дальнейшей работе, и пятитомник Высоцкого пополнится шестым томом. В него планируется включение произведений, не вошедших в предыдущие книги, устные рассказы и выступления перед слушателями, ответы на вопросы анкет, а также алфавитный каталог всего опубликованного в собрании сочинений, хроника жизни и творчества актера и поэта.(*3)

     Как видно из всего вышеперечисленного, творческое наследие Высоцкого таит в себе немало сюрпризов. Единственное, что еще остается вне зоны досягаемости специалистов-высоцковедов, это письма поэта к Марине Влади.

     Между тем упомянутый выше авторский коллектив пятитомника, чьим руководителем является глава Тульского клуба по изучению и пропаганде творчества В.С. Высоцкого «Горизонт» Владимир Щербаков, не сидит сложа руки. На страницах своего печатного органа им опубликованы 30 стихотворений, не вошедших в собрание сочинений, и 4 текста, авторство которых вызывает сомнение специалистов(*4) (в пятитомнике последних было 3). Часть стихотворений из данной публикации были восстановлены друзьями и близким окружением поэта. И хотя такой подход в установлении истины кому-то может показаться спорным, он имеет право на существование, так как в деле изучения творческого наследия Владимира Высоцкого не может быть мелочей.

      Подобная история с неизвестным стихотворением поэта была и в моей журналистской практике. В 1993 году мне посчастливилось пообщаться с очевидцем легендарных куйбышевских концертов Владимира Высоцкого 1967 года, к сожалению, уже ушедшим из жизни – Геннадием Внуковым (http://www.proza.ru/2013/01/04/1561). На протяжении десяти лет он неоднократно встречался с Высоцким. Поэтому, когда в ходе беседы мы затронули вопрос творчества Владимира Семеновича, и я поинтересовался у Внукова, не доводилось ли ему быть свидетелем рождения новых произведений Высоцкого, Геннадий Сергеевич ответил, что у поэта были планы сочинить песню про наладчиков (Внуков в то время работал наладчиком паровых котлов в Москве) и даже прочитал ему следующее четверостишье:

     … Наладчики нужны повсюду:
     И под землею и на дне …
     Наладчик даже будет первым
     После собаки на Луне!(*5)

     При этом Геннадий Сергеевич оговорился, что письменного подтверждения этих строк у него нет, так как Высоцкий сообщил о своих планах ему лично в устной беседе. Тогда многие скептически отнеслись к словам Внукова, и данный диалог не получил широкой огласки в кругу исследователей творческого наследия поэта. Несмотря на это я оставил рассказ собеседника в материале как заслуживающий пристального внимания специалистов. Ведь нельзя исключить, что спустя годы устные свидетельства современников обретут вполне осязаемые и реальные доказательства существования в виде уникального автографа или пленки с авторским исполнением неизвестной песни, как это, например, произошло с бесследно пропавшим сценарием художественного фильма, написанным Владимиром Высоцким об испытателях космической техники, о существовании которого некогда рассказывал полковник Анатолий Утыльев – человек, готовивший в полет звездных первопроходцев. Считавшийся безвозвратно утерянным много лет назад «космический» сценарий был случайно найден в архиве «Мосфильма».

     МИФ 3. 25 июля 1980 года по всему Советскому Союзу разлетелось поэтическое посвящение Владимира Высоцкого Марине Влади. Найденные в домашнем архиве в день смерти автора и перепечатанные на машинке близкими друзьями строки «И снизу лед, и сверху – маюсь между…» остались в памяти современников последним стихотворением поэта.

