О болезни, работе над книгой, о судьбе мужика

                Глава из романа - эпистола

                     "Осенние листья"

                        2007г.
       Читать предыдущую главу http://www.proza.ru/2016/04/26/2124


    Давид - 07.09.07.                      
    Да, Тувимовская пьеса, именно. А Хемар лицо не известное только советским гражданам, потому как был эмигрантом и жил в Лондоне. А его знают по всему миру, а у поляков он просто крупный поэт-сатирик и драматург. Я о нем раскопал интересное. Да, был бы интернет лет 70 назад - большевики не продержались бы и десяти лет.
А, это Вы наверное про аппетит после манной каши! А че, не нравится она Вам?
Ой, как хочу к вам на костер. Но грехи не пускают. Правда, иностранцы меня не прельщают, хуч какие, - а только исключительно комаровские туземцы. Вот такой я вредно-избирательный.
А теперь я как исправный вол, малость еще поработаю. А потом кашку сварю - только рисовую: ее тоже быстро. И в этом ее главная прелесть.
Целую. В.  Привет всем пионерам и вожатым.

Галя - 07.09.07
Федя позвонил – работает над переводами  максим. От нашей издательницы ни слуху, ни духу. Может после выходных объявится? Пора бы.

  Давид - 07.09.07.               
  Федя Ваш просто молодец! (Чего нельзя сказать сами знаете о ком. Что же это она медлит?  Небось снова сама все переделывает - а потом покажет "готовое". Да хоть бы!)
   Где же это "в других местах" нашлось? У Б.В.? Вот так штука! А так все потихоньку движется. Только лето застряло и никак осень не приходит. А потом сразу - суровая зима брякнет. Будьте здоровы. Д.

  Галя -  08.09.07.
  Андрей  принял решение ложиться  на  фото-процедуру с облучением. В понедельник его «закрасят». Он будет бояться света, почему то заранее это делают, а в среду сделают облучение, потом он будет оберегаться света еще несколько дней сурово, а потом еще до двух недель, пока это не «выветрится». В четверг или пятницу выпишут с замотанным лицом и всеми частями тела, с катетером. На две недели.   Буду надеяться на лучшее. Он узнал, что этот профессор  уже сделал такую процедуру одному пожилому человеку, и прошло благополучно. После этого Андрей и решился.
   Ну, а в остальном, все прекрасно. Пикники-микники с кострами и пионерскими песнями, тоже прошли  благополучно.
Переводы максим встречаются в разных изданиях. Например, в известном десятитомнике Гете, где много стихов БЗ,  но  максимы помещены в ограниченном числе, и нет  ссылок, так что можно догадываться только по отдельным словам, к каким они относятся. Остальные переводит Федя.
Мне бы пережить эту неделю. А так есть что рассказать, ведь мы сегодня  гуляли и  много узнали про всех знакомых животных в округе.

    Давид - 09.09.07.   
Кажется, сегодня день Б.В. Значит теперь пойдет предъюбилейный год?
А с Андреем - хорошо, что он на что-то решился, лишь бы помогли!
        Галочка, будем молиться. Целую. Д

