Йоринде и Йорингель. Карельская фантазия

            Предисловие

Мысль пришла в главу шальную,
А не спеть ли вновь мне песен,
А не рассказать ли сказок,
И историй не поведать,
Что собрал не на болотах,
Будто клюкву и кислицу,
Не в сухих лесах сосновых,
Не на камах, что чернику,
Где, куда бы ни ступил ты,
А подошв твоих не видно
В беломошнике глубоком,
На перине мягкой леса,
Что, подобно океану,
Мачты - сосны прямо держит
В цвет один с волной морскою;
Не на море-океане,
Том, которым мудрый Вяйне,
В Похьёлу, страну туманов,
В мрачны Лоухи пределы
Шёл, вернуть чтоб людям Сампо,
Мельницу, что счастье дарит;
Не в пирах и не на битве,
Где погиб наш Лемминкяйнен,
Славный Каукомиели;
Не огонь напел те песни,
Что хочу напеть я миру,
Тот, в котором Ильмарилен,
Вновь жену добыть пытался,
Выковать её из злата;
Сказки предков перевёл я
С языков, в местах сих чуждых,
И зажгла мне горло песня,
Грудь зажгло мне вдохновенье,
Убедить себя пытался:
"Помолчи - и умным станешь," -
Но огонь не угасал мой;
Стал я пить дрянное пиво,
Пивом кислым опивался,
С водкою мешал я пиво,
Погасить огонь пытаясь,
Тщетно ! Горло всё горело
И в груди огонь не гаснет,
Даже ящик не помог мне,
Даже два и литр водки,
И когда проснулся утром
И испил воды студеной,
Понял я, что спеть мне песню,
Суждено сказать мне сказку,
Что прочёл я у нездешних,
Что на языке, нам чуждом,
Я прочёл в старинной книге,
Что не просто пересказом,
А деталями дополнить
Мне потребуется песню,
Что цветами разукрасить
Мне понадобится сказку,
Чтоб история сухая
Зацвела велеречиво
И испив ещё водицы
Взял я кантеле свой в руки
И пою, в пиру веселья,
Смеха в праздник добавляя.


                1. Ведьма

Далеко, в лесу дремучем
Стоял старый серый замок
С воротами и захабом
С башнями, рвом и донжоном,
Гарнизон не очень сильный
Его мог оборонять бы:
Лучников всего полсотни
Выдержали бы осаду
Сотни сотен басурманов,
Десять лет бы простояли.
Только нет там гарнизона,
Нет у замка ополченья,
Нет ни рыцаря, ни смерда,
Ни холопа в этом замке
Лишь живёт одна старуха
Что отцов там живших помнит
Что у прадедов там живших
Прапрапрадедов видала.
И была старуха ведьмой,
Бабка та была колдуньей.
Днём была в обличье птичьем -
Ночью с человечьим ликом;
Днём летала, где хотела -
Ночи в замке коротала;
Никакого с нею сладу,
Никакой на ней управы,
Да какая тут управа,
Если тот, кто захотел бы
Подойти поближе к замку,
Ближе, чем шагов на сотню,
Тот не смог пошевелиться,
Каменели его члены,
Губы будто холодели
И язык немел как будто
Меж зубов заледеневших
До тех пор, покуда ведьма,
До тех пор, пока старуха
Перед ним не появлялась
Да к нему не приходила,
Не снимала свои чары,
Колдовство не отменяла.
Ну а если зверь иль птица
Проходили мимо замка,
То навеки исчезали:
Не бежал тот зверь обратно,
Не летела прочь уж птица, -
Были ужином старухе,
Пищею служили ведьме,
Явством были для колдуньи,
Жарила их и варила
И тушила-запекала.
Если девице невинной
Вдруг случалось заблудиться
Целомудренной юнице
Близко к замку оказаться -
Превращалась она в птицу,
Во певунью превращалась,
И ловила её ведьма,
Запирала птицу в клетку,
И в неволе та певунья
Дни и ночи так томилась.
Много было дев невинных
В её зале потаенной:
Клеток тысяч пять набралось,
Тысяч шесть томилось певчих,
А как время приближалось
Птиц семь тысяч голосило.
О своей тяжёлой доле,
О своём уделе жалком,
О судьбине незавидной.

