День Сингулярности. Операция Трдат

Как я уже показывал (и доказывал) ранее, причём неоднократно, вся история человечества есть перманентная борьба (война даже) между Господом Богом и, скажем так, «противоположной инстанцией». В точности как война между Ally (типа Господом Богом) и Otherness (типа «противоположной инстанцией») в серии романов Фрэнсиса Пола Уилсона (тот ещё мистик) о Наладчике Джеке.

В течение пары тысячелетий (или около того) до нашей эры ключевым оружием Господа Бога в этой действительно экзистенциальной для человечества войне был... правильно, еврейский народ. Избранный Богом... вот только народу этому его избранность не нравилась категорически.

Настолько категорически (иными словами, евреи хотели быть «как все» - без всех этих монотеистических заморочек, надоедливого Яхве и ещё более надоедливых Его пророков), что в конце концов евреи таки своего добились – как раз на рубеже нашей эры.

В результате «еврейский меч Господа Бога» затупился, а «еврейский щит» пополз по всем швам. На горизонте замаячила крайне невесёлая перспектива поражения Господа Бога – и, соответственно, победы «противоположной инстанции». С катастрофическими последствиями для человечества, ибо победа Армии Сатаны автоматически означала превращение нашего мира в самый натуральный Ад на Земле.

Нужно было срочно что-то делать. Поэтому и был дан старт «операции Христос», которой, вопреки вероучению христианской Церкви, у Господа Бога до того и в мыслях не было.

План операции был прост и незатейлив. Родить (не создать, а именно родить – от Господа Бога и подходящей женщины-еврейки) сверхчеловеческое существо, природа которого людям до конца не понятна до сих пор, и по достижении им определённого возраста (приемлемого для еврейской культуры того времени), так сказать, вывести его в люди.

Господь Бог (наивно) полагал, что совершённых этим реально сверх-сверх-сверхчеловеком чудес будет достаточно, чтобы евреи (а затем и все остальные народы) признали Назарянина своим Мессией (и одновременно вполне земным Царём), после чего под Его чутким руководством осуществили бы преобразование нашей грешной и несовершенной планеты в нечто вроде Царствия Небесного... на Земле. В Новый Иерусалим и всё такое прочее.

К великому удивлению Господа Бога, не признали. Совсем. А не признали потому, что категорически не хотели признавать. Ибо тогдашним еврейским ширнармассам и в их мире было бы неплохо... если убрать из него ненавистных римских колонизаторов. Что они и попытались сделать лет сто спустя – в результате чего получили самый натуральной Холокост. Только за две тысячи лет до нацистского.

А пока они быстренько убедили недалёкого, ленивого и зело жестокого римского губернатора... правильно, распять Христа. Чтобы он своими малопонятными проповедями (и ещё менее понятными чудесами) не мешал евреям готовить национально-освободительное восстание.

О последнем Понтий Пилат был, разумеется, ни сном ни духом – иначе евангельская история закончилась бы совершенно иначе (крестов было бы много больше, и висели бы на них совсем другие персонажи).

Таким образом, План А (План Зеро был, очевидно, планом использовать еврейский народ для спасения человечества от Ада) с треском провалился. Как и его предшественник.

Пришлось переходить к «плану Б». Воскресению Христову. Которое... не произвело на евреев ровным счётом никакого впечатления. Ну, воскрес... бывает, нам-то что от этого? И продолжали... правильно, готовить вооружённое восстание против римско-языческих оккупантов.

Господь понял, что с еврейским народом Ему окончательно не по пути (или народу еврейскому с Ним... впрочем, это уже вопрос терминологии). И переключился... правильно, на не-евреев. Гоев. Язычников.

Накачал семьдесят (или даже больше – на этот счёт существуют разные мнения) апостолов чудовищной мощности энергией Святого Духа в так называемую Пятидесятницу – и отправил их обращать ширнармассы в... пока не очень понятно что.

Столетия спустя «это» оформится в виде христианства – радикально новой религии даже для евреев (не говоря уже о язычниках), а пока... пока это было нечто малопонятное.

И снова процесс, как говорится, не пошёл. Пришлось срочно трансформировать некоего отмороженного на всю голову фарисея Савла в ещё более отмороженного – но уже христианством – Святого Апостола Павла.

Который оказался гениальным организатором похлеще Адольфа Алоизовича с Иосифом Виссарионовичем, ибо единолично создал из полнейшего бардака централизованную и весьма эффективную структуру, ныне известную как Святая Римско-католическая Церковь. Структура православной, протестантских и прочих еретико-схизматических церквей тоже есть производная от изначальной схемы Святого Апостола Павла.

Однако даже эта структура оказалась недостаточно эффективной, чтобы создать «критическую массу» даже для спасения человечества от Ада (ну не хотели ширнармассы обращаться в христианство в нужных количествах – и всё тут).

