Глава последняя

              ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ, ДОПИСАННАЯ ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА

  История белой кошки, как я и обещала вначале, закончилась вполне счастливо, если не считать того, что время, отпущенное ей природой, словно требуя награды, отнимало здоровье и красоту Киси, взимая плату за каждый следующий срок непропорционально быстро.
  Шерсть у кошки потускнела и свалялась в колтуны. Она сама была уже не в силах справляться с ними. Я брала Кисю на руки, чтобы вычесать, и удивлялась ее необыкновенной легкости, почти невесомости, хотя аппетит у кошки стал лучше прежнего. Большие страдания причиняли ей когти, которые цеплялись за ковровые полы. Бедняжка раздраженно мяукала, прося помощи.
  Однажды наша знакомая Маруся Лескошек (Лес Кошек!) после легкого обморока смущенно пробормотала: «Р-а-а-ньше – никогда этого не было…» Мы вспоминали этот пассаж 86-летней дамы всякий раз, когда отдирали Кисю от пола…
  Гости, замечая, как поблекла былая красота кошки, участливо спрашивали, сколько ей лет. Мы не знали, а сама Кися Белая по-прежнему тщательно скрывала свою тайну.
  И вдруг, неожиданно, тайна раскрылась и наше невежливое любопытство было удовлетворено…
  В доме, построенном на поле, где когда-то мы подобрали рыжего Тишку, недавно поселился очередной Снежок, только теперь уже сынок Котейки, тоже белый и пушистый – весь в свою бабушку. Его увидела соседка хозяйки кота и, восхитившись, вспомнила, что очень давно, когда они только-только въехали в этот дом, первой в квартиру впустили кошку. «Такую же белую и пушистую. А хвост у нее был - ну просто ОПАХАЛО!»
И если сначала котовладелица слушала эту историю без особого внимания, то при слове “опахало” она насторожилась. Обычно я, да и она тоже, описывая хвосты наших белоснежных любимцев, всегда сравниваем их с опахалом. Может, это не случайное совпадение? Не иначе, как эти хвосты находятся в родственных отношениях.
А может быть…
 Может быть, речь идет о хвосте Киси Белой?
  Дальнейший рассказ соседки она слушала с возрастающим интересом, все более убеждаясь, что это начало истории белой кошки.

Кися Белая появилась на свет ровно за год до нашей с ней встречи. (Правда,  она тогда называлась Пушинка.) Ее матушка, как впоследствии и сама Кися, имела обыкновение приносить в приплоде по одному-двум белым котятам. Их-то и старались выбрать будущие владельцы. Точно так же поступила и рассказчица. Кошечка все лето, осень и зиму прожила в квартире, совершенно не выходя на улицу, а когда весной случайно выскочила в открытую дверь, то так перепугалась, что забилась в подвал. Хозяйка, по ее словам, пыталась вернуть беглянку домой, но потом махнула рукой и кошка начала ту самую жизнь, которая нам хорошо известна. Нечего и говорить, какой интерес вызвал у нас этот рассказ!
  Наступил май. Теперь мы точно знали, что это месяц рождения нашей кошки и ей исполняется 16 лет – самая пора отметить ее совершеннолетие. Мы решили устроить небольшой бал и пригласить на него всех, кто  так или иначе принимал участие в жизни нашей кошки, в том числе и первую владелицу Киси Белой-Пушинки.

   Но кошка решила все по-своему…
  Кися Белая уселась возле выходной двери и принялась терпеливо ждать, когда кто-нибудь пройдет мимо и выпустит ее в сад. Это было что-то новенькое. Обычно она сама выходит через форточку. И тут я вспомнила, что совсем недавно при попытке проделать привычный прыжок со стиральной машины в открытую форточку Кися, не допрыгнув, сверзилась с подоконника на пол. (“Р-а-а-ньше – никогда этого не было”.)
   Бедная моя киска!
  Ей повезло. Я как раз собралась выйти в сад и нарезать первой сирени, которая в этом году распустилась неожиданно рано.
   Мы с Кисей вышли вместе. Кошка, как когда-то пятнадцать лет назад, когда мы впервые увидели ее, побежала вдоль забора за кустами сирени и скрылась в зарослях спиреи, разросшейся в углу ограды.
Если бы я знала, что вижу Белую в последний раз!!
   Она ушла, возможно, в свой день рождения, так же таинственно, как пришла, – тоже в пору цветения сирени и пения соловьев.
Куда она ушла -  как известно, не знает никто…

           Комаровка 1996

Вот такую, почти эпитафию, получила Кися Белая от хорошего поэта
http://www.proza.ru/2012/08/08/1140

                                                             


Рецензии
Как мне грустно, Галина Сергеевна... Я вспомнила нашего Маркиза. Прожив 15 лет, он, красавец чёрный с белым галстуком и лапками, к концу подряхлел, побурел и тоже стал очень лёгким. Но уйти ему из городской квартиры было некуда. Помню, все спали, а мы с ним смотрели друг на друга (он тяжело дышал уже с месяц). Он сидел в тёмной комнате, а я - в светлой прихожей. Я как чувствовала. А утром он умер, со страданием, с криком... Хлюпаю...хлюпаю... Как жаль их!

И Кисю жаль...ужасно...Хотя она прожила хорошую жизнь, среди любяших(это главное!) существ..

А кто делал рисунки?

Галина Савинкина   12.06.2016 20:46     Заявить о нарушении
Рисунки Ирины Петелиной.
Да, кошки уходят, если есть возможность.
У меня почти на руках, с коротким криком, ушел пес, последний пес, который был при Борисе Заходере. А теперь Риччи. Он только мой.

Кенга   12.06.2016 20:57   Заявить о нарушении
Да, спасибо, Галина Сергеевна. Я начала читать сначала и сама увидела, кто автор рисунков.))

Галина Савинкина   12.06.2016 21:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.