Камилла. Часть III

Начало здесь - http://proza.ru/2019/04/10/1548

--------------------------------------------------

«Поедем к тебе в клинику» - неожиданно попросила Камилла. «Мне интересно, как ты работаешь...»

Не самая неожиданная реакция на шоппинг-терапию.

В клинике она профессионально-оценивающим взглядом детектива осмотрела приёмную, кабинет, спальню... Затем прошла в «пыточную»...

«Однако...» - задумчиво произнесла она.

«Это называется алготерапия» - спокойно объяснил я. «Лечение болью»

«И что лечим?» - неожиданно игриво осведомилась Камилла.

Я пожал плечами: «Депрессию, стресс, алкоголизм, наркоманию, лудоманию... в смысле игроманию...»

«Я знаю, что такое лудомания» - улыбнулась майор полиции. И неожиданно спросила: «Фригидность вылечить сможешь?»

Так вот откуда ноги росли...

Она глубоко вздохнула и объяснила:

«У меня действительно жесточайшая фригидность. Гиполибидемия, Анафродизия. Я стала совершенно асексуальной. Никакого влечения не испытываю вообще. Ни к мальчикам, ни к девочкам. Нет, я трахаюсь, конечно – белой вороной быть я просто не могу – выживут из органов в момент...»

Почему-то я в этом не сомневался.

«... но удовольствия никакого. Вообще. Не говоря уже об оргазме...»

Что резко снижает возможности по снятию стресса. Со всеми вытекающими. Проблема была в том, что, как ни странно, фригидность лечить мне не приходилось ещё ни разу.

Впрочем, это был уже далеко не первый случай, когда мне пришлось решать проблему, не имея ни малейшего представления о том, как я собираюсь это делать...

«Дорогу осилит идущий» - произнёс я про себя одну их своих любимых мантр. И приступил… нет, пока ещё не к работе, конечно. А к размышлениям.

Задача, к счастью, оказалась не на три трубки. И даже не на одну. Решение пришло (как обычно, непонятно откуда, но пришло) минут через пять... максимум семь. Всё это время Камилла, разумеется, терпеливо ждала. Сидя почему-то на моём столе (видимо, привычка).

Оставалась лишь одна мааленькая проблема – как это решение озвучить... майору российской полиции. Ибо было оно несколько неконвенциальным (выражаясь современным языком). Я бы даже сказал, запредельным. То есть, выходящим за все и всяческие границы. В том числе (подозреваю), что и здравого смысла... в понимании Камиллы Искандеровны, Особенно Искандеровны.

Помогла ещё одна моя любимая мантра – «когда не знаешь, что сказать – говори правду». Вот я и сказал правду. Выбрав, как мне показалось, наиболее брутально-полицейский вариант.

«Вот как я это вижу». Как было доказано (причём неоднократно), видел я подобные ситуации несравнимо лучше любого дипломированного психолога. Ибо мистические способности несравнимо эффективнее любых знаний и навыков, полученных на любом факультете (или кафедре) психологии любого университета в любой стране мира.

По совершенно бынальной причине – чтобы видеть ситуацию, надо уметь читать человеческие ауры. Этому можно научиться... но только если с рождения имеются соответствующие экстрасенсорные способности. А те, у кого они есть, не идут учиться на психолога, ибо это им без надобности совсем.

«У тебя наглухо заблокирована сексуальность. Причём на очень высоком энергетическом уровне заблокирована – поэтому ничего и не помогает. Ни таблетки, ни травы, ни психотерапия традиционная, ни фитнес, ни даже йоги всякие с Тай-чи. И даже с цигуном...»

Камилла согласно кивнула. «Очень похоже на правду. Ибо именнно так и есть»

«Почему заблокировано – неважно. Совсем...»

«А что важно?» - удивлённо спросила майорша.

«Важно, что я могу снять эту блокировку...». Сам не сниму, позвоню Лилит. Та всё что угодно снимет и вылечит. Но только если у меня не получится...

«Надеюсь» - мрачно усмехнулась Искандеровна. «Ибо чует моё сердце – если я не смогу вернуть себе радость секса – в смысле оргазма – я либо в психушку завалюсь... либо завалю кого-нибудь. Кто под руку подвернётся...»

Я это её признание, разумеется, проигнорировал. Ибо смысл реагировать на очевидное?

Поэтому я просто продолжил:

«Но, к сожалению, методы придётся применить жёсткие и безжалостные. Жестокие даже...»

«Догадываюсь» - ещё более мрачно усмехнулась Камилла. «Было бы возможно, сама бы справилась...»

«Если очень коротко» - спокойно и размеренно продолжал я, «то методов всего четыре... точнее есть четыре категории методов, которые я буду использовать для снятия блокировки...»

«А именно?» - детективно-заинтересованно осведомилась майорша.

«Стыд, боль, стимуляция и секс» - хладнокровно и бесстрастно (по крайней мере, мне так показалось) ответил я. «Сначала в этой последовательности, потом в произвольном сочетании...»

Камилла некоторое время молчала, как говорится, переваривая услышанное. Затем кивнула:

«Похоже на правду. Начнём прямо сейчас?»

Я давно знал, что фригидность (в частности, аноргазмия) для женщины как минимум столь же мучительна, как импотенция для мужчины. Если не намного более мучительна. Поэтому предложение майорши меня не удивило нисколько.

«Одно условие» объявил я.

«Внимательно слушаю»

«Полное подчинение мне. Это, кстати, ещё и очень хорошо расслабляет. Что жизненно важно для успешного излечения...»

«У меня есть выбор?» - всё так же мрачно усмехнулась Камилла. Явно не привыкшая подчиняться никому и никогда за пределами «рабочей обстановки». Да и на работе не факт, что привыкшая...

«Нет» - честно признался я.

«Тогда ОК» - вздохнула она. «Ты можешь делать со мной всё что сочтёшь нужным. Я тебе полностью доверяю. Даю слово чести офицера тебе покорно подчиняться и выполнять любые приказы. Только убей эту чёртову фригидность...»

Я кивнул. Я уже почувствовал, что у Камиллы (хоть она и женщина, а это всё-таки мужская фишка) таки был свой собственный «кодекс чести». К которому (и к её способности соблюдать оный при любых обстоятельствах) с уважением отнеслись бы и в ваффен-СС (не говоря уже об СС-Хельферин).

«Выйди на середину комнаты»

Я решил начать лечение, как говорится, не сходя с места. То есть, в моём кабинете.

Она подчинилась.

«Спусти трусики до колен. Подними юбку до талии...»

Мила облачила Камиллу в мои любимые цвета – алую шёлковую кофточку,  чёрную юбку чуть ниже колен, чёрные чулки и туфли на низком каблуке. И, разумеется в белоснежный комплект женского белья – умеренно-кружевные лифчик и трусики.

Майорша растерянно уставилась на меня. Видно было, что для во многом таки восточной женщины этот приказ был похлеще удара молнии.

«Ты серьёзно?» - несколько даже растерянно спросила она.

Я кивнул «Абсолютно». И немедленно напомнил ей: «Ты обещала – слово дала даже –мне абсолютно подчиняться...»

Она глубоко вздохнула... после чего выполнила приказ. Аккуратно спустила трусики до колен, затем подняла юбку до талии. Полностью оголившись от пояса до колен... если, конечно, не считать роскошнейших чёрных кружевных чулок. Её ноги, правда были (предсказуемо) плотно сжаты

«Ноги шире» - приказал я. «Я хочу видеть тебя всю...»


Рецензии