На этой стороне радуги. Притча о ванской кошке

(фрагменты)

Пролог

Впервые я услышала о существовании ванской кошки в году 1970-ом, когда мне было лет одиннадцать.  Актер Театра имени Станиславского дядя Адик Селимханов, муж народной артистки Егоровой, как-то рассказал, что у них дома живет ванский кот, который спит в ванне с водой.  С тех пор прошло очень много лет, я училась, работала и совершенно не интересовалась кошками.  И вдруг в 2001 г. нежданно-негаданно в моей жизни появилась первая кошка.  Она упала в вентиляционную шахту, находящуюся в стене моей квартиры.  После многочисленных попыток моих соседей, знакомых и даже целого отряда спасателей кошку удалось вызволить.

Через время знакомый сирийский армянин из Филадельфии предложил мне записать историю о том, как она была спасена, что я и сделала, а так как у кошки на шкурке были ванские отметины, этот рассказ дополнился сказкой о ванской кошке и рассказом о том, какое отношение порода «вана-кату» имеет к Армении.  Такое изменение сюжета затронуло настолько сложные и трагические вопросы, что мое повествование переросло за рамки сказки для детей.  «Продвигаясь по следам» ванской кошки, я искала ответы на вопросы, которые появлялись у меня по мере развития сюжета.

Как бы парадоксально это не звучало, порода турецкая ванская кошка, как она была официально зарегистрирована в большинстве фелинологических организаций, своими корнями уходит в армянскую историю, культуру, искусство и литературу.  Материал, который мне удалось собрать о Ванской кошке, был скорее похож на разрозненные фрагменты разбитой мозаики, которую предстояло заново собрать, восстановив утраченные куски.  Это было достаточно увлекательным процессом, так как я приходила к самым неожиданным открытиям.  С легендой, рассказывающей о том, как у ванских кошек появились отметины, которые называются «Божьим благословением», в мой рассказ вошла тема Ноя и Ковчега, приставшего к горам Араратским .  Теперь я склонна думать, что не случайно Астхик упала в шахту в стене моей квартиры.  Благодаря этому я не только получила кошку, похожую на ванскую, но и объяснение сокровенного значения горы Арарат.

1.

С Араратской долины зимой в ясную погоду в очертаниях вершины Большого Арарата отчетливо видно лежащую девушку, которая, кажется, пристально всматривается в небо, словно пытаясь разглядеть ту звезду, с которой она пришла. В народе говорят, что это Астхик - дочь Ноя …

- - -
Когда с неба перестал лить дождь, а воды Потопа все еще покрывали землю, жена Ноя, Ноем, родила прекрасную золотоволосую девочку с лучисто-белой кожей и лучезарными глазами. В окно в крыше Ковчега днем можно было увидеть только небо над головой и воду вокруг Ковчега, а ночью на небе появлялись мириады звезд, которые отражались в глубоких водах, и поэтому казалось, что звезды повсюду. Ной и жена его Ноем еще раз посмотрели на звездное небо, которое им было видно через окно в верхней части Ковчега, переглянулись и решили назвать свою новорожденную дочь Астхик - Звездочка.
- - -

2.

Ярко светило солнце, хотя накануне ночью шел снег, и все вокруг было ослепительно белым.  Астхик сидела на подоконнике и смотрела на величественную гору с двумя белоснежными вершинами, которые, казалось, парят в голубом небе скорее похожие на крылья гигантской птицы, каждое утро поднимающейся высоко в небо, чтобы укрыть землю от палящих лучей солнца. 

Астхик и Аревик любили играть вместе, но во время игр Астхик делала короткие перерывы, запрыгивая на подоконник, чтобы взглянуть на гору, и только потом продолжала играть с Аревик.  Аревик заметила, что ее любимица особенно грустит на закате, когда легкий ветерок дует с горы Арарат.  Астхик вдыхала воздух, принюхивалась, и слезы выступали у нее на глазах.  А когда наступала ночь, и Аревик ложилась спать, Астхик снова поднималась на подоконник и смотрела на небо, так как гору было плохо видно в темноте, а в небе сияли звезды, две из которых сверкали ярче других, и казалось, что они крупнее и ближе.  Их блеск напоминал Астхик о добрых, цвета янтарного меда, звездно-лучистых глазах её мамы.

Как-то Аревик проснулась ночью и, найдя Астхик у окна, была удивлена и обеспокоена таким поведением подруги.  И хотя Астхик не хотела беспокоить свою обожаемую Аревик, она ничего не смогла ей объяснить.  Как могла Астхик поведать Аревик, почему она так пристально вглядывается в гору?  Как ей было рассказать Аревик, что там, на более высокой вершине, осталась ее мама?  Астхик не говорила на языке Аревик: она была кошкой

3.

