Игрушка Кузнецы или My Way

Мой дом стоит на краю леса и все окна выходят на сопку - как называют пологие каменистые холмы у нас на севере. Маленьким я считал, что это край города и походы в лес были для меня отважными путешествиями в которых я заходил всё дальше и дальше, замирая от страха и любопытства. Я собирал в нём грибы и ягоды, придумывал маршруты, давал имена валунам и лужайкам.
И как бы далеко я не заходил, лес всё не кончался и за одной сопкой обнаруживалась другая.

Долгие годы мне не нравился вид из окна - я всегда хотел смотреть на залив, и сопка, которая даже для моего седьмого этажа закрывает мне весь обзор, казалась мне стеной тюрьмы. Много позже, когда государство разрешило втыкать ларьки и будки на каждый свободный квадратный метр я оценил своё место - склон начинается почти у дома и долго ещё никто здесь ничего стоить не будет.

Со временем я оценил и то, что окна выходят ни на дорогу, ни на промышленное предприятие и можно отрывать окно и дышать достаточно чистым воздухом и чувствовать запах леса.

Много позже я узнал, что мой бескрайний лес находится буквально в черте города, со всех сторон окружён дорогами, домами, предприятиями и, фактически, не лес, а городской парк.

Парк этот населённый, и - хотя я видел как-то давно заячьи следы - населённый преимущественно птицами. Весь год они галдят у меня за окном, хотя весной и летом кажется, что зимой и осенью они молчали. Иногда, словно договариваясь, они собираются в какие-то конференции и огромными стаями летают от сопки к дому и обратно: воробьёв я точно видел не раз, голуби так летали, вороны.

Надо сказать, что население этого леса довольно беспокойное.
По весне какая-то неопознанная мной птица отчаянно желающая размножения всю ночь словно пилит лобзиком призывая самку.
Она не одинока, ближе к лету, что видимо соответствует среднероссийскому марту принимаются орать и бить друг другу морды коты, живущие в подвале, откуда они выходят в тот же лес.

Временами похожие на раскормленных куриц чайки, неверно называемые у нас бакланами, сидя на сопке прямо напротив окон орут о чём-то своём чаечьем предвещая дождь. Сорока пролетает стрекоча и вертя своим длинным хвостом.

Самое большое беспокойство доставляют вороны. По весне обязательно какая-то пара выберет место недалеко от дома в гуще леса и с этого момента никому - ни людям, ни птицам нет покоя. Сначала вороны орут разгоняя других птиц, потом орут убегая от других птиц, потом орут охраняя яйца, но самый ор начинается в июне, когда у них вылупляются птенцы. Одна из пары ворон всё время летает над лесом охраняя гнездо и поднимая крик на всё живое, что шевелится в округе на сто-двести метров.
А так как собачники наших домов регулярно выходят в лес с собаками дважды в день с утра и вечера, то в движущихся объектах нет недостатка и ор стоит постоянный.

Поэтому я не удивился, когда однажды летом за приоткрытым окном раздался собачий лай и вороний ор. Однако время шло, лай не прекращался, а ор усиливался. Я выглянул в окно и увиденное меня озадачило: женщина удерживала рвущуюся на поводке собаку уводя её от достаточно крупной по нашим северным стандартам берёзы невдалеке от дома, над которой кружили сразу две вороны надрывно крича и пикируя куда-то к месту посередине дерева, где оно разделялось на два ствола.
Там, между двух стволов было какое то уплотнение, в котором приглядевшись я узнал кота!

Бедное животное на развилке вцепилось в дерево держась подальше от собаки, а вороны тем временем пикировали и клевали его в спину. Кот даже не отбивался от ворон изо всех сил стараясь удержаться на берёзе и не упасть в пасть собаке, с которой всё никак не могла справиться хозяйка. Вороны, ощутив беспомощность кота, перестали летать кругами над деревом и сели на его верхние ветки откуда, не прекращая орать спрыгивали на кота, клевали и взлетали на ветки обратно. Один клевок был такой силы, что кота сбросило с развилки и он лишь чудом удержался за дерево передними лапами и затем снова занял место между стволами.
Только одно это показывало, что кот жив.

Хозяйка наконец справилась со своей собакой и оттащила её от дерева, но кот продолжал сидеть вцепившись в ствол никак не реагируя на вороньи атаки. Я не знал нужна ли ему помощь и колебался между желанием помочь и мыслями, что в природе всё должно обустраиваться само и моё вмешательство излишне.
Собака ушла, кот не шевелился, а вороны, совсем обнаглев, не прыгая уже ни на какие ветки, устроились просто на спине самого кота и принялись клевать его прямо на месте.

Я не выдержал и в домашней одежде и тапочках бросился на улицу. Лифт двигался сто лет, воображение рисовало мне выклеванные глаза кота и кровавые клювы обнаглевших ворон. В слетающих тапках я помчался к дереву: собаки было не видно, не слышно, кот был неподвижен и только две вороны, как деревянная игрушка "кузнецы", где кузнец и медведь поочерёдно бьют по наковальне, размеренно и поочерёдно клевали кота сидя на его спине.

При видя меня вороны взлетели, я медленно, с дрожью приблизился к берёзе. Неожиданно кот подал признаки жизни, зашевелился, и, как принято у кошек, повернувшись вниз головой, упираясь в ствол передними лапами спрыгнул на землю.
Он повернул ко мне голову и поглядел на меня двумя совершенно целыми только огромными как у филина глазами, словно хотел знать, какая это новая напасть обрушилась ему на голову. Ни миг мы встретились взглядами и в его взгляде читалось "Нихуясебе выдалась прогулочка!"
После чего кот быстро, хотя и не вполне уверенно, преодолел расстояние до дома и скрылся в подвале через одно из окошек.

Вернувшись домой я восстановил события.

Кот вышел из дома в лес по делам своим кошачьим или, что возможно вернее, возвращался из лесу. Когда он был достаточно далеко от дома, чтобы забежать в подвал, но недостаточно далеко, чтобы не быть замеченным его увидела собака выведшей её на прогулку собачницы. Короткая погоня и кошка в лесу естественно делает то что может она и не может собака - забирается на дерево!
Но над деревом летает ворона, охраняя своих невесть где вылупившихся птенцов - и тут в пределах видимости сказывается зверь! враг! на дереве!

Бедное животное попало меж двух огней. И ни выше, и не ниже, и не слезть и не отбиться. Безвыходная ситуация! но... которая в итоге закончилась благополучно.

К чему всё это. В свои маленьких комедиях меня не покидает ощущение, что я всю дорогу на месте этого кота. Я всего лишь выхожу погулять и вот я уже на берёзе, цепляюсь за неё всеми когтями. Но мироздание милосердно и возвращает меня целым, обогащённым новым опытом.


Рецензии