           2. Йоринде и Йорингель

В то же время, в те же годы,
Во селе неподалёку,
Во деревне рядом с замком,
Красна дева подрастала.
Расцветала та девица
Краше свежей майской розы,
Созревала та юница
Яблоком в саду румяным,
Была дева светлоока,
И коса у ней по пояс,
Ряд зубов у ней жемчужных
И власы у ней златые,
Тонкий стан её девичий,
И свежа младая кожа...
Всех в селе была красивей,
Всех была в деревне краше,
Йоринде ей было имя,
Йоринде звалась девица,
Сваталось мужей к ней много,
Много юношей прекрасных
Сватов к батьке засылали,
Но один лишь оказался
Юноша под стать невесте
Сам высокий и плечистый, -
Его Йорингелем звали -
С топором умел он сладить,
И с сохой он был умелый,
Был юнец трудолюбивый
И работы не чурался,
Звонкий Йорингеля голос
Часто слышен спозаранку
Коль овец он выгоняет
Из отцовского загона.
И когда широкоплечий
Йорингель увидел деву
Йоринде с девичьим станом
Светлолику, крутобедру,
Не желал другой невесты
И жены другой не чаял.
Йоринде, его услышав,
Тоже знала, что ей мужем
Будет Йорингель лишь юный
И других знать не хотела.
После же сватов заслали
Говорили мало предки,
По рукам ударив споро,
Крест честной поцеловали
Ну, а если говорили,
То, скорее, о приданом
То, скорее, о землице,
Что дадут молодожёнам,
То скорее о том месте,
Где широкий двор поставят,
Терем молодым построят,
Молодым поставят баню,
Ну, а в том, что быть им парой,
Уж никто не сомневался:
Старики ещё сказали,
Как увидели их рядом.
А как крест поцеловали -
Закипела вкруг работа:
Жены ткут и варят пиво -
Будет пир на всю деревню -
А мужи  - те терем строят,
Строят те мужи овины
Для овец загон возводят
Для коров уж хлев готовый
И уже стоит конюшня,
Йоринде, хоть молодая,
А умелая ткачиха
Йорингель, хоть парень юный,
Пуще остальных старался,
Он и сам трудолюбивый,
А влюбился - неуемный.
А под вечер собирались
Йорингель с своей невестой,
Йоринде своей любимой
И вдвоём в лесу гуляли,
Разговаривали долго
О житье своём семейном,
О своих любимых блюдах,
О традициях семейных,
О мечтах своих о детях,
Долго-долго говорили,
Не хотели расходиться,
Наглядеться не хватало
Порой ночи друг на друга,
Вот и в тот день злополучный
В лес они пойти собрались,
Йорингель сказал, однако,
Йоринде, своей невесте:
"Будь, родная, осторожна,
Береги себя, любимка,
Сторонись того ты замка,
Чтоб не потерять друг друга."
И пошли, держась за руки
В лес они пошли вечерний,
Солнце нежно освещало,
Золотило стволы буков,
Только горлинка печально
На ветвях у бука пела
В кроне бука загрустила,
Знать, предчувствовала что-то...

