Вторая жена. Часть II

Вилена решила выработать в себе нижнесть. То есть, стать по-настоящему нижней женщиной. Начав с того, что ей казалось главным – в общении с верхними (да и вообще с мужчинами) смотреть исключительно в пол. В землю. Вниз. И ни в коем случае не в глаза мужчине.

Попробовала – не получается. И тогда она нашла себе жёсткого садиста и безжалостного (и очень умелого) доминатора так сказать, «в одном флаконе». И попросила его... именно о вышеупомянутом. Ну, и пороть её намного сильнее, чем её первый. Ибо ей маловато уже было.

Он, разумеется, согласился. Они договорились, что каждый раз, когда она попробует поднять глаза, он будет бить её плетью по бедру. Сильно, до крови почти, так что искры из глаз.

Для этого, разумеется, её бедра должны быть полностью оголены. Поэтому они договорились, что как только она войдёт в его прихожую (встречались они всегда у него дома), она покорно оголится ниже пояса.

Трусики снимать было не обязательно (естественно), но поскольку потом её всё равно ждала порка, то она снимала и их тоже. После чего получала пощёчину – «триггер нижнести», как он говорил.

Первое время она автоматически пыталсь заглянуть ему в глаза, ибо «зеркало души» её интересовало всегда. Но когда он второй раз рассёк её нежную кожу на бедре до крови... она поняла, что, как говорится, «себе дороже». И больше даже не пыталась. На то, чтобы её перепрограммировать «в обратную сторону», у меня ушло полгода...

Порол он её тоже намного дольше и жёстче – и гораздо более болезненными дивайсами. К тому же не только по ягодицам (плетью-однохвосткой), но и оп спине (кошкой-девятихвосткой). И потому голой. Совсем голой.

И трахал. Насиловал, по сути. Только во влагалище – как ни странно, других видов секса он почему-то не признавал.

После первой же сессии он прямо и жёстко сказал ей:

«Ты рождена нижней. Твоё предназначение – боль и подчинение. И секс. Тебя нужно регулярно пороть... и вообще истязать. И насиловать – во все дырочки насиловать. И чем чаще, тем лучше...»

Сделал многозначительную паузу и добавил:

«Ты даже не рабыней должна быть. Просто объектом. Объектом для секса, истязания и насилия. В этом твоё предназначение – вся остальная твоя жизнь лишь приложение...»

Затем усмехнулся: «Кроме того, ты ещё и шлюха по жизни...»

Как известно, разница между шлюхой и проституткой состоит в том, что шлюха – это мировоззрение, а проститутка – профессия...

«... поэтому и не думай, чтобы выйти замуж... если только твоему мужу не будет нравиться, что тебя трахают... насилуют даже... и истязают другие мужчины...»

Затем твёрдо, спокойно и уверенно пообещал:

«Я сделаю из тебя объект. Быстро, чётко и эффективно»

У неё хватило ума сбежать от него – после третьей или, максимум, четвёртой сессии. Он так её и не нашёл - вообще исчез. Я, конечно, догадываюсь, куда (ибо он и не первый, и не последний)... но никого из Конторы по таким пустякам беспокоить, естественно, не стал. Сочтут нужным – сами расскажут.

«Два в одном» был прав – я это понял очень быстро. Вилена действительно была рождена... именно для этого. Чтобы через свою боль, подчинение и секс принести в наш мир некоторые энергии.

К сожалению, чёрные энергии. Ибо, в отличие от моей нынешней «алго-литургии» и алготерапии, «с той стороны» тогда не было ни Лилит, ни Святого Пия XII, ни Святого Михаила Архангела, ни Её Величества, ни даже Призраков.

А был, скорее всего. Асмодей. Один из четырёх Князей Ада и, таки образом, ближайших сподвижников самого Сатаны. Дьявола. Люцифера. Демон-искуситель (в сексуальном смысле), демон разврата и безудержной сексуальности.

В меня Вилена вцепилась (несмотря на сумасшедшую разницу в возрасте – 26 лет) именно для этого. Бессознательно, конечно, но она была со мной (точнее, Асмодей и компания ей позволили быть со мной) ровно до тех пор, пока были ещё шансы меня использовать для создания «линзы Асмодея».

Совершенно очевидным способом – сделав меня... римейком её потерпевшего неудачу «преобразователя». Ибо на моих энергиях она сидела настолько прочно, что сбежать от меня означало сдохнуть. Или покончив с собой, или превратившись в овощ в психушке.

Поэтому если бы я поддался искушению Асмодея и всерьёз занялся бы превращением Вилены в «объект» для истязаний, унижений и изнасилований, у меня бы это получилось – причём и быстро, и эффективно. Ибо и энергетика, и мистические способности у меня несопоставимо круче, чем у «два-в-одном».

Но я искушению не поддался. Ибо прекрасно понимал, чем это всё закончится и для меня, и для Вилены. Потерей рассудка и Адом – сначала на Земле, потом в Вечности. Да и Асмодей и компания (как и вообще все обитатели Преисподней) меня не привлекали никогда.

С Господом Богом Всемогущим я не подружился, это верно (сложно подружиться с существом, которое всю твою жизнь пытается тебя загнать на Голгофу – на мучительнейшую смерть во славу Божию).

А вот с Её Величеством Пресвятой Девой Марией – очень даже. Как и со Святым Михаилом Архангелом, который, конечно, тот ещё солдафон, но дело своё знает зер гут. Со святым Пием XII (самым настоящим святым, ибо спас католическую Церковь от уничтожения большевистскими ордами) у меня отношения очень быстро стали очень и очень близкими и дружескими.

Ну, и мои небесные покровители – святой Франциск Ассизский и святая Тереза из Лизьё (Тереза Малая) тоже никуда не делись. Как и прочие святые, с кем я периодически общаюсь – святой Дон Боско, святой Франциск Сальский, святой Игнатий Лойола, святой Людовик Французский...

Не говоря уже о Призраках – обитателях Вальгаллы. Они, конечно, не святые совсем, но боятся их Силы Тьмы лишь немногим меньше, чем главнокомандующего Божьим Войском Святого Михаила Архангела... если вообще меньше. Ибо, если что, вдарят так (благо очень даже есть чем) что мало не покажется никому. Даже Князьям Ада. Тем более, Князьям Ада...

Так что сделал я ровно то, что и должен был сделать (как говорится, «погоны обязывают»). Грохнул «линзу Асмодея» (точнее, ту её составляющую, которая была внутри Вилены), исцелил её от психических заболеваний, снял суицидальный синдром... в общем, добился того, что она распрекрасно может жить и без меня. И живёт.

Она помирилась с мамой (отец её к тому времени умер – не выдержало сердце), она благополучно закончила престижный университет (специальность, правда, не ахти, но в нынешнем мире это неважно). Зарабатывает неплохо, секс и Тема у неё в разумных рамках. Писательницы, правда, пока из неё не получилось, но всё ещё впереди.

Обо мне она то ли забыла, то ли ей порекомендовали забыть (я даже очень хорошо знаю кто – эти ребята и девчата убедить могут кого угодно в чём угодно) - что меня несказанно радует.

Ибо супружеский долг свой (настоящий, а не в обывательском понимании) я исполнил целиком и полностью. Впрочем, как и человеческий. И христианский. И исполнил весьма успешно. А это единственное, что имеет значение. Всё остальное неважно совсем.


Рецензии