     Отсутствие достоверной информации о творческом наследии Высоцкого на долгие годы подменило реальность на слухи и домыслы: «У этого стихотворения нет мелодии, точнее, она не сохранилась, потому что Белла Ахмадулина утверждает, что Владимир пел ей песню 22 июля, за три дня до смерти, пел он ее и Джуне Давиташвили. Под текстом стоит дата – 20 июля 1980 г. (…). Последние две строки («Мне есть что спеть, представ перед Всевышним, // Мне будет чем ответить перед Ним».(*6) – К.С.) – это прощание с ней (Мариной Влади. – К.С.), с друзьями, со светом. Мотив, вероятно, звучал печально и траурно, без черного юмора, смерть в стихах эстетизирована и доведена до высшей абстракции, потому что – увы – встреча с ней была совсем-совсем близка…»(*7). Истину, что называется, из первых рук смогли узнать телезрители фильма «Владимир Высоцкий» (автор и ведущая Н. Крымова) 30 мая 1987 года: «Крымова: Марина, расскажи, пожалуйста, как было написано его последнее стихотворение. Влади: Это было одиннадцатого июня, когда я последний раз видела его. Оно было написано на бланке транспортном, где расписание самолетов. Он прочел мне его в холле, перед самым отъездом в аэропорт. Я была потрясена. Он очень плохо себя чувствовал. Попросила его: «Оставь». Он сказал: «Нет, нет. Ты здесь ничего не поймешь. Я пошлю его телеграммой, как только приеду…» И никогда не прислал».(*8)

     «И снизу лед, и сверху…» действительно последнее стихотворение Высоцкого, но здесь, как и в случае с публикацией в альманахе «День поэзии», вмешивается пресловутое деление творческого наследия поэта на стихи и песни. Поэтому последним поэтическим произведением Владимира Высоцкого специалисты считают текст песни «Грусть моя, тоска моя" («Шел я, брел я, наступал то с пятки, то с носка…»)(*6), о существовании которого известно по фонограмме авторского исполнения в московском Институте эпидемиологии и микробиологии им. Луи Пастера (НИИЭМ) 14 июля 1980 года. Качество записи, мягко говоря, оставляет желать лучшего, так как она осуществлялась непосредственно из зрительного зала, но других фонограмм этой песни не найдено, впрочем, как и рукописи текста. Поэтому дата создания «Грусти…» текстологами определена условно: «1980, до 14 июля».

     МИФ 4. В 1998 году страна широко и помпезно отметила 60-летие Владимира Высоцкого. Кульминацией праздничных январских дней стал гала-концерт «Я, конечно, вернусь…» в московском спорткомплексе «Олимпийский», на котором звезды российской эстрады исполняли наиболее известные песни барда. Этот концерт еще задолго до его проведения был встречен поклонниками авторской песни, как говорится, в штыки. Ими высказывалось мнение, что «попсовые» исполнители не только не могут, но и не имеют права на всю страну исполнять песни Высоцкого, потому что вся поэзия юбиляра сопоставима не столько с тем временем, в котором он жил, сколько непосредственно с его именем, личностью, голосом. Приводился, казалось бы, железный аргумент: при жизни Высоцкого его песни никогда не звучали в чужом исполнении.

     Не желая участвовать в полемике, тем более в давно отшумевшей, все же позволю заметить, что данное суждение не имеет под собой никакой реальной основы. В 60-70-е годы прошлого века песни Владимира Высоцкого звучали с экранов кинотеатров, записывались на пластинки и исполнялись с эстрады многими известными певцами и драматическими актерами. Например, только в 1966 году вышли сразу три художественных фильма, где песни барда исполняли его коллеги по актерскому ремеслу: «Я родом из детства», песню «Братские могилы» спел Марк Бернес; «Последний жулик» (музыку к песням написал М.Таривердиев) – Николай Губенко; «Саша-Сашенька» (комп. М.Таривердиев) – Лев Прыгунов.

     Из дальнейших работ Владимира Семеновича в качестве создателя песен для других исполнителей хотелось бы упомянуть фильмы: «Интервенция» (1968 г., комп. С.Слонимский) – Ефим Копелян; «Хозяин тайги» (1968 г.) – дуэт с Валерием Золотухиным; «Опасные гастроли» (1969 г., комп. А.Билаш) – Рада и Николай Волшаниновы; «Дела давно минувших дней» (1972 г., комп. И.Шварц) – Инна Варшавская; «Черный принц» (1973 г., комп. И.Шварц) – Валентина Толкунова; «Контрабанда» (1974 г., комп. Е. и А.Геворгян) – дуэт с Ниной Шацкой; «Одиножды один» (1974 г., комп. Э.Хагагортян) – Анатолий Папанов (это была не первая встреча актера с песнями Высоцкого: в 1968 г. в спектакле Театра сатиры «Последний парад» он, Вера Васильева, Роман Ткачук и Михаил Державин исполнили несколько композиций барда); «Вооружен и очень опасен» (1976 г., комп. Г.Фиртич) – Людмила Сенчина; «Точка отсчета» (1979 г.) – Марина Влади.

