Малоизвестные факты из жизни семьи Сталина

               
      В 1817 году   за Кавказ   переселились из Королевства Вюртемберг швабские немцы.  Было много причин,  приведших их  к решению двинуться в далекий край - это война с Наполеоном, экономические трудности  и религиозные неурядицы в лютеранской церкви. В эти годы, водворение немцев-колонистов в Российскую Империю, начатое при  Императрице  Екатерине 11,  было прекращено. Но Император Александр 1 , пребывая в  1815 году  в Штутгарте на  Венском конгрессе европейских государств–победителей в войне с Наполеоном, разрешил    переселиться  в Грузию  крестьянам , желающим заниматься виноградарством (1).
         21 сентября  в Тифлис прибыли первые  переселенцы и образовали на левом берегу Куры  немецкую  колонию Мариенфельд.  Часть  из них  , 19 ноября 1818 году поселили  на землю  близ  реки  Ассурети ,  где образовалась  колония , которая  была названа  именем  сестры Императора  Елизаветы Павловны - Елизаветталь. Среди них  была (2) крестьянка из деревни Вольфзольден, расположенной  около городка Афальтербах,  вдова   Мария- Маргарета Айхольц (Aichholz , 1784-1845). Она приехала с девятилетней дочерью Катариной (18.03. 1808 - ? , ее судьба нам неизвестна ) и  шестилетним сыном Яковом ( 03. 02.1811- 1869). Тогда никто не мог предположить, что  жизнь этой семьи переплетется с  человеком ,  который   через столетия полностью  ликвидирует все немецкие колонии и  их  потомков.
        Вся жизнь колонистов  (рождение, крещение, конфирмация, бракосочетания и смерть), их характер и нравственный облик были  связаны с лютеранской церковью. Не была исключением и семья Айхольц,  которая посещала по воскресеньям богослужения  пасторов:  Готлиба Вера (1827-29), Георга Хюбнера (1831-40), Генриха Томаса( 1840-49),  Камилло Бертольди (1854-61) и  Мартина Шренка.  26 августа 1871 года в Елизаветталя  оберпастором Карлом Рооз была освящена Евангелическо-лютеранская церковь, построенная в историческом стиле  по проекту архитектора  Н . Зальцмана.
        У Якова был сын Михаил и дочь Магдалена (1854 - 1912), которой и было суждено соединить трагическими узами  немцев-швабов  и  Сталина. Магдалена  в 20 лет  вышла замуж за Евгения Федоренко( ? -1905) , который по паспорту имел украинскую фамилию, а  по матери   и  по – жизни был  грузином.   Жили они  на окраине  Тифлиса,  за густыми зарослями  Муштаидского парка, в поселке   Дидубе.
За парком, свергаясь с далеких гор, неслась стремительная и глубокая  Кура (3).
         В семье  Федоренко  - девять  детей, которые родились там же. Старшая Ольга , будущая теща Сталина, родилась в 1875 году, Иван в 1883 году , Варвара, Ксения  ,  Шура (1893) и др . Все дети прошли крещение в лютеранской церкви , по всей вероятности, в Тифлисской  Евангелическо-лютеранской церкви Свв. Петра и Павла на Михайловском проспекте. Это благодаря Магдалены , ее дети и внуки были людьми  верующими  и  религиозными.
        Семья содержала небольшую пивоварню и пивную, в которой  хозяйничала  Магдалена. Федоренко вместе с немцами - колонистами зимой мастерил  штульвагены и фургоны.  Все это позволяло жить семье  в относительном достатке. Обнесенный открытой галереей  дом  на  Потийской  улице  не отличался от других в этом поселке . Ольга хранила всю жизнь фотографию( как память о доме) , где « все семейство в пролетке возле их дома, любимая лошадь, тут же  цепная собака Бельчик лежит, кучер держится за уздечку, и все домочадцы, проглотив аршин, глядят из пролетки прямо в объектив». В семье  говорили на немецком и грузинском языках.       
         Магдалена   была тихой и работящей  женщиной. Дел по дому было много и , не покладая рук, она чудесно стряпала всякие «кухен» , стирала  и  шила. Этому  она обучила всех своих дочерей, а шитье стало для них способом существования. Ольга окончила четыре класса в немецкой приходской школе, русский язык не знала , выучила его позже и всю жизнь говорила с типично кавказским акцентом, с разными «вай-ме, швило, генацвале, чириме» и тут же вставляла « Иезус-Мария» и неизменное « O, Mein Goot!». В  1889 году , в 14 лет она прошла конфирмацию( первое причащение) в лютеранской церкви.  Когда Ольге  еще не  исполнилось  16 лет, отец  Федоренко решил  посватать ее за  старого богатого немца,  владельца колбасной.  Но  судьба распорядилась иначе. 