    Галя 10.09.07
 Милый, хороший, да, наш день.
Утром проводила гостя (Пьера) до станции, на машине.  Уехал на электричке.
 Подкинула помощь безногому старику. Он сидел уже без собаки, и на жутком холоде. У нас шел холодный дождь.
    Позвонила Демурова и сказала, что пришла верстка книги об «Алисе» где есть и моя статья, нечто вроде ответов на ее вопросы. Сделали с ней некоторые изменения и добавления. Работа вернула мне бодрость.
 Позвонил сын.  Приготовил квартиру, чтобы свет везде убрать, зашторил окна. И до среды он будет дома,  В среду сам поедет в клинику,  рано утром, пока темно и туман (он узнал про туман) и там пройдет это облучение.  Это значит, 
пучком световодов воздействуют на опухоль и ей это не должно понравиться. Так по идее. Четверг – будет наблюдаться, а в пятницу его отвезут мальчики (скорее всего Степан) на квартиру.  Потом почти две недели постепенно будет уходить эта «светобоязнь  Сыновья  сказали, что сделают все возможное для отца. Я воспряла духом.
    Вчера,  последний день  Пьера в Комаровке,  мы много гуляли.  Сходили в  бывшую усадьбу нашей Салтычихи, как гласит предание. Потом навестили корову с козлом. Козел уже  бежит  ко мне, как только увидит. Корова все больше лежит, видимо скоро отелится. Возле летнего домика, где жила, когда то, семья из Душанбе, а теперь живет наша знакомая желтоглазая собака Кузя, увидела женщину. Спросила, ее ли это дом. Она ответила, что снимает его.  Я спросила:  у Кузи был еще брат, года полтора назад, почти вылитый,  только чуть похуже видом. Где он?  Ей рассказали, что видели, как бомжи разделывали его, что бы зажарить… - А где пес, который бегал с Кузей последнее время?  (Я рассказывала  Вам, как он обесчестил нашу бывшую невесту Жанетту).
  - А, это Шарик? Так он убежал за сучкой через мост (имеется ввиду железнодорожный мост через Клязьму), туда убежал, а обратно не может вернуться – боится. -  (Стимула то нет!) - Его, говорят, видели возле Болшево…-  Вот такие дела с собаками. А козлика она похоронила. Его нашли возле железной дороги. Непонятно что с ним произошло. Она о нем очень горюет, говорит, что держала бы и зимой, Прокормила бы и его. Она работает в столовой и носит еду. Козлика ей просто отдали. А мальчишки, ведь он везде бегал, подожгли ему копытце, поэтому он и хромал. Сейчас у нее, только что взятый щенок. Подрастет, тоже будет шляться как все,  где попало…  Несколько кошек.  Хорошая тетка. Я ее помню, она была сильно пьющая. Но про нее другая история.
     Потом мы ходили смотреть щенков Жанетты. Их там целый табун, или отара. Даже не знаю, как сказать.  Дети открыли ворота,  и  Жанетта выскочила, а за ней это стадо смешных симпатяг ринулось!  Девять. Как семечки…  Что за безрассудные люди. Эта тетка, эти хозяева, тоже. Куда можно пристроить такую кучу бастардов?
 Мимо нас проехали  две  стройные девушки  на лошадях. Красиво  Странная жизнь вокруг.
Вечером Дорман устроил утку в яблоках, потом мы  все поехали посмотреть старинный дом,  принадлежащий хозяину ткацкой фабрики недалеко от нас, на Майке.  Дом возраста нашего дома, огромный, с башнями и ротондами, с балкончиками и террасой. Башни покрыты то ли бронзой, то ли медью, до сих пор блестят, только позеленели. Резные украшения. Водосточные трубы  сделаны в виде фигурных колонн. Недавно еще в нем жили фабричные, а теперь выселили, забили окна досками, чтобы не лазили. Что-то собираются с ним делать. Может, реставрируют эту красоту.

