Чайковский, или на что готов мужчина ради поцелуя

- Можно? – высокий мужчина с аккуратной бородкой и подносом в руках вопросительно улыбнулся.
- Да, пожалуйста, - Лиза вежливо кивнула, взглянув на такой же как у неё бэджик на синей ленточке. «Сколько же народу на эту лондонскую конференцию понаехало, полная университетская столовая. Интересно, а этот симпатичный бородач откуда?» – пытаясь прочитать надпись на бэджике, она невольно прищурилась.
  Заметив изучающий взгляд незнакомки, мужчина приветливо улыбнулся:
- Привет, я Питер Бэнсон, факультет культурологии, University of Westminster, Department of Languages and Cultural studies (разговор естественно шёл на английском, для удобства читателей перевожу). А вы откуда?
- Я из России, МГУ имени Ломоносова.
- О, Москва! – c энтузиазмом воскликнул бородатый. – Я в России довольно часто бываю, Москва, Петербург, Клин.
- Москва, Петербург понятно, а чем вас Клин привлёк?
- Там жил Чайковский, великий русский композитор, музыка которого звучит в мире каждые три минуты. Жизнь и творчество Петра Ильича – тема моих исследований.
  Окинув англичанина внимательным взглядом, Лиза невольно улыбнулась: «Действительно, Чайковский, совсем как на портрете, что в Большом зале консерватории. А я-то думаю и кого он мне напоминает, точно Чайковский -  такая же аккуратная бородка, усы, только не седые, а русые».
- Что? What?
- Вы удивительно похожи на Чайковского.
-  Спасибо за комплимент, – явно польщённый сравнением, Питэр довольно улыбнулся, - кстати, мало кто знает, что Чайковский родился не в Клину, а в маленьком городке на Урале.
- Вы имеете в виду Воткинск?
- Да, а вы откуда знаете? – удивился профессор.
- Вы не поверите, но я в этом уральском городке провела целых семь лет, у меня отец военный там на заводе работал, а в доме Чайковского была музыкальная школа, где я училась, однажды даже играла на его рояле. Самым лучшим ученикам по классу фортепиано в конце учебного года предоставлялась такая честь.
- Вы играли на рояле самого Петра Ильича?! – восторженно воскликнул англичанин, - прикасались к инструменту, клавиши которого помнят руки великого композитора? Наверное, это невероятное ощущение, нечто совершенно особенное. Расскажите мне, что вы тогда почувствовали. 
   Голос профессора звучал с таким искренним энтузиазмом и заинтересованностью, что Лиза немного растерялась.
-  Ну, что сказать, мне было семь лет, я была в красивом голубом платье, которое мне сшила мама, и этот рояль был белого цвета, представляете? Единственный раз в жизни играла на белом рояле.
- И что вы исполняли? – не унимался любитель творчества Петра Ильича.
- Осеннюю песенку из «Времён года». 
- Очень интересно. А знаете, что? Давайте сегодня вечером вместе поужинаем, и вы мне подробнее расскажите про родину Чайковского, вы же сказали там семь лет прожили, всё, что помните. Мне всё интересно.

    За увлекательной беседой время в ресторане пролетело незаметно, и Питэр пригласил Лизу заехать к нему домой продолжить разговор и послушать первый концерт Чайковского, на что она, будучи особой в высшей степени любопытной, согласилась без лишних колебаний. «А вот интересно, что будет и как этот английский Чайковский себя поведёт?» - подумала она, украдкой бросая взгляды на своего собеседника, - тем более он мне нравится».

    Оказавшись в просторной гостиной небольшого домика в типично английском стиле, Лиза с интересом стала осматривать жилище профессора, стараясь по атмосфере угадать характер хозяина дома. Пианино, стопка нот на журнальном столике, портрет Чайковского на стене, встроенные полки с книгами, несколько фото в строгих рамках, среди которых она разу обратила внимание на фотографию симпатичного загорелого парня на сноуборде в горах. 
- Это кто? – спросила она.
- Это я. Что, без бороды не узнаёшь?
- Ты? Ты здесь такой молодой, - не в силах скрыть удивления, сказала Лиза. (разговор шёл на английском, удобно совмещающим «ты» и «вы», но ещё во время разговора в ресторане, так увлёкшего обоих, Лиза почувствовала, что они с Питэром перешли на «ты»)
- Молодой? – рассмеялся Питэр, - да это фото сделано всего полгода назад, когда я в Австрии на сноуборде катался.
  «Надо же как борода старит, мужчине на фото лет тридцать пять, не больше, а сейчас выглядит лет на десять старше», отметила про себя Лиза, но вслух высказать свои наблюдения не решилась, сказав:
- Здорово, всегда мечтала лететь на доске в снежном вихре.
- Это совсем не сложно. Хочешь научу?
- Хочу – ответила Лиза и посмотрела Питеру в глаза долгим взглядом. Знаете, такой особенный женский взгляд, который однозначно призывает мужчину действовать, и сообразительный (smart) Питэр всё понял правильно:
- В таком случае можем приступить к тренировкам прямо сейчас.
 Очутившись в объятиях «Чайковского», Лиза закрыла глаза и уже приготовилась погрузиться в «райское наслаждение» как, почувствовав на щеках жёсткую бороду и колючие усы, инстинктивно отшатнулась. «Какое неприятное ощущение, словно обувной щёткой провели по лицу, никогда прежде не целовалась с усатыми –бородатыми».
- What? Что-то не так?
-  Нет-нет, всё нормально, - поспешила успокоить англичанина Лиза, - просто твоя борода и усы так колются, не могу себя заставить целоваться с бородатым, извини.
- Уф, - разочарованно выдохнул Питэр, - и что же мне теперь делать?
- Как что? Побриться.
- В смысле побриться?
- Сбрить бороду и усы. 
- Что?! – в голосе англичанина прозвучало неподдельное возмущение.
- Ну да, я понимаю, для тебя это непростое решение, у тебя имидж такой, специалист по Чайковскому - копия великого русского композитора. Но … я ничего не могу с собой поделать, извини. И потом, - ехидно добавила Лиза, - если уж ты решил косить под Чайковского, то надо быть последовательным.
- Что ты имеешь в виду? – удивился профессор Бэнсон.
- Как что? Ты разве не в курсе, что Чайковский был геем? 
- Ну нет, тут я пас, я натурал, как сама могла догадаться.
- Вот и отлично, а насчёт поцелуя не сомневайся, я своё слово сдержу.
- Хорошо, я подумаю.
- Только быстрее думай. У тебя пять дней, я в воскресенье улетаю.
 
