Рецензия на «Бездомовцев в штирлицы» (Анатолий Комиссаренко)

Здравствуйте, Анатолий!
Прочел, потом прочел комментарии - ваш разговор с одним автором, который с жаром отстаивает свободу и право личного выбора ребенка. С чем категорически не согласен. До определенного возраста - обучение для каждого ребенка обязательное и принудительное. Пока он полностью не формируется в личность. Потом уже настает право свободы личности, но сначало это право надо заработать и сдать определенный экзамен. Начал было выкладывать то, что об этом думаю, одно цепляло другое, потом вспомнил, что все это уже есть. Правда, в художественной форме, в одной из крупных вещей. Размещаю отрывком.
С уважением, ваш Александр.

--------

- Здесь еще можно найти настоящее, - сказал тогда Седой будто и не про грибы вовсе.
Извилина тогда же обнадежил: рассказывал насчет теста, который недавно проводили в Лондоне – стоял очкарик и давал всем, проходящим мимо него, пинка под зад. Два часа раздавал. Оборачивались – он им смотрел в глаза, обвинял, и они… извинялись. За все время тестов сорвалось на двух. Причем, оба русские оказались. Один (должно быть интеллигент-профессор) взял за грудки и пытался выяснить – на хера он так делает, второй (не интеллигент), обернулся и сразу в морду, без разговоров. Может, не все для России еще потеряно?
С Сергеем же ходили смотреть, как Седой детей учит – восстанавливает древние инстинкты…

--------

ВВОДНЫЕ (аналитический отдел):

Справка к предоставлению на звание «Герой Советского Союза»:
«Голиков Леонид Александрович, 1926 г.р., разведчик партизанского отряда № 67 В партизанский отряд вступил в марте 1942 года в возрасте 15 лет. Награжден орденом “Красного Знамени” и медалью “За отвагу”. Участвовал в 27 боевых операциях. При налете на гарнизон Апросово в апреле 1942 г. из автомата истребил 18 гитлеровцев, захватил штабные документы. При разгроме гарнизона в деревне Сосницы застрелил 14 немецких солдат. В селении Севера перебил 23 гитлеровца. Всего истребил 78 фашистов, взорвал 2 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, сжег продовольственный фуражный склад и два продовольственных склада, подорвал 9 автомашин с боеприпасами. 12 августа (1942) на дороге Псков-Луга, с командиром группы Петровым гранатами уничтожили легковую машину с генерал-майором и адъютант-офицером. Преследуя убегающих, Голиков из автомата убил генерала, взял его документы…»

(конец вводных)

