Тёмный сыр. Часть 2

9

    Если ты совсем опух,
    Если ты совсем зажрался,
    Не ори же как петух,
    Вспомни, как во всем нуждался.
    /Странствующий поэт

- Как же я задолбался! - воскликнул стражник за одним из столов.

- Ты о чем, Бил? - поинтересовался его сосед и собутыльник.

- Да я в целом, эта ужасная работа, от которой все тело в мозолях и соли, этот грязный город, в котором святые вши и святая грязь на каждом. Нет, я ничего не имею против религии и понимаю, что благодаря всему этому мы становимся чище духовно. Но вот чисто физически я задолбался. Почему мы не можем жить так, чтобы было легко и просто? Найти какой-то другой путь к просветлению и чистоте души. Без вот этих всех страданий и испытаний, - пьяный стражник говорил все громче и громче.

- О, как тебя развезло. Так если что-то не нравится, меняй это. Все же в твоих руках. Уволься с работы и езжай куда хочешь. Найди себе подругу, влюбись. Путешествуй и наслаждайся жизнью. Если твоё счастье в этом, конечно. А вот про варианты просветления лучше говори тише. Думаю, ты еще не забыл, как последнего подобного "учителя" сожгли, - рассудительно заметил Рик.

- Боюсь, - внезапно тихо отозвался Бил.

- Чего же?

- В первую очередь, разочароваться в этом мире. Знаешь же ,как говорят: «Хорошо там, где нас нет, а там, где мы есть, всегда плохо». Может все же дело во мне.

Во вторую очередь, боюсь, что меня просто поймают и повесят за измену или за что-нибудь ещё. Не знаю, как еретика, например. Времена же такие. Сам вон помнишь про того парня, что сожгли за то, что назвал церковь борделем, или как он там их назвал.

Ну и в третьих, это голод. Почти все же голодают. Кроме богатых и зажиточных купцов, конечно. Тут хоть и протухшая еда, но она хотя бы есть, - грустно перечислил буйный посетитель.

- Это все больше звучит как оправдание. Пока не попробуешь, так и не узнаешь, дело в тебе, или это просто место не твоё. А повесить тебя и на службе могут, коль захотят. Как говорится, причина всегда найдётся. Что-что, а основания для казни церковь находить умеет.

Еду всегда можно найти. В конце концов, у тебя же руки не из жопы. Охотиться и рыбачить умеешь. Навыки с учений тебе в помощь, - продолжал спокойно рассуждать Рик, стараясь успокоить друга, чтобы не мешать уже периодически посматривающих в их сторону посетителям.

- Тоже верно. Знаешь, наверно, ты все же прав. Во всем. Я просто ищу оправдания своей лени. Решено, завтра пишу заявление и валю подальше из этой помойки. Ты со мной? - успокоившись, Бил внезапно встрепенулся и стал уверенным.

- Вот и правильно. Нечего сопли по столу размазывать, он и так весь облеванный. Что до компании, прости, но нет. Мне кажется, мое место тут. Да и, в конце концов, вдруг все же вернёшься. И я тогда смогу помочь тебе снова устроиться.

- Возможно. Тогда давай выпьем за выбор, место и, черт побери, нашу дружбу!

- Давай.

На следующий день Бил действительно уволился, начальник с грустью в глазах, но молча принял от него сданное снаряжение и, пожав руку, пожелал удачи. Бил выехал из города в тот же вечер. Возможно, именно это его и спасло. Хотя бы на время.

***

Знаешь, читатель, ведь на самом деле никто не заслуживает смерти. Хотя признаться, иногда думаю иначе. Когда какой-нибудь алкаш докапывается на улице до девушки. Или вон тот козёл на десятке меня подрезает. В такие моменты думаю, что их служба в жизни достойна награды в виде смерти. Правда, когда остываю, такие мысли уходят. Думаю, у тебя чаще всего тоже, да? Наверное, мы с тобой слишком добрые.

На самом деле, у всех ситуаций есть причина, иногда, правда, от попавших в неё героев независящая.

И все же, смерть всегда печальна.

Потому мне всегда грустно, когда вспоминаю эту историю. Особенно удивляясь тому, как же я смог выжить. Еще больше тому, что именно нас спасло.