        В  1890 году во флигеле их дома снял себе жилье молодой Сергей Аллилуев. Он родился в 1866 году в бедной крестьянской семье в селе Раменье, Воронежской губернии. В »люди» пошел в 12 лет. С шестнадцати  начал рабочую жизнь, скитаясь по  железнодорожным  мастерским  Борисоглебска,  Ельца, Коврова , Уфы  и  Москвы. Но из-за строптивого и гордого характера не смог  нигде  пристроиться . Услышал о солнечном крае, где рабочему человеку будто бы легче  жить, он  в двадцать четыре года  оказался в Тифлисе . Ему приглянулась миловидная девушка  и  они   начали  тайком   встречаться под акациями дворика.  Ольге, никогда не выезжавшей из Тифлиса, рассказы молодого жильца казались сказочными. В ночь, накануне торжества помолвки, невеста Ольга, выкинув через окно узелок с  девичьими  вещичками , ушла к тому, кого выбрала сама - к Сергею. Это было в 1893 году. Отец не смог простить ей этого поступка  до конца своей жизни.
       Старшему сыну  Ване минуло 16 лет, когда умер   Евгений  Федоренко.   О большой семье  стала заботиться сама Магдалена. Никто никогда не слышал от нее жалоб на судьбу или просьб о помощи. В этой маленькой, худенькой фрау проявилась большая, необъяснимая внутренняя сила, позволяющая ей  укротить хулигана  или усмирить разбушевавшегося пьяницу.
       Аллилуевы  поселились на Батумской улице того же поселка  Дидубе.  В семье появились дети :  первенец Павел (1894 - 1938) ,  Анна ( 1896 -1964)  и Федя( 1898 -1955). Сергей работал в Главных Тифлисских железнодорожных мастерских, где  принимал участие в  рабочих кружках и  забастовках.  Он  стал  профессиональным революционером   и  сделал    семью  заложницей  этой идеи.  Ольга также была привлечена к этой работе, но,  до конца своей  жизни,  по  свидетельствам ее  близких,  оставалась  верующим человеком. 
                Ваня тоже работал в железнодорожных мастерских и, исполняя поручения подпольных кружков, подвергся вместе с Сергеем  первому  аресту.  Затем  немец, литейный мастер Август Бургман  устроил Аллилуева на  маленький механический завод господина Руке, с которого вскоре, за участие в митингах,  Сергея   опять уволили. Партийная организация направила Сергея  в Баку, где Герман Борисович Красин помог ему устроиться на строительство  электростанции  фирмы Сименс    на мысе  Баилов.
        Летом 1901 года семья Аллилуевых первый раз приехала в Баку. Их  поселили в доме электростанции. После зеленого, цветущего Дидубе,  Баку выглядел уныло. Из их окон были видны правильные ряды буровых вышек. Рядом начинались нефтяные промыслы Биби-Эйбата. Внизу двора пенилось море. Ранней весной и осенью норд сотрясал стены дома. Песок забивался в щели закрытых окон и покрывал толстым слоем подоконники и пол. При пожарах на промыслах, черная туча заволакивала небо и сажа тяжелыми, жирными хлопьями падала на город. Деревья не выживали в отравленном воздухе.
   9 сентября  1901 года  в городском родильном доме Баку родилась девочка, которая при крещении 27 сентября 1901 года,  получила имя Надежды. Крещение проходило в пятиглавом Баиловском военном соборе во имя Св.Алексия, Митрополита Московского. Таинство крещения совершал  священник Виктор Вознесенский. Согласно  церковной книги родители - Сергей и Ольга Аллилуевы  записаны,  как » оба православные». Восприемниками (крестными) Надежды были : мещанин города  Тулы Александр Иванович Селищев и дочь священника  Донской области, второго Донского округа,  станицы Кочалинской  - Анна Яковлевна Краснова(4) . Эти факты опровергают утверждение Светланы Аллилуевой(5), что крестным Нади был Авель Енукидзе. Ошибочно и  сообщение  газеты «Тюмень сегодня»  от 20 августа 2003,  что  ее  крестным был Кузьма Александрович Гребенников, работавший в Тифлисе с Аллилуевым в железнодорожных мастерских.
