Оценка оценки

На «Читатель оценивает стихи... Как?» Григория Сухмана
http://www.proza.ru/2007/07/16-147

Цель статьи, как это определил автор, – «попытка количественно определить качество стихотворения» (с).

Идея – представить поэзию наукой «со своими правилами, действующая на нас по своим законам» (с). В результате внедрения нучно-поэтических изысканий в жизнь у потребителя (читателя) появляется «товар» – «отклик, вполне описуемый» (с), а так же «ощущение нечто нового, необычного» (с).

Оценка «качества» «товара» базируется на «шкале Алгар» – у новорождённого  выделено пять функций (дыхание, пульс, цвет кожи и пр.), которые оцениваются по трехбальной шкале. Сумма и является количественной оценкой состояния новорождённого.
Григорий Сухман при этом не заметил, что определять рефлексы или тонус мышц повитуха вряд ли станет при отсутствии дыхания у младенца. Она станет шлепать новорождённого по заднице, пока тот не заорёт.
Однако сам по себе метод «шкалы Алгар» Григорию понравился и он решил применить его в творчестве.

Какие же рефлексы и пульсы надо определить у стихотворения?

Всё просто до банальности:

1. Рифма (исключительно неоднородная).
2. Ритм.
3. Аллитерация (бОльшая по сравнению со средней частотность некоторых звуков на определённом отрезке текста или на всём его протяжении) .
4. Непредсказуемость конца стихотворения (эффект нарушенного ожидания).
5. Эпитеты (слово/выражение, которое приобретает новое значение или смысловой оттенок) развёрнутые (?, т. е. «неразвёрнутые эпитеты» эпитетами не считаются).
6. Аллюзии (намёк на литературный, исторический, мифологический или политический факт).
7. «Нерв», эмоциональная напряжённость, резонанс с читателем.
8. Загадочность, афористичность (лаконичная законченная мысль): строка равна странице прозы (О как!).
9. Метафора (троп, скрытое сравнение) и сравнение (троп, неприкрытая метафора).
10. Новизна темы, идеи, подхода.

Как это оценивать?

«Если в разбираемом стихотворении есть все указанные параметры – оценка 10», т. е. встретили рифму, то смело ставьте один балл. А если читаете что-то типа
«...Вновь я посетил
Тот уголок земли, где я провёл
Изгнанником два года незаметных...»
То ставьте, невзирая на лицо Пушкина, ноль.

Григорий сетует на то, что «относительно полноты списка можно спорить, как (и) о методологии
вообще», однако пытается практически доказать, что идея жизнеспособна.

Первыми прозвучали строки  Иона Дегена о мародёре (это я специально говорю, чтоб не подумали о боевой подруге):
«...Дай-ка, милый, сниму с тебя валенки –
нам ещё наступать предстоит...»,
которые Григорий назвал «открытием» потому, что этот образ хорошо забыт.
Оно понятно: всё новое – хорошо забытое старое.
Но всё не так просто!

Григорий начал считать стихи Натальи Берман.

«Гоголь»

Души мёртвые сжигаю.
Пляшет снег, и пляшут черти.
А тебе, душа живая,
Сколько дней гореть до смерти? (4 балла)

Смейся, бес лукавый, смейся!
Пусть чернила кровью рдели!
Сколько дней шептать до смерти:
«Боже, что же я наделал»!  (1 балл)

Приподняться нету силы.
Строки морщатся в камине.
За окном, в дрожащей сини,
Тройка мчится мимо, мимо. (2 балла)

Подвези меня немного.
Далеко ли там до рая?
Только белая дорога,
Как бумага догорает. (2 балла)

Итого 9 баллов.

Григорий не заметил странную фразу «подвези меня немного. Далеко ли там до..?» (если знаешь, что «немного», то бессмысленно спрашивать: «далеко ли?..»). Кроме этого, непонятно, почему лиргерой (Гоголь) уверен, что мчащаяся мимо его окон тройка должна его довести по его же просьбе до рая. Автостоп какой-то. А ещё в наличие глагольная рифма «рдели-наделал». Удивительно ещё то, что тройка мчится мимо не один раз, а дважды (мысль о замедленной съёмке меня как-то не вдохновила)... Но «минусов» в предложенном алгоритме не предусмотрено. Ищем только «плюсы».

За что Григорий поставил баллы?
 