Не говоря уже о том, чтобы превратить наш мир в Новый Иерусалим (Царствие Небесное на Земле). Пришлось прибегнуть... правильно, к очередному радикальному решению. Точнее, к очередной попытке радикального решения проблемы.

Так на исторической сцене появились метагомы. За-человеки. Сверх-человеческие существа. Не рождённые, как Иисус Христос, а сотворённые – причём без какого-либо участия Homo Sapiens.

В чём-то они были даже покруче Назарянина, ибо он всё-таки технически умер на кресте (трое суток находился в состоянии клинической смерти). А метагомов нельзя было убить. Совсем. Никак. Ничем.

Их жгли на кострах – а они не горели. Бросали в воду с камнем на шее – а они не тонули. Кидали в котлы с кипящей водой, смолой, маслом – они со смехом выбирались, отряхивались и гордо удалялись.

Их рубили мечами – мечи ломались. Сажали на кол – а они взмывали над оным ракетой и приземлялись... где хотели. Дикие львы, тигры и прочие медведи категорически отказывались даже подходить к метагомам на арене, а если вдруг у живности «ехала крыша», сверхлюди её ставили на место очень быстро – хорошей такой оплеухой.

В них стреляли из лука – они ловили стрелы. И со смехом запускали их обратно. Живьём сдирали кожу – она восстанавливалась в секунды. Пытались колесовать – ножи разлетались на мелкие кусочки. Хотели разорвать лошадьми – животные наотрез отказались в сём участвовать (и даже копытами грохнули не одного слишком назойливого палача). И так далее, и так далее, и так далее.

Понятно, что столь убедительной демонстрации могущества христианского Бога, стоявшего за метагомами и бывшего в конечном итоге источником их невероятных, сверхчеловеческих возможностей было достаточно, чтобы ширнармассы начали обращаться в христианство уже в промышленных масштабах.

Но всё равно в недостаточных для накопления «критической массы». Кроме того, информация о существовании метагомов стала распространяться слишком быстро и слишком уж широко. Что было чревато совершенно непредсказуемыми последствиями для человечества.

Ну представьте себе, что будет если завтра на лужайке перед Белым Домом высадятся инопланетяне откуда-нибудь... из созвездия Лебедя? Представили? Вот и Господу Богу это было не нужно совсем.

Поэтому факты о похождениях метагомов на заре христианства хорошо так перемешали с откровенными сказками (и некоторым количеством правды, как говорится, из совсем другой оперы)... и надёжно похоронили в официальных Житиях Святых.

После чего пришли к грустному, но совершенно неизбежному выводу: «снизу» накопить критическую массу не получится. Точка. Только «сверху» - и никак иначе.

Поэтому где-то в самом конце третьего века от Рождества Христова была создана организация, которая стала первой (но далеко не последней) спецслужбой в истории христианской Церкви. Организация была безымянной; между собой её члены называли её просто – Сеть.

Возглавил организацию человек (к тому времени, впрочем, уже не совсем человек, а то и вовсе совсем не человек) по имени Луций Корнелий Пулл. Многие столетия спустя он обретёт всемирную (и категорически нежелательную для него) известность под именем графа Сен-Жермена...

Чистокровный римлянин, Луций Корнелий Пулл мог в одиночку радикально изменить окончание евангельской истории. Ибо в то время в ранге заместителя начальника тайной полиции Римской Империи он был легатом императора в Палестине. И потому его приказы были обязательны для Понтия Пилата.

Иисус Христос умел убеждать – это установленный исторический факт. Но даже Ему пришлось приложить просто колоссальные усилия, дабы убедить Пулла не мешать распятию Назарянина. Ибо была бы воля легата... в общем, я это уже озвучивал.

После Голгофы Луций немедленно вышел в отставку, после чего... перешёл на работу к Назарянину. Не к самому Иисусу, конечно, и даже не в христианскую Церковь, а к неким таинственным Хранителям. Хранителям человеческой цивилизации, который каким-то образом были связаны с Иисусом... ну, или он с ними.

Именно от Хранителей (сильно подозреваю, что от вполне конкретной Лилит) Луций получил совершенно конкретное задание. Выбрать некую страну (для начала небольшую, памятуя оглушительные предыдущие фиаско). Обратить её властителя в христианство (любыми методами, которые дадут результат), после чего... правильно, обратить в христианство всё население оной. Если нужно – огнём и мечом. Параллельно стерев с лица Земли все языческие религии и культы как порождение Диавола-Сатаны.

Выбор Луция довольно предсказуемо пал на Армению. Согласно официальной версии, изложенной в «Житие святой Нины», всё началось с того, что, спасаясь от преследований римского императора Диоклетиана (настоящих или существовавших только в их воображении), святые Нина, Рипсимия, Гаиания и ещё 34 девушки-христианки бежали...  куда глаза глядят.