        В конце 1901 года,  после неполадок с администрацией,  Сергей  вынужден был уйти на нефтяные промыслы Ротшильда. В Баку в то время прямо из земли повсюду сочилась нефть. Стоило немного отойти от главной, Великокняжеской  улицы и пройти к начинавшемуся у вокзала заводскому району, как приходилось уже осторожно перепрыгивать через блестящие разноцветные нефтяные лужи. Черный город  производил такое впечатление, что над ним прошел дождь из сажи! В длину всех Черногородских улиц и закоулков тянулись нефтепроводные трубы. Чтобы перейти улицу, надо было перелезать через трубы и плясать по мосткам, заменявшим тротуар. На улицах звучал разноплеменной громкий говор. На промыслах работали азербайджанцы, персы, армяне, грузины, русские. Все они грязные, перепачканные мазутом и нефтью. Но к грязи, к саже, к жирному, носившемуся в воздухе песку, к удушающему запаху мазута все привыкли. Куски железа и обломки рельсов, валявшиеся в жирных лужах, старые чаны из-под керосина служили  игрушками  для детей рабочих. На липких трубах рабочие обедали пучком зеленого лука и ломтем чурека.
        Вскоре Аллилуева во второй раз арестовали,  как участника революционных организаций Тифлиса и в тот же день перевезли из Баку в Метехский замок Тифлиса. Ольга с детьми  осталась в Баку. Они поселили в доме на Кладбищенской улице. Сразу за домом начиналось унылое, выжженное солнцем поле с плоскими каменными плитами- тюркское кладбище. Закутанные чадрами женщины, как привидения, проходили между могил и протяжными гортанными воплями оглашали воздух.  Ольга не могла найти работы.  Она продала все,  что у них было,   и   на эти деньги добралась с детьми    под  кров  Магдалены.
        Магдалена  Яковлевна, несмотря на  дополнительные  заботы, была рада,  когда все собирались под одной крышей. В  семье   Айхольц-Федоренко  все были красивы и отличались веселым нравом. В них полностью отсутствовало мещанское стяжательство, все были трудолюбивы, приветливы и добры.   В доме разговаривали  только на  немецком языке и можно с полным основанием считать, что и для детей Ольги, это был  Muttersprache, т.е. материнский, родной язык.
       В  1903 году  Сергей поступил на строительство керосинопровода между Баку и Батуми , но летом его опять арестовали. Новый  1904  год вся  семья  радостно встречает в доме  Магдалены. Накануне освободили Сергея. Вечером в лучшей комнате, где за занавеской стоят кровати,  зажгли  лампу и накрыли длинный стол. Гости поднимают бокалы за молодых, недавно обвенчанных, дочь Магдалены-  Ксению  и ее мужа Казимира Манкевича, которые проживают недалеко,  в поселке  Нахаловка.  Звучат песни под аккорды гитары молодого  Вани. Все это  создает искреннее веселье в доме. Тогда  еще никто  не предполагал,  что  их всех, без исключения,  ждет  трагическая судьба.
      В январе 1904 года   в Тифлисе произошло первое  знакомство  Сергея Аллилуева  и  Иосифа Джугашвили, который  и поручил   Сергею  перевезти в Баку  шрифт для подпольной типографии(6) . Весной  семья Аллилуевых опять в Баку. Ольга с детьми посещает  Губернаторский сад, этот  единственный  на то время зеленый кусочек на Бакинской земле, где между асфальтированными дорожками, поднимались чахлые, покрытые пылью деревья. Дети  прыгают по начерченным мелом квадратам. Можно предположить, что заходили они и в Евангелическо-лютеранскую церковь Спасителя на Телефонной улице, которую   была построена  в 1899 году(7).
      Семья часто гуляет  на  пристани, останавливается  у высоких, обмотанных толстыми канатами, причалами и смотрит,  как  груженные нефтью пароходы  неуклюже поворачиваются  и  плывут,  вспенивая залитые мазутом волны. Там же, у купален, барахтаются  и ныряют в море смуглые, горластые мальчишки. Однажды  ветром сдуло новую, только что купленную соломенную шляпку  дочери  Анны.  Аллилуев бросился в воду и поплыл за ней. Но внезапно  разыгрался  предательский бакинский норд. Волны поднимались выше, и шляпа неслась по ним все дальше и дальше. Сергей  плыл ловко и быстро, но не мог схватить ее. Наконец-то это удалось и он появился гордый, с торчавшей на голове  шляпой.  Это было забавное, но, чуть не ставшее трагическим, событие.