     К этому можно добавить, что в 1968 году на грампластинке вышла «Песня о друге» В. Высоцкого в исполнении популярного эстрадного певца Владимира Макарова. В 1976 году наряду с Высоцким песни к дискоспектаклю «Алиса в стране чудес» записали Клара Румянова, Всеволод Абдулов и многие другие актеры театра и кино.

      Разумеется, всё вышеизложенное не претендует на полное раскрытие затронутой темы. Но надо отдавать отчёт, что при общем внешнем благополучии, каждый подобный факт творческой биографии Владимира Высоцкого должен рассматриваться как маленькая победа, которая, в силу существующих тогда обстоятельств, никогда не давалась без боя.  "Об анекдотичном (на сегодня) факте поведал популярный в 60-70 годы эстрадный певец Эдуард Хиль. Композитор Вениамин Баснер написал три песни на стихи  Высоцкого. С ними Хиль приехал в столицу на худсовет на утверждение концертной программы. В составе худсовета – Пахмутова, Флярковский, Хренников. Мэтры говорят: "Эта песня не пойдет. В ней слова Высоцкого!".
     – Так это не тот Высоцкий, – нашёлся Хиль. – Это Василий, наш малоизвестный ленинградский поэт.
     И песню пропустили на "ура".
     Потом даже вышла пластинка с песней "Вы меня возьмите в море, моряки" на  фирме "Мелодия" – сл. В.Высоцкого, муз. В.Баснера  (исключительно инициалами обошлись, дабы не гневить начальство и себя лишний раз не подставлять). Даже в сборнике "Поёт Эдуард Хиль",  выпущенном в ленинградском издательстве "Музыка" в 1976 году появился текст песни "Когда я спотыкаюсь на стихах".(*9)
 

     МИФ 5. Распространенное мнение о том, что Владимира Высоцкого практически не снимали, справедливо лишь отчасти. Редкие кадры документальной хроники, время от времени транслируемые телевидением, «редкими» являются в значительной степени потому, что недоступны простому зрителю. Все, что удалось отснять телекомпаниям и отдельным кинооператорам разных стран мира, собиралось и приводилось в некую систему фактически на протяжении тридцати шести лет, прошедших после смерти Владимира Высоцкого. И объем этого материала, вопреки бытующему мнению, вполне внушителен. Хроники, собранной к сегодняшнему дню, хватило бы на создание полнометражного шестисерийного фильма, где на экране был бы только Высоцкий. При этом события дня прощания и похорон 28 июля 1980 года, запечатленные на кинопленку, вынесены за рамки хроники с «живым» Высоцким.

     Как уже упоминалось выше, доступ рядового зрителя к этим пленкам практически закрыт, что порождает много неточностей и разночтений у различных авторов, пишущих о Владимире Высоцком. На некоторых заблуждениях остановимся подробнее.

     1. Первая съемка с участием Высоцкого произошла в 1967 году в Ленинграде на концерте в ДК пищевиков (клуб«Восток»).

     К этой записи приемлем термин – первая концертная съемка. А самый первый документальный киноролик (из обнаруженных на сегодняшний день) датирован июлем 1962 года. Он был снят Валерием Абрамовым в Подмосковье на станции "Отдых". На нем запечатлен Владимир Высоцкий со своей второй женой Людмилой Абрамовой.

     2. В планируемый к съемкам телесериал «Место встречи изменить нельзя - 2» войдут киноматериалы первого фильма с участием Владимира Высоцкого, не попавшие в окончательный монтаж ленты.

     Эта легенда во многом жива «благодаря» высказываниям недавно ушедшего из жизни Аркадия Вайнера, который и утверждал, что в свое время было отснято семь серий телефильма, две из которых и по сей день ждут своего зрителя. Ответ специалистов, занимающихся киноархивом Высоцкого, однозначный и неутешительный: все, чем располагают исследователи по данной теме, – это пятиминутный ролик без звука с дублями эпизода «Жеглов и Шарапов в кабинете МУРа».

