За Камнем. Глава девятая. В ущелье

   Через пару часов пути по горной дороге отряд общинной дружины достиг узкого горного ущелья. Между небольшой, но совершенно отвесной горной стеной и пропастью с шумящей внизу Катунью вилась горная тропа. Место было настолько узким, что больше чем два всадника по ней одновременно проехать не могли. Солнце ещё только начало свой дневной круг, жары не было, от реки веяло прохладой и свежестью. Всадники спешили коней.

-- Вот здеся мы и встретим супостата! – Обращаясь к Матвею Афанасьевичу, обронил Тимофей, -- этого места вражьему отродью не миновать.

В его голосе слышалась решительность и нетерпение.

-- Займём позицию на скале и внезапно ударим с вершины. Джунгарину некуда будет деваться. Камушков на них обрушим. Всё надобно делать молниеносно, по моей команде. А потом грянем на их головы ружейными залпами и стрелами. Может, и повернёт враг.

-- Тимофей, джунгарин тоже знает об опасности этого участка дороги! Приготовится к этому. Бог его знает, что он может придумать. Не думаю, что всё так гладко у нас получится. Да, деваться некуда! Командуй! – поделился своими сомнениями Матвей.

   Мужики заняли позиции, указанные Тимофеем Акинфиевым. Они притаились за камнями на небольшой площадке на вершине скалы, оставив лошадей неподалёку в неглубокой впадине. Несколько человек поднялись ещё выше по крутой тропе. Им велено было приготовить огромные валуны, чтобы затем в нужный момент столкнуть их на головы войску джунгарскому. Когда приготовления закончились, солнце стояло уже в зените.

-- Смотри, Матвей, солнце нам тоже в подмогу, как раз будет глаза слепить вражеским всадникам! Катунь шумит, сгладит все шорохи нашего присутствия.

-- Думаю, что ждать осталось немного! – с волнением в голосе отозвался Матвей.

  Действительно, через какое-то мгновение на дороге появился небольшой отряд джунгар. Двигались они до того бесшумно, что если бы не лежали дружинники в засаде и не устремляли свои взоры в сторону ожидаемого врага, то и не заметили бы его приближения.

-- Тимофей! Это дозор! Что делать будем? – тихо обратился Афанасий к казаку.

-- Энтих пропустим! Пущай дадут сигнал войску, что дорога открыта. А там и обрушимся на основные силы. Всё по-моему сигналу!

-- Думаешь, они потом вертаются?

-- Да куда им деться-то! С десяток всадников всего! Вернутся!

   Ничто не нарушило лесной тишины. Напряжение у дружинников нарастало. Все ждали сигнала.

  Между тем всадники поравнялись со скалой, на вершине которой был сосредоточен отряд. Здесь дорога сужалась и превращалась в узкую тропу. Всадники остановились. Двое из них, сойдя с лошадей на землю, подошли к обрыву, изогнувшись, они стали просматривать русло реки. Удостоверившись в том, что внизу нет русских воинов, они продолжили свой путь, часто останавливаясь и вслушиваясь в лесные шорохи и шум реки. Дружинники напряжённо всматривались в джунгарских всадников. Казалось, этот поединок между воинами на сдержанность и выдержку не закончится никогда. Наконец, отряд джунгар скрылся из виду. Дружинники продолжали сохранять свою неподвижность, ничто не выдавало их присутствия. Прошло ещё какое-то время. И вот откуда-то сверху послышался боевой сигнал походного рожка. Джунгарский дозор давал условленный знак.

-- Что это значит? Тимофей? – с нескрываемым волнением спросил Матвей
Афанасьевич.

-- Да кто ж его знает! Сейчас будет видно. Думаю, уговорённый сигнал дают, что дорога свободна. Ежели так, то сейчас сила вражья пойдёт. Бой начнём! А вот и они….— прижавшись ещё плотнее к земле, молвил казак.

  На горной дороге показались всадники.