--------

- И что тогда сделал Перун?
- Перун восстановил справедливость! – кричат, перебивая друг друга.
- А как?
- Испытаниями! Путем испытаний отделил своих истинных детей от расплодившихся двойников!
- Кто вы? – обращаясь уже ко всему классу спрашивает Седой - должно быть, это была старая игра, потому как отвечают все разом и с восторгом.
- Мы дети Перуновы!
- Уверены в этом?
- А ты испытай нас!
- Придет время, испытаю. А пока готовьтесь!
Разбиваются на разминку по парам…
Извилина смотрит во все глаза – пища разуму, погоня мыслям - всему есть точки опоры. Вот летописец Нестор, которому обязаны ранними дохристианскими сведениями о себе, не упоминает о жрецах России, и все последующие историки, не имея о них никаких свидетельств, утверждают, что такие жрецы были, исходя лишь из той одной причины, что такие жрецы были у всех народов. Утверждение, возможно, ложное - рассыпается о неоднократно фиксированное историей мнение древних русов о самих себе, что «не божьи рабы мы, но внуки, говорить с Богом в посредниках не нуждаемся». Историки, сходясь на том, что нравы у наших предков были самые, что ни на есть, простые, не рискнули заключить, что возможно (опять-таки – только возможно), подобно тому, как существовали выборные между Законом и людьми, так существовали и выборные (на день или на час) между Богом и Общиной – донести ему просьбу или требование. Понятно, что такое поручалось самым уважаемым, заслужившим этот почет своей жизнью. Были ли они воинами? Несомненно! В те времена всяк был, и воин, и землепашец. Скорее всего, из тех, кто становился учителями не в силу возраста, а в силу опыта. От них шла передача – учитель всего лишь канал связи. Между чем? – усиленно думает Извилина. – Между собственными накопленными знаниями? Знания и опыт разве не есть Бог? Бог – лидер среди учителей по накопленным знаниям и опыту. Именно так! Суть есть – какие знания и какой опыт нужен сегодня ученикам России. И здесь – всякий ученик, вне зависимости от возраста, и всякий может быть учителем в зависимости от знаний, опыта и собственной одухотворенности… без этого, последнего, все - шлак…
- В 1426 году литовский князь Витовт приступил к Опочке, городу Псковскому, с войском многочисленным, в коем были даже Богемцы, Волохи и дружина Хана татарского, Махмета. Жители употребили хитрость: сделали тонкий мост перед городскими воротами, укрепив его одними веревками и набив под ним, в глубоком рве, множество острых кольев; а сами укрылись за стенами. Неприятели, не видя никого, вообразили, что крепость пуста, и толпами бросились на мост: тогда граждане подрезали веревки. Литовцы падая на колья, умирали в муках; другие же, взятые в плен, терпели еще лютейшие: граждане сдирали с них кожу, в глазах Витовта и всего осаждающего войска. Сие варварство имело счастливый успех: ибо Князь Литовский – уверенный, что русские будут обороняться до последнего издыхания – отступил…
- Главное - знать, что нельзя воевать по правилам, которые предлагает навязывает тебе противник. Особенно сегодня. Правила - для равных, для спорта, среди друзей, для войны правил нет! – развивает Седой.
Тут же Георгию вспоминается: ведь, и в собственном детстве его, только один критерий порядочности существовал - «честно» или «нечестно». Иных не знали или были вторичными. Самовоспитание за счет этого образовывалось. Еще, помнится, жадных сторонились - тех, кто все к себе и ничего от себя. Отчего же не у всех это в вынужденном повзрослении удержалось?
У Сергея с Георгием опыт общения с детьми, у которых (как бы это помягче?) «личный счет» таков, что всякому взрослому профессионалу стоило бы заткнуться и задуматься. Глядя на этих, видели кампучийских детей – тех, кого красные кхмеры воспитывали очень своеобразно… С тех пор как существуют дети - существовало пропитанное цинизмом их использование.
«А ведь идем к тому же, только другой тропой», - подумалось каждому.
Всему есть свой стимул. Иногда могучий. Вскоре, после известных событий, из «детишек» с опытом (приемышей красных кхмеров) целый интернат составили. Некоторые с 9 лет боевую практику начали, и с этим, как обязательное, поедание печени врага, которого убил сам. Будто бы «передает лучшие качества». Если объективно, - размышляет Георгий, - тот еще стимулятор! Здесь же не только психологическое. Для тех, у кому мясо по жизни не перепадало, должно было вдарить мощно, печень она любая - кислородом богата, витаминами... Ребенок на такое точно «подсядет». Проникнется мистикой и практикой… Плюс, обставлялось ритуально, главным являлась похвала взрослых, уравнивание ребенка до себя, и с этого определенного момента, уже серьезное внимание, демонстративное выслушивание – что скажет «новый равный голос», обращения к нему за советом во всех взрослых делах, и опять всякий раз подчеркнуто... Георгий в то время много расспрашивал, вникал в дотоле ему незнакомое. На войне, пусть неказистое, но если работает, значит, уже не неказистое, а достойное внимания – осторожного ли, но всегда уважительного, как всякий инструмент войны. И что опять интересно, в новой Кампучии, позже опять переименованной в Камбоджу, дети-убийцы в обществе обычных детей, странно – не правда ли? – вовсе не лидеры, старались держаться незаметно, стеснялись своего прошлого, поскольку было внушено, что это не хорошо, это надо забыть, отбросить и начать жизнь заново.
В навязанной же голливудством культуре с точностью наоборот, дети современности готовы смотреть такому «ребенку» в рот – он для них пример кино, он звезда - прожил свой «фильм-блокбастер».
Интересно и, что при отсутствии стороннего контроля над детскими группами, будучи предоставленными самим себе, они почти моментально самоорганизуются, происходит возникновение иерархии. Совсем как в малых подразделениях войсковой разведки – наиболее приспособленных к выживанию. Очень интересны на этот счет детские банды Латинской Америки, с их жесткой структурой, разделением на боевые звенья, разведкой и даже контрразведкой. Дети изначально ближе к природе, к древней человеческой породе во всей ее чистоте – наивной жестокости. Все это подавляется воспитанием. Мы – дети, - думалось Георгию. – Нас используют, мы используем детей, и, хочется думать – воспитываем… Не зная как, на собственной практике, том, что пригодится для выживания, и попутно вкладывая то, что окажется необходимом для построения и сохранения общины, на случай, если мы исчезнем.
/продолжение выше/