               3. Встреча и разлука

Хоть всю ночь продлится встреча -
Только всё влюблённым мало,
Хоть сшибутся рядом рати -
Не до этого влюбленным;
На любимую невесту
Йорингель не наглядится,
И от суженого дева
Глаз прекрасных не отводит
Разговор рекою льётся,
Голоса журчат ручьями,
Солнце гору краем гладит...
Оглянулись вдруг младые
Йоринде вдруг зарыдала,
Вздохи грустные раздались
Йоринде и Йорингеля
Ибо стало им понятно -
Не найти дороги к дому,
Ибо поняли младые,
Что в лесу том заблудились;
Солнце за гору уходит
Вот уже лишь половина
Возвышается над кряжем
А другой не видно вовсе...
Йорингель же, оглянувшись,
Стены старые увидел,
Сквозь кустарник углядел
Замка каменную кладку,
Страх сковал смертельный члены,
Помертвело его тело,
Страхом липким, будто потом
Юный Йорингель покрылся,
Йоринде, судьбу предвидя,
Песнь прощальную запела,
Чувствуя удел свой тяжкий,
Танец начала последний:
Руки вскинув, словно крылья
И ручьём струился голос:
" Пташка с красным ожерельем
Перед смертью песню пела
Жаль-не-жаль да жаль-не жаль
Пташки сердце разрывалось,
Пташки горло в красных перьях
Жаль-не жаль да фьюти-фьить..."
Словно не было и девы -
Лишь соловушка летает
И от голоса лишь эхом
Соловьиные те трели
Йорингель же только видел,
Он стоял окаменело
И не мог её окликнуть;
Был язык его недвижим
Будто отмерли все члены;
Сердце хоть и разрывалось,
Но сухи остались очи...
Солнце за гору садится
Над горою лишь краюшка
Остальное в день грядущий
На рассвете вновь родится.
Песнь поёт печально птичка,
Что была почти женою;
А жених не в состояньи
Ни кричать, ни шевелиться,
Даже плакать он не в силах
Так его сковали чары.
Вдруг заухало над ними
Шорох крыльев раздается
Круг за кругом шорох ближе
С каждым разом крик всё громче...
Вот, уже над головою
Йоригеля пролетела
И в кустах ближайших скрылась -
Так лишь он её увидел.
Солнце скрылось за горою
Ночь спустилась на поляну
Вышла из кустов старуха:
Кожа жёлтая в морщинах,
Нос был острый, словно спица
Кончик ниже подбородка
И цвет глаз кроваво-красный.
Только лишь рукой махнула -
И соловушку поймала;
Стоило поднять ей руку -
И в когтях уж птичка бьётся
Йорингель же, околдован,
Мог смотреть лишь на всё это
И не мог суставом двинуть,
Будто столбняком настигнут
И язык его бессилен,
Словно бы немым родился
И заплакать он не смог бы,
Будто слезы все замёрзли...
Буде стал он изваяньем...
А старуха с длинным носом
Подошла к нему и молвит
Голосом глухим, зловещим;
Смотрит красными глазами
И скрипит, что двери петли:
" Здравствуй, Йорингель, касатик,
Что ж не смотришь, куда ходишь?
Неужели перед свадьбой
Жить тебе так надоело?
Но добра сегодня бабка,
Бабке в клетку лучик лунный,
Клювик девичий попался,
Ну, а ты ступай, касатик."
Как почувствовал мужчина,
Что его расколдовали,
Сразу рухнул на колени:
Умолял и угрожал он,
Был готов лобзать ей туфли
Только Йоринде вернуть бы...
Но старуха повернулась,
Не хотела слышать ведьма
Ни мольбы, ни слез, ни криков
Ей добыча всё ж милее.
Йорингель скулил и бился
Вопрошал он небо с воем:
"Что же мне теперь поделать,
Если потерял невесту?"
После речи, так бывает,
Разум к юноше вернулся,
Понял он крестьянской сметкой,
Что останься до утра он -
Точно вновь окаменеет,
А старуха - неизвестно,
Расколдует иль оставит...
То есть сам помрёт напрасно
И не вызволит невесты.
Встал он и пошёл подале
Шёл, пути не разбирая,
Вскоре луг чужой увидел,
Неизвестную деревню,
Овцепасом в ней нанялся,
Днём овец он пас усердно,
Ну а ночью спал и думал,
Как ему развеять чары,
Как вернуть ему невесту...

                4. Дивный сон.
               