   Вскоре, по  приказу Наместника на Кавказе князя Голицына, Аллилуева  выслали  в Тулу. С морем надо было прощаться. Ольга с детьми опять в домике матери, где в двух комнатах проживают еще брат и четыре сестры. В  октябре  1904 года  семья Аллилуевых  переезжает в  Москву.
     С  декабря  1904 года  в Баку  находиться И.В. Джугашвили – Коба, который вместе с  другими членами большевистского Бакинского комитета РСДРП готовит всеобщую стачку нефтепромышленных предприятий  Баку. Наступил 1905 год. Первая русская революция в Петербурге  привела к массовым беспорядкам, нападениям на полицию,  мятежам  в армии,  баррикадам  на улицах. В  Баку  активизировались «главные революционеры« - армяне. Это привело к   столкновениям с местным населением.
      Партия опять в мае  1905 года прислала Аллилуева  и  Ивана Федоренко  в Баку. На этот раз с ними  были только  дети : Павлуша и Анна.  Они живут в том же, но уже достроенном доме  электростанции,  где четыре года тому  в  комнатах наверху лежала,  спеленатая Надя.  По воскресеньям  Ваня водит детей гулять, покупает им кишмиш-лаблаби(сладкий рассыпчатый горох с изюмом) и гаргы-далы(обсыпанные сахаром хлопья кукурузы). Эти сласти азербайджанцы-продавцы поджаривают  на углях тут же на улице у своих лотков. Здесь же стригут и бреют  уличные цирюльники. Мужчины поднимаются с низких скамеечек,  надевают на, выбритые посредине головы, замусоленные, грязные шапочки и  идут, сгибаясь и вздрагивая под непомерной ношей. Это носильщики тяжестей- амбалы. Подложив под головы веревочные носилки, они спят прямо на тротуаре. Рядом, важно, ни на кого не глядя, шагают почтенные краснобородые от хны,  азербайджанцы. А за ними, постукивая каблучками, скользят, шурша шелками, непонятные фигуры их жен. На лицах у них шелковые маски,  а в прорезях сверкают живые черные глаза.
       Сложная  ситуация в Баку  вынуждает семью Аллилуевых покинуть город.         В 1906  году Ольга с детьми опять  приезжает в Баку,  где им вволю отпущено солнце и море. Их квартира расположена в нижнем полуподвальном этаже дома на Баилов мысе. Сзади каменистый двор отлого спускается к морю. Там  часто рыбачит  Павел . Однажды в воскресенье  Анна и Надя, одетые в самые нарядные белые платья, пошли  к нему. И вдруг, с края шатающейся доски пристани   Надя упала в грязные мазутные волны моря. Павлуша  быстро подхватил  Надю. Платье, конечно, погибло, но Надя осталась  невредимой. Так описывает это событие в своих воспоминаниях в 1946 году Анна Сергеевна.  Дочь Сталина- Светлана Аллилуева , считает, что Надежду спас  Коба  и это случилось в 1903 году, что не соответствует действительности, так как в этот год Иосиф  Джугашвили в г. Баку не был .
      Жизнь у моря  недолго радует своим спокойствием. Бастуют электростанции. Ольга укладывает  вещи  для отъезда в Тифлис, а дети бегут прощаться с морем. Но скоро они опять в Баку.  В ноябре  1907 года  на собрании Бакинского  комитета партии, в седьмой  раз  арестовали и  посадили в тюрьму Сергея. Ольга с детьми  Анной и Надей,  приехали  хлопотать за него  к градоначальнику Баку  генерал-майору  М.Е. Коневскому (8).  Здесь пригодилось происхождение Ольги из немцев-колонистов и  немецкий язык ее детей.  Она  сумела убедить, что  муж ее пострадал невинно. Благодаря поручительству немца польского происхождения, заведующего бакинскими электростанциями на Биби-Эйбате и в Белом городе ( будущего организатора строительства Шатурской ГРЭС, Днепрогэса и др.) Александра Васильевича Винтера его освободили. Тогда же  было решено, что  Аллилуевы должны уехать в Петербург.