Глядели глаза на территорию Армении. Царь которой Трдат III Великий (!), в то время ещё язычник, вскоре после прибытия этой впечатляющей женской компании...получил письмо от Диоклетиана (того самого императора-гонителя).

В письме римский император информировал царя о грядущем появлении беглянок... и предлагал последнему, ни много, ни мало, отыскать Рипсимию (которяа согласно письму, была просто невероятно, сногсшибательно красива).

И – внимание – взять её в жёны (!!!). Поэтому любому здравомыслящему мужчине (не говоря уже о правителе страны) было бы совершенно очевидно, что письмо липа чистейшей воды.

Но Рипсимия была действительно настолько сногсшибательно красива, что Трдат поверил бы кому угодно и чему угодно... после того, как грамотно сработавшие слуги нашли её и привели под светлые очи царя.

Трдат предсказуемо объявил христианке, что желает иметь её своею женою, но получил дерзкий отказ; «Я обручена Небесному Жениху-Христу; как же ты, нечестивый, посмеешь прикоснуться к Христовой невесте?»

Царь был воином смелым, умелым... и невероятно жестоким (впрочем, в те годы первое и второе обычно автоматически подразумевало и третье). Кроме того, он уже успел прославиться в качестве безжалостного и целеустремлённого гонителя христиан (коих по традициям соседней Персии жгли на кострах, сажали на кол и скармливали диким зверям).

К великому сожалению для последователей Христа, метагомы Арменией не интересовались от слова совсем... поэтому жертвами христоненавистника и стали тридцать шесть из тридцати семи дев.

Которых (к счастью для последних) не сожгли на кострах, не посадили на колья и даже не скормили хищникам из царского зоопарка. Просто порубили мечами в капусту (не иначе кто-то что-то шепнул царю на ушко – причём достаточно убедительно).

А дальше произошло нечто неожиданное. Из ряда вон выходящее, я бы даже сказал. Ибо к тому времени Трдату уже стукнул полтинник... из которого лет так тридцать он рубил головы тысячами, жёг людей сотнями (вместе с деревнями), да и на кол сажал в таких масштабах, что и сам Влад Цепеш (Дракула) обзавидовался бы.

Поэтому чудовищный нервный срыв, который хватил царя сразу после порубания христианских дев, медицинского объяснения не имеет. Тем более, что срыв считался позорным, причём настолько, что в то время в народе эту болезнь называли «свиной». Поэтому некоторое время царя Трдата изображали... со свиной головой.

Излечился царь... своеобразна. Сначала сестра царя Хосровадухт (ну и имечко) неоднократно видела сон, в котором ей сообщалось, что Трдата может исцелить только заключённый в темницу Святой Григорий Просветитель.

Сначала царь сестрицу игнорировал, но лучше как-то не становилось (наоборот, его состояние только ухудшалось), а сон Хосровадухт повторялся чуть ли не каждую ночь.

Поэтому святой Григорий, который к тому времени провёл в каменной яме Хор Вирапа тринадцать лет, был в конце концов освобождён из заключения и торжественно принят в столице страны.

Если верить официальной версии событий, то он своими молитвами исцелил царя, который предсказуемо принял крещение, крестил всех своих приближённых, и объявил христианство государственной – и единственной - религией Армении.

После чего не менее предсказуемо обратил всех своих подданных в истинную веру (весьма убедительными методами), а язычество ликвидировал так, что позавидовали бы и архитекторы «окончательного решения»

В частности, были уничтожены бесчисленные статуи, храмы (разумеется, вместе со жрецами) и письменные документы, связанные с язычеством. В результате нам мало что известно из местных источников по древней истории и культуре Армении.

На самом деле, всё примерно так и было... только вот Диоклетиан никакого письма Трдату не писал, конечно. Письмо сделали (сфальсифицировали) профессионалы из подчинённых Люция Корнелия Пулла.

Была ли святая Нина кадровой сотрудницей Сети, добровольным помощником (агентом) или её использовали втёмную, неизвестно. Судя по тому, что она оказалась единственной выжившей, скорее всего, первое.

Нервный срыв царя был результатом, конечно же, не порубания дев (царя в этом грамотно убедил... да скорее всего Луций). А грамотным введением в царский организм некоего химиката из обширной коллекции аптекарей Сети.

Исцелили царя тоже не молитвы святого Григория, а... правильно, другой химикат - противоядие. Впрочем, святой был явно не в курсе происходившего, так что в силу своих молитв верил до конца жизни. 

Как Луцию (или кому-то другому) удалось завербовать сестру царя (!!), неизвестно. Впрочем, человек с таким опытом работы в римской имперской тайной полиции и не на такое способен...

Как бы то ни было, но результат был достигнут. Армения обратилась в христианство, а святая Нина (или как её там звали на самом деле) отправилась,  как говорится, продолжать в том же духе.

Обращать в христианство следующую – соседнюю – страну. Иверию, ныне известную как Грузия...


Рецензии