Вот, прошла уже неделя,
Две недели пролетело
Йорингель стада овечьи
Утром на луга сгоняет
Вечером стада в овчарни
Пригоняет он обратно
Сам же думой обуянный,
Сам желанием плененный
Вызволить свою невесту
Красну Йоринде-девицу
Кажется то невозможно,
Но крестьянин так не сдастся:
Невозможна хлебопашцу
Жизнь да без преодоленья
Вот он ночью думы думал,
Как ему спасти невесту
Йоринде прекраснооку
Вот и месяц уж проходит
Вот второй пошёл уж месяц
Девы Йорингеля кличут:
Кто на праздник с хороводом
Кто попить под вечер мёду
Кто дров наколоть попросит -
Но не помогают чары
Ни кокетство, ни распутство,
Йорингель же думу думал,
Как ему спасти невесту,
Как соловушку-то вынуть
Из убогой клетки тесной,
Йоринде прекраснооку...
Вот, пошёл уж третий месяц
Как-то сном юнец забылся
Дивный сон ему приснился
Чудное было виденье,
Будто где-то за полями,
За лесами, за горами,
Есть цветок, что дня прекрасней,
Лепестки, что ярче солнца,
Красный огонь внутре мерцает.
Посреди тех лепестков же
Белым крупный перл искрится
Ночью перл тот стал прозрачным
Поутру казалось, будто
Перл тот - росяная капля
Иль аквамарин огромный
Что слеза переливался,
И цветок развеет чары
Всё, к каким не прикоснется,
Тот же, кто сорвет цвет этот,
Тот пройдёт в старухин замок
И её развеет чары
Стоны прекратив девичьи.
Тотчас Йорингель проснулся,
С господином попрощался,
Попросил заместо платы
Хлеба и воды в дорогу
И хозяин, скрепя сердцем,
Пастуху припасов выдал
Да благословил в дорогу.
(Ведь у самого-то дочка,
Скоро замуж бы ей надоть,
Ну, а тут такой уходит,
Сам красивый, работящий,
Он бы внуков тут наделал,
Внуки были б как с картинки
Он бы смог и прокормить всех,
Ведь рукаст и не ленивый,
Ну, да сердцу не прикажешь...
Кстати, дочка замуж вышла
Он не Йорингель, конечно,
Но был тоже парнем ладным,
Да к тому же дровосеком,
Он и дом умел построить,
Знал он, где овин поставить,
В общем, добрая синица,
Чтоб о журавле не думать,
Жил с женою душа в душу.
Деток, кстати, нарожали
Деду дюжину на радость,
Так что, не было обидно
Ни отцу, ни его дочке. )
Йорингель же в путь-дорогу
С тем отправился немедля.
Вот, неделя уж проходит,
Восемь дней в пути минуло,
И наутро он увидел
Тот цветок из снов чудесный
Был цветок тот солнца краше:
С огненными лепестками
Между них росою капли
Шар прозрачный наливался.
Вот, цветок волшебный сорван.
И теперь жених счастливый
Побежал к старухе в замок
Вызволять свою невесту
Йоринде златоволосу.