     3. Съемка Центрального телевидения для передачи «Кинопанорама» (более известная как «Монолог») – единственная запись Владимира Высоцкого на советском ТВ.

     Увы, но это суждение правдиво только в той его части, где говорится, что эта съемка, происходившая 22 января 1980 года, была единственной для Высоцкого на Центральном ТВ. Пионерами «телевысоцкианы» стали эстонские телевизионщики, которые 18 мая 1972 года в Таллине записали часовую передачу под условным названием «Человек из Таганки». Показанная по Эстонскому ТВ 15 июня 1972 года программа на последующие два с лишним года оставалась единственной встречей Владимира Высоцкого с советскими телезрителями, пока 13 сентября 1974 года, во время гастролей Московского театра драмы и комедии на Таганке в литовском Вильнюсе, местным телевидением не была записана творческая встреча, в которой приняли участие режиссёр легендарного коллектива Юрий Любимов и группа артистов, в которую входил и Высоцкий. К сожалению, эта видеозапись до наших дней не сохранилась! Однако, похожую встречу с актёрами Таганки, буквально через месяц - 8 октября 1974 года, организовало и записало Ленинградское ТВ. Архивные кадры выступления Владимира Высоцкого на телевидении Ленинграда сейчас имеются в распоряжении коллекционеров! Несколькими годами позже, 4 октября 1978, получасовую передачу с участием популярного актера сняли в городе Грозном на студии ТВ Чечено-Ингушетии, а 14 сентября 1979 года телеинтервью у Владимира Высоцкого взял журналист Пятигорского телевидения Валерий Перевозчиков. Последняя, из упомянутых съёмок, была показана всего один раз (в октябре 1979 года) по второй программе Пятигорского телевидения. Летом 1980 года видеозапись уничтожили. Чудом сохранился только семиминутный ролик, где Владимир Высоцкий поет свои песни.

     4. Последняя киносъемка Высоцкого была сделана в Ленинграде режиссером Владиславом Виноградовым 16 апреля 1980 года.

     Растиражированная во многих СМИ информация, к сожалению, является одним из самых распространенных заблуждений в биографии Владимира Высоцкого. Имеющиеся в руках исследователей хроникальные документы позволяют определить дату последней прижизненной киносъемки Высоцкого достаточно точно: Москва, Театр на Таганке, 18 июля 1980 года. Двухминутный ролик режиссера-документалиста Петра Солдатенкова запечатлел Владимира Высоцкого в роли Гамлета во время его последнего выхода на сцену в одноименном спектакле.

     МИФ 6. И по сей день очень много пишут и говорят, что единственной советской газетой, сообщившей о смерти Высоцкого, была «Вечерняя Москва», которая вечером 25 июля 1980 года на четвертой странице поместила маленький некролог без фотографии.

     Позволю себе не согласиться с данным утверждением, предложив вашему вниманию фрагменты воспоминаний очевидца тех трагических событий Виталия Акелькина, записанные им по горячим следам в сентябре 1980 года:

     «Больше нигде (кроме «Вечерней Москвы», – К.С.), ни в одной газете не было ни сообщений, ни статей, посвящённых памяти Высоцкого – вплоть до 28 июля, дня похорон. В этот день всё та же «Вечёрка» опубликовала крохотную заметку «В последний путь», где сообщалось о панихиде в театре и о похоронах на Ваганьковском кладбище, с перечислением венков от вышестоящих организаций. И всё. Ждали выпуска «Советской культуры» от 29 июля и дождались… Тот же крошечный некролог – и больше ничего об известном актёре, о том, как провожала его Москва. <…> И только 31 августа в «Советской России» была напечатана прекрасная статья Аллы Демидовой, посвящённая памяти Владимира Высоцкого, и то – под воздействием многочисленных вопросов читателей…»(*10)

     Правда, и этими публикациями перечень траурных материалов не исчерпывается. В таллинской газете «Сирп я вазар» 1 августа 1980 года были напечатаны слова, просто немыслимые в центральных изданиях той поры: «Ушел художник, который остро чувствовал свое время и сумел мастерски отобразить его в своем творчестве. Для многочисленных почитателей его таланта это невосполнимая утрата».(*11)

     К сожалению, данный материал развенчивает только часть мифов, придуманных газетчиками. Всех небылиц просто невозможно опровергнуть – плетью обуха не перешибешь.

