Мои похождения в мире БДСМ

Данный рассказ является художественным произведением - плодом авторского воображения

-----------------------------------------------

Эту главу книги мне было написать сложнее всего. Точнее, написать-то было просто – сложно было структурировать. Ибо до встречи с моей будущей второй женой я чем только в российском БДСМ-сообществе не занимался...

И тем не менее, стержень, на который всё это нанизывалось, у меня был. Ибо когда я пришёл в российскую Тему, я не так чтобы уж очень неожиданно обнаружил полное отсутствие полезной и адекватной литературы по БДСМ (насколько мне известно, и сейчас ситуация не сильно лучше).

Это в США только ноа пресловутом Амазоне под тысячу наименований книг – одна лучше другой – вываливается при поиске. А с торрентов я скачал под гигабайт полезнейшей литературы. А в России... ни-че-го. Ни доморощенного («отечественных производителей»), ни даже переводных (как ни странно).

Поэтому я и решил написать обстоятельную (используя свои навыки и опыт в области системного анализа и управления знаниями) книгу по БДСМ. Которую назвал "БДСМ: Иная любовь", ибо при павильном подходе к делу БДСМ – это именно Иная Любовь.

Иная, но всё же любовь – либо романтическая (в семейных или сексуальных отношениях), либо просто любовь к своему ближнему (в сессионных асексуальных).

Однако, к сожалению (или к счастью – я так до сих пор и не понял), проект по написанию этой книги так и не стал для меня приоритетным. Ибо и деньги надо было зарабатывать, и здоровье радикально поправлять, и Галатеи, опять же просто табунами...

Поэтому книга умерла, так и не родившись. Осталось немногое – пять или шесть (сейчас уже не помню) первых глав; пара десятков статей (и то, и другое выложены на нескольких тематических сайтах и форумах – под псевдонимом, разумеется – и «широко известны в узких кругах»)... ну и БДСМ-блог, который и тогда-то был не особо известен, а сейчас о нём не знает вообще никто.

Как хорошо известно, зачастую побочные эффекты проекта оказываются намного важнее, масштабнее, значительнее и ценнее самого проекта. Не стал исключением и мой проект.

Ибо в процессе «моих похождений в мире БДСМ» я написал несколько десятков художественных тематических рассказов общим объёмом под тысячу страниц шрифтом Georgia (мне он нравится гораздо больше, чем Times New Roman) 12-м кеглем с интервалом 8 пунктов между абзацами и межстрочным интервалом 1.1. Иными словами, где-то под 300 тысяч слов (размер литературного произведения принято измерять почему-то не в знаках, а в словах).

Рассказы я писал... правильно, для себя любимого. Ибо были они для меня формой так называемой скриботерапии – психотерапии путём написания литературных произведений.

Скриботерапии, в первую очередь, энергетической (ибо созданные мной мыслеформы и процессы были настолько мощными генераторами жизненных энергий, что в конце концов очень сильно помогли мне вылезти из глубокой депрессии).

Ну, и «перепрограммировать подсознание» помогли мне существенно – благодаря чему я в конце концов и справился со смертельной неизлечимой болезнью (см. главу Тот, кого не может быть).

Рассказы, по отзывам, получились весьма неплохие. Настолько неплохие, что меня неформально признали одним из трёх лучших сочинителей-литераторов в БДСМ-жанре в России.

Наряду с А-Викинг (талантливая девочка; опубликовала известный в российской Теме сборник рассказов «Долгий сон» - правда, пишет в совсем не моём жанре «под русскую старину»)... и кем-то ещё.

Мои тогда ещё многочисленные тематические знакомые (другие просто не поняли бы мои рассказы) почти убедили меня издать «мой ответ А-Викинг». Я даже собрал написанные к тому времени рассказы в сборник под названием «Алголагния: Любовь к боли»... но издать так и не собрался. Возможно, и к лучшему.

Собирая материал для книги и художественных рассказов, я очень много общался с российскими тематиками – и в онлайне, и в реале (на самых разнообразных вечеринках и далеко не только в «Крутом мэне»).

Где многому научился, просто наблюдая за тем как работают профессионалы российской Темы. Впрочем, частные уроки я тоже брал (по флагелляции, прищепкам, доминированию и так далее).

Хотя, как потом выяснилось, в этом не было особой необходимости – я просто знал, что делать, когда, как и как долго с любой дамочкой, которую я «обрабатывал» на тематических сессиях. Откуда знал, понятия не имею – просто знал и всё.

