Tod von Ratten

 
Из воспоминаний человека на фотографии: "...Шёл по лестнице, спускался, крысу увидел, начал её гонять. Загнал её в какой-то угол. А она развернулась и побежала за мной. И не просто побежала, она ещё и с лестницы на лестницу, с перелёта на перелёт. Пыталась прыгнуть мне на голову...»

    

     Любимым увлечением школьника Володи, не считая рыбалки, была охота на крыс. Но, пожалуй, охотиться на крыс ему нравилось больше. Водилось их в 50-60-х годах в ленинградских подвалах и подворотнях много. Но ни рейды работников санэпидстанции, щедро рассыпавших «вкусную» приманку, ни упитанные «Мурки» и «Васьки» не могли одержать и, главное, закрепить за собой окончательную победу над грызунами.
     Лишь на короткое время количество крыс могло существенно  снизиться, но потом непременно быстро восстанавливалось, вызывая у одних жильцов страх, у других брезгливость, у третьих желание швырнуть тяжелый предмет в мерзких животных, которые, нередко потеряв страх, нагло бегали по подъездам и даже квартирам, пробуя на зуб всё, что могло как-то перевариться в их ненасытных желудках.
- А знаешь, на кораблях сколько их бывает? – Вспоминал папа. - Ты, Володя, главное, не дрейфь, - поучал он. – Увидишь этих тварей – не дёргайся, не делай лишних движений и не суетись, чтобы не вспугнуть. Сделай вид, что как будто бы не замечаешь, даже старайся не смотреть в их сторону. Пусть и дальше барабаются в своих делах и  ничего не подозревают. Усыпи бдительность. Но действуй всегда без раскачки, потому что часто на неё времени нет. И непременно запоминай, где крыс больше всего, откуда повылазили, и что привлекает их внимание. Изучай повадки. А они, в общем-то, незамысловатые: найти вещь повкуснее, отхватить кусок получше и отогнать собратьев-конкурентов. А когда сами нажрутся, тогда и других подпускают. Но до того момента, когда снова жрать захотят. Потом и отбирают обратно у тех, кто послабее будет. Повадками на людей, в общем-то, похожи, да…  А ещё нужно знать, где у них гнёзда, в которых крысята обитают и ждут часа, чтобы, окрепнув на ворованных харчах, выбраться и продолжить пакостные дела родителей. Детёнышей они ловко прячут, маскируют следы, переносят с места на место. Трудно найти. Родители они весьма заботливые. Запомнил?
     Смышлёный Володя запомнил на всю жизнь. Папа, будучи простым человеком и ничем особо невыдающимся,  авторитетом у сына пользовался. А как же иначе? Прошёл войну, до неё служил на флоте. И сейчас хотя и работал обыкновенным мастером на заводе, но был уважаем за немногословность и крутой, если что, нрав…
     Первую «замоченную» крысу Володя запомнил хорошо. 
     Как-то в промозглый слякотный осенний день, придя из школы, в сумрачном подъезде краем глаза заметил копошившиеся два серых комка возле оставленного соседями мусорного ведра.
     Догадавшись, что это никак не кошки, а две крупные крысы, виду, как и советовал папа, не подал, а молча направился к своей коммунальной квартире.  Дверь за собой не закрыл, оставив маленькую щелочку. Несколько минут его пытливый глаз наблюдал за крысами, а чуткое ухо отчетливо слышало возню в перевёрнутом ведре. На цыпочках прошёл в кладовку и вытащил увесистую крепкую швабру. Импровизированное оружие вполне подходило для расправы. Затем снова припал к щели и убедился, что наглые грызуны не ушли и продолжали, по выражению папы, «барабаться», не подозревая, что Володя, удобно перехватив древко, готовился к внезапному броску.
     Нападение прошло удачно, если не считать, что одной разбойнице удалось скрыться в  трещине у самого плинтуса. Володя успел заметить это место.
     Другой крысе не повезло. Получив сильный удар и мерзко скрипнув от боли, она упала на бок и засучила в агонии лапками, а вскоре затихла. Испытывая не чувство брезгливости, а гордость за достигнутую цель, Володя поднял тварь за длинный холодный хвост и вынес из подъезда на свет.