В те времена мало бы кто нам поверил. А за жесткое убеждение могли сжечь на костре. Вот мы и молчали, даже после того, как узнали. Впрочем, и сейчас мало кто поверил бы. Разве что нынче не сожгут. По крайней мере, публично. С целью вылечить других умалишенных, что будут стоять в первом ряду.

Зря. Зря ты решил, мой добрый друг, читать эту историю. Лучше бы пошел посмотреть пару новых серий мультфильма про круглых мультяшек, чем узнавать про смерть.

Моих стараний по улучшению всей мрачности истории вряд ли достаточно, и раз уж решил читать, прими мои извинения за возможно испорченное настроение.

Прежде чем читать дальше, зажми нос. Что будет в следующих главах, слишком смердит.

10

    - Говорят, глашатаи первыми узнают о происшествиях. Хрен там. Первыми узнают те, кто работает с жертвами от этих происшествий. Если сами выживают.
    /Трактирщик, что становится философом после трех кружек хмельного

Трупы. Трупы. Трупы. Вокруг были одни трупы. Их запах чувствовался задолго до того, как можно было разглядеть глазами, что за куча впереди. Гробовщик был в шоке от количества трупов, что доставили ему к вечеру. За последнюю неделю, после объявления церкви о приёме трупов без разбора, Боб привык, что ему почти перестали привозить трупы. Ему понравилось упаковывать всего по паре штучек в день вместо десятка, в основном, это были богатеи. А тут сразу полсотни за вечер, и все вперемешку. И это при условии, что бездомных хоронить поручили стражникам самостоятельно, дабы немного его разгрузить.

Даже в прошлом году, когда было массовое отравление, ему привезли всего пару сотен за неделю.

Что, по сути, немного больше нормы в десять тел в день.

Плюнув в сторону, он пошёл за китовым крюком. Его братец весьма удачно угодил с сувениром.

Боб его применял, конечно, не для китов. А для того, чтобы вытаскивать особо ценные кусочки из общей кучи. Те тела, что были родственниками богатеев. Их нужно было хоронить в гробах. На остальных же было всем плевать. К тому же в карманах ценных трупиков иногда были весьма ценные вещи.

Отличал же он особенных от остальных по более вычурной одежде в ярких тонах.

Насколько это было возможно среди всей этой гнили и грязи, что налипла при доставке. Мало кто заморачивался с тем, чтобы довезти труп без падений в грязь, сточную канаву или ещё куда.

Некоторые родственники даже наоборот, обмазывали труп навозом, прежде чем привезти его к Бобу.

Вначале своей работы гробовщик думал, что это делают специально, чтобы он не прикасался к телу или уж тем более, не проверял карманы. Потому ему объяснили про манифесты церкви о святости грязи, и как она помогает достигнуть святость души. Сдержавшись тогда от дикого хохота, он спокойно взял кусок сырой земли, приправленную свежим лошадиным дерьмом, и показательно натёр им лицо только что привезённого брата клиента, естественно, мертвого.

После такого поступка его голова тогда ждала оплеуху или что похуже. А в итоге получил восхищенные взгляды и неплохие чаевые.

С того момента он периодически повторял такой ритуал для особо верующих богатеев. Раз на двадцатый ему уже не хотелось ржать во весь голос. На тридцатый и вовсе сие действие надоело. Но слава шла впереди него, и клиенты уже сами просили натирать их покойных родственников его «особой», горячей и свежей смесью за пару монет. Кто-то даже стал покупать для процедур.

Как итог, его лошадь своим дерьмом зарабатывала не меньше своего хозяина.

Эта мода про обмазывание ушла в массы, и более бедные не могли себе позволить пару лишних монет для его «особой» смеси и создавали свою из коровьего навоза.

Услышав слухи про него и его «особенную» смесь на рынке, Боб лишь плюнул и выругался.

Он искренне не понимал, как могла его шутка над очередным религиозным манифестом превратится в целый новый серьёзный и модный обряд, на котором все помешались.

Сам он в религиозную чушь насчет святости грязи не верил. Никому, конечно, не говорил. Особенное после того случая, все же лишних денег не бывает. И они, как говорится, не пахнут. Но не верил.

Сходив за крюком, легендарный гробовщик стал рыться в куче и потихоньку доставать оттуда те гнилые тушки, что были ярче остальных.

Достав последнего, проверил у всех карманы. Урожай на этот раз был скудный. Несколько монет, пара колец и три меховых чучела против блох.

