Двойной перелом

     Десять лет у них не было детей. Жили, работали, молились. Чудо случилось на Валааме: недалеко от монастыря Анна нашла на дороге бронзовую фигурку Богородицы. И девять месяцев спустя, в день всех жен Мироносиц родился Семён.
Это были домашние роды. Приехал акушер Павел, который занимался с их группой в родительском клубе.

Павел сел на стул рядом с будущим папой, подложив под себя ладони, и начал подпевать роженице. Пение – это не шутка. Оказывается, так женщина легче и естественнее проживает болезненность схваток. Пошла схватка – нужно гудеть с закрытым ртом. Чем роженице больнее, тем активнее пение. Акушер подскажет, когда и как дышать, когда гудеть.

Старательное фальшивое «пение» двух безголосых мужиков страшно нервировало и сердило Анну. У нее, видите ли, был очень тонкий музыкальный слух. По-хозяйски прикрикнув на них, Анна энергично запела и задышала по всем правилам певческого искусства. Вибрации ее колоратурного сопрано быстренько продвинули ребенка по пути к свету. Налили ванну, насыпали морской соли, как положено, рассчитав заранее ее количество на кубометр воды. И вот – финал! На глазах изумленного отца сын выскользнул, словно маленькая рыбка, и отправился в свое первое плавание. Это было счастьем! 

Захватнический характер у мальчика обнаружился ровно через пять часов после триумфального появления на свет. Отдохнув, он захватил материнскую грудь, и ел весь остаток дня и всю ночь, с короткими перерывами. После месяца такого питания он увеличил исходную массу своего тела в два раза! Поест, поспит, и снова - по кругу…
Чем старше становился Семен, тем тяжелее матери было его поднимать, носить на руках. К концу первого года ребенок весил уже как трёхлетка: пятнадцать килограмм. Богатырь! В характере наследника стали проявляться такие черты, как добродушие, любознательность,  требовательность, терпение. Он терпел переодевания. С трудом, но терпеливо переносил мытьё и купание, часами слушал репетиции своих родителей-музыкантов, терпел холод и жару. Терпел даже голод, но недолго.

 Мама всегда была рядом. Целых два года не отходила от него буквально ни на час. Через два года мальчика отучили от груди благодаря хитрому приему: мать намазала грудь зеленкой, и сказала, что «сися заболела». И тут все с удивлением узнали, что мальчик брезглив: с этого момента он никогда не притрагивался к груди. Удивительно! В дальнейшем брезгливость эта выражалась в том, что мальчик отказывался есть, если кто-нибудь откусит или просто понюхает то, что лежало на его тарелке:
- Нюханое! Не буду! – изрекал он, и никакие уговоры не помогали…

 Мальчик вырос.Внешность у него была незаурядная: на круглой мордашке сияли карие глаза, густые светло-русые волосы всегда торчали «ирокезом»: вихры не хотели приглаживаться. На обеих щеках у Семена, когда он смеялся, обнаруживались ямочки, а курносый нос он потешно вздёргивал вверх.
 
Играть он  мог целыми днями, с перерывом на обед и ужин. Но участвовать в играх и состязаниях, где нужно было соревноваться, мальчик неизменно отказывался. Он молча отходил в сторону. Не помогали никакие увещевания:

 - Это же здорово! - говорили взрослые, - Почему ты не хочешь попробовать? Тебе что, не интересно найти двенадцать записок и клад? Смотри, все побежали!
Но нет. Ему не хотелось. Было неинтересно. Это необычное качество характера взрослые называли по-разному: упрямством, ленью, равнодушием. Откуда бралось это равнодушие, этот «пофигизм?» В семье Семена ни лентяев, ни бездельников  не было…

 Несмотря на лень, Семён хорошо развивался: часами собирал и разбирал конструктор «лего», плавал во всевозможных водоемах летом, катался на лыжах зимой. В некоторых обстоятельствах проявлял доброту и щедрость. Обладал недюжинной силой. Случалось, вступался за девочек. Рано проявились в нем музыкальные и артистические способности. Семен читал стихи, пел, играл в спектаклях:
 - Мальчик словно родился на сцене! – в один голос восторгались коллеги матери. Семен научился играть на фортепиано, занимал даже призовые места на конкурсах. Это было легко и не требовало до поры большого труда, способности выручали. Семён Ходил с родителями в храм, но спустя рукава. Без энтузиазма. Лениво делал, из-под палки.
 