            5. Замок и ведьма

Целый день бежал он к замку.
Вот уж вечер наступает,
Вот уж лес вдали виднелся.
Йорингель заволновался,
А получится ли дело?
А развеются ли чары?
Верно было ли знаменье
Иль привиделось пустое?
Вот он в лес вошёл, волнуясь
Солнце шло уже к закату,
Неспокойно было сердце
Йорингелево, шальное,
А получится ли дело?
Одолеет колдовство ли?
Верно было ли знаменье
Иль ночной беспилотный морок?
Йорингель уж видит стены,
Шаг его уже нетвёрдый,
Сердце выпрыгнуть готово,
В горле пересохло юном,
Старая стена всё ближе,
Йорингель бессилье вспомнил,
Вот, дышать ему труднее,
Ноги будто бы из ваты,
Руки будто стариковы,
Дрожью крупною трясутся,
Всё ж идёт, хоть сам не верит,
Вдруг он не разгонит чары?
Вдруг не одолеет ведьму?
Вдруг не верное знаменье,
А судьба лишь посмеялась?
И почти ослеп от страха,
Подойдя к воротам замка;
Прислонил цветок волшебный -
Отворилися ворота.
И воспрял герой наш духом:
Ведь не зря цветок искал он!
Ведь не зря пришёл он в замок!
Значит, верное знаменье!
По двору он шёл тихонько.
Стал прислушиваться к звукам.
Он хотел услышать песню
Глас родной хотел услышать
Всё равно, что глас тот птичий -
Для него он всех роднее.
Всё равно, что это трели, -
Для него все то, что пелось
Краше всех на свете песен
Глас из тысячи узнает
Он соловушки любимой,
Вот, услышал пенье птичье,
И решил пойти на звуки
И, пройдя чрез галерею,
В тёмной зале оказался.
В том мешке о двух проемах
Клетки птичьи всё стояли.
Гомонили птички в клетках,
Жалуясь на свою долю.
Соловьёв одних там было
Почитай четыре сотни
А овсянок - тех без счету
А синиц - не сосчитаешь
Горлиц - тех, что звёзд на небе.
Йорингель  остановился.
Стал прислушиваться, было,
Но старуху вдруг увидел:
Забранилась злобно ведьма,
Заорала благими матом,
Завизжала заговоры
Только бестолку всё было
Ведь цветок тот - не виденье,
С ним и сглаз её не страшен,
С ним и порча мимо ходит,
Йорингель же к ней всё ближе,
Стала тут карга плеваться,
И, проклятья изрыгала
В Йорингеля полетели
Из карги беззубой пасти
Яд и желчь, слова и слюни,
Только наш герой всё ближе,
Ведь цветок тот - не виденье,
Тот цветок и впрямь волшебный,
С ним и яд теряет силу,
С ним и желчь теряет горечь
И слюна не разъедает,
С ним не действуют проклятья
Перебрав все заклинания,
Изрыгнуть не в силах боле
Яду, желчи со слюною,
Ведьма клетку ухватила,
Что стояла не со всеми,
А поодаль и у двери:
В ней соловушка сидела.
Йорингель её увидел -
Чуть не выпрыгнуло сердце:
Он узнал свою невесту
Йоринде прекраснооку:
Даже если глаз не видит -
Сердце юное почует.
В два прыжка догнал колдунью
Йорингель, жених влюбленный.
Лишь цветком её коснулся-
Окочурилася злыдня,
Дух мгновенно испустила,
Кулем повалилась наземь.
Как дотронулся до клетки -
Йоринде пред ним предстала:
Кинулась ему на шею
И щекою прижималась.
Клеток он других касался -
С девиц юных снял заклятье,
Скоро в звонкий смех девичий
Птичий щебет превратился.
Те его благодарили,
И пошли девицы эти
В милые свои деревни,
В отчий дом свой, столь любимый,
Йорингель свою невесту
На руках из замка вынес -
И как прежде речь лилася
И глядят - не наглядятся...
Как пришли они в деревню
Радость стала тут велика,
Ведь не чаяли родные
Уж детей своих увидеть
Рассказал им все про ведьму
Парень Иорингель плечистый
И цветок тот показал он
Алый, с жемчугом огромным.
Как у жён засохли слезы,
Так столы мужьям накрыли;
Так из погребов катились
Бочки с пивом и рейнвейном;
Так столы от явств ломились;
Так текли тосты и вина,
Так мешались песни с пивом,
Ох, и шумной была свадьба!


Рецензии
Прекрасная стилизация! Великолепный язык, мастерски написано.
Какая аллитерация: "Не в сухих лесах сосновых"! Какой юмор: "Окочурилася злыдня"! Получила огромное удовольствие и даже прочитала вслух мужу. Он тоже очень хвалил.

Милена Летницкая   30.03.2020 10:17     Заявить о нарушении
Благодарю Вас за столь лестный отзыв.

Ганс Сакс   30.03.2020 10:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.