     Ватага мальчишек, гонявшая во дворе мяч, обратила на него внимание и обступила героя. Пацаны с любопытством рассматривали дохлую крысу.
- Смотри,  какие зубы, ребя!
- Ух, ты! А хвост-то какой противный!
- Володька! Не страшно было?
     Немногословный Володька застенчиво улыбался и отрицательно крутил головой.
- Как дал ей по башке… В общем, замочил…
     Крыса, которой удалось бежать, попалась на крючок уже на следующий день. Именно на крючок. Володя придумал изощрённый способ. Насадил на эту нехитрую рыболовную принадлежность, привязанную к одному из концов тонкой рояльной струны, кусочек сала. Другой конец надёжно привязал к скрюченной арматурине, торчавшей из стены.
     Крыса, жадно заглотив наживку, зацепилась весьма надёжно, освободиться уже не смогла, но спряталась в щели. Оттуда и достал её Володя, потянув за струну, а потом победоносно обрушив тяжесть заранее подготовленного оружия - дубинки, сделанной из крепкой ножки старого стула, на которой в часы досуга перочинным ножиком старательно нацарапал по-немецки: Tod von Ratten – смерть крысам…
     Володе нравился немецкий язык. Школьная учительница немецкого не была слишком строгой, как будто бы понимая – ученики, родители которых прошли через ужасы жесточайшей войны и блокады города-героя,  имели полное право презирать всё, что связано с Германией, в том числе и язык беспощадных захватчиков. Но Володя думал несколько иначе.
     Во-первых, хлёсткая немецкая речь, звучавшая из уст учительницы или произнесённая до фанатизма  дисциплинированными немцами из многочисленных фильмов о войне, притягивала некой волнующей грубоватостью, твёрдой уверенностью и нередко правотой смысла сказанного.  А также невольно вызывала уважение за едва ли не животный страх и растерянность у тех, кто мог вдруг неожиданно для себя услышать её. Как, например, партизаны,  застигнутые врасплох немецким патрулём. Ну разве возможно не вздрогнуть  от резкого и требовательного внезапного крика: «Hаnde hoch!», который способен мгновенно парализовать волю к сопротивлению?
     Во-вторых, Володю привлекали подвиги разведчиков, так умело обводивших вокруг пальца коварных врагов, проявляя при этом чудеса храбрости, изворотливости и хитрости. Он знал имена всех киношных героев,  оставивших неизгладимый след в душе впечатлительного юноши. Поэтому ещё в молодые годы решил, что должен быть непременно таким же, как Иоган Вайс (то есть Александр Белов) из фильма «Щит и меч» или как небезызвестный Штирлиц-Исаев. Ничего, что война с фашистами закончилась нашей победой, и вряд ли они сунутся ещё раз, но коварный враг там, на Западе, не оставляет чёрных замыслов и продолжает строить хитроумные планы и плести интриги, распутать которые по плечу славным советским разведчикам. Попасть в их славные ряды очень хотелось. Мечта впоследствии осуществилась, но это было потом, после окончания ВУЗа.
     А сейчас Володя овладевал другим искусством, вернее навыком, пригодившемся в последствии уже и во взрослой жизни – как добиться победы в борьбе с теми, кто без его ведома и согласия покушался или претендовал на ресурсы.
     Изучая повадки грызунов, Володя не раз ловил себя на мысли, что крысы на самом деле весьма умны, изворотливы, выносливы, заботливые родители. Повинуясь инстинкту  самосохранения, стараются не лезть на рожон, действовать исподтишка и скрытно. Вызывают почти у всех не только брезгливость, но и страх, и желание не связываться с ними. Загнанные в угол, отважно бросаются на врага. За эти качества Володя уважал крыс и даже, размышляя, делал кое-какие выводы и заключения.
     В объявленной грызунам войне, успех почти всегда оставалась за ним, но иногда, правда, нелегко. Однажды, готовя очередной фокус с крючком, тот сорвался с руки и вонзился в палец, да так глубоко, что пришлось резать. Шрам остался на всю жизнь, напоминая, что в любом деле нужно проявлять не только сноровку, но и тщательную подготовку, обдумывая возможные неблагоприятные варианты.