А-Др Грог   02.12.2007 21:26     Заявить о нарушении
Существовала практика, развивалась и теория, часто к практике имеющая лишь косвенное отношение.
Руссо написал трактат (вызвавший восхищение современников) о том, как надо воспитывать детей, а сам, меж тем, сдал своих пятерых детей в приют - надо думать, чтобы «практика не довлела над теорией»…
Так с какого возраста полноправный боец? Не с того ли, с какого и эффективный боец? Чем больше рассуждаешь, тем дальше уходишь от действительно верного решения. Верных решений бывает несколько (так уж повелось) но только к каждому из них свой путь. Самое верное – чаще первое, инстинктивное, а все последующие размышления лишь удлиняют путь и частенько выводят на ложные тропинки.
Общение с детьми, личный счет каждого составлял несколько десятков человек, причем исключительно взрослых – доказывало скандальное, могущее привести неподготовленного человека в состояние шока. Собственные наблюдения, и практика Седого – выявляли и наиболее эффективную систему передачи навыков – это «один обучает трех», причем, этот один – профессионал и ограничен временными рамками, ему предоставлено вложиться в учеников краткосрочно и по максимуму – передать лучшее от себя. Потом эти трое, разделившись, обучают каждый свою собственную тройку, но еще более сжато, ограничено во времени. Потом снова собираются «наверху», но уже с другим инструктором-практиком, и опять спускаются вниз. Как правило, остается соль. И еще… 9-10 летний пацан способен усвоить за пару недель полевой практики больше, чем 18-летний балбес за год. Казарменное обучение, по сути, обучением не является из-за своего чрезвычайно низкого КПД. Это ПРЕБЫВАНИЕ на срочной службе, а не обучение. Фактически «призыв», в той форме как он существует, не нужен, даже вреден. А начинать подготовку, призывать на службу Отечеству, надо с 9-летнего возраста, на срок до двух-трех недель, два раза в год – до полного совершеннолетия. Всякий раз по простейшей формуле: «один учитель-практик – три ученика». В идеале, состав «троек» больше не тасуется, так и вырастают рядом, бок к боку. И занятия на уроках физкультуры в школах, такие «тройки» выделяют, поддерживают, стимулируют. И всячески поощрять «патриотику и соревновательность» на всех ее уровнях. Лучшие «тройки» - предмет гордости класса, школы. В профессионалы, как в разведку, только самым достойным, на конкурсной основе, добровольно – становясь предметом гордости страны, ее гвардией, вне зависимости от возраста, а лишь по личной пригодности к такой службе. Остальные, являясь стратегическим запасом страны, совершенствуют собственные навыки, углубляют знания в том же режиме, ежегодно, до самой смерти. Таков должен быть первый НЕЗАТРАТНЫЙ шаг государства, которое хочет, готово дать отпор, показать, что всякая оккупация его нерентабельна, и возможна лишь при полном уничтожении населения.
Георгий, по старой привычке, словно рапорт составляет, выделяя в нем главное – проект переустройства… Понимая, что без солдата патриота, без солдата идейного – отстоять Россию в войне 2015 года невозможно. Патриотизм заменен тремя инстинктивными факторами – ответственность, товарищество, месть. Достаточно для победы в отдельных столкновениях, но явно недостаточно, чтобы выиграть войну. Войны выигрываются, когда государство это действительно хочет, когда оно в этом заинтересовано, когда оно не боится своих собственных граждан…

--------

ВВОДНЫЕ (аналитический отдел):

Согласно данным статистики и Российского детского фонда, всего в России на 2003 год проживает 30,5 млн детей. Начиная с 1992 года, менее чем за 12 лет страна потеряла 14 миллионов детей…
По данным Всероссийской диспансеризации, только 32% детей (менее трети от общего числа) могут быть признаны здоровыми. Более 50% имеют функциональные отклонения или факторы риска заболеваний. Остальные - часто и длительно болеющие дети и подростки…
По данным Генпрокуратуры РФ (полученным после проверки детских домов и школ-интернатов в ряде областей России):
40% выпускников этих учреждений становятся алкоголиками и наркоманами,
40% пополняют преступный мир,
10% кончают жизнь самоубийством, потому что не имеют крыши над головой,
10% адаптируются к жизни…
/На основании доклада "О положении детей в РФ" и государственной статистики - "Интерфакс" - 2003/