     22 ноября у Джугашвили  скончалась на руках любимая  22-летняя жена Като Сванидзе, прожившая с ним 16 месяцев и оставившая ему грудного ребёнка. Это душевное потрясение было очень сильным и длительным.
     В Петербурге Аллилуевы делают все, чтобы их дети получили  хорошее образование в гимназиях. В доме звучала музыка и песнопения Ольги и Павлуши. По воскресеньям   семья  посещала ночные бдения в Нобелевском  Народном доме, слушала оперные спектакли с участием Шаляпина, Собинова , Карузо  и ходили в Александринку на Савину, Давыдова и Варламова.Они увлекались  русской "Золотой серией" кино  с Полонским, Верой Холодной и Мозжухиным. Хорошо катались на коньках. Четверо их  детей  были  южанами - по облику, по впечатлениям детства, по всему тому, что вкладывается в человека в самые ранние годы. Они   были трудолюбивы, умны, талантливы,   скромны  и сдержанны.  При  этом, каждый по-своему, был рыцарем правды и чистоты.
    Очень  хороша была собой Ольга Евгеньевна  - светловолосая изящная женщина с большими серыми глазами, правильными чертами лица и маленьким изящным ртом. Небольшого роста, опрятная и  складная, она всегда  держалась гордо,» царственно», с необычайным чувством  собственного  достоинства .  Многие считали ее очень соблазнительной и поговаривали  о многих поклонниках. Ольга отличалась  немецким трудолюбием и была( при тех скудных средствах, которые давала ей жизнь) великолепной хозяйкой . Она  имела »золотые руки»,  чудесно готовила и шила. Жизнь она воспринимала горячо, со слезами радости и горя, с причитаниями  и многословными изъявлениями любви. Свое негодование всегда выражала открытым  эмоциональным возмущением.  С 1910 года с ней жила  сестра Шура- веселая, подвижная  девушка, с густой белокурой косой и свежим румянцем .
       Магдалена Яковлевна  не разделяла   революционной деятельности детей,  но,  чем могла,  помогала им . Она только один раз, в 1910 году,  покинула Дидубе.  Ольга вызвала ее в Петербург для лечения глаз. Но петербургские туманы ее томили. Жизнь  Магдалены Яковлевны  оборвалась  трагически. Она попала под автомобиль на Верийском спуске в  Тифлисе. Ее дочь Шура стала невестой  Лазаря Яблонского, которого в 1919 году на юге  расстреляли деникинцы.  Иван Евгеньевич  женился на Марии Осиповне, но его судьба нам неизвестна.
      Семья Аллилуевых продолжала дружбу с Иосифом ( имя »  Сталин», он приобрел в 1913 году). Ольга вяжет для него тёплые вещи, позже шлёт посылки с тёплой одеждой в Сибирь, куда он был сослан. Когда в 1917 Сталин возвращается из ссылки, то живёт постояльцем в их квартире  в Петербурге.  Там он встретился с юной,  очаровательной  Наденькой.  И, как говорил Булгаков: » любовь выскочила из-за угла, как убийца с ножом , и поразила обоих…». Их брак был зарегистрирован 24 марта 1919 года. Ей -18, ему- 40 лет. По сегодняшним меркам - все нормально. Они оба красивы и счастливы.  В 1921 году у них родился первый ребенок Василий, в 1926 году - дочь Светлана. Экономкой в доме была Каролина Васильевна Тиль, из рижских немок, которой в доме доверяли весь скромный бюджет. Это была милейшая старая женщина, со старинной прической кверху, в гребенках, с шиньоном на темени, чистенькая, опрятная и очень добрая.         
     Надежда была умна, необыкновенно деликатна со всеми без исключения, и вместе с тем очень тверда, упорна и требовательна в том, что ей казалось непреложным. Она работает в Кремле, в секретариате Ленина,  свободно владеет  немецким,  и учит французский язык. Согласно ее  дневниковым записям, внутренне, она  была далека от политики и тайно посещала православную церковь. Отмечая «скромную манеру поведения  и прямоту» Надежды, Владимир Ильич считал эти черты типично швабскими ((Typisch schwаbisch halt). Ему можно доверять ,так как его бабушка , Анна Григорьевна Бланк, в девичестве Гросскопф, происходила из состоятельной швабской  семьи лютеранского вероисповедания(9).
