Обалдевание знаниями

Из книги "Заходер и все-все-все" Галины Заходер,изд. Захаров"2003год 4 000 экз. 256 стр.                        

                              «Обалдевание» знаниями.

                          (Предыдущая глава "Как хорошо!"

Приняв оба предложения Бориса, я приняла и третье, которое естественно вытекало из двух предыдущих: стала домашней хозяйкой.
Да и как можно было поступить иначе, если работа у мужа тоже «домашняя». Остались в далеком прошлом мое физкультурно-педагогическое образование и, в не очень далеком, – диплом и работа программиста на новом для тех лет языке программирования «Алгол». И уж, конечно, Боря не мог упустить такую подходящую фразу из сочинения братьев Стругацких: «Нам нужен программист, нам позарез нужен программист, нам нужен далеко не всякий программист…»
Некоторые знакомые и бывшие сослуживцы удивлялись моему решению. Не забудьте, что это сейчас модно жить в собственном доме за городом, а тогда подобное решение было почти революционным.
К сожалению, в тот момент у меня еще не было такого убедительного довода, который появился позднее, когда я вслед за мужем познакомилась с его любимыми китайскими мудрецами. В «Прозе Древнего Китая» приводится ответ Конфуция на вопрос, примерно такой же, как задавали мне: «Как вы сможете жить в таком захолустье?»:

«Если там поселится благородный муж, то какое это захолустье?»

Довольно скоро мой благородный муж понял, что для разумного ведения нашего хозяйства мне необходимо «обалдевать» дополнительными знаниями (как определил Иа-Иа этот вид деятельности в известной книге о Винни-Пухе). И первое, что я должна была освоить, - это вождение автомобиля.
Известно, что у мужа учиться бесполезно. Проверено опытом, тут нужен посторонний человек, которого бы не раздражали неудачные попытки второй половины. Я, например, навсегда разлюбила теннис только потому, что мой прежний муж, очень хороший теннисист, однажды во время игры обругал меня за плохой удар. Я так обиделась, что больше никогда не выходила на корт, даже смотреть теннис перестала.
Борис нашел мне некоего «Стяпаныча», у которого обучалась вождению автомобиля вся московская элита тех лет. Принцип его обучения был прост: вы платите некую сумму и учитесь до тех пор, пока сами не почувствуете, что готовы сдавать экзамен. Хоть месяц, хоть несколько, - катайтесь на здоровье.
Помню, первый раз он заехал за мной на машине, за рулем которой сидел композитор Владимир Шаинский. Затем Шаинский пересел на заднее сидение, теперь уже я села за руль. Первый раз в жизни. «Ну, трогайтесь», - сказал Стяпаныч. Он наскоро показал, что я должна нажать и включить, машина, как ни странно, меня послушалась - и поехала. Не следует забывать, что учебная машина снабжена дополнительными педалями управления. Совершенно потрясенная, я довезла Шаинского до его дома, после чего мы поехали за следующим клиентом, и теперь уже меня пересадили на заднее сиденье и отвезли домой. Через несколько дней я отрабатывала на каком-то полигоне крутой поворот руля вместе со звездой балета, Михаилом Лавровским. Так как это упражнение требовало большого физического напряжения, мы с моим напарником периодически менялись местами. Эдик Успенский тоже обучался у Стяпаныча. Довольно скоро я получила права, а так как мое обучение началось поздней осенью, когда до-жди сменялись заморозками и снегопадами, то такие неблагоприятные условия закалили меня. Не без гордости добавлю, что до сих пор вожу машину, даже зимой. Мой водительский стаж - более тридцати лет. Примета того времени - женщины за рулем были редкостью. Как не вспомнить сотрудника ГАИ, который остановил меня и, извинившись, сказал: - «Простите,  я  хотел посмотреть вашу прическу».
Став водителем, я освободила мужа от необходимости возить меня в прачечную или за провизией.
Вскоре Боря нашел для меня еще одного квалифицированного педагога - почему-то психолога, который менее чем за десять уроков научил меня слепому методу печатания на машинке. Эти знания пригодились мне сразу, не говоря о том, что позднее, при овладении компьютером, я удивила даже бывалых компьютерщиков тем, что могла, не глядя на клавиатуру, печатать тексты.
Я уж не говорю о том, что мне пришлось взяться и за такие дела - причем выполнить их на профессиональном уровне, иначе это было бы опасно для здоровья, - как перетяжка мебели. Вместе с домом нам досталась кровать - «павловская», как определили ее знатоки старины. Матрац, правда, оказался не столько старинным, сколько старым. И откуда только у меня взялась уверенность, что я могу его восстановить? Вспомнила, как во времена моего детства наблюдала бродячих ремесленников, занимающихся обойным промыслом. Поставила матрац на четыре табуретки, смело вскрыла его, заново перетянула все пружины, вернула на прежнее место выстиранный конский волос и морскую траву.
Кстати, нелишне вспомнить, что хозяйка предложила нам выкупить у нее мебель, которая оставалась в доме, по цене просто смехотворной. Но даже таких скромных средств мы не смогли собрать. Отказались, например, от старинного комода за 40 рублей, от дров и кирпича, который был нам необходим. Взяла лишь несколько столиков по рублю за каждый, да плетеную мебель. И все равно вместе с кроватью набралось больше, чем на сто рублей.
А пару мягких кресел, которые валялись на чердаке, она даже не решилась нам предложить, настолько они были ветхи. Однако именно их я восстановила, почувствовав уверенность в своих руках после перетяжки матраца. Не могу забыть, какие эстетические переживания испытала, погрузившись во внутренность этих кресел! Сначала я доставала, стараясь не повредить, гвоздики, которыми была прибита верхняя ткань. Это были кованые гвозди квадратного сечения, с расплющенной, неправильной формы шляпкой. Размеры их были совершенно разные, в соответствии с назначением. Но сколько! Сотни и сотни гвоздиков! Я их складывала в коробочки по размерам. На передних точеных ножках красного дерева – медные колесики, которые тоже нуждались в ремонте. Потом, освободившись от обивки, сняла вату, после которой пошла морская трава и конский волос. И никакого вам поролона! А пружины! Омедненные. Они были не только на сидении, но и на спинке. И, представьте, - справилась, хотя, по сравнению с матрацем, здесь требовался совершенно другой класс работы. Но я уже взялась и не отступила.
В дальнейшем эту операцию я повторяла еще дважды, через каждые десять лет. Сейчас они снова пылятся в сарае, нуждаясь в следующем ремонте. (Подумываю, не взяться ли в очередной раз - все равно таких легких и удобных кресел даже сейчас, когда большой выбор, не найдешь.)
Самое время процитировать стихи, преподнесенные мне Борей в один из подобных рабочих моментов, которые возникали по мере обживания дома.