Была теплая весенняя ночь. Полная луна вышла из-за гор и поплыла по звёздному небу, касаясь волн своим золотистым шлейфом.  Гнездо находилось в пещере на склоне одной из гор, которые несколькими рядами обрамляли Море со всех сторон.  И хотя Моря не было видно, они слышали шум набегающих на берег волн.  В ту ночь родилось трое котят: два сына и дочь.  Мать облизала их по очереди и стала кормить молоком.  «Я так счастлив, дорогая.  Наши дети такие замечательные!» сказал Папа.  Они решили назвать сыновей Тигран и Ваагн, но никак не могли выбрать, как назвать дочь: Анаит, Шушик, Мане  ...  С гор подул предрассветный холодный ветер. Мама подняла голову и увидела, что рассвет забрезжил над спящими горами и селом и своим дыханием, словно свечки, погасил звезды на небе.  Только над горой Немрут все еще была видна одна звезда.  Это была Арусьяк, звезда с пятью лучами, звезда богини Астхик.  Мама посмотрела на свою новорожденную дочь.  Она была очень красивой, и у нее было маленькое пятнышко на левом плечике, которое как звездочка заискрилось золотистыми лучиками во мраке их пещеры от первого луча, проскользнувшего в гнездо.  «У нас есть Ваагн , так пусть будет и Астхик» сказала мама.  «Доброе утро, Астхик» сказал папа самой младшей из котят.  «Интересно, какого цвета будут ее глаза?  Медово-янтарными как у меня или небесно-голубыми как у тебя?» размышляла вслух Мама.  «При любом цвете глаз, она будет красавицей» ответил Папа и продолжил: «А мне пора идти на охоту, у нас теперь большая семья".

Через неделю у котят начали открываться глаза, и они, уже различая очертания окружающих предметов, могли передвигаться внутри гнезда.  Прошла еще одна неделя.  Астхик проснулась от нежного аромата, который принес в гнездо весенний ветерок.  Неуверенно передвигаясь на слабых лапках вслед за ароматом, Астхик подошла ко входу в пещеру. Астхик сделала глубокий вдох.   «Это аромат яблонь, цветущих в садах у подножия гор» услышала она голос Мамы. Астхик сделала еще несколько шагов, и вдруг ее глаза полностью раскрылись, и она увидела дневной свет.  Мама выглянула из гнезда. «Сегодня Вербное Воскресенье, и все почки и бутоны на деревьях раскрылись. Слышишь, словно тысячи колокольчиков звенят в воздухе» обращаясь к котятам, сказала Мама.

4.

В тот день Ной как всегда начал свой обход с кормления слонов и бегемотов.  Пока он чистил слона щеткой на длинной ручке, странный звук привлек его внимание.  Это было какое-то щелканье или царапанье, и слышалось оно из-под кормушки для слона, в которой лежала сухая трава.  Ной разгреб траву и под ней увидел маленькую серую мышку.  Ной удивился: «А эта откуда, я не брал ее на Ковчег».  Пока он рассматривал мышь, издалека послышались крики жены, звавшей на помощь.  Ной изо всех сил бросился бежать наверх.  Когда он вбежал в помещение, в котором находилась колыбель дочки, его глазам открылась следующая сцена: Ноем с младенцем на руках стояла на столе и круглыми от ужаса глазами смотрела вниз на пол, где парочка крыс грызла зерно, рассыпавшееся из прогрызенного мешка, а на полу было разлито молоко, и валялись черепки разбитого кувшина.  Увидев Ноя, крысы, словно зная, кто главный на Ковчеге, нехотя и медленно переваливаясь, сквозь дыру в стене уползли в соседнее помещение.  И хотя Ной и этих не брал в Ковчег, он успокоил жену и помог ей спуститься со стола со словами: «Тоже твари Божьи».

5.

