Не было печали...

Не было печали, купила баба порося. Именно  так можно охарактеризовать явление, произошедшее с семьей Мешковых. Семья, как семья была– папа, мама и дочка-студентка – первокурсница . Самая обычная семья, звезд с неба не хватала, а до луны тем более даже не пыталась дотянуться. Жили себе жили, никому не мешали, вполне обеспеченно жили в довольно просторной квартире. Любили и холили единственное свое чадо- Анечку.
Тот вечер выдался холодным, за окном метель начинала свою заунывную песню, а дома… Тепло, уютно, вкусно пахло ватрушками, голубцами, которые  Лариса Константиновна приготовила на ужин. В ожидании оного глава  семейства Глеб Викторович лежал с газетой на диване и принюхивался к вкусным запахам, доносившимся из кухни, а Анечка, воткнув в уши наушники, наслаждалась музыкой.

И только Лариса Константиновна собралась звать домочадцев к столу, раздался звонок. Он был, конечно же,  совсем некстати в этот момент.
–Глеб!– крикнула жена .– Открой дверь!
Глеб Викторович скуксился, но возражать не стал. И не пожалел о том, что ему первому довелось лицезреть это чудное видение, этого ангела, будто сошедшего с какой-то старинной картины. В белой курточке, отороченной пушистым хвостом белки,  и такой же шапочке стояла совсем юная  девушка. Льняные локоны, оторвавшись от своих собратьев , нахально струились  вдоль нежнейшего алебастрового личика, огромные синие, точно осеннее небо, глаза озорно глянули на него. Правда, их хозяйка, тут же потушила вспыхнувший шаловливый  огонек, опустив пушистые ресницы.
–Вы к кому, милая барышня?– ласково просипел Глеб Викторович. Голос отчего –то вдруг пропал.
– К Мешковым,– весело мурлыкнула девушка, сверкнув  невинными очами.
–Я…Это…Мешков,– кхекнув, промолвил Глеб Викторович.
–А…Мне Ларису Константиновну…
–Ларочка!– Глеб Викторович сделал почему-то шаг вперед, почти прилипнув  к девушке.– Это к тебе…
Лариса Константиновна нахмурилась. Она не любила, чтобы в такой ответственный момент, как ужин, кто-то вторгался к ним домой. Состроив приветливую физиономию, она выглянула.
–Что случилось?
Этот вопрос заставил Глеба  Викторовича вздрогнуть и быстренько отклеиться от прекрасной незнакомки. Глаза его заметались, как мыши, попавшиеся в клетку. Но, на его счастье, мысленно занятая ужином, Лариса Константиновна даже не заметила этого маневра. Взгляд ее устремился  к особе, посмевшей так не вовремя  вторгнуться и нарушить  привычный порядок. Не найдя в ней ничего примечательного, она поинтересовалась равнодушно.
–Вы ко мне?
Она не успела отстраниться, как белый клубок повис на её шее. Лариса Константиновна попыталась отодвинуться, но у шара оказались крепкие руки , которые не хотели размыкаться. Беличий мех при этом попал даме  в рот, нос и она закашлялась.
–Тетечка Ларисочка!– вопил белый клубок
–Но позвольте,– наконец, даме удалось оторвать от себя странное липучее существо,– вы не ошиблись?
–Не-ет!– пропела девушка и опять собралась броситься на шею, но Лариса Константиновна предусмотрительно отступила в сторону, и девица смешно замахала руками.
–Успокойтесь,– вытянув руку вперед, проговорила Лариса Константиновна,– и объясните всё.
–Я вас сразу узнала,– затарахтела девица,– я- Люда… Ну? Узнаете?– она сделала шаг вперед.
–Нет,– отрезала Лариса Константиновна,– и не надо  вот этих обниманий.
–Как скажете,- надулась Люда ,но, видимо, была не из обидчивых, сразу продолжила,– вы Зою Михайловну помните? Ну, ту, что из N-ска… Помните, вашу двоюродную сестру ? Так я её дочь. И приехала учиться на курсах маникюрш… Вот!–и радостно добавила.–И буду у вас жить!
–Ах, вот оно что!– протянула Лариса Константиновна.– Ну, проходи,  я очень рада тебя видеть. Сейчас поужинаем,  и ты всё расскажешь. Иди мой руки, полотенце на полке.
Подсуетившийся Глеб Викторович помог снять курточку. На секунду задержал её в руках, вдыхая аромат дешевых духов, и бережно повесил в шкаф.
–Мама,– никто не заметил, как в прихожей появилась Анечка. Она проголодалась и, не дождавшись приглашения, решила проверить, что же задержало маменьку,– она будет у нас жить?– глаза девушки  наполнились ужасом.
–Да, поживет немного. А что такого-то?
–Не было печали… ,– прошипела Анечка,– но я не согласна! Не хочу вот и всё.– Она сердито надула и без того пухлые губки.    Это была прелестная миниатюрная брюнетка с твердым характером. Ей всегда удавалось настоять на своем. Но в данную минуту она поняла, что её никто не услышит.
–Придется потерпеть,– Лариса Константиновна протянула руку, чтобы погладить Анечку по голове, но та дернулась, будто ее собрались укусить, и рука осталась висеть.
–Не хо-чу!- повторила она.– Зачем она нам? Вы пожалеете…
–Она родственница. И, думаю, будет жить не очень долго,– терпеливо пыталась объяснить Лариса Константиновна и вдруг повернулась к мужу, застав его с мечтательным выражением лица,– что это с тобой?