(конец вводных)

--------

- Бей супостата о сосну, либо сосной о супостата, нежалеючи бей – все одно сосне больно не будет! Я так понимаю… - говорит подросток, отвечая на какой-то из вопросов Седого.
- Правильно понимаешь! – одобряет Седой. – Иди - работай! Кистевые повтори…
- Странные у тебя вступления к уроку, - замечает Георгий. – Перун? Почему Перун?
- А есть подмена? Худого не будет.
- И уроки странные. Знаешь, это ведь не совсем физкультура…
- А что же тогда?
- НВП спартанцев, - усмехается Сергей-Извилина.
- Почти! – соглашается Георгий. - Однако, рискуешь - начальная военная подготовка приказом министра от культуры и от сегодняшнего просвещения в школах запрещена, как не соответствующая демократическим принципам.
- Это чем я рискую? – взбеленился, не принимая шутки Седой. – Шкурностью своей? Уволят? Премии лишат?
- Ладно-ладно… - примирительно говорит Георгий.
- А с запретом учить детей Родину защищать, это Швыдкой что ли расстарался? Тот самый, который в Большом Театре на спектакль «Голая пионерка-партизанка» госсубсидии выделил?
- Не Швыдкой, не в Большом, но тоже сволочь порядочная, - говорит Извилина. – А запрет на НВП - это еще от Ельцинских указов тянется. В остальном же… Ни один засланный казачек, будь он даже Главком Обороны, хоть составляй из таких же засланцев весь Генштаб, столько вреда стране не способен нанести, как в условно мирное время рядовой подлец от «культуры и просвещения».
- Он не рядовой подлец, - возражает Седой. - Рядовые – это вроде той маленькой артисточки, что частенько у Рязанова в комедиях мелькала - этакая мышка! Потом в прямом эфире, когда из танков депутатов Союза расстреливали, на всю страну слюной брызгала, вереща – убивайте их, убивайте их! Многое в жизни видел, но такого не забудешь, чтобы про такое, да тонким писклявым голоском…
- Ты об Ахеджаковой? Тут совсем недавно - уж не за это ли? - ей вручали орденок?
- Орден?! – словно выплевывает Седой, разом до невозможности потемнев лицом.
- «Защитника Отечества» какой-то там степени, правда, без уточнения адреса отечества…
- Знаете, что скажу, - помолчав роняет Седой, - иногда надо и убивать. Тех убивать, кто убивать призывает. Это было бы честно. Осуществление принципа примерки к себе… Как тогда… Помнишь?..

А-Др Грог   02.12.2007 21:27   Заявить о нарушении
- Сколько у нас этих резервов? – интересуется Георгий у Извилины, глядя на детей.
- Уже меньше тридцати миллионов, - отвечает Сергей. - Согласно переписи от 2003 было тридцать с половиной, но теперь теряем в год едва ли не по миллиону. Это только детей - не взрослых! Тринадцать или четырнадцать детей на каждую тысячу – даже если по официальной смягченной статистике – умрет в возрасте до 15-ти, а примерно вдвое больше пропадет «без вести». То есть, на каждую сотню – погибает четверо!
Видно, что и Сергей-Извилина, обычно невозмутимый, взволнован. Сама мысль о том, что ежегодно в этой необъявленной войне погибает примерно 220 тысяч детей, и это не беря в расчет тех, на которых приходятся на такие «естественные» причины, как смерть во младенчестве, заболевания или несчастные случаи, заставляла скрипеть зубами. Цифры, казалось бы, невозможные, но давно никого не шокирующие, впрочем, и подавались они в редких пресс-релизах и всякий раз исключительно в процентах. Что такое три или четыре процента от общего числа? Но только в этом году и следующем году Россия потеряет убитыми и пропавшими без вести более чем полумиллиона детей в возрасте до 15 лет. Целую армию бойцов этой войны, о которой мало кто знает! А ведь не самый плохой год, - думает Георгий, - то, что происходило во второй половине девяностых, и вовсе не поддается исчисленьям. Или мы уже привыкли? Бездомные дети уже не вызывают ужаса, как и роющиеся по мусорным бакам пенсионеры – дела ранее казавшиеся невозможными, ведь даже после Великой Отечественной войны – самой разрушительной и катастрофической, после которой не осталось русской семьи, которая бы не потеряла кого-то из родных, а множество семей и целых фамилий исчезли навсегда, но уже спустя год - ни одного бездомного ребенка. А сейчас? Второе десятилетие победы «демократических принципов» - и к беспризорникам привыкли, они уже воспринимаются как часть ландшафта.
Интересно – сколько еще лет надо, чтобы безвозвратные потери лет сегодняшних – лет «тихой войны» - сравнялись с потерями русских во Второй Мировой… или это уже произошло? И Георгий, неоднократно убивающий людей сам, потому считающий вполне естественным, когда пытаются убить его самого, занялся прикидками, чтобы ужаснуться…
Сергей-Извилина хмурил лоб. Бисмарку - жупелу и авторитету века 19-го принадлежат слова, что русских в действительности победить невозможно: «Даже благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению главной силы России, которая основывается на миллионах подлинных русских греческой конфессии. Они, даже разделённые договорами, всегда найдут путь, чтобы снова объединится, как части разделённой капли ртути»… Но в те времена еще ничьи извращенные мозги не додумались воевать против детей. Во времена Льва Толстого, как бы тот не огорчался тому, что книгопечатанье – этот выпущенный джин из бутылки, служит, отнюдь не развитию, не исправлению нравов, русские были живым народом, и бабы рожали по 8-12 детей. Пусть едва ли не половина умирала, не дожив до совершеннолетия, но самые живучие оставались, умножали богатство России, и творили, если надо, ее историю на полях сражений. Сейчас, когда почти все живучие остаются в презервативах и в том абортированном материале, который престарелые богатые еврейки намазывают себе на рожи, пришла иная война, другие сражения – с нами воюют до того, как мы сегодняшние родились. И побеждают. Не было раньше на земле таких войн, чтобы убитых по флаконам считать – каждый как похоронка. И вовсе не на одного – на семью, на отрезанную раз и навсегда русскую фамилию.