  Давид - 10.09.07.   
  Видите, как работка даже за компьютером возвращает бодрость. Слава Демуровой!
  А Ваши описания гулянья с козлами, коровами, собаками, странной хозяйкой, кошками, кучей щенят и двумя загадочными всадницами напоминают какой-то фильм - сюр полный. Вот так эти режиссеры и создают странные кадры - просто берут из жизни, но то, чего мы не замечаем и не сопоставляем, а у Вас эта способность есть - подмечать массу несоединимых деталей, вот вместе и получается "странный мир".  А если туда еще добавить неподвижную девицу в сари на балконе - ну вопче! Гринуэй! И еще забитый досками дом с медными башнями... Сюр надо снимать в Комаровке. Но это - после Вашего описания. А это есть везде - только не видим, слепые. Единственное, чего я - иногда - от Вас хотел (я опять за свое): не всегда ограничиваться описанием виденного и хоть чуточку заглянуть за поверхность. А для этого малость включить воображение и фантазию - их у Вас ведь тоже не занимать. Ведь даже на фотографиях видно гораздо больше, чем есть на самом деле - а уж у кого больше "объективности", чем у ОБЪЕКТИВА. Но Вы из былинки делаете огромное существо - и этого достаточно, чтобы открылась какая-то новая ее суть. Надоел?
    Какие сложные процедуры у Андрея. Для этого нужно большое мужество (даже чтобы лечиться).
    (Впервые дошло, что эту собаку зовут Кузя - вроде не слышал раньше. Ведь Кузя - это все мои дети! Правда, по очереди. Все равно безобразие.)
        Целую. Д.
 
   Галя - 10.09.07.
   Вы написали замечательное письмо. Но хочу сказать, что Вы хотите от меня, что я и так даю. Вы же только что сказали, что я вижу то, что другие не замечают. Так разве именно это я и не излагаю? Я не способна сочинить, но увидеть больше остальных – способна. Вот и не видят люди, что вокруг происходит интересная жизнь, а им кажется, что все плохо, как например, моей тезке. Вчера  был в гостях Виняр и мы как старые (хотя ему совсем еще мало лет) вспоминали наши окрестности в прошлом. Он так слушал, так уговаривал записать, но ведь я могу только потому интересно рассказывать, что вижу чуть больше остальных. Такие детали, которые не замечают другие. Даже, когда я «сочиняю» свои чувства, я тоже просто вижу в себе то, что другие бы в себе не заметили, может быть - не поверили себе.  Ну, скажите, как в моем возрасте полюбить, да еще после такой жизни, когда уже кажется,  все отдала?
   Да, я вижу больше, но не сочиняю. Увы.
Я и сама не знала, что этот пес Кузя, я придумывала ему разные имена, но в основном звала Желтоглазым. Но если мою картину дополнить описанием странной хозяйки странного дома, то будет полный сюр. Начнем издалека.