Кромем вечеринок в «КМ» (Крутом Мэне, то есть) мне более всего запомнилась серия вечеринок... кулинарных. Ибо хотя там имело место и тематическое общение (включая действа типа порки, прищепок, иголок и так далее), всё крутилось вокруг приготовленного совместными усилиями ужина... из пяти блюд.

Приготовленного под чутким и бдительным руководством повара-любителя, который, ИМХО, смог бы получить работу в лучших ресторанах Москвы. Если бы захотел, конечно (к великому сожалению для любителей московской «высокой кухни», ему было элементарно лень предпринимать шаги в этом направлении).

Впрочем, эти «посиделки» за ну ооочень обюильным столом (с алкоголем там тоже было всё нормально) мне запомнились ещё по одной причине. Территориальной.

Ибо происходили они в трёхкомнатной квартире на первом этаже дома... прямо напротив католического кафедрального собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии. Так что как-то разь я пришёл на одну из посиделок (они происходили примерно раз в месяц)... правильно, сразу после Святой Мессы.

Не гнушался я и сайтами (и форумами) тематических знакомств. Сиречь местами в онлайне, где ищут, как правило, партнёров (и партнёрш) для разовых тематических встреч. Типа пресловутых one-night stands… только тематических. И не всегда сексуальных, надо отметить.

Встречи такие у меня были... да, наверное, где-то раз в месяц. Ничего запоминающегося (и потому достойного включения в эту книгу). Порка разыми дивайсами, гречка... ну, или горох, на которой некоторые дамочки стояли на удивление долго, таскание за волосы (некоторым нижним женщинам это нравится очень), пощёчины (аналогично), унижения разнообразные (я однажды чуть со стула не упал, когда прочитал, что дамочка хочет, чтобы с ней делали)... ну, и конечно, секс.

Оральный, в основном (почти исключительно иррумация – по сути изнасилование в рот). Хотя одна особа меня познакомила и с сексом анальным. Причём с жёстким – будучи мазохисткой, она настаивала на том, чтобы ей было больно во время секса и чтобы она ощущала, что её насилуют.

Галатея у меня была... одна, по сути (о ней я расскажу чуть ниже). А вот психологическую помощь приходилось оказывать не раз («чинить поломанные игрушки», как говорила моя вторая жена).

В том числе, и вытаскивать наивных и глупых нижних дамочек из смертельно опасных для них тематических отношений (некоторых я вообще из Темы вывел, ибо для них это было категорически противопоказано). Двух... или трёх наоборот, в Тему привёл – даже партнёра помог найти практически идеального.

Ещё одной помог партнёра вернуть. По моему совету, она к нему приехала под благовидным предлогом, чуть ли не мгновеено разделась догола, встала на колени и попросила её максимально жёстко выпороть. Он её просьбы выполнил... и больше они не расставались Как приклеились друг к другу – к обоюдному счастью.

А двух... двух я чуть ли не в самом прямом смысле из петли вынул. Как? Да очень просто на самом деле. Очень коротким спичем:

«Я понимаю, что тебе сейчас очень больно, что тебя терзают почти непереносимые душевные муки и ты считаешь, что если примешь смертельную дозу снотворного или выберешь другой способ уйти из жизни, то провалишься в вечную тьму и пустоту и просто перестанешь существовать. И боль исчезнет.

Ты считаешь, что «там», за порогом смерти, ничего нет. И боли тоже. А если ты ошибаешься? Если Церковь всё-таки права и «там» существуют и Рай и Ад? И что самоубийцы попадают прямиком в Ад и вынуждены терпеть неизмеримо более сильные и ужасные муки, чем ты терпишь сейчас? Причём вечно. Ты готова так рисковать?»

Рисковать обе дамочки были не готовы. Поэтому от идеи свести счёты с жизнью отказались. Одна потому очень быстро умотала то ли в Чехию, то ли вообще в Германию, а другая...

Другая через год вышла замуж (как я ей и предсказывал), а ещё через год родила сына (аналогично). Сына она назвала моим именем – Артур Романович...

А Галатея... Галатея оказалась весьма успешной... едва ли не во всех смыслах. Жила она... в крупном уральском городе, скажем так. Где застряла совершенно безнадёжно.

Я к ней приехал, три дня её «темачил» - порол жёстко весьма, на колени ставил на гречку – надолго, по лицу лупил долго и сильно... ну, и так далее. С целью единственной, на самом деле – подчинить себе полностью, чтобы вытащить из того болота, которое её реально убивало.

Вытащил. Она успешно решила все свои тамошние проблемы – и профессиональные, и личные (у неё и с мамой, и с взрослой дочерью заморочки были неслабые). Переехала в Москву, перешла в католичество, вышла замуж, открыла свой бизнес... по последним данным очень и очень счастлива.


Рецензии