Глоток счастья. Глава первая

В твоих руках растает и луна,
А звёзды верно, жёлтым воском станут.
Я, кажется, впервые влюблена,
Надеюсь, эти руки не обманут…
                        Наталия Пегас


Это было самое чудесное утро. Солнечный свет заливал улицу медовыми лучами. Королевский театр Ковент-Гарден смотрелся особенно притягательно. Множество людей проходили мимо, словно бы не замечая старинного здания, которое для артистов служило олицетворением истинного храма искусства. По улице стремительно шагала светловолосая девушка. Грациозная и весёлая. В её задумчивых глазах аквамаринового цвета, отражалось небо и белоснежные облака. Вот она легко открыла заветную дверь, и вошла в фойе. Даже не верилось, что всего месяц назад ей удалось получить работу в стенах этого театра. Пока лишь она выступала в массовке, зато была близка к осуществлению своей мечты, как никогда. На репетиции уже присутствовал режиссёр и главные исполнители балета «Жизель».
- Джулия, как хорошо, что ты пришла, - окликнула её помощница режиссёра, Фиби Коллинз.
- Я боялась опоздать на первую репетицию, поэтому пришла немного раньше.
- Чудесно. У нас возникла заминка. Так вышло, что нужно заменить одну девушку. И режиссёр выбрал твою кандидатуру.
- Мою? – переспросила Джулия.
- Да. Всё верно. У меня здесь записано, смотри. Джулия Сильвестри. Ступай в примерочную, примерь костюм. Через полчаса ты должна быть на сцене. Поняла?
Девушка кивнула, до конца не веря своему счастью. Она будет танцевать. Но теперь, её могут увидеть зрители. Какая удача!
Костюм не пришлось ушивать. Джулия посмотрела на своё отражение в зеркале и невольно залюбовалась. Яркие глаза, светлые волосы с золотистым отливом и матово-белая кожа. Всё это и правда, придавало ей почти мистическое сходство с вилисой. По задумке режиссёра мистера Сомерсета, у каждой девушки должна быть разноцветная вуаль. Для Джулии выбрали светло-лиловую. Прозрачная, почти невесомая вуаль не мешала движениям и при этом вносила необходимую ноту мистики в постановку. Режиссёр одобрил внешний вид новенькой, и попросил исполнить несколько па, чтобы убедиться в её природной гибкости.
Два часа спустя, Джулия стояла возле окна. Взволнованная и счастливая. Репетиция прошла хорошо. Все были воодушевлены предстоящей премьерой, которая была назначена на начало осени. «Теперь, осталось только сообщить об этом Саймону» - подумала она, вздохнув. Саймон Ривз был преуспевающим бизнесменом, и её женихом. Они встречались около двух лет, но с тех пор, как Джулия устроилась в Ковент-Гарден, их отношения заметно испортились. Саймон уверял, что ей совершенно не нужно работать, а после свадьбы они вообще покинут Англию и переберутся в Америку, где у него откроется новый офис. И вот теперь, она не просто танцует в массовке, она будет среди трёх девушек вилис, и возможно, её заметят, а там, и до новой роли рукой подать.
- Ну, какие новости? – поинтересовался Саймон, когда она села к нему в машину.
- Всё хорошо. Сегодня состоялась репетиция. Осенью премьера.
- Тебя ещё не собираются выгнать из театра?
- Пока нет, - ответила Джулия, отвернувшись.
- Ты что, обиделась?
- Немного. Просто я не понимаю, почему ты так не любишь мою работу? Я много лет училась, я  мечтала о балете. И сейчас у меня появилась возможность стать тем, кем я хочу.
- Великой балериной! – воскликнул Саймон. – А дальше что?
- В каком смысле?
- Тебе уже за двадцать. Ну, станешь ты великой мисс Сильвестри, и что? Ни семьи, ни детей. Сцена это конечно, хорошо. Это прекрасно. А через десять лет, ты никому уже не будешь нужна. Молодость быстро проходит, моя милая.
