Я стала Заходерочкой

Из книги "Заходер и все-все-все" Галины Заходер, изд."Захаров" 2003 год, тираж 4 000 экз. 256 стр.

                             Я стала «Заходерочкой»
                           (Читай предыдущую "Представление")

Летом мы не могли заниматься ремонтом нашей собственности ввиду условий, которые поставила нам хозяйка: она хотела дожить летний сезон. И только осенью мы приступили к работе.
Очарованные стариной дома, новизной жизни, мы не задумывались, что нас ожидает, когда наступят холода. В доме, по крайней мере, последние годы, не жили зимой - это была дача. В гостиной, кажется еще в войну, была выложена плита-времянка - и, как все временное, осталась на долгие годы. Она занимала большую часть комнаты. Как только хозяйка уехала, мы немедленно ее сломали, а изразцовые печи оставили, хотя протопить их по-настоящему нам не удалось – вероятно, были испорчены дымоходы. Решили поставить водяное отопление и отопительный котел. Завезли уголь и превратились в истопников. Поддерживать тепло, особенно в холодные дни, было с непривычки трудно. Приходилось по очереди подниматься ночью, чтобы подкидывать уголь. Я сшила Боре шелковый стеганый халат на ватине, как у помещика, чтобы ночью в нем выходить в котельную. А уж про наши руки - руки кочегаров - лучше промолчать.
У нас появилась просто маниакальная потребность подходить к котлу и проверять его температуру.
Я догадывалась, что наша наблюдательная соседка Леля приглядывается к Борису Владимировичу, ищет яркое словечко или поступок, чтобы пополнить коллекцию персонажей, изображаемых ею. Придраться к словам даже ей было трудновато, но «действие» она углядела: Леля подходила стремительной походкой (так обычно и ходил Борис) к нашему котлу и еще издалека начинала протягивать руку к стояку - самой главной артерии отопления. Она схватывала трубу и, припав к ней в некоем экстазе, замирала, выражая невероятное блаженство… Каждый ее визит в Комаровку, вернее к нам, начинался с этой сценки. И только потом мы весело здоровались.
Вода тоже вела себя непредсказуемо. Бывало, в самые морозы ей хоть бы что - идет себе из крана, а как мороз спадет, так она и замерзнет. Мы усвоили, что холод не тотчас проникает сквозь изоляцию, а постепенно. Нашли способ борьбы и с этой, на наш взгляд, аномалией. Стали в морозы пускать на ночь струйку воды.
Да и наш замечательный «москвич» требовал к себе повышенного внимания. На ночь воду из него сливали, а перед поездкой заливали слегка подогретую, да еще и мотор грели рефлектором. А заносы на дороге? Утром надо ехать в город, а дорога засыпана до половины забора. Один из нас бежал ловить на шоссе бульдозер, а другой расчищал дорогу во дворе.
Как правило, бегала я, а расчищал – Борис.

Остались от Бореньки
Ножки да рожки,
Пока бедный Боренька
Чистил дорожки.

Наш первый совместный Новый год мы встретили очень скромно, но я получила в подарок стихи:

Гале
Мы встречаем Новый год
В домике своем, -
И никто к нам не придет:
Мы с тобой вдвоем…

И пускай не то вино
Мы сегодня пьем –
Важно, в сущности, одно:
Мы с тобой – вдвоем.
31 декабря 66 г.

А на следующий год я получила такое посвящение:

Заходерочке на Новый год.

Встречаем Новый год наедине,
Как подобает мужу и жене.
Того, что может нас развеселить –
Нам все равно ни с кем не разделить!
31.XII.1967.

Это посвящение связано с тем, что по прошествии года мы узаконили наши отношения. 22 июля 1967 г. я стала мадам Заходер. В ЗАГСе нам выдали талон, по которому мы могли в специальном магазине для новобрачных купить что-нибудь дефицитное. Заглянули туда и купили на память жестовский поднос, расписанный вместо традиционных цветов – березками, и серебряную ложечку с эмалью, настолько тоненькую, что ею страшно даже сахар размешивать. Больше там нечего было выбрать.
Дома, на террасе, накрыли праздничный стол. Пришли мои родственники и кое-кто из друзей. Соседка Леля подарила нам тот самый алексеевский фонарь (на который смотрел сам Чехов!)
Я взяла фамилию мужа, хотя в предыдущем браке этого не сделала (вот он и распался!). Борису тоже было приятно: я первая, кто стал носить его фамилию. Нелишне добавить, что стихотворение «Заходеры» говорит отчасти и об этом: он не нашел на планете однофамильца. И теперь, когда Заходера уже нет на свете, я последняя из этой фамилии и, увы, со мной она, видимо, исчезнет.

Следующая глава "Вечерний чай"


Рецензии
Стихи Вашего мужа мне очень нравятся. Он, наверное, словом Вас сразил? Впрочем, что это я?
С теплом.

Евгений Пекки   16.02.2017 21:03     Заявить о нарушении
Замечание в самую точку.

Кенга   16.02.2017 21:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.