–А что такое?
– Да какое-то глупое блаженство образовалось на твоем лице…
–Вот видишь, мама,– довольно сообщила дочь,– папа уже запал на неё.
–Чего? Она же совсем девочка, как и ты…
–Ну и что?– Анечка фыркнула.-Кто сейчас на это смотрит…
– Это так?–Лариса Константиновна в упор уставилась на мужа.
–Что ты – что ты! Я думаю… Ведь Анечка права, это не совсем удобно,– вильнул он. И тут же  быстро добавил,– но если ты так решила… Пусть так и будет… Ты же знаешь, дорогая, я всегда на твоей стороне,– и чмокнул жену в плечо.
–Папа!
–Ничего, доченька, мы потерпим…
–Вот и договорились. А поживет в гостевой комнате. Люда! Ты скоро?
Так в семье появился еще один человек. Вроде бы и не чужой. Но и своим назвать сложно, ибо не жили даже рядом , да и знакомы практически не были. Человек взрослый со своими привычками, потребностями и желаниями. Лариса Константиновна отнеслась  к дальней племяннице, как к дочери, Глеб Викторович, казалось, спокойно встретил некоторые перемены, хотя трудно было догадаться, какие чувства бушевали при виде юной прелестницы в душе еще довольно не старого человека. Он старательно демонстрировал полное равнодушие ,  и только Анечка, следившая за ним, замечала и ласковый взгляд, и мимолетное касание руки, или чего-то еще, но пока молчала, только  кривила губы и  хмурилась. А Людмила  была мила со всеми, угодлива даже,  старалась подружиться с Анечкой, просила взять ее в свою компанию, но девушка  упорно не подпускала к себе новоявленную родственницу. Она многое подмечала, сердилась, что мать упрямо не замечает, казалось бы, очевидное. Особенно разозлилась, когда, вернувшись раньше обычного, увидела, как Людмила крутится перед зеркалом, примеряя её платья.
–Ты что это делаешь? Кто позволил?
–А что тут такого ?–округлила глаза Люда.– Мы же сестры, а сестры должны делиться.
–Какие мы сестры?! – запальчиво выкрикнула Анечка.– Я знать тебя не знала и сейчас не жажду… И …и я  брезгливая…
–Да-а…? А я  хотела попросить  разрешения завтра надеть на занятия вот этот свитерок, – Людмила ткнула пальцем в белый пушистый свитер, самый любимый  Анечкой.
–А еще что ты хочешь? –язвительно поинтересовалась девушка.–Может, и парня тебе своего подарить?
–Парня?– Людочка задумалась.–А он хорош собой?– глаза смотрели требовательно и серьезно. Но тут же засмеялась,– я пошутила.
А вот пошутила она или нет, как-то проверять не хотелось. И Анечка решила про себя, что постарается не приглашать друга  к себе домой.
Этот день у Анечки не задался с самого утра. Хоть и было это утро  сине-бело-розовым,  просто зефирным. Так и хотелось откусить кусочек. Синее-синее небо на востоке окрасилось  в нежно алый цвет, а на деревьях, земле лежал рыхлый, пушистый , выпавший ночью , снежок.  Ах, если бы красота могла повлиять на все последующие события.  Началось всё с того, что опоздала на лекцию,  затем поссорилась с лучшей подругой Алинкой.  Да и, как выяснилось, забыла дома реферат, который  готовила полночи… Настроение ухудшалось с каждой, как говорится, минутой, а  в таких случаях, и это всем известно, лучше сидеть дома и не высовываться. Вот и, плюнув на занятия, Анечка отправилась домой, а поскольку для поднятия тонуса требовалось сладкое подкрепление в виде шоколада, зашла в магазин, а потом по пути заглянула в другой, примерила платьице, купила и сумочку и вот только теперь, успокоившись окончательно, отправилась домой.

Тем временем Славик, потеряв подругу из виду и зная о её переменчивом настроении,  справедливо решив, что искать её надо в родных пенатах, отправился по её стопам, а поскольку настроение ему поднимать не требовалось, платье новое тоже, он прямиком притопал  к её дому. Дверь распахнула ему белокурая нимфа в полупрозрачном одеянии.  Славка вытаращился, растворив рот. А та только мило улыбнулась.
–А-а, вы, наверное, и есть Славик…,– жеманно мяукнула она,– хорош… Ален Делон в юности… Да.
–Ален…Кто?–отмер он.
–Делон,– усмехнулась Люда,– артист такой.
–А-а… Не знаю такого. А он красивый?
–Да,– кивнула барышня.
– И я похож?– польщенно лепетал Славик.
–И что это вас Анька прячет?–не отвечая, поинтересовалась девушка.
–Прячет? Меня? Ну, не знаю…Может, вас?
–Может быть,– согласилась Люда,– да вы проходите, чай попьем и…,– она так глянула на Славика, что у него вспыхнули щеки, будто на них расцвели багряные  маки. Славик сделал глотательное движение и, как загипнотизированный удавом кролик, потопал за очаровательницей. Они миновали кухню.
–А чай…
Людмила, обернувшись , усмехнулась и прошла в отведенную для нее комнату. Славик шагнул следом. Тонкие руки тут же обвили шею, легкий халатик соскользнул на пол, горячее тело гибкой лозой прильнуло к Славику. Он сжал девушку в объятиях и вскоре забыл обо всем.