                                   ФЕДОР
    В Комаровке жил да был, Федя. Бог и родители наделили его ростом, красотой, осанкой. Федора  немного  бы, воспитать, обучить, и был бы как один из героев нашего, да и не нашего, кино. Его возраст – когда мы приехали в Комаровку (1966г.) – чуть больше двадцати.  Женился на странной бабе – она, как и он сам – мордва. Женщина из тех, у кого на лице печать идиотизма, видимо нарушение каких-то  эпифиз – гипофиз.  Или олигофрения.  Но это  – ошибка,  просто расширенный лоб и нос, почти без углубления в переносице – ибо она была не так уж и глупа, как потом выяснилось. Непривлекательна. У них  родилось двое детей.  Но это где-то в стороне от нашей жизни,  а мы общались с Федором, как с толковым электриком. Он и работал  электриком на заводе строгого режима, с особой охраной, когда проверяли всех. Но при этом выносил и вывозил с завода  разную необходимую в быту электрическую арматуру, сваренные из нержавеющей стали баки -  до сих пор мы и многие  иные пользуемся ими. Ставил водяные насосы на стальных трубах (когда и просто железные купить было трудно). Чинил проводку, заменял сгоревшие пробки, переключатели. Трубы. Шланги. До сих пор поливка в нашем саду через такие  шланги. Крепкие оказались.  Мог, так  же легко, как на заводе,  у нас стащить и продать соседям, например, наш насос. Но обаяние  обезоруживающее. Настоящее, мужское. Потихоньку спивался. Заработав у нас, пропивал и тут же приходил занять до получки. Обычно обращался ко мне. Я не могла  отказать ему в займе (слаба,  до мужской привлекательности). Не всегда, но старался долг вернуть. Честь мужчины! Не деньгами, так товаром, подчас необходимым, ведь в продаже ничего не было. То шайбы, то гвозди. Да мало ли что в хозяйстве тех времен нужно. Вон и лестница на чердак, что возле дома снаружи – его работа. Где-то сварил раму. Поставил, приладил ступеньки. Мотор перемотать, или  достать другой, если  сгорел совсем.
И вот так, пропивая свою жизнь, а одному иногда скучно, стал приучать к выпивке соседа  - дом рядом. Некий Сережа, похожий на цыгана. Яркий. Худенький и смуглый. Но уж слишком молод для компании. Только что вернулся из армии.  С Сережей, до его ухода в армию, я частенько виделась, когда выводила свою собаку, потому что и он старался в это же время вывести своего пса. Разговаривали. Ох, как это давно было. И он смотрел на меня с некоторым обожанием, тем более что я  была с ним, как с равным. Потом, после армии,  он уже только здоровался. Стеснялся. И вот с этим Сережей они и начали попивать.
 И уж как  случилось, что Сережа в один прекрасный день свел со двора Федьки его тетку вместе с двумя детьми. О разнице в возрасте, уж не говорю. Дети были лишь слегка  моложе нового отца. Увел в соседний дом, а потом, чтобы уж совсем присвоить, даже куда-то дальше от Комаровки.  Страдания покинутого мужа и отца мне неведомы, но видимо после этого он вообще пал духом. Пил напропалую.
Стали видеть его изредка с женщиной. Тоже любительницей выпить, одинокой, судя по всему.  Лицо у нее доброе, она всегда здоровалась, несколько униженно, с виноватой улыбкой. Именно поэтому я старалась всегда ей ответить.  И однажды, не так давно, узнали, что Федора нашли мертвым.  И где бы Вы думали?   Да, возле реки, просто как в диккенсовском романе, именно возле холодной, заросшей камышом и прибрежной травой, реке, уже замерзшим, кажется  даже в том самом странном  дворе с  забором из ржавого кровельного железа, куда забежал недавно мой Риччи.  Вот почему мне было страшно одной  подходить и искать дырку, чтобы его высвободить. Я ведь помнила эту историю со смертью Феди. Там  собирались и выпивали темные личности. Чувствуете, все сосредоточено в одном месте.  Эти странные халупы у подножия железнодорожного моста с неожиданными людьми, которые появляются и исчезают…  Это ли не мир  героев Диккенса. Как  закончил жизнь Федор? То ли отравился некачественным зельем, то ли ударили бутылкой, то ли вообще пришло время, хотя он еще относительно молод был. И мы все жалеем, вспоминаем о нем, не иначе, как добрым словом. Хвастался здоровьем, когда я последний раз его видела: - Вот, Сергевна,   про меня говорят, что я много выпиваю. Да, я пью, но здоровье есть, а ведь мне уже за 60! Правда, зубов нет.-  Через год его не стало, 
И теперь объявилась та  одинокая женщина, подруга последних дней нашего соседа Федора, которая привечает бездомных собак и даже козленка. Ее тянет  на это место, а может, здесь благополучные  люди не селятся, а только разные  со дна? Не старая женщина,  с добрым лицом, с  любовью к животным, за которыми не хочет или не может усмотреть. Их съедают,  они шляются, где попало,  подыхают неизвестно от чего, а она упорно привечает новых. И именно в этом доме, три года тому назад,  жила семья моей приятельницы Джамили.