Монеты и кольца он кинул в карман, чучела отнес в сундук у дома.

Завтра один знакомый ушлый торгаш заберёт их в обмен на свежую еду, после чего продаст их на рынке.

На предпоследнем трупе желудок не выдержал, и Боб сблевал прямо на тело.

За годы работы ему казалось, что у него уже иммунитет к этим трупам. Но в этот раз вид и запах вывел его из равновесия. Что-то было не так.

Чуть отдышавшись и отойдя в сторону, он еще раз посмотрел на этот странный труп.

Сблевав под ноги, гробовщик едва удержался, чтобы не упасть в остатки собственного обеда.

Взглянув в третий раз, он все-таки смог сдержать очередной порыв и, наконец, нормально разглядел причину его внезапного прочищения желудка через рот.

Труп был черный. Весь. Как будто обугленный. Но при этом запаха гари не было. Да и яркая одежда была цела. Местами он видел органы. Они были темно-красного цвета, но уже тоже начали чернеть. Приглядевшись, он заметил, что органы видны из-за аккуратных разрезов и, судя по краям разреза, они были сделаны уже после смерти. А значит, этот труп был у какого-то доктора на вскрытии. Такое бывало, но обычно от докторов трупы были в более презентабельном виде. И не такие черные.

Если вообще бывали. Чаще после докторов трупы, в принципе, ему не доставляли. Боб не знал и не хотел знать почему. А этого почему-то доставили.

Этот ужасный запах. Запах был самым ужасным, что когда-либо улавливал его нос. И это было самое страшное, если по-прежнему помнить его работу. Запах гнили стал ему приятен. Этот новый «аромат» был хуже привычного запаха смерти. Тот вызывал спокойствие и смирение. А этот вызвал страх и панику. Хотелось бежать. Прятаться. Вид источника этого смрада лишь усиливал все эти чувства.

Главный по трупам был не из пугливых, и диарея появлялась не часто.

Но сейчас он ощутил, как штаны стали тяжелее. Это вынудило несчастного гробовщика оторвать свои круглые от ужаса глаза от трупа и начать действовать.

Не задумываясь о последствиях, Боб кинулся в дом, и как можно быстрее переоделся и подтерся, собрал самые необходимые вещи. Пока собирал вещи, вспомнил слухи и недавнее пророчество, что их породило, от чего стал все делать еще быстрее. Запряг свою лошадь и закрепил на ней собранные пожитки.

Потом наспех закинул тела богатых, бедных, нищих и главное, тот самый ужасный черный, как смоль, труп в подготовленную яму. Туда же закинул остальные материалы для розжига. Поджег эту кучу трупов вместе со своим домом и, оседлав свою единственную подругу, ринулся галопом куда глаза глядят, подальше от этого проклятого города. Уже по пути вспомнив зрелище и запах, что, казалось, двигался за ним, сблевал еще раз на полном скаку.

11

    Ты ушлый хитрец и купец?
    Ешь, пока можешь, мехами торгуй,
    Но однажды и ты наконец,
    Получишь жирный вонючий....
    /Королевский поэт Меховский

- Это Джон, по поводу сделки, мы виделись вчера днём, - громко сказал переодетый в местную одежду убийца, стуча в дверь купца.

Вскоре дверь открылась, и навстречу вышел сам Артур Тревиль.

- Добрый вечер, проходите. Ужин как раз готов.

- Я бы предпочел без ужина. Все же я тут по делу и очень спешу.

- Что вы, у меня принцип. Я не заключаю сделки на голодный желудок. И вам не советую. К тому же мы договаривались. Проходите уже, - строго, поучительно и чуть свысока проговорил Артур, после чего неторопливо и властно указал в сторону столовой, закрывая входную дверь, дождавшись когда Джон, наконец, пройдёт внутрь.

- Обе телеги стоят у вашего дома на заднем дворе. Первую вы уже смотрели, вторая такая же, можете проверить хоть сейчас. Во второй даже больше, так как из первой мне пришлось немного продать, чтобы расплатится за трактир, - стал почти на автомате докладывать о деле странный гость, проходя в столовую и не дожидаясь разрешения, сел на один из стульев.