1. Часто ль мы слышим рифму «сжигаю – живая»?
Становится ясно, что автор эссе имел в виду не рифму вообще, а такую рифму, которую он слышал нечасто. Другими словами, строки
«И вот уже трещат морозы
И серебрятся средь полей...
(Читатель ждет уж рифмы розы;
На, вот возьми её скорей!)»
вряд ли дождутся от Григория балла из-за «морозы – розы» . Даже если эта рифма применена удивительно остроумно.
Странно, что далее Георгий ни словом не обмолвился о замечательно-необычной рифме "смейся – смерти". Второй раз – увы! – считать нельзя.

2. «явная аллюзия на роман Гоголя» – другими словами автору стихотворения поставлен балл за то, что он намекнул, о чём тут идёт речь: Гоголь сжигает второй том «Мертвых душ». Хотя тут интересна не сама «аллюзия», а то, как этот факт сожжения был приподнесён Натальей Берман: без кавычек.

3. «пляшущий снег» – необычная метафора. А по мне «пляшущие черти» – гораздо более необычно, потому что явления этого наяву я не видел (только в мультфильмах и кино). Зато сколько раз приходилось видеть собственными глазами «пляшущий снег»!

4. Откуда взялся этот балл, Григорий не указал. Я поразмыслил и решил, что это оценка «необычного начала», которое «сразу захватывает» (с). Правда за это баллы не дают, дают только за определённого вида «конец». Ну да ладно. Я бы дал ещё балл за живую душу, которая будет гореть до смерти. Однако, наверное, это – «неразвёрнутый эпитет», за который баллов не полагается.

5. Аллитерация «чеРнила, кРовь, Рдеть», «шЕптать, днЕй, смЕрть». В первом случае соглашусь. Обращу внимание на оригинальное видение аллитерации: «Буква «Е» - как вилы выглядит» (с). Никак не пойму, почему Григорий увидел в строчной «е» вилы (? Кто увидел – сообщите мне), а в «ш» – нет? И ещё одно. В словах «дней, смерть» слышу «е», а вот в «шептать» звучит «э». Вот и поищи тут аллитерацию!

6. Ёмкость понятия и загадочность в строке про «морщение строк». «Загадочность» и «ёмкость» тут ни причём. Наоборот, насколько очевидный и яркий образ сгорающих страниц – дух захватывает. Предположим, что это – балл за «строку, равную странице».

7. «И ритм стука копыт тоже слышно». Странно, что ритм стихотворения не меняется с первой строки, однако был замечен только в третьей строфе, где аналогово мчится тройка (туда, а потом обратно?).

8. Новизна эпитета:«исчезающая дорога – догорающая бумага». Однако за это баллов не полагается. Не эпитет должен обладать новизной, согласно упомянутым правилам, а нечто более крупное: тема, идея и подход.

9. «совершенно непредсказуемый конец». Необычность конца проявилась в том, что автор вернулся к сожжению Гоголем романа. Однако мне лично этот конец не понравился именно метафорой.

Девять баллов получились уж слишком субъективными, чтоб говорить о каком-то объективном алгоритме. Кроме того, читатель вряд ли будет пальцы загибать, отыскивая достоинства. Читателю стихотворение или нравится, или не нравится.

Читатель, которому понравилось, обязательно отметит «находки», посмакует отдельные места, попробует на звук. И всё.

Читатель, которому не понравилось, вообще оценит одним словом: «плохо». И всё.

И если взгляд на произведение так разноречив, то к чему эти алгоритмы?

Оказывается, это нужно далеко не всем, отмечает Григорий: «всем сразу поэзия нравиться не может, являясь штукой элитарной по определению» (с).

Очевидно, оценивать имеют право те самые, из элиты. Это что, для них алгоритм? И это не они ли должны по этому алгоритму определить, что такое «настоящая поэзия»? И на основании этих критериев можно смело сказать, КАК надо писать?

Но Григорий тут же обмолвился, что даже стихи, написанные «КАК надо» (т. е. с учётом мнения элиты) далеко не всегда становятся шедеврами (напр., по этическим соображениям). Более того, Григорий сообщил потрясающую новость, что находки, делающие стихи шедеврами, со временем становятся банальными и затасканными. Другими словами, важно ещё и не КАК писать, но и ЧТО писать! И ваще все поэтиццкие потуги нужны только «вечно юной старушке Поэзии» (с)! Впору сесть у камина и сжечь www.stihi.ru страницу за страницей, а то и пачками. За ненадобностью человечеству. И на фига нам, молодым, здоровым, желающим демографического роста хотя бы в мыслях, эта наштукатуренная старушенция с её взаимностью?

И что же теперь делать несчастному поэту, которого сначала Григорий обнадёжил решением «проблемы качества», а потом забрал надежды обратно? И что делать растерявшейся элите, оказавшейся в таком интересном положении, когда даже наука не поможет?

Пока ещё март 2011


Рецензии