В школе ему нравилась беготня на переменах, а заниматься сидя за  партой он не любил.  В четвертом классе парень резко вытянулся: размер ноги увеличился до сорок третьего, ростом сравнялся с матерью, началась мутация голоса. Проявились лидерские качества, которые выражались, в основном, в стремлении сделать что-то недозволенное. Поймали  дома на воровстве: украл из шкатулки деньги и купил себе дорогой телефон. При этом врал, что нашел его в снегу… Учителя пару раз застукали его во дворе школы с сигаретой.

Чтобы подчеркнуть свою взрослость и независимость, Семён дерзил учителям, всё чаще повторял матери, что ненавидит музыку. Перестал заниматься. Начались проблемы с учебой…
Родители старались помочь. Разговаривали, советовались с психологами, пытались увлечь, проводили с сыном время, читали вместе книги, пели, брали с собой на гастроли Любили они сына. .
 
Это случилось как-то под вечер. Семен сломал чужую, взятую на время, вещь. Потом попросил денег, чтобы купить такую же. Отец попросил показать дневник, но выяснилось: за неделю в дневнике появилось шесть двоек. К тому же потерялся Семин дорогой велосипед. Буквально сразу обнаружилось, что велосипед сын продал, а деньги истратил на сигареты и другие запрещенные вещи. Наказан Семён был жестко: поркой и лишением прогулок на неделю.

На следующий день подросток перевернул в своей комнате иконы. Некоторые сбросил с полки. Анна не поверила своим глазам, когда увидела это. Чтобы еще больше насолить матери, он демонстративно сорвал с себя крестик и швырнул ей в лицо с криком: «Я не пойду больше в твою церковь! Не хочу! Бога никакого нет, я в него не верю!»

Женщина испугалась за сына. Она вдруг почувствовала, что эти слова накличут большую беду:
- Сынок, пожалуйста, не говори так! От Бога не отрекались даже под пытками, а ты крест сорвал! Это же защита твоя, сынок! Я чувствую, что с тобой может что-нибудь случиться… Прошу тебя, надень крестик!
- Не одену! - подросток и сам не ожидал, что хлопнет дверью с такой силой…
Ночью Анна плакала на кухне, молилась: «Господи, останови его!  Не допусти беду. Останови моего сыночка!»

Утром, проводив сына в школу, со страхом зашла в его комнату: иконы стояли на своих местах, но крестик валялся на полу, а веревочка была изрезана на кусочки.

Вечером родители уехали на концерт. Вдруг раздался звонок: «Ваш сын в больнице. Срочно приезжайте! Двойной перелом ноги. Сложная операция."
 
Когда мать с отцом вошли к сыну после операции, его лицо было спокойно, ему сделали обезболивающее. Семен лежал тихо,как в детстве, и  смотрел на них. Отец остановился у порога, закашлялся и прижал к глазам  платок.

Анна подошла к сыну, обняла, тихо спросила: «Больно, сынок? - он кивнул несколько раз, помолчал и вдруг проговорил:

 - Мама, прости меня… Я понял, почему это случилось со мной.
- Правда? Почему?
 - Я хотел сегодня вечером сломать пианино и убежать из дому, – выдохнул, помолчал, набрав воздуха, и еще тише прибавил:
- Принеси мне что-нибудь почитать, альбом, карандаши и... крестик. Пожалуйста. Анна облегченно заплакала.
 Семен тоже заплакал, прижавшись к матери, пряча голову, всхлипывая и судорожно вздыхая, как маленький.
 


Рецензии