- Не переживайте, я видел телегу и уже осмотрел товар. Между прочим, это было не просто, один из ваших кучеров не хотел подпускать. Он как только приехал, зашёл, чтобы предупредить меня, но на мою просьбу показать товар, что-то пробубнил, поругался, очень долго ругался, затем вышел на улицу. Не знаю, что заставило его изменить свою позицию, но когда я через несколько минут все же вышел во двор, он с довольным видом стоял и курил. На мою повторную просьбу легко согласился. Весьма забавный у вас кучер, с нестабильным таким настроением, - задумчиво и немного весело рассказал Тревиль, вспоминая этот инцидент, проходя следом и садясь напротив.

- Да он, наверно, устал с дороги. Пока не покурит после переезда он и меня не подпускает к грузу. Зато кучер он отменный. Быстрый, осторожный и молчаливый, - он уже знал, что именно изменило настроение его кучера, но говорить купцу, что его наёмный слуга превратил двор уважаемого человека в бордель, посчитал не уместным. Джон неспешно оглядывался по сторонам, осваиваясь в доме, и проверял возможные отходные пути в случае, если что-то пойдёт не так. Судя по обстановке, этот Артур был довольно богат, вся мебель смотрелась дорого и ново, каждая деталь помещения кричала о том, что она самая лучшая и самая дорогая. На удивление, хозяин совсем не хвастался всем этим, по большей степени говоря о каких-то местных слухах и поэтах. Джон его не слушал, потому что все же не настолько хорошо выучил их язык и, следовательно, не все понимал, да и ему просто было не интересно. Услышав знакомое слово, гость, наконец, переключил внимание на своего собеседника.

- ... лицензия? Её не было во второй повозке, у кучера тоже, - немного подозрительно спросил Артур, вспомнив о бумаге.

- Да, да. Конечно. Она у меня, я забрал её ещё в лагере у города. Когда кучер делал перерыв на перекур. Но вы понимаете уже, о чем я, - почти на автомате соврал Джон, приплетая сюда ранее обговорённую ложь насчёт кучера и факты про перекур, с которыми столкнулся сам купец. Лишь в конце он немного напрягся, услышав шаги сбоку. Обернувшись в сторону лестницы, увидел красивую девушку с роскошными волосами. Эта его немного расслабило. Так как он ожидал увидеть стражу или наемников.

- О, знакомьтесь. Эта моя дочь. Агнесса. Она тоже будет ужинать с нами. Вы же не против? - хитро улыбаясь и наслаждаясь красотой дочери, проговорил Тревиль.

Не дожидаясь того, что скажет Артур, убийца вскочил на ноги, повторил тот самый жест, который местные называли «реверанс», сделав странное движение ногами и убирая шляпу за спину. Взяв руку девушки, поцеловал ей запястье.

- Конечно, не против. Приятно познакомиться, меня зовут Джон, - стараясь как можно сильнее сыграть местного галантного аристократа, отозвался гость.

В этот момент сзади со шляпы, пожалуй, лучшего актёра в этом городе, собралась капля помоев и капнула на голову отцу Агнессы. Тот сделал вид, что не заметил.

- Прелестно. Наконец-то все в сборе. Можно подавать еду. Несите, - невозмутимо проговорил Артур, а последнюю фразу даже излишне властно.

Прислуга словно только и ждала команду, довольно шустро выбежала и стала заставлять стол разными блюдами. В основном, конечно же овощами, но несколько блюд было и с мясом. Джон передернулся, вспомнив свой ужин в трактире, и предположил, чьё именно мясо в этих блюдах. Запах тут был, конечно, приятнее, но насчет общего качества продуктов он по-прежнему сомневался.

Довольно быстро решил, что будет просто накладывать те кулинарные изыски, в которых только рыба и овощи, на всякий случай. И, в конце концов, попробовать все разом почти нереально.

Наконец, стол был заставлен и прислуга скрылась. Агнесса не прикасалась к еде, ждала, когда отец начнет кушать. Джон решил последовать примеру, подумав, что это, наверно, местное правило этикета. У него на родине тоже есть подобное. Первым должен начать есть хозяин.

Ждать долго не пришлось. Артур оглядел стол, и довольно хмыкнув, наложил ближайший салат и преступил к еде.

Его примеру последовали и дочь с гостем.

Неожиданно для "купца-мясника издалека" весь ужин прошел почти полностью молча. Вопросы и ответы, что периодически прерывали чавканье, касались лишь еды и просьб передать то или иное блюдо.