 А прекрасную индианку в лиловом сари видела последний раз  со своей тезкой. Я ей показала рукой на балкон, а она  совершенно серьезно заметила, что  грудь не настолько хороша, чтобы так смело обнажать. Я  предложила посмотреть внимательнее, она не  сразу поняла, что это манекен. Но индианка покинула нас. Видимо ей показалось, что уже холодно стоять на ветру…
   Есть папа, владелец  того большого дома  с балконом  - весьма привлекательный господин - отец  пятерых детей со сказочными именами – Илья, Елисей, Василиса, Аленка и Марья, да еще бернская овчарка  Жанетта и стадо  ее  щенят. Папа  при нас привез троих младших детей на машине, а  его ближайшая соседка  (как раз в этот момент мы с Пьером были  там), спросила, куда это они  ездили.  За папу ответила средняя Василиса, что она и Елисей были в музыкальной школе, они учатся играть на скрипке, а она еще и на рояле.
    Папа, к сожалению, что-то сдал с тех пор, как мы с ним познакомились на собачьей почве.  (Риччи и Жанетта  вместе гуляли, когда обе собаки были щенками.) И  тогда папа  сказал мне, что у него скоро будет еще сын. Так вот этому сыну Илье уже года два, а папа скривлен, даже ростом стал ниже,  соседка наябедничала, что его скрутил радикулит. И еще сказала, что его зовут Игорь, а  две старшие девочки его  жены от первого брака.
А сама эта соседка, стала мне кланяться, когда мы еще раньше встречались на прогулке  с ней  и ее собакой, которая сильно хромала. И вот теперь собаки нет,  и соседка хочет снова завести овчарку, а не хочет брать щенка Жанетты от неизвестного отца.  Она  допытывалась, почему я интересуюсь  щенками и знаю ли я, кто их папашка.  Я сказала, что знаю, но тайну Жанетты не выдам. (Здесь надо непременно рассказать, от кого, все-таки, у Жанетты щенки).  И у  соседки тоже  очень большой дом.  Пьеру все интересно у нас. Пьер  представился  ей, узнал, что ее зовут Вера,  и мы  спросили, почему этот дом разделен на две половины. Оказалось, что они с мужем развелись и теперь у каждого своя часть.  И тут как раз появились прекрасные всадницы…

    Этим рассказом я отвлекла себя от мыслей. А они неизбежны, пока не пройдет, хотя бы эта неделя. Я жутко волнуюсь. Мне чудятся  страсти.
    Объявилась Гэ.  Она еще неделю  занята, а я тоже…  Между нами пробежало некая  кошка,  но надеюсь при свидании это  уйдет.
    Думайте обо мне. Мне от этого легче.  Ваша Г.

     Давид - 11.09.07.    
     Больше не буду Вам голову морочить. Только я ведь не о "себе", а о внешнем мире. В себя проникать не надо (почти), кажется, что все на ладони. А вот окружающий мир нам показывает только внешнюю оболочку, особенно люди.
Но обещал - не буду, и не буду. Тем более, что такие интересные рассказы о Феде и других. Не знаю как насчет Диккенса, но фантасмагория та еще. Там и смешное и страшненькое рядом. Если об этом слышал Виняр, то он прав в своем желании, чтобы Вы это все записали. И как можно подробней. Потому что в них половина прелести - в неповторимых странных деталях, которые только и может сочинить жизнь, ошибочно называемая "реальностью". Реальность только там, где ее сочиняют соцреалисты. Сколько же у Вас еще нерассказанного!?
    А не волноваться невозможно. Поэтому я молчу. Но отвлекать себя         правильно и надо. А думать о Вас я думаю довольно исправно - куда же денешься :) И надо верить в еврейское "ихье тов!" - все будет хорошо!
  Непонятно, что и как может пробежать между Вами и Гэ. С Вашим-то характером. Вы, конечно, хоть молчите, но тоже нервничаете из-за ее затяжек и пауз. (А я еще подскалдыкиваю, негодник, больше не буду.) Но Вам ее и ждать не нужно. То, что осталось сделать, в основном касается только верстки - и этого уже никто кроме нее не сделает. Ей только нужно уточнить, какие еще тексты следует (или не следует) перевести - если кроме Феди некому.
   Целую, Галочка. У вас там холод непомерный. А у нас потиху спадает, 29 - уже легче жить. - Д.
 