  Весь следующий день Лиза провела в университете, с головой погрузившись в насыщенную программу конференции, что не мешало ей время от времени смотреть по сторонам в надежде увидеть профессора Бэнсона, однако бородатого англичанина нигде не было.  Не появился Питэр и в среду на заключительном заседании, что расстроило Лизу гораздо больше, чем она ожидала.
    «Какая же я дура, вот правильно мама говорит – «девке - тридцать два, а с мужиками общаться так и не научилась». Раз в жизни человек с первого взгляда понравился, так вместо того, чтобы нормально пообщаться, условия начала ставить, видите ли его борода ей целоваться мешает. Идиотка, в конце концов в таком деле можно и без поцелуев обойтись. Ничего, завтра сама попробую к нему на кафедру зайти».
   Однако визит на кафедру окончательно испортил и без того неважное настроение - шустрая похожая на крыску секретарша радостным голосом сообщила, что профессор Бэнсон срочно уехал и будет только в понедельник. Лишившись последней надежды на встречу с запавшим в душу «Чайковским», Лиза тяжело вздохнула и поняла, что оставшиеся до отъезда два дня придётся провести в post-conference tour, который организаторы устроили специально для участников конференции. А пока решила утешиться шоппингом на знаменитой Оксфорд стрит, благо по четвергам английские магазины открыты до позднего вечера.
    Удачный шоппинг заметно облегчил кошелёк, но не душу. Вернувшись в университетскую гостиницу, Лиза начала потихоньку собирать чемодан - пятницу-субботу она проведёт на экскурсиях, а в воскресенье рано утром в аэропорт. Приняв душ, она уже собралась идти спать, как в дверь постучали. «Наверное, Данута, польская коллега из соседнего номера, она завтра тоже на экскурсию собирается», - подумала Лиза, открыла дверь и обомлела.  Перед ней стоял тот самый симпатичный парень с фотографии, которую она видела в доме профессора Бэнсона, только лицо у него было не загорелое, а немного пятнистое, кожа вокруг рта и на подбородке была более светлого оттенка.
- Professor Benson, I presume? – наконец неуверенно спросила она.
- Что, не похож? Зато теперь знаешь, как выглядел бы ваш Чайковский без бороды, – рассмеялся Питэр.
- Ты что так долго брился, я тебя со вторника разыскиваю, - с упрёком сказала Лиза.
- Пытался привести свою побритую физиономию к одному цветовому знаменателю, в смысле оттенку, - поглаживая гладко выбритый подбородок, ответил англичанин.
- Тебе почти удалось, чуть пятнистый, но в целом хорошо, - не в силах сдержать улыбки, сказала Лиза.
- Ну что ж, своё обещание я сдержал, твоя очередь.

    Теперь, когда поцелуям больше ничто не мешало, Лиза с энтузиазмом приступила к выполнению обещанного. Как и следовало ожидать, дело не ограничилось поцелуями, и следующие два дня она провела не на экскурсиях, а в уютном доме профессора Бэнсона, наслаждаясь высокими отношениями с Питэром под музыку Чайковского, первый концерт которого оказался для неё прелюдией к знаменитому маршу Мендельсона.
  Спустя год на полке в доме профессора Бэнсона рядом с фотографией симпатичного парня на сноуборде красовалось их с Лизой свадебное фото.    


    
       


Рецензии
Возможно, кое-каких глубин или зацепок в рассказе и не хватает.
Но в целом впечатление яркое и позитивное.

Спасибо.
Удач!

Жанна Марова   05.03.2020 08:02     Заявить о нарушении
Жанна, спасибо огромное за прочтение. Я в основном пишу коротко, но есть и объёмные вещи - Англо-русский роман или Павильон иллюзий.

Таня Дэвис   05.03.2020 17:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.