     Хочу выразить слова глубокой признательности и благодарности всем исследователям жизни и творчества Владимира Высоцкого – знакомым мне лично, по переписке и публикациям в прессе – чьи поиски, находки и открытия оказали мне неоценимую помощь в подготовке и написании данного материала.


     Литература:

*1 – См. «Вагант–Москва». – 1999. – № 10-12. – С. 80-96.
*2 – Высоцкий В.С. Собрание сочинений в пяти томах. – Тула, 1993-1998.
*3 – Пополнится ли собрание сочинений шестым томом? / «Горизонт». – 1998. – № 23. – С. 6.
*4 – См. «Горизонт». – 2002. – № 40.
*5 – Внуков Г. Он растворился во мне / «Вечерний Челябинск». – 1993. – 22 июля.
*6 – См. Высоцкий В.С. Собрание сочинений в пяти томах. – Том IV. – С. 176.
*7 – Георгиев Л. Владимир Высоцкий знакомый и незнакомый. – М., 1989. – С. 90.
*8 – Крымова Н. Владимир Высоцкий. Сценарий телевизионной передачи / «Телевидение вчера, сегодня, завтра – 89». – М., 1989. – С. 219-220.
*9 – Сушко Ю. "Мой чёрный человек в костюме сером…"/"Вагант-Москва", 2002, № 4-6, с.29-30.
*10 – См. «Вагант» (Москва). – 1991. – № 7. – С. 3.
*11 – См. «Приложение к журналу «Вагант» (Москва). – 1991. – № 7. – С. 9.


Рецензии
•— Лучшее в советском искусстве семидесятых существовало как попытка удержаться на плаву, на пересечениях, вне классификаций. Высоцкий —осуществил синтез: — поэт-певец-актер.
Истина или ирония, либо двойное зрение или мораль – магнит для народа.
Дарование - источник внутреннего разлада роднит Высоцкого с народом и разъединяет с самим собой.
МГ: – • –Тоска Духа по высшему, неправильно понятая, толкает литератора на всё более сильные средства — «героизм» экстремальных жестов, рискованных поступков вплоть до самоуничтожения, и потому русский национальный герой, будь он поэт или воин, редко живет долго. Многие гении начинают штампами, завершают творчество – кристально чистым и мощным откровением. Высоцкий был близок к этому состоянию. Национальным и лирическим героем в России становится тот человек, кто выбрал подвиг, но он, заглянув в себя, видит там пустоту, бездну. Чем её заполнить? Светом истины!
И вдохновение и творческое начало идёт свыше: — поэт способен принимать передачу на волнах любви и божественных вибрациях. В чем трагедия многих талантливых и гениальных личностей?
Они не чувствуют: - Мы - вместе против общих врагов. И потому на разъединении гибнут. Я думаю много их, известных и неизвестных гибнет или делают меньше, чем могли. Они озабочены признанием власть имущих. Это «жажда признания вышесидящих карликов».

Михаил Галакт   10.06.2019 09:08     Заявить о нарушении
Уважаемый Михаил: Вы наверное не сведущи, что он работал с энергиями слова для Мироздания не сам на сам, а по промыслу Энергий Всесозидающего. И был предназначен в России; убила его всего боящаяся творческого, закосневелая "андроповщина": ученики коего и сейчас разрушители России, а не созидатели.

"Я никогда не верил в миражи,
В грядущий рай не ладил чемодана, -
Учителей сожрало море лжи -
И выплюнуло возле Магадана...

И нас хотя расстрелы не косили,
Но жили мы поднять не смея глаз, -
Мы тоже дети страшных лет России,
Безвременье вливало водку в нас".

Поэт - пророк, поскольку он пел, работая с планетарными энергиями для планеты Земля, но и предсказывал будущее России. Что же сейчас и есть.

Анатолий Святов   25.07.2019 22:01   Заявить о нарушении
Спасибо, Анатолий!

Михаил Галакт   25.07.2019 23:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.