Аревик уже исполнилось пять лет.  Она живет вместе с бабушкой в небольшом селе, расположенном на Араратской долине. Родители Аревик уехали на заработки в какой-то далекий город, называющийся Лос .  Они обещали Аревик, что скоро приедут и купят большой новый дом и больше никуда не уедут.  Прошло уже больше года, а они все никак не приезжали.  Как бы ни скучала по ним Аревик, она старалась скрыть это от бабушки, чтобы не огорчать ее.  Как-то ночью в начале лета Аревик и бабушка проснулись от громкого мяуканья.  Бабушка решила было, что кошка залезла к ним в дом через окно, чтобы полакомиться курочкой, сваренной Бабушкой накануне.  «Ах, воровка, воровка!» ворчала бабушка.  Потом бабушка и Аревик поняли, что мяуканье раздается из одной из стен дома.  Папа Аревик - Арам, когда-то начал строить из кирпича печку, а потом заделал отверстие в стене наглухо и уехал, а отверстие для трубы в крыше так и осталось. В него и провалилась кошка.  Кошка громко мяукала весь остаток ночи и все утро.  Днем бабушка начала звонить родственникам, чтобы кто-то пришел и спас кошку.  Дядя Ашот пришел сразу же, как только поговорил с бабушкой.  Он принес длинную веревку и один конец веревки спустил в отверстие в крыше: веревка опустилась на восемь метров.  Из-за того, что отверстие было узким, туда не попадал свет, и не было видно дна, поэтому нельзя было разглядеть и саму кошку.  Только иногда можно было увидеть, как в темноте, словно горящие алые угольки, сверкают ее глаза.  «Бедный котенок, что за неудача, как ты упал туда?  Как же достать тебя, туда невозможно пролезть», сказал дядя Ашот. Он закрепил веревку, чтобы кошка смогла подняться и вылезти оттуда.  Но она все не вылезала, а только мяукала.  Вечером пришла бабушка Ануш вместе с собачкой Диной.  Они обычно гуляли около дома Аревик каждый вечер.  Дина вплотную подошла к той стене, в которую провалилась кошка, встала на задние лапки, передними оперлась о стену и тихо залаяла.  Кошка сначала замолчала, а потом что-то жалобно промяукала в ответ.  После этого Дина приходила каждый вечер и тем же способом разговаривала с кошкой.  На второй день пришли сыновья дяди Овсепа.  Они поднялись на крышу и бросили в отверстие немного хлеба и колбасы.  Видимо, кошка поела и уснула, потому что перестала мяукать.  Мальчики постояли кружком, поразмышляли о том, каким способом помочь кошке, а потом ушли.  Но вскоре вернулись с рейками и построили некое подобие лестницы, чтобы кошка могла подняться по лестнице и вылезти наружу.  Но кошка не вылезла и продолжала жалобно мяукать.  На третий день пришли дедушка Петрос и бабушка Карине.  Дедушка Петрос привязал к веревке кусок материи и бросил в отверстие.  Кошка начала громко мяукать, и казалось, что она атакует ткань.  «Кажется, что это огромный котище», сказал дедушка Петрос.  «И дерется, как тигр», воскликнула бабушка Карине.

В течение последующих дней приходили другие родственники и знакомые, но никому не удавалось спасти кошку.  На седьмой день пришла подруга мамы Аревик тетя Мариам с дядей Тиграном.  Он был ветеринаром и профессиональным спасателем.  Дядя Тигран поднялся на крышу дома, завязал на конце веревки несколько узлов, встал на колени около отверстия, спустил конец веревки с завязанным узлом, и через несколько минут кошка была у него в руках.  Она тряслась всем своим тельцем, была слабой и грязной и выглядела очень несчастной.  «Это кошечка.  Ей около года», сказал дядя Тигран.  Пока дядя Тигран поворачивал кошку в разные стороны, чтобы убедиться, что она здорова и не пострадала при падении, ей на спинку упал солнечный луч, и темное пятнышко на ее левом плече блеснуло золотистым светом, словно звездочка сверкнула на ночном небе.  «Ее зовут Астхик»,  воскликнула Аревик.  После осмотра кошки дядя Тигран искупал Астхик во дворе, вытер ее большим полотенцем и произошло чудо.  Трясущийся котенок с прилипшей к тельцу серой шерсткой превратился в белоснежную пушистую кошечку с гордо поднятым красивым пушистым хвостом с черными и красно-каштановыми кольцами, красно-каштановой «челочкой и прической» на головке и черным овальным пятнышком на левом плечике.

Через время дядя Тигран и тетя Мариам снова навестили Аревик.  Дядя Тигран осмотрел Астхик, а тетя Мариам сказала: «После того, как удалось спасти Астхик, прошел почти месяц.  Можно сказать, что для Астхик это было второе рождение».  «Давайте отпразднуем этот день как ее день рождения» радостно воскликнула Аревик.  Тетя Мариам и дядя Тигран переглянулись, и тетя Мариам сказала «Тогда, Аревик, ты позовешь своих двоюродных братьев, сестер и друзей, а я принесу конфеты, печенье, орешки и другие сладости».  На следующий день тетя Мариам поставила на стол печеное, орешки и конфеты и усадила за него детей, потом она поставила Астхик на маленький стол и стала насыпать ей на голову орешки и конфеты .  Аревик и другие дети пели и танцевали, и казалось, что Астхик понимает, что это торжество в ее честь.  Астхик распушила свой красивый хвост, словно хотела показать, что она счастлива.  «А теперь, дети, я хочу рассказать вам о том месте, откуда пришла Астхик», сказала тетя Мариам.  Дети расселись на диване и приготовились слушать рассказ тети Мариам.  Тетя Мариам начала свой рассказ: «Недалеко от горы Арарат находится прекрасное темно-голубое озеро.  Оно такое большое, что его часто называют морем.  Это озеро Ван.  На берегах озера Ван и вокруг него живут Ванские кошки.  «А кто такие Ванская кошки?» спросила Аревик.  «Это порода домашних кошек, которые живут по берегам озера Ван, а потому, что они живут только там, их называют «ванакату», что означает «ванская кошка», объяснила тетя Мариам.


Рецензии
Кошки просто так в жизни человека не появляются. С Уважением.

Николай Пономаренко   15.04.2015 09:57     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.