Настроение Анечки уже было прекрасным. Зачем хандрить, если жизнь превосходна ,  она  любит и любима. Чего же еще желать? Открыв замок своим ключом, она сбросила сапожки и тут услышала характерные звуки из комнаты Людмилы.
–Вот стерва, привела кого-то,– Анечка шагнула к двери и распахнула её… Синие глаза Людмилы ухмылялись, лицо же было довольным, как у кошки только что налопавшейся сметаны, а Славик, оглянувшись на скрип, натянул одеяло на голову.
–Эт-то не то, что ты подумала…,– донеслось оттуда.
–Ну да… Вы там, наверное, в шахматы играете,–заметила Анечка будничным голосом.  Ей  было  невероятно больно. Хотелось вытащить из кровати этих двоих и таскать за волосы по полу, но она сдержалась…,– ко мне больше не подходи…

Сердце было разбито, в душе поселилась ночь. Теперь Анечка часто ускользала с занятий и бродила по городу. В тот день было сыро и холодно. Серый день , казалось, будет длиться вечно. Сыпал мелкий колючий снег. Анечка, прогуливая в очередной раз, замерзла. Она тихо вошла в свою квартиру, радуясь, что родители на работе, а ненавистная родственница на своих курсах. Повесив шубку, она уже собралась скрыться в своей комнате, как услышала смех. 
–Опять развлекается… Опять со Славкой, наверное… Ну я сейчас покажу им,– она рывком распахнула дверь в комнату Люды и остолбенела. Людмила кувыркалась с её отцом.
–Аня?!– растерялся Глеб Викторович.– Ты зачем здесь?
–Я?! Я зачем?!– запальчиво выкрикнула Анечка.–Это ты зачем?!–она бросилась в свою комнату и заперлась.
–Анечка,– в дверь поскреблись,– Анечка, ну прости ты меня…
–У мамы проси прощения!
–А вот этого не надо делать… Не говори пожалуйста…
Анечка промолчала. Ей было жаль мать. Она любила её, хоть и злилась ужасно.
-Ну как можно быть такой слепой курицей?!– думала она.– Как можно не видеть того, что происходит прямо под носом?


Наступивший вечер прошел в напряженной обстановке. Анечка хмурилась, Глеб Викторович нахваливал стряпню жены. Люда тоже старалась угодить, при  этом насмешливо посматривая на Анечку. И только Лариса Константиновна была весела, щебетала, как беспечная птичка.
–Глеб, ты не забыл, что мы завтра идем к Зайцевым в гости? Они давно нас зовут в баньке попариться.
–Завтра? А на работу?
–Ой, ну ты совсем заработался,– засмеялась Лариса Константиновна,– выходной ведь завтра.
  Родители уехали рано. Когда Анечка появилась на кухне, там уже возилась Люда. На плите в кастрюльке булькала вода.
–И чего ты злишься?– весело поинтересовалась Люда.
–А ты не знаешь?
–Ой, подумаешь! Что тут такого?! Ну, влюбился твой папик в меня… Обычное дело.
–Влюбился?! Да это ты его соблазнила…Ходишь перед ним полуголая, вертишь своим…хвостом… А ничего ,что он женат, а жена его твоя тетка?
–Тетка? Ну и что? Курица она! Надо держать, что имеешь или делиться…,– она хохотнула,– а я пока молода, буду пользоваться и тебе советую завести папика…
–Ну, ты и дрянь… Ты просто свинья!
–Даже если и так?–Люда дернула плечиком.– Что с того? Он хорош что ли? Если хочешь знать, мы давно с ним спим…Он и машину мне подарил… Вот так-то!– она поставила кастрюльку с горячей водой на стол, намереваясь подержать над ней лицо. Она считала, что так кожа лучше очищается…
–Врешь!
–Вру-у? Дудки… Подойди к окну и посмотри… Видишь, красненькая новая машина…Видишь?
Машина и правда стояла. Она, как будто дразнила, сверкая новизной  в солнечных лучах.
–Вот так-то! – с довольной физиономией Людмила наклонилась над еще клокочущей жидкостью.
И тут произошло неожиданное. Отвернувшись от окна, Анечка, схватив обидчицу за волосы, макнула её лицом в кипяток. Люда замахала руками, закричала…
–Вот так-то! Теперь на тебя никто не посмотрит!


Рецензии
Увлекательно написано.

Игорь Леванов   04.04.2020 08:05     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.