  Они двигались так же бесшумно, как и проследовал вражий дозор. В том, как припав к коням, будучи готовыми к атаке врага, сидели джунгарские воины, стала очевидной их готовность вступить в бой. Ни о какой внезапности речи не могло и быть. Враг был готов отразить любой удар. Поднятые пики с железными наконечниками, натянутые луки, готовые в любую секунду вонзить стрелы в тело врага, кожаные доспехи - всё говорило о готовности джунгарского воинства вступить в бой. Растянувшись длинной серой лентой, войско приближалось к месту засады, уготовленной русской дружиной. Вот уже первые всадники подошли к занятой дружинниками скале.

-- Тимофей, пора начинать! – Нервно обратился Матвей к лежавшему рядом казаку.

-- Ещё немного! Пусть какая-то часть пройдёт. Разорвём их! – Так же нервно ответил Тимофей, -- теперь пора!

Раздался громкий призыв:

-- В бой! Бей вражью нечисть! Бей!

  Тут же с вершины скалы на дорогу с грохотом обрушились каменья. Грянул залп! Попавшие под удар джунгарские всадники, увлечённые каменным потоком, вместе с лошадьми рухнули в пропасть. Сохранявших строй джунгар настигла пуля. Всё произошло молниеносно, казалось, что успех ждал русских воинов.

   Но что же произошло? Джунгары, не попавшие под каменья, повернули своих лошадей назад! А те, что уже миновали занятую русскими скалу,  оторвались и последовали вперёд за недавно прошедшим дозором. В мгновение ока дорога оказалась пустой!

-- Мы остановили их! Остановили! – раздались радостные возгласы общинников.
Многие из них бросили свои укрытия и устремились на очищенную от врага дорогу. Они ликовали! Они защитили свою землю и свой дом!

   Тимофей не успел бросить ликующим людям новой команды. И тут с высоких гор на дружинников обрушился поток вражеских стрел. А по дороге быстро приближались всадники, которые тоже пустили стрелы на растерявшихся общинников. Русские воины оказались окружёнными. Прошедший ранее джунгарский дозор, заметив в укрытии русских, поднялся в горы и зашёл к дружинникам с тыла, а основное войско устремилось по главной дороге.Матвей Афанасьевич представить себе даже не мог о столь коварном замысле врага. Он, как и Тимофей, даже не успел покинуть своё схоронное место.

-- Обошли нас! Обошли, Тимофей! Что делать?

   И тут Тимофей всем своим могучим телом навалился на Матвея Афанасьевича. Тот ничего не понял. Только когда осторожно двинул казака, увидел, что прямо в шею Тимофея вонзилась стрела.

-- Тимофей, Тимофей Акинфиев! Жив? – Он приподнял голову своего друга и советчика, -- что же ты молчишь, Тимоша?

-- Нет, Афанасий, мил друг! Уже мёртв! – Изо рта раненого казака пошла кровавая пена.

-- Зачем же ты сделал это, друг ты мой сердечный?

-- Уходить всем надо! Быстро уходите в горы! Идите к нашим обозникам! Спасай людей, Матвей Афанасьевич, не лишай семей отцов, а матерей сыновей! Уходите! – последнее слово Тимофей уже не договорил. Губы его замерли, а из открывшегося рта полилась алая кровь.

   Будто отрешившись от развернувшегося боя, Матвей бережно опустил тело друга на каменистую землю. Очнувшись через какое-то мгновение, он встал.

-- Общинники! Уходим в горы! – бросил он призыв в сражающиеся ряды дружинников.

   Отряд, отбиваясь от наседавших джунгар и теряя сородичей, стал  подниматься вверх. Вскочив на осёдланных лошадей, люди рванулись к лесу. Джунгары не стали их преследовать. Полчище устремилось в русское село, которое привлекало их доступной добычей. Солнце подошло к горным вершинам. Его красные лучи были последним отблеском на летнем небосклоне. Наступала ночь.


Рецензии
Да не легко проходило освоение Сибири.

Владимир Сорокин 3   22.01.2020 18:24     Заявить о нарушении
Владимир,спасибо за Вам за внимание к моему творчеству.

Галина Пономарева 3   23.01.2020 04:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.