Довольно быстро Джон заметил, что все виды еды на столе, на самом деле, были клонами друг друга с малейшими изменениями. И если учесть эту особенность, то суммарно их было всего штучки три-четыре. Одно с мясом, два с рыбой и последнее чисто овощное. Но внешне выглядело впечатляюще. На вкус же терпимо. Не выворачивало наружу и ладно.

В тишине убийце было кушать крайне не привычно, и он нагло пялился на девушку.

Она ему очень понравилась и доставляла хоть какое-то удовольствие. В основном, эстетическое.

Артур заметил эти взгляды и был крайне доволен. Раз его план работает, значит, он сможет сбить цену хотя бы на треть.

Он уже успел получить заказы на эту продукцию. И распределил между своими клиентами. Мех уйдёт ткачам и кожевникам, часть мяса уйдет его личным мясникам на рынке, часть по известным трактирам. Меньше чем за пару дней он все свои деньги отобьёт. И заработает достаточно, чтобы переехать в город покрупнее.

Тревиль считал, что уже перерос этот. Нужно развиваться и идти выше. Еще и эти слухи про конец света, что ходят последнее время, слишком сильно его смущали. Что бы они ни значили и какое основание не имели, грядет, что-то нехорошее. Именно поэтому он заказал мечи для своей прислуги и тайно нанял учителя, чтобы обучил их ими владеть. Наёмникам он не доверял, как и страже. А прислугу в своё время он подбирал лично и очень тщательно. В них он был уверен.

После окончания ужина Артур назвал свою цену. На треть меньше ранее обговорённой. Решив пойти лоб.

- Но эта же сумма почти на треть меньше ранее обговоренной! - сделав вид, что очень возмущен, воскликнул Джон. У него мелькнула мысль, что если бы он не стал убийцей, то все-таки вполне бы смог стать действительно хорошим актером.

- Все верно, я пересмотрел рыночные цены. И посчитал, что даже деликатесное мясо, привезенное издалека, не должно стоить дороже, чем в два раза. К тому же, оно все же портится, и надо успеть его продать. Так что? Вы согласны? - абсолютно спокойно и уверенно обосновал решение ушлый купец.

Агнесса уже не первый раз была на подобных встречах отца. И знала, что не должна при посторонних говорить что-то против отца. Но услышав сумму, она с трудом себя сдержала. Но на этот раз по совершенно иному поводу.

Впервые она была возмущена не наглостью и жадностью отца, а его щедростью. Он впервые так дорого что-то покупал. Все же сдержавшись, она лишь удивленно посмотрела на отца, задавая немой вопрос.

Тот же в свою очередь, выглядел совершенно спокойно и уверенно. Ответил на вопрос дочери едва заметным кивком. После чего, бросая взор на гостя, как бы намекал дочери выполнить свою работу.

Джон заметил все. И удивление дочери. И их немое общение. Такая уж у него работа, замечать такие вещи. Потому, когда Агнесса тихо и аккуратно подошла к нему и потянулась к уху что-то прошептать, он был уже готов услышать непристойное предложение от этой юной девушки. Воспользоваться её телом взамен на скидку. Убийца уже даже заранее согласился. Ибо девушка действительно вызывала желание своей прекрасной фигурой. А товар продать был готов и вдвое дешевле. Но услышал он немного другое.

- Отец ждёт, что я вас уговорю на эту цену непристойным предложением. И я делаю это предложение. Комната наверху в нашем распоряжении. Но не могу не отметить, что я никогда не слышала столь щедрой цены от своего отца. Обычно он сбивал цену как минимум вдвое. Так что советую согласиться, - нежно и тихо прошептала девушка, так, чтобы её слышало только одно ухо. Затем аккуратно и все так же крайне нежно она провела рукой по торсу Джона.

- Хорошо. Я согласен. На оба ваших предложения, - немного удивляясь ситуации про себя и совершенно невозмутимо внешне ответил продавец. Разве что в штанах стало немного тесно.

- Тогда по рукам. Мешочки будут ждать вас здесь, когда вы спуститесь, - с этими словами Артур достал 7 мешочков с монетами и бросил их на стол. Он был крайне доволен собой, - Прошу меня простить, думаю, мы уже не увидимся, мне нужно распределить только что полученный товар. Приятно было иметь с вами дело, - после этих слов Тревиль удалился в свой кабинет.

Агнесса хотела было уже увести наверх своего подопечного, взяв его за руку, но тот притормозил её. Девушка удивленно подняла бровки.