   Галя -11.09.07.
   Скорее всего, я понимаю, чему Вы меня хотите научить, но это не в моих силах. Больше того, что есть, не выжмешь.  Ни в коем случае не бросайте свои попытки меня морочить. Очень полезные попытки.
   Еще с БЗ мы частенько задумывались над судьбой мужиков в России. С тех пор, как поселились в Комаровке, у нас на разных работах побывало много  их, разных. Жалею, не записала историй и имен. Но некоторых помню.

       ЮРОЧКА
 Этот по части насосов. Мы тогда только что решали водоснабжение.  Он  ставил нам насос. Видимо еще тогда не было в нашем распоряжении Феди. Такой симпатичный, светлый паренек.  Что - то писал, приносил  свои тетрадки. Тоже постепенно спился.  За что-то  посадили.

     МИШКА-МОРЯК
  Здоровый, широкий, мордастый.  Голос как у дьячка – низкий. У него была  морская поговорка: - У меня не потечет. -   Она особенно хорошо звучала, когда пускали воду.  Помню, мы делали ремонт, и я решила отвинтить все старинные ручки на дверях, чтобы потом их вычистить и привинтить освеженные. Он ходил с ломиком, вместо отвертки, и  когда я роптала, что он уродует ручки и дверь, он  густым  басом говорил:
– Не боись…   У меня - не потечет! - Поехал в отпуск на родину, и больше мы его  не видели.  Там, как потом слышали, выпил спирт  и отравился насмерть.

     НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ СМИРНОВ
 Сэр -  такая кличка, а вообще, то, Ник-Оо-лай. Мы с ним оба из Владимирских краев, там  на «о» выворачивают. - Ну, к-Оо-нешно, в КОоврове Оогурцы по кОопейке, - мы с ним  частенько предавались воспоминаниям  о родном крае.
     Коля механик,  жил в том же доме, где и Федя, только с другого конца.  (Дом, вроде барака на три квартиры).  Коля был очень носатый, да еще этот нос имел красноватый оттенок, но нос его не портил.  Зато жена у него была белотелая, рассыпчатая блондинка   Тонечка, и она не понимала, за что я люблю своего мужа (так мне донесли добрые люди).  Славный был человек этот Сэр. Очень много нам помогал – особенно с машиной.  Ну, и конечно, уж «кОонечно», тоже выпивал.  И была у него присказка:  - Всё путем… Так  осенним вечером, были сумерки, поехал на велосипеде за бутылкой, его и сшибла машина, прямо возле Комаровки. Именно, в пути…
   До сих пор дружу с его сыном Сашей, частенько вспоминаем Колю  добрыми словами.

   А мужа соседки Зины, у которой длинные волосы (мой рассказ о ней), правда, с ним мы избегали  иметь дела, подлый был мужик,  убили на дежурстве, он  работал охранником.

      ФЕЛИКС
 (напротив колодца), электрик. С ним было интересно поговорить. Этот свалился с крыши сарая. Но  не по пьянке, он не из тех, а просто беда. Строил голубятню.

  И только одна старушка (в смысле не мужчина и не от водки) упала в речку, когда гуляла. И утонула.

  С Галэ уже все в порядке. Мы обе быстро поджали хвосты. Я объяснила свою холодность,  холодом, она пообещала поскорей заняться.
  Сегодня еще холодно, но уже не так свирепо, как вчера. Я собирала яблоки в ящики. Если боги послали такой урожай, значит так надо. Грех его загубить. В этом году яблоки висят низко, так что срывала руками, а не съемником, который царапает их. А тогда они не лежат. Собрала не менее 70 кг.  А сколько еще висит!  Антоновка – ценное яблоко. Если хранить, то пролежит месяца три.
  С Андреем договорились так: его везет Федя, потом Федя уедет на работу, а Татьяна Михайловна (сватья) сидит в клинике до окончания операции. Далее звонит мне о результате.

