Не повезло



Все люди делятся на детей и взрослых. Мне не повезло: я – ребёнок. Я должна делать только то, что говорят родители. Хочу быстрее вырасти и делать только то, что хочу. Вернее, не делать того, чего не хочу. Не хочу есть кашу и ложиться спать в девять вечера. Вот бы уснуть и проснуться взрослой, но так не бывает. Не повезло.



Все дети делятся на мальчиков и девочек. Мне не повезло: я - девочка. Поэтому, мне не пристало шлепать по лужам, сплевывать сквозь зубы, горланить хулиганские песни и гонять допоздна на велике. Я должна чинно ходить в белых гольфах, носить юбку или платье, заплетать по утрам косички, за которые мальчишки будут дергать меня на переменах. А ещё у меня начали расти сиськи, а это очень стыдно и видно на физре. Хочу чтобы сиськи не росли, а они все равно растут. Не повезло.



Половина класса учит инглиш, половина – дойч. Мне не повезло: я учу немецкий. А кому он сегодня нужен? Весь мир говорит на английском. Бабушка рассказывала, что когда-то люди хотели придумать международный язык – эсперанто. И даже придумали. Вот только он не прижился. Эти америкосы всему миру все навязывают, даже язык свой всем навязали. Противный, на мой вкус, язык: как будто горячая картошка во рту напихана. Вот так половине класса не повезло.



Все взрослые делятся на людей физического и умственного труда. Мне не повезло: я тружусь умственно. Это значит, что после школы я ещё шесть лет училась в институте, защищала диплом, потом диссертацию, рожала детей без декретных отпусков, чтобы теперь получать материальное вознаграждение за свой высококвалифицированный труд в два - три раза меньше, чем «нормальные пацаны». На встречу одноклассников бывшие двоечники приехали на джипах, один новоиспеченный инженер - на раздолбанной «четверке», а я – на метро. Не повезло.



Все трудоспособное население делится на платежеспособных заказчиков и зарабатывающих на них исполнителей. Мне не повезло: я заказчик. Не повезло не потому, что я заказчик, а потому, что исполнители - хреновые мастера и за ними все приходится переделывать. Разумеется, ещё и предварительно заплатив.  Это вдвойне глупо, рассудила я, и научилась все делать сама: шить, вязать, ремонтировать электробытовые приборы и автомобиль, делать косметический ремонт в квартире, строить дачу и делать там проводку. Всего и не перечислишь.  Не повезло, короче.



Все живые делятся на здоровых и больных. Мне не повезло: я – врач. Конечно, я люблю свою работу и своих пациентов, иначе не стала бы врачом. Но, недаром говорят, что есть три области человеческих знаний, где каждый считает себя крупным специалистом: спорт, политика и медицина. За спорт и политику рассуждать не берусь, но медицина – мой пожизненный добровольный крест, моя кармический стезя. И – боль. Бесит не то, что бабулька, пришедшая на приём, лучше меня знает, от чего и чем её лечить: с бабулькой мы, несомненно, придём к взаимопониманию. Проблема заключается в том, что, как и чем её лечить, сколько времени и государственных денег на это должно быть потрачено, решаю не я, дипломированный, сто раз сертифицированный специалист с высшей категорией, кандидатской степенью и сорокалетним стажем, а  чиновники от медицины, кропающие и спускающие вниз циркуляры, именуемые стандартами. И стандарты эти базируются отнюдь не на накопленном врачебном опыте, не на современных научных открытиях и даже не на элементарной логике. Соблюдать стандарты и оставаться врачом невозможно по совести. Не соблюдать стандарты и оставаться врачом тоже невозможно – уже по закону.  Отчего так? От глупости и не квалифицированности облачённых властью законотворцев? С грустью вспоминаю институтскую шутку: кто будет хорошо учиться, станет врачом, а кто плохо – главным врачом. Или министром здравоохранения, добавила бы я сегодня. Нет. Все намного хуже. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть тенденцию планомерного целенаправленного выдавливания медицины в платный сектор экономики. Именно, экономики. «Медицинская помощь» в нашей стране уже давно превратилась в «медицинские услуги». И это не вопрос терминологии. Всегда считала, что нам - врачам полезно иногда менять белый халат на цветной байковый и оказываться по другую сторону двери врачебного кабинета для объективности оценки своей деятельности, для натурализации, так сказать, принципа обратно связи. А оказалось, что двери-то этой нет! А есть баррикада! Причем, пациенты и медработники находятся по одну сторону этой баррикады, а государство или, по крайней мере, те его структуры, которые обязаны обеспечивать и защищать гарантированное нам Конституцией право на бесплатную медицинскую помощь, по другую. И в этой неравной борьбе мы, пока ещё живые, граждане нашей великой многострадальной страны терпим, как ни прискорбно это осознавать, поражение.
И что же мы, россияне, такого натворили в прошлой жизни, что теперь - в этой - нам так не везёт?
...


Рецензии
Воспитание детей это не хухры Зухрры а Зульфия

Алексей Смит   01.01.2020 22:04     Заявить о нарушении
С Новым Годом, Алексей! Полностью с Вами согласна про Зухрру и Зульфию. Пока из детей сделаешь людей, сам превратишься в обезьяну (японская пословица).

Лидия Анатольевна Попова   01.01.2020 22:30   Заявить о нарушении
А Зульфия согласная? А?

Алексей Смит   01.01.2020 22:31   Заявить о нарушении
А Зульфия всегда согласная. И Зухра, кстати, тоже)

Лидия Анатольевна Попова   01.01.2020 22:34   Заявить о нарушении
Ух ты! ТысЯча и одна!

Алексей Смит   01.01.2020 22:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.