- Вы передумали? Я вам не по нраву? - немного обиженно надувая губки, спросила дочь купца.

- Нет, что вы. Вы прекрасны. Просто предпочитаю не оставлять свои деньги без присмотра, - с этими словами Джон закинул все мешочки с деньгами в свою сумку, после чего с явным наслаждением схватил юную девушку за ягодицы.

- Так-то лучше. А то мне не хотелось бы расстраивать отца. Он не любит нарушать условия сделки, - удовлетворенно и с легким возбуждением проговорила девица, не отстраняясь. Вновь взяв за руку своего гостя, неторопливо повела его наверх. В уже приготовленную комнату.

Забрав деньги, Джон успокоился и расслабился. Он даже не стал пересчитывать монеты в мешочках. Это не имело значение. Одну из главных задач он уже выполнил. Теперь можно было отдохнуть и позволить этой милой девушке ему в этом помочь.

12

    Наше общество ослепло от двух видов проституток. От тех, что почестнее в борделе. И тех, что полживее в церкви.
    /Последние слова ученого перед сожжением

- Эрик, у меня для тебя сюрприз! Сегодня мы празднуем наш день рождения! - радостно воскликнула Лола, открывая дверь и встречая брата.

- Да? Неужели ты смогла достать мясо? - устало удивился ученик местного лекаря.

- Именно! - гордо ответила сестренка.

- У кого-то украла? Я слышал про потасовку у лавки мясника на рынке. Это ты устроила? Сколько раз уже говорил, не стоит заниматься воровством! Даже если хозяина нет или он пропал, - осуждающим тоном заговорил Эрик.

- Да как ты вообще посмел подумать? После того предупреждения я перестала воровать. Честно-честно! - возмутилась Лола, чуть топнув ножкой, - заработала честным женским трудом, и оплатой была пара тушек каких-то зверьков. Белки вроде.

Мех я уже обменяла на семена, овощи, сыр, хлеб и вино. После чего сварила супчик и запекла мясо, - все так же гордо затараторила сестренка, упустив, что сыр ей подарил один знакомый воришка, который спер его у какого-то кучера за городом. Вино она выпросила у Нормана, естественно как оплату за секс. Правда, ему она так не сказала. Просто флиртовала, создавая у него иллюзию, что влюблена в него. В какой-то момент даже ловила себя на мысли, что он ей и правда нравится.

- Эхх, знаю я твой женский труд. Не намного лучше воровства. Но хоть не наказуем законом. Однажды я получу духовный сан, и тебе не придется больше этим заниматься, - расстроенно, но уже спокойнее проговорил Эрик, падая на стул возле стола.

Лола тут же подлетела к столу и стала накладывать в тарелки приготовленные "изыски". Жидкий супчик с небольшим количеством овощей, ножку от запеченной тушки. Она сказала, что купила овощей. Но количество было не большим, и она не хотела тратить все сразу.

Сама она поела чуть раньше. После чего примерно час лежала, не веря в своё счастье, наслаждаясь сытостью и послевкусием мяса.

Ловко разлив немного вина в треснутые стаканы, и порезав необычно тёмный сыр на закуску, села напротив брата.

- Ну что ж, братец! С днём рожденья нас! Надеюсь, мы все же сможем выбраться из этой дыры! Или хотя бы не умрём. Приятного аппетита! - поздравив и пожелав, Лола почти в один глоток выпила свою порцию и стала быстро закусывать сыром.

- И тебе сестрёнка с днём рожденья. Выберемся, я знаю. Не умрём, Бог нас защитит, - отозвался Эрик и, сделав пару маленьких глотков, принялся хлебать супчик, закусывая ножкой запеченной "белки". Заметив, чем стала закусывать сестра, удивился.

- Это что, такой сыр? Почему он такой тёмный? - не прекращая есть, спросил он.

- А не знаю, какой-то привезенный издалека. Я не стала уточнять. На вкус очень даже приятный. И довольно сытный. Хочешь? - наслаждаясь праздником, отозвалась Лола.

- Нет! Не доверяю я всему тёмному и черному. Особенно после пророчества.

- Как хочешь, я тогда доедаю.

- Доедай. Мне супа с мясом хватит. Кстати, очень вкусно. Ты умница. Мясо прям очень хорошо получилось, - доев супчик, Эрик уже полностью перешел на "бельчатину".

