Записки Афганистанца, ч. 1 Стройка, комбат Лебедь

 Частями публиковалось в областной газете и журнале "Сибирский край", кое-что в "Комсомольской правде".   

     1. Стройка, весёлый комбат Лебедь и – в путь!
    
     «Афганистанцем» меня стал называть мой дядя Владислав Игоревич, когда я возвратился со службы из ДРА. Как я очутился в той стране, как служил и как ехал домой – об этом мои записки.

     О вводе Советским Союзом ограниченного контингента войск в ДРА было объявлено в конце декабря 1979-го года. В то время я после окончания «учебки» войск связи служил в Свердловске. И здесь, на Урале, казалось что Афганистан находится в недосягаемой дали. Помню, стояли крепкие морозы, а нам приходилось допоздна вкалывать на строительстве боксов для автомобилей. Ещё в «учебке» я больше морально, чем физически устал от нескончаемых строительных работ. Мы и на занятия толком не ходили. Нас постоянно увозили за город, где велось строительство на объекте воинской части. Так мы и учились: стали неплохими малярами, штукатурами…
    
     Кто кем. А вот свою воинскую специальность мастера по ремонту радиостанций я не освоил в полной мере, хотя в моём военном билете стоит оценка «отлично» за окончание учебного подразделения. 
 
    Экзамены сдавали очень интересно: сказал несколько слов по билету – получи высшую оценку. Такая же оценка автоматически выставлялась отсутствующим курсантам по причине несения службы в наряде. Это считалось святым и вместо того, чтобы проэкзаменовать бойцов в другой день, им заочно ставили высший балл.
    
     В общем, армейская показуха коснулась всех с первых дней. Но должен заметить: нас ещё неплохо обучили маршировать. Строевой подготовке времени в «учебке» уделялось достаточно. У нас ведь нередко проводились строевые смотры, на которых присутствовало высшее военное руководство Уральского военного округа.

     Я надеялся, что вся эта стройка и муштра прекратятся с окончанием учебного подразделения. Да не тут-то было. Для дальнейшего прохождения службы я был направлен в один из военных городков Свердловска. Ходили по городку, понятно, строем, зато работали ещё больше, чем в период обучения.   

     При всем моем уважении к строительным войскам призывался я не в них и совсем иначе видел свою военную дорогу. А на новом месте службы мы работали до позднего вечера. Всё строили, строили…

     Одно развлечение было у солдат – утренние разводы, проводимые командиром батальона майором Лебедем (не Александром Ивановичем, однофамильцем). Народ стоит перед комбатом, а тот, как артист разговорного жанра, что-нибудь говорит. В основном, по делу, но в необычной форме.

     Например, увидел майор накануне, что солдат ремонтировал автомобиль, лёжа под ним. Автомобиль стоял на домкратах, и находиться под ним без дополнительной страховки категорически запрещено.

     Вот как рассказал об этом комбат дурашливым голосом: «Я наклонился к  солдатику и спрашиваю: «Ты бабушку уже имел?» Нет, говорит. Так что же ты тогда под машину залез, интересуюсь? А как рухнет она с домкратов, что я потом твоим родителям скажу?

     Как же так, вы совсем не бережёте себя. Ведь такие молоденькие. Многие ещё не бывали в женской... Нет, не бане. Эх, вы».

     Таким образом комбат разъяснял необходимость соблюдения техники безопасности, а под "бабушкой" в своей речи он имел в виду, конечно, девушку. Майор так шутил и говорил другими, матерными словами.
    
     Вообще, я заметил, наш комбат часто оперировал тем, что беречь себя надо прежде всего потому, что многие ещё не узнали женской ласки в полной мере.

     Непорядка Лебедь не допускал ни в каких сферах деятельности. Однажды я видел, как комбат подозвал к себе офицера-финансиста и строго спросил: «Тебе сейчас в морду дать или потом? Ты почему двум офицерам жалованье задерживаешь?»

     Несколько солдат подошло к майору и кто-то произнёс: «И нам деньги не выдали». Тогда командир говорит лейтенанту "финансовых войск: «Ну вот, видишь? Мы сейчас тебя с ребятами так измолотим».

     Говорил майор без злобы, но твёрдо. 

     В январе 1980-го года мы днём вкалывали, а вечером, после ужина, случалось,  разгружали машины с щебнем или песком. В очередной раз после ужина, сбрасывая щебёнку из кузова автомобиля, я услышал, что кто-то зовёт меня.

     Оказалось, из казармы примчался командир отделения Вовка Акеньшин. Я спрыгнул на землю и подошёл к сержанту.

     - Что случилось, Володя?
     - Нас с тобой срочно вызывают в штаб. Давай, рванули.
     - Зачем? - спросил я на бегу.
     - Похоже, в Афганистан направят.

     Несколько дней назад было объявлено о вводе Советским Союзом войск в Демократическую Республику Афганистан для оказания интернациональной помощи афганскому народу.
    
     Что это за помощь и так ли уж она нужна афганцам – об этом мы тогда не задумывались.

     Я на секунду остановился от нахлынувшей радости. «Неужели конец проклятой стройке? - подумалось мне. - Наконец, я получу в руки оружие, а не лопату. Только бы Вовка ничего не перепутал. Только бы попасть в Афганистан. Вот где служба!».

     А что ещё мог думать юноша, с младых ногтей воспитанный в духе патриотизма?

     Тем же вечером несколько машин с бойцами из дивизии увезли в некий населенный пункт, в другую воинскую часть, где нас с неделю укомплектовывали.

     Выражалось это в проведении ежедневных смотров начальством. Если у кого-то что-то из обмундирования выглядело не новым, такая вещь немедленно заменялась. Все же за границу едем. Особое внимание уделялось парадной форме. Кто знал, что в горах Афганистана она не пригодится ни разу?
    
     В день отъезда в дальние края бойцов доставили в дивизию. Состоялся краткий митинг, после которого колонна машин под марш "Прощание славянки", исполняемый дивизионным духовым оркестром на приличном уральском морозе, направилась к поезду. Помню, какая-то старушка, глядя на отъезжающие автомобили, осеняла нас крестным знамением.

     Меня это удивило: не на войну же едем, а для оказания помощи…
   
     Старый, умудрённый нелёгкой жизнью человек нутром чувствовал: не все вернутся оттуда.
     Мы же находились в состоянии эйфории: неплохо отдохнули в чужой части, а сейчас и вовсе за границу бесплатно сгоняем. Да ещё в какую, на Восток! Тогда далеко не каждый мог и страны социалистического содружества посетить. А тут вон куда едем. Будет, о чём вспомнить. Конечно, как и каждому отслужившему. Но всё же с какими-то невероятными особенностями. Никто ведь не догадывался, что нас везут на войну. И даже офицеры не знали, что в Афганистане полным ходом идут боевые действия с первого дня ввода туда наших войск.

    
     На фото: я со своим дядькой, после службы окрестившим меня Афганистанцем, (детские годы);

     Ниже: я в учебке.

                Продолжение: http://www.proza.ru/2011/03/24/515


   


Рецензии
Никто ведь не догадывался, что нас везут на войну. И даже офицеры не знали, что в Афганистане полным ходом идут боевые действия с первого дня ввода туда наших войск.
----------------------
Позже придет понятия этой войны.
Я помню как мой зять боялся попасть в Афганистан.

Ирина Рудзите 2   09.04.2019 12:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 87 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.