     Вскоре Володя освоил многие методы борьбы с крысами. Дубинка множилась вмятинами и забуревшими от крови пятнами. Менялись и изобретались хитрые капканы и ловушки. Рогатки, метавшие точно в цель крупные шарики от подшипников, были тоже весьма полезны. Также использовал лично придуманные всевозможные пищевые добавки, щедро сдобренные мелкобитым стеклом или гипсовым порошком, разбухавшим в крысиных желудках.
     Познакомился с дядькой из санэпидстанции, который за бутылку портвейна поделился новым, разработанным специалистами какой-то там якобы секретной лабораторией, крысиным ядом. Но после случая, когда отравились два страшных, хотя и не представлявших никакого вреда высокомерных английских бульдога, бывшие гордостью владельцев, от него пришлось отказаться.
     Со временем Володя понял, что помимо того, чтобы «мочить» крыс, нужно бы заняться каким-либо ещё полезным делом, которое могло бы пригодиться в дальнейшем. Ведь даже, если и будешь, кромсая дубинкой грызунов, представлять перед собой фашистов, это не поможет приблизить заветную мечту.
     Так он оказался в спортивной секции самбо, где мальчишки, преисполненные гордостью,  а также желанием научиться стоять за себя в уличных драках, бросали друг друга на жёсткие спортивные маты, осваивая под руководством харизматичного наставника, премудрости самозащиты без оружия.
     Занятия спортом положительно сказались на худеньком юноше, научили кое-чему, что потом пригодилось в жизни. А также научили по-новому смотреть на окружение, ценить дружбу товарищей и надеяться на такое же отношение к себе с их стороны. Не раз они вместе давали отпор мальчишкам, живущим в соседних дворах и бдительно охраняющим свои дворовые территории.
     Правда, потасовки не всегда заканчивались победой. Как, например, в тот вечер, когда однажды вместе с другом Аркашей Ротенбергом они возвращались с тренировки. Дорогу преградили пятеро крепких пацанов. После обычных наглых приставалок на тему «есть закурить?», «зачем тут ходите» и «дайте двадцать копеек», завязалась драка, итог которой – синяк под глазом у Аркашки и кровь из носа у Володи.
     Отработанные на тренировках приёмы не помогли, а лишь раззадорили хулиганов, которые не знали красивых захватов и бросков, зато умело пинали ногами и размашисто опускали кулаки на худощавых невысоко роста самбистов.
     К тому же карманы потерпевших поражение друзей были тщательно обследованы, и они лишились всей наличности в размере шести рублей и пятнадцати копеек. Хулиганы, собрав дань и надавав поучительных тумаков, спокойно удалились.
     Друзья сидели на бетонке возле Невы и смывали с себя запёкшуюся кровь.
- Денег жалко, - обронил Аркашка. – На велосипед копил…
- Да, - согласился Володя. – Но ничего. Накопим мы с тобой, Аркаша, столько денег когда-нибудь, что хватит не только на велосипеды.
- Володь, нам что - другим путём  теперь домой ходить? Эти мудаки снова нас подкараулят. Может, побольше ребят соберём и проучим, а?
- Сами отобьёмся.
- Думаешь, справимся?
- Уверен. И очень скоро. Времени на раскачку нет. Tod von Ratten! – загадочно и мстительно усмехнулся Володя, вспомнив своё любимое увлечение и крепкую дубинку…


Рецензии
Этот расказ произвёл на меня сильное впечатление. В интересной, чуть ли не в развлекательной форме показано, как формируется характер подростка, приобретающего навыки противостояния в борьбе с ненавистными ему крысами, а позже и с парнями из соседних дворов. Детские тренировки на прошли даром, воспитав в этом юноше характер жестокий и мстительный.

Алла Валько   24.01.2020 00:04     Заявить о нарушении
Алла, спасибо Вам огромное за отзыв! Ну наконец-то кто-то сумел распознать смысл данного произведения. А то многих почему-то увлёк всего лишь процесс борьбы с крысами, а не то, как он повлиял на формирование характера человека. С большим уважением к Вам!

Андрей Сенчугов   24.01.2020 08:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.