           По сведениям очевидцев, создалась большая, дружная  и единая семья.  Родители  и родственники Надежды часто собирались за одним  столом,  и  Иосиф  любил с ними  »посплетничать». Теща Ольга Евгеньевна  обращалась к своему зятю «Иосиф, Вы». Он,  в свою очередь - почтительно, по имени-отчеству.       Самоубийство  Надежды Аллилуевой в ночь на 9 ноября 1932 года тяжело пережила вся семья.  Сталин считал  это  « предательством  и ударом в спину». Он ожесточился и стал избегать общения с близкими ,  в том числе и со своей тещей .
        Ольга Евгеньевна была терпеливой и верной женой. К несчастьям,  валившимся на ее семью одно за другим, она относилась  с  религиозной фатальностью  и только в конце жизни, посетовала на,  что "Сергей загубил" ее жизнь  и что она видела с ним "одни страдания" .   
       По распоряжению Сталина 20 июня 1937 года начинаются аресты немцев и пасторов.  Закрываются  немецкие евангелическо-лютеранские церкви. Согласно  данным М. Джафарлы(10), в Елизаветтале проживала семья Михаила Яковлевича Айхольц, брата Магдалены, которая в 1915 году переехала в Траубенфельд (Тауз).     Он имел двух дочерей: Матильду ( в замужестве- Шилитт) ,  Вильгельмину ( в замужестве Фрик)  и сына Эдуарда (1894 г. рождения) , который от первого  брака с Оттилией Эйзенбарт имел дочь Эрну (1922г.) и двух сыновей: Вернера , 1926г. рождения( в 1941 году был арестован  Таузским РО НКВД  ) и Эйгона  ,1930 г. ( арестован в 1942 году и осужден на 10 лет). Эдуард был второй раз женат на Вильгельмине  Яковлевне Айхольц, 1893 года рождения.  Сведений о судьбе этой ветви Айхольцев у нас нет. 
        Безусловно,  все это было известно Ольге Евгеньевне. Смерть Надежды , арест  в 1937 году  мужа дочери Анны- Реденса , смерть сына Павлуши в 1938 году , было  тяжело пережито Аллилуевыми. Подвергнув репрессиям всех их детей , Сталин не осмелился поступить так с родителями  своей жены.
  Аллилуевы стали жить врозь и  встретили старость, болезни и смерть в одиночестве. Сергей Яковлевич ушел в себя, подолгу не выходил из своей комнаты, где что-то вытачивал или мастерил. Он страдал изнутри , не докучал никому своими страданиями и  умер 27.07. 1945 года.
        Ольга Евгеньевна жила в своей маленькой  квартирке, одна, среди старых фотографий и старых своих вещей, которые возила с собой по всем городам всю жизнь. Всегда в опрятном платье,  перешитом своими руками  из трех старых, причесанная  и  красивая. Чистота, порядок, аккуратность - это  на генетическом, немецком  уровне. Даже в последние годы своей жизни  она не поступалась  свободой, которую так ценили швабы: «Волю я люблю, волю!» восклицала она. Ее спасало мужество и Вера.  Ольга Евгеньевна умерла в  начале весны 1951 года   и  была похоронена на Новодевичьем кладбище рядом со своей дочерью Надеждой.
 Возможно, факт сохранения здания  Евангелическо-Лютеранской церкви Спасителя в центре Баку,  связан  с именем  и личностью  его тещи- Ольги Евгеньевны.

         Источники:         
               
1.Гумбатова Тамара. Жизнь немцев-колонистов за Кавказом. Баку, 2005, 267с.
2.Stumpp  K. Die  Auswanderung  aus  Deutschland nach Rusland in den Yahrer 1763  bis 1862, 1993.               
3. Аллилуева А. С.  Воспоминания. М. ,Советский писатель, 1946,196с.
4. Гос. Исторический архив Азербайджанской республики.ф.1044,оп.1, д. 130,  стр.90.
5. Аллилуева Светлана. Двадцать писем к другу, 1967, Москва.
6. Аллилуев С.Я. Пройденный путь .Политиздат,М.1956, 136 с.
7.Гумбатова Тамара, Дорога, которая привела к храму, Баку, «Ежедневные новости» ,1998, 11 сентября.
 8. Гос. Исторический архив Азербайджанской республики. ф.1,оп. 1. д. 121.
9. Stalins schwabische Frau, «Untitled New»,  30.11.2001
10.Джафарлы М. Политический террор и судьбы азербайджанских немцев,Баку,1998.


Рецензии