Злобный штукатур (Стихи, написанные во время ремонтницы)

Вот мой знакомый штукатур.
Он мрачен, дик,
Угрюм и хмур.
Когда должны приехать
Гости,
Он лезет на стену.
(От злости).
Он, правда,
Честно штукатурит,
Не пьет, а главное не курит –
Зато в любви
Порой халтурит.
И все-таки
Люблю я
Злого штукатура
За то, что у него
Хорошая фигура. (Вар. - натура).
Декабрь 1980 года.

Я научилась хорошо вязать (шить умела и раньше), и тогда Борис выписал мне из Америки двухфантурную вязальную машину. Надо сказать, стоило мне чем-нибудь заняться, увлечься (а мне это очень свойственно), - он тотчас задумывался, чем мне помочь, и находил способ и возможность (что при нашей тогдашней бедности было совсем не просто) оснастить меня передовой техникой. Мы все были обвязаны мною на самом высоком профессиональном и художественном уровне. Это было очень актуально, особенно если учесть, что у Бори была, мягко выражаясь, нестандартная фигура. Купить одежду большого размера можно было в специальном магазине, но носить ее было нельзя - в лучшем случае, в ней можно было работать в поле или лежать под машиной.
«В деревне дешево жить, - шутил Борис, - гуси свои, утки свои, ходим в домотканом, едим доморощенное, корьем укрываемся…», - что было недалеко от истины. Правда, из «своих» у нас бывали, пожалуй, только вороны.


Рецензии
Галина Сергеевна,
что значит быть супругой такого человека !
Повезло ему!

Нина Турицына   24.04.2018 18:35     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.