- Ага. И гораздо вкуснее, чем тот кусок свинины, правда же? - доедая сыр, спросила сестренка.

- Кхе..кгрхх... Да! Агх... Вкуснее, - от внезапного упоминания того куска человечины, братец поперхнулся. Он уж думал, что никогда не вспомнит о том случае. Но, кажется, забыть не сможет.

- Все хорошо?! Кость? - озабоченно и, испугавшись, спросила Лола.

- Да нет, просто воздух. Все хорошо, - проглотив кусочек и запивая остатками вина, ответил Эрик.

Спустя несколько минут они уже оба лежали и наслаждались сытостью и послевкусием. Лола - послевкусием сыра. Эрик - послевкусием мяса.

В этот момент они были действительно счастливы.

Возможно, если бы они знали, что это за мясо, и какие будут последствия, эмоции были бы у них другие. Кто знает. Наверное, хорошо, что не знали. Хотя бы так они смогли немного побыть счастливыми.

13

    Хорошее заведение - это то, в котором идиоты - клиенты, а не персонал. /Владелец дорогих борделей и трактиров

Норман и Давид зашли в долгожданный трактир и уселись за самый чистый столик, что смогли найти. На удивление обоих, тут не воняло рвотой и гнилью. Теперь они поняли, почему это место считается самым приличным и дорогим. Здесь было гораздо чище, чем в любом другом трактире города. Довольно светло. Мебель была не поломана и, в целом, здесь было уютно.

Норману, правда, было немного непривычно от того, как тихо было по сравнению с другими такими заведениями.

Спустя пару минут к ним подошла обаятельная девушка принять заказ. Оба кузнеца удивились и этому. Обычно заказ приходилось орать через весь трактир, либо подходить к стойке, у которой всегда куча народа. Так как почти везде в трактирах заказы принимал сам трактирщик.

- Добрый вечер. Что желаете? - вежливо и учтиво спросила официантка.

- Напиться! Прям как можно сильнее! - не задумываясь, воскликнул Норман.

- А еще нам бы хотелось попробовать то самое ваше новое деликатесное мясо, о котором ходит столько слухов, - более сдержанно сказал Давид.

- Хорошо. Полагаю, для начала вам хватит по два бокала пива и сушеной рыбки к нему?

Оба брата переглянулись в шоке от того, как точно с заказом угадала девушка. Ведь Норман ничего внятного насчет выпивки не сказал.

- Да. Все верно, - внезапно вежливо проговорил Норман.

Официантка довольно улыбнулась и убежала к стойке.

- Офигеть! Давид. Ты меня убедил. Я хочу зарабатывать столько, чтобы ходить только в такие трактиры. Эта милая девушка словно мысли прочитала. Обычно на такие мои возгласы шел повторный вопрос, что же все-таки собираюсь пить. А тут на тебе. И "для начала", и "два бокала", да еще и про закуску сразу подумала и сказала, - восторженно заговорил братец.

- А ты как думал! Это приличное заведение. И отношение здесь соответствующее, - не менее шокированный, но более сдержанно отозвался Давид.

Ждать им пришлось не долго. Не успели они обсудить все плюсы таких заведений, как все та же милая официантка принесла им четыре бокала с пивом и миску с сушеной рыбкой. Но, увы, и с плохой новостью.

- Уважаемые, от лица трактира "Козел и свинья" приношу извинения, но то самое мясо, о котором вы наслышаны, сегодня уже закончилось. Новая поставка будет на днях. И если ваше желание не пропадет, можете прийти, и мы сделаем вам скидку на любые блюда из этого мяса. Сейчас же я вам могу предложить только вяленного лося и фаршированную белку, - немного грустно и явно расстроенно пролепетала официантка.

- Жаль, очень хотелось попробовать чего-то нового. Давай и лося нам, и белку, - чуть подумав, решил Давид.

- Как скажете. Белку придется немного подождать, но она уже скоро будет, - с этими словами девушка еще раз улыбнулась и убежала дальше.

- Офигеть! Сегодня я впервые попробую лося, белку, а на днях еще и новое мясо со скидкой, - еще пуще прежнего восторгался Норман.

- А главное, ты уже попробовал хорошее отношение! - поучительно заметил старший брат.

- Несомненно. Даже дебоширить не хочется. Вот что значит - атмосфера решает.

- То-то же.


Рецензии