   Галя - 12.09.07.
   Давик, спешу сообщить, что операция закончилась, прошло все нормально. Андрей  воспрял духом, пока еще, правда, не отошел наркоз от ног, завтра уже сможет подняться.  Я тоже воспряла, в надежде.   

   Давид – 12.09.07.
   Примите первое поздравление! Дай бог и дальше пойдет хорошо! Давид.

   Галя – 12.09.07.
   Благодарю. У меня теперь совсем другое настроение.
 Я даже не знаю, как прожила утро, потому что очень долго не было его из операционной. Уложили в 10. 40,  вернули в начале третьего. Но зато уже сам звонил, и уже хвост морковкой. Он третий пациент на новом способе. Двое лежат рядом с ним в палате. А у него радость, что прошел этап, преодолел, да и надежда, что вдруг это поможет. Но в любом случае все остальные способы остаются возможны.  Даже этот, если допустим, повторно.

    Давид – 13.09.07.
    Раз просите - не оставлю.
    Все эти зарисовки про пьяные (и трезвые) смерти хороши. Зарисовки - это вообще Ваш стиль. Они сами собой хороши и обработки не требуют.
Но ведь бывает и проруха. Когда в зарисовке нет соли.  (История о Джамиле). Одна благость. Вот  и прицепился. И вот в этом случае я и предложил заглянуть за фасад. И не сочинять - а проникнуть мысленно. У вас же есть опыт жизни, знания других людей и их жизни поближе, судеб, - и воображение. Конкретно - но только для примера: а представьте, от чего уехала эта благостная семья, что им там пришлось пережить? А как они живут ВНУТРИ дома - чего им стоит эта видимость благополучия и хорошего настроения, со сколькими гадами и унижениями они могут - и не только. Он - встречаться на чужбине.  В нашем сложном сволочном и бандитском мире. И чем люди лучше - обычно - тем им труднее.
Понятно, нужно все это знать и видеть, но ведь мы знаем и о других схожих ситуациях, видим и других схожих людей. Да, м б это и не Ваше - но Вы ведь не пробовали. И не знаете, как это увлекательно - когда внутри Вас начинают жить и действовать живые люди, да так ярко и подробно, будто вы их в кино рассматриваете. Стоит только попытаться начать, увлечься - и............
Я когда делал свои опыты с прозой, сначала мог писать только о прожитом. Но когда попробовал о ДРУГИХ и даже о совсем придуманных (П.П.П.), то увидел, что это в тысячу раз увлекательнее.
(Рассказывайте дальше - запасы не иссякают! Надеюсь, все это "подшиваете"!) – Давид.

   Галя - 13.09.07.
   Значит, я уже спокойна, результат может быть любой, но этот этап миновал. Было много подводных камней, опасность прожечь лучом что-нибудь нужное,  потом у него поднялось давление, а он и не подумал о нем, могли быть осложнения от наркоза. Но это пройдено. У него хорошее настроение. Надежда.

Читаю Ваши наставления с интересом и надеждой попытаться подумать или попробовать.  Не оставляйте  меня.  Я обучаемая. 
Смотрите – я наблюдала эту семью все лето и только осенью решилась приблизиться.  Я не любопытна – ни о чем не спрашивала у них. Я не знаю, почему у отца нет работы в Душанбе. Я не знаю, что он  вообще  может делать и что делает здесь.   Но я описываю, что у девочек нет настоящей еды – чай и белый хлеб.   Показываю, что мама не занимается с ними – мои подарки не распакованы.  Мама ничего, почти ничего не умеет (с гордостью говорит, что не умеет готовить плов – муж готовит). Дом не отапливается, девочки все время на дворе, там теплее.  Прилетели  как стая птиц и улетели. Как  птиц я  не знаю по имени, так и этих взрослых,  знакома  лишь с птенцами. Даже за эти короткие встречи, я что-то успела дать детям. Все это скрыто в коротком рассказе. Если этого не видно, то Вы правы. Едва ли спасет рассказ добавка, что на родине им  не платят за работу, хотя работа есть. Я это не могу аргументировать. Можно рассказать, что мама, видимо, совершенно не занимается с дочками. 