--------

ВВОДНЫЕ (аналитический отдел):

Количество родившихся детей из расчета по количеству пошедших в школу через 6 лет (согласно официальным данным):
1981 - родилось 4 000 000
1991 - родилось 1 000 000
1993 - родилось 600 000

В начале 90-х годов ежегодное число абортов, только в зарегистрированных государственных лечебных учреждениях РФ составляло от 6 до 8 миллионов. Расценки на косметику и лекарства «омоложения» изготовленные из человеческих эмбрионов (распространяемые в Израиле и США) упали в несколько раз.

(конец вводных)

--------

- Что значит – пропадут без вести? – восклицает Лешка-Замполит. – Что это означает - около ста тысяч детей пропадут без вести только в этом году, согласно статистике?! Значит, уже планово?! Е…! Уже и планируют, падлы? Расходно-доходная статья бюджета?!.. Седой! Ты-то хоть скажи – что делать?! Кого ...?!

А-Др Грог   02.12.2007 21:38   Заявить о нарушении
Спасибо, Александр. Статистика убийственная. Неужели против таких цифр любители "либеральной свободы" попытаются что-то возразить? Самое ужасное, что эти цифры все мы (и либералы тоже) там и сям слышали и читали. Но тем не менее - "Да здравствует право свободного выбора!". Выбора чего? Выпускнику детдома - свободно сдохнуть под забором, упившись до бесчувствия? Или выпускнице - свободно выбирать, кому "сдаться" незадорого?

И насчёт детской свободы выбора - представляю, что было бы... "Долой математику! Да здравствует бесконечный Дом-2!".
Все мы за хорошие детдома с умными и добрыми воспитателями. А что дальше?
Нет речи, чтобы из детей делать "псов войны" и диверсантов. Речь о том, чтобы вырастить детей в суворовский и высших военных училищах до офицеров. Для которых быть офицером будет единственным смыслом жизни. Потому что армия для них станет отцом и матерью - ибо живых отца и метери у детдомовцев нет.

Об этом можно говорить бесконечно, потому что поток либеральных рассуждений о высокой свободе нескончаем. Но он так же далёк от сермяжной жизни, как платье высокой моды далеко от практичной формы солдата.

И ещё раз повторюсь - статистика общеизвестна и убийственна. Спасибо.

Анатолий Комиссаренко   03.12.2007 15:31   Заявить о нарушении

Перейти на страницу произведения
Перейти к списку рецензий на это произведение
Перейти к списку рецензий, полученных автором Анатолий Комиссаренко
Перейти к списку рецензий, написанных автором А-Др Грог
Перейти к списку рецензий по разделу публицистика за 02.12.2007