- Я знаю. Но я не могу жить иначе. Пойми, для меня это очень важно.
- Понимаю. Вернее, хочу понять. И всё же, мне кажется, ты совсем не думаешь обо мне. О нас. Ведь мы собирались пожениться, если ты помнишь. Так что если мы поженимся в августе, то в середине осени поедем в Нью-Йорк уже как супруги Ривз.
- Такое чувство, что ты уже всё распланировал наперёд, - заметила Джулия.
- Не стану отрицать. Я так привык. В конце концов, я деловой человек, и мне необходимо думать на год вперёд.
- А я, по-твоему, что должна делать? Всё бросить?
- Ты должна оставить театр. Раз и навсегда.
- Вот оно что… Почему это? Когда мы только начали встречаться, тебе льстило, что твоя девушка балерина. А теперь?
Незаметно они прибыли к дому. Продолжая напряжённую беседу, поднялись в лифте на десятый этаж и вошли в квартиру. Саймон и слышать ничего не хотел, о балете. Он утверждал, что у Джулии нет таланта, что она просто молодая и симпатичная девушка. И больше ничего.
- Если бы все так рассуждали, то меня бы не заметил режиссёр.
- Какой ещё режиссёр? – мистер Ривз нахмурился.
- Арчи Сомерсет. Тот, что ставит балет «Жизель». Он выбрал меня на роль вилисы.
- И ты согласилась?
- Разумеется. Такой шанс выпадает раз в жизни.
- Ты должна сегодня же позвонить ему и отказаться.
- Не стану я отказываться.
- Ты уверена в том, что говоришь?
- На сто процентов, - с вызовом произнесла Джулия.
- Тогда, я должен тебе сказать, что ты можешь потерять меня навсегда.
- Отлично. Я соберу вещи и поеду к родителям.
- Ты невыносима. Я стараюсь уберечь тебя от ошибок и разочарований, а ты и слушать меня не хочешь.
- Это моя жизнь. И решать я буду сама. Договорились?
Она развернулась и отправилась в комнату. Хватив чемодан, девушка ловко сложила туда все свои вещи, одежду, косметику и пару книг. Саймон сидел в кресле, когда она появилась. Серьёзный и бледный.
- Мы ещё можем всё исправить.
- Ради чего? Ведь мы не любим друг друга. Мы совершенно разные.
- Я тебя обожаю, и ты знаешь это.
- Да, обожаешь. Хочешь меня наряжать и показывать своим друзьям-бизнесменам. Но я не кукла, я живой человек.
- Если что-то пойдёт не так, не ищи меня.
Джулия не стала его слушать. Она просто распахнула дверь и выскочила за порог. На улице ей стало намного легче. Родители приняли её с распростёртыми объятиями. Правда, второй муж матери, Роджер заявил, что она зря так поспешно рассталась с женихом.
- Порядочных людей не так много. К тому же он тебя любит.
- Не слушай его, - махнула рукой мать. – Лучше расскажи. Как там, в театре?
И девушка принялась с восторгом описывать первую репетицию. Волнение, которое охватило всю труппу. Свой наряд. Каждую деталь прошедшего утра. Мать Джулии, женщина сорока лет, с любовью глядела на дочь, и видела в ней маленькую девочку. Ту самую, что когда-то заболела балетом, и с ночи до утра твердила, про Марго Фонтейн.


Вилисы – невесты умершие до свадьбы. Героини балета «Жизель» А.Адана.
Марго Фонтейн – знаменитая английская балерина.

Художник Rob Hefferan.

(продолжение следует)

http://www.proza.ru/2014/12/18/545


Рецензии
Здравствуйте, Наталия!
Интрига захватывает с первой главы.
Как-то роман прошёл мимо меня.
Буду восполнять упущенное.

Карин Гур   13.03.2016 16:51     Заявить о нарушении
Благодарю, Карин!
Рада, что Вам понравилось.
Не знаю, есть ли интрига...
Удачи и счастья!!!

Наталия Пегас   17.03.2016 23:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.