  ГОЛУБОГЛАЗЫЙ ВАСЯ.
   Маленький, плюгавенький блондин, глаза наивные, как небо.  Появился в первые годы, как мы приехали. Построил  на болоте  бытовку, отхватив кусок твердой почвы у  жителя Комаровки, благо у того  забор был ветхий.  Там устроил мастерскую, спальню. Смастерил себе свет, подключившись к проводам, поди узнай…  Был мастер на все руки. Особенно по машинам и разным выдумкам, например,  смастерить бойлер из ребер от холодильника…  Но  работал лишь на короткую дистанцию, пока его интересовало  дело.  Как только начинало получаться, он  мог бросить работу. Электрика, починка машин,  сварка кузовов, но все это лишь попутно, а главное – изобретал. Однажды его попросили починить автомобиль. Пока хозяин ждал результата, Вася снял колеса, приладил к машине  полозья и  гонял на заснеженном поле,  как на вездеходе.   Его влекло новое.  Нашему соседу Бубе  (внучатому племяннику К.С. Станиславского), он привез огромный вагон.  Как он его довез на катках – непонятно. (Стоит до сих пор,  в нем гараж получился.)
 Начал чинить машину друга Бубы – машина по тем временам невиданная  – на таких ездят  в пустынях. Васе было интересно посмотреть, из чего она сделана. Он ее разобрал до косточек, унес к себе мотор, якобы чинить, унес большие  невиданные колеса, а  детали машины так и остались  валяться на  нашем общем хозяйственном дворе,  навсегда. 
Но главная заслуга Васьки –  дом, который воздвиг Буба,  по его проекту.
   У Бубы  - одного из наследников семьи купцов Алексеевых, был дом-шале, перестроенный из каретного сарая,  как гласит молва, по проекту самого Васнецова.  Вася предложил Бубе свой проект – сделать из шале  - трехэтажный дом, опоясав его металлическими трубами, сваренными между собой. «Дом тебе  не будет  стоить почти  ничего! Трубы – смотри – кругом стройки, труб – навалом. Я сварщик».  Вася притащил трубы, аппарат, нацепил темные очки и принялся варить. День, два. Неделю. Потом его пыл начал иссякать. Тогда он пригнал своего зятя. Зятя тоже  хватило не больше чем на неделю. И Буба сам полез на эти трубы. Он научился варить. Да и поставка труб от Васи  задерживалась.  Буба  по ночам уносил трубы  со строек, благо вокруг нас строили много. По ночам и варил, так как  времени у него было мало, он  работал в Москве.  Выглянешь в окно – во тьме светится белое пламя где-то среди крыш и деревьев. Но Вася не бросил его: консультировал, проверял швы, привозил кислород. Сроки не упомню, но, наконец, сварка закончилась и  конструкцию из труб, накрыли крышей. И тогда под руководством Васи была вынута крыша старого дома.  Так возник  облик того дома, который мы уже привыкли видеть. Сейчас в нем живут Дорманы.
   Судьба самого Голубоглазого Васи теряется во времени. Сейчас в его «лаборатории» живут приезжие рабочие, я тут случайно с Пьером сбилась с тропинки, попытавшись пройти прямиком через поле. Хорошенькое местечко среди болота. Вполне таинственное, и попасть туда можно  только ошибкой. 

Рассказ : «Святая  Инесса из Комаровки» можно прочесть
 http://www.proza.ru/2008/08/01/207

         Читать след главу http://www.proza.ru/2016/05/12/1985


Рецензии
С Днем Победы, дорогая Галина Сергеевна!

Здоровья и счастья Вам и Вашим близким!

С теплом,

Ирина Литвинова   08.05.2016 15:09     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Ирина.
Вас,ото всей души, С великим Днем Победы.

Кенга   08.05.2016 15:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.