Рецензии на произведение «Простая царевна, которой это почти удалось»

Рецензия на «Простая царевна, которой это почти удалось» (Екатерина Шварцбраун)

У героини комплекс переходного возраста. Страх перед неизбежной самостоятельностью.
Вылечивается быстро естественным ходом вещей. Либо не вылечивается уже никогда. Как карта ляжет, короче.

Это если говорить о чисто онтологическом прочтении.

Более глубокий - философский план, всегда подразумевает стремление к абсолютному. Тоже, казалось бы, ничего сложного. В чем сущность человека? В стремлении к абсолютному. Вот все и объяснили, все и познали.

Однако, вся совокупность противоречий, которыми человек со всех сторон опутан, всегда делает это стремление особенным и не похожим на точно такие же стремления других. Где-то мамочка сыграла роль, где-то – папочка. И вот уже не девушка – цветок подвенечный, а урод о двух ногах, на ровном месте спотыкающийся.

Плохо, когда слишком много рефлектируют по поводу очевидного. Но еще хуже, когда это очевидное некому вовремя объяснить.

«Ослепленный, он посмотрел на меня страшно испуганно. Приложив палец к губам, я прошептала: "Ни слова! Страдания окончились! Твоя Царица больше не расстанется с тобой!" - и склонилась, чтобы запечатлеть поцелуй.


Когда я уезжала на следующий вечер в паломничество по святым местам - в Александрию и далее в Иерусалим, то не выходила из закрытых носилок, так что никто не узнал, что один глаз у меня совершенно заплыл.»

Супер!!! Именно так и лечат подобных дур. Правильнее, конечно, ремнем по жопе.

«В течении нескольких лет я не признавалась язвительным комарам на болоте, что в действительности являюсь дьяволом и вожделею к Козлу. Все время я вела борьбу с Аполлинарией и с телом ее, которое было прежде нежно; как тело девицы, выросшей в царской роскоши, а потом стало похожим как бы на броню черепахи, ибо я иссушала его припадками, гнилостной мерзостью, бешенством и исступлением, ядением гадов и бдением, и отдавала на съедение комарам.

Наконец, эта преступная дочь, не выдержав дыбы угрызений и каления мук, погрузилась своим лицом в болотную грязь.»

Аффтр – редкая моральная извращенка. Давно я не читал такого веселого стеба!

С уваж.

Степаненко Юрий Николаевич   01.04.2007 11:10     Заявить о нарушении
гран мерси.

с уваж,

Екатерина Шварцбраун   10.04.2007 16:52   Заявить о нарушении
Рецензия на «Простая царевна, которой это почти удалось» (Екатерина Шварцбраун)

Екатерина!
Понравился прием! Купилась вначале на псевдо-апокрифический стиль!:) (До номера телефона!:))))
Правда, возникают сомнения, ради чего же он, этот прием, так тщательно разработан? В чем тут собственно суть? Может просто хотели над читателями посмеяться? Конечно, автор не обязан толковать свой текст! если б было больше времени, почитала бы другие ваши произведения и, надеюсь, разобралась бы...:)
Заметила, что вы отвечаете рецензентам кусками собственного текста, это от ощущения собственного превосходства или просто неохота связываться?:)

Елена Никиткина   22.03.2007 19:16     Заявить о нарушении
Дело в том, что я взяла за основу каноническое житие св. Аполлинарии, отсюда и стиль. Мне не пришлось ничего специально разрабатывать, да думаю я бы и не смогла так замечательно архаически выражаться, как в житии - я просто дословно цитировала.
Ради чего это все - меня в силу личных причин очень интересует эта святая. В житии перечислена некая последовательность событий, конечно же без всяких рефлексий и объяснения внутренних причин, а мне хзахотелось переписать это по-современному - но так, чтобы все же это была та же самая история.
Отвечала я цитатами из "Царевны", которые в написанных отзывах явно не учитывались - но и ясно, что просто их не прочитали, вот я и дала им такую возможность-)
Спасибо за интересный отзыв!

Екатерина Шварцбраун   22.03.2007 23:22   Заявить о нарушении
Рецензия на «Простая царевна, которой это почти удалось» (Екатерина Шварцбраун)

Н-да-а... Текст тяжелый и, простите, немного нудный... Хотя, как человек с высшим филологическим, читала и позануднее.

Шаронова Анастасия   21.03.2007 12:35     Заявить о нарушении
Что делать, это академическая работа:

С криком: "Кёккай!" она подпрыгнула к самому потолку кельи, и в тот же момент монашеская ряса на ней превратилась в прекрасные золотые доспехи с армированной мини-юбкой и рубиновой мандорлой во лбу. С бешеной скоростью призматический кёккай расширялся, захватывая сначала келью, после весь монастырь, а затем и окрестную пустыню до линии горизонта.

- Призови своего Лучшего Друга! - крикнула Аполлинария, немедленно вспрыгнув на конек крыши. Не бойся, сестренка! Мы в убежище от пространства и времени!
- Крикни так: "Лучший Друг!"

В тот же момент мандорла у нее на лбу вспыхнула нестерпимым огнем, и над ее головой возник страшный огнедышащий бес ростом выше всего монастыря аввы Макакрия.

Но сестра мычала и жевала сопли, пребывая в спутанном сознании, плотно сжав колени и закрываясь скрещенными руками.

"Твой друг должно быть огромный!" - убеждала ее святая - "Ты должна вызвать его и сражаться, а не валяться по дуркам! Кто спасет мир, если не ты?!!" - Но сестра упорно сохраняла форму клинической идиотки.

"Ах так!" - закричала Аполлинария "Ты желаешь оставаться жалким ничтожеством, ты, трусиха?! Тебе это не удастся! Защищайся!"-

и она швырнула в сестру поток адского пламени, вырыванный из пасти беса. Когда пламя достигло скрюченной на полу сестры, она вся вдруг вспыхнула фиолетовым огнем, и после вспышки стало видно, что на ней восхитительные серебряные доспехи с мини-юбкой в складку, инкрустированной перламутровыми пластинами и стразами и с изумрудной мандорлой во лбу. Сзади нее возвышался постине ужасный адский дракон ростом выше горы Афон.
Прикрывая голову в защитном жесте, сестра случайно закастила втройне более сильный шквал адского пламени из пасти своего дракона и меньший бес отлетел за облака.

"Сегой!" - радостно закричала Аполлинария - "Ура!" "Так вот какой у тебя Лучший Друг!"

Но сестра в ужасе закрыла лицо руками. "Нет! Нет!" - закричала она - "Это не мой друг! Это мой враг, Дьявол! Его нужно уничтожить! Я ненавижу его! Изыди! Изыди!"

Тогда дьявол, не будучи в состоянии противиться силе молитвы, громко закричал:

- Беда мне! меня гонят отсюда, и я удаляюсь!

Екатерина Шварцбраун   21.03.2007 14:50   Заявить о нарушении
Cпасибо, на эту тему советую почитать роман о шизофрении
http://www.proza.ru/2006/04/26-166

Екатерина Шварцбраун   22.03.2007 23:24   Заявить о нарушении
Рецензия на «Простая царевна, которой это почти удалось» (Екатерина Шварцбраун)

ниасилил ввиду того, что запутался в кровно-инцестных связях Аркадия и Гонория (прозрачный намек на гонорею?) в первом же абзаце.
подозреваю, что дальше только хуже.

Крепкий Савраскин   20.03.2007 11:54     Заявить о нарушении
примерно так:
Монахи обедают в полном молчании, и никто не смотрит на другого, но почему-то, как всегда, встают из-за стола одновременно. Оставшись один, послушник убирает со стола. По сравнению с монахами у него какая-то приниженная и робкая пластика, будто он постоянно стыдится самого себя. Это производит неприятное впечатление. Неожиданно он обнаруживает что в трапезной уже не один: за ним пристально наблюдает высокий конопатый монах. Из-за своего хищного клюва он даже среди этой братии выделяется особенной надменностью.
Послушник не осмеливается нарушить молчание, его жесты становятся очень принужденными, как будто эти деревянные миски оказались шестью чашами Грааля. Хищник не спешит его ободрить. Послушник старательно прячет лицо, на котором написаны страх и стыд. Вина начинает вытекать из него сразу отовсюду - и из глаз, и из носа. Положение ужасно, потому что он не может осмелиться шмыгнуть носом, и тем более не может дать заметить хищнику что утирает сопли. До последнего момента он надеется что хищник отвернется раньше чем случится непоправимое, но непоправимое все же случается: в конце концов ему становится ясно, что у него из носа свисает какой-то полный позор и позор этот видит хищник. Наконец, послушник решается, и падает на колени перед монахом: "Прости меня, Макарий! Я не могу больше скрывать от тебя! Я - " - он не успевает договорить, потому что Макарий молниеносно зажимает его рот ладонью. Другой рукой он зажимает его нос, а ногами умудряется удерживать его во время судорог. Выгнувшись последний раз, послушник затихает. Макарий продолжает любовно удерживать тело за подбородок и плечи. Рот послушника открыт в жалобной гримасе, глаза закатились, по подбородку стекает слюна. Макарий некоторое время занимается тем, что, старательно высунув язык, пытается поймать им каплю слюны. Капля очень тягучая. Слышно как во дворе работает водяной насос.

Екатерина Шварцбраун   20.03.2007 12:30   Заявить о нарушении
А классно написано про монаха и послушника!
Мерси!

Феликс Бобчинский   